Миражи рыночной индустриализации

Миражи рыночной индустриализации

№135 (30922) 5 декабря 2019 года
3 полоса
Автор: Сергей КОЖЕМЯКИН, соб. корр. «Правды». г. Бишкек.

Власти Таджикистана озаботились эффективностью экономики и провозгласили новую индустриализацию целью развития страны. Реализовывать эти задачи предлагается за счёт иностранных инвестиций, что заведомо обрекает задумку на провал, изобличая в ней банальный популизм руководителей.

В ПОЛИТИЧЕСКИЙ лексикон Таджикистана прочно вошёл новый — точнее, старый, но порядком подзабытый — термин: индустриализация. Его всё чаще можно услышать в программах местных телеканалов и прочитать на страницах газет. Новые веяния повлияли и на выступления чиновников: иногда удачно, а иногда не очень включают они тему индустриализации в свои речи.

Инициатором новшеств, как обычно, стал президент Эмомали Рахмон. Ещё в конце прошлого года, выступая с ежегодным посланием к парламенту, он назвал индустриализацию «стратегической целью номер четыре». Как напомнил глава государства, прежними целями были провозглашены достижение энергетической независимости, выход из транспортной изоляции и обеспечение продовольственной безопасности.

Понимая, видимо, что любое упоминание индустриализации вызывает неизбежные ассоциации с советской эпохой, Рахмон решил пресечь ностальгические мотивы. «Семьдесят пять лет наша страна считалась аграрной, в основном жила за счёт производства хлопка и, в меньшем объёме, фруктов и овощей, — заявил президент. — Времена и потребности меняются, и мы должны стремиться к индустриализации».

Рахмон слукавил. Именно советские годы были вершиной развития таджикской индустрии, причём последняя отличалась высоким уровнем диверсификации. Помимо лёгкой и пищевой промышленности, в республике возникли и активно развивались другие отрасли. Среди них — энергетика, добыча угля, нефти, цветных и редкоземельных металлов. В 1970-е был построен единственный в Средней Азии алюминиевый комбинат, а машиностроительные предприятия в Душанбе и других районах выпускали сельскохозяйственные машины, трансформаторы, бытовые холодильники, светотехническое оборудование и т.д.

Большинство из этих заводов либо исчезли в годы независимости, либо пришли в упадок. Даже алюминиевый комбинат, который удерживает звание флагмана таджикской промышленности, испытывает серьёзные трудности. Износ оборудования и потеря рынков сбыта привели к тому, что производство металла постоянно снижается. В прошлом году было выпущено всего 95,8 тыс. тонн алюминия, что в пять с лишним раз меньше проектной мощности.

В очередной раз тема индустриализации была поднята недавно, во время встречи Рахмона с работниками промышленности. Теперь президент решил воздержаться от критики СССР и даже признал некоторые достижения прошлого. Так, по его словам, в 1991 году на промышленных предприятиях республики работало 13 процентов экономически активного населения, или 215 тыс. человек. Сегодня эти показатели составляют, соответственно, 3,5 процента и 85 тыс. Рахмон также напомнил, что доля промышленности в ВВП сократилась с 25,4 до 17 процентов. Здесь необходимо уточнить, что президент допустил серьёзную ошибку. В структуре валового общественного продукта до развала Советского Союза вклад промышленности в республике превышал 50 процентов.

Говоря о причинах упадка, президент выделил события 1990-х годов, несоблюдение условий приватизации новыми собственниками предприятий, дефицит инвестиций и т.д. Рахмон привёл пример завода по производству холодильников «Памир», который ежегодно выпускал почти 200 тыс. единиц продукции. После приватизации предприятие пришло в полный упадок, а его оборудование было распродано.

Высказав недовольство состоянием дел, глава республики поручил правительству разработать программу ускоренной индустриализации на 2020—2030 годы. «Реализация этой важной задачи позволит в среднесрочный период превратить Таджикистан из аграрно-промышленной страны в индустриально-аграрную», — заявил Рахмон.

Подобный план был бы достоин всяческой похвалы, будь руководство страны действительно настроено на рывок в промышленном развитии. Однако в этом есть большие сомнения. Во-первых, республиканский бюджет выделяет на развитие индустрии минимум средств. В общей структуре госрасходов финансирование промышленности и строительства составляет всего 0,6 процента. Но и этот мизер осваивается не в полной мере. За первые шесть месяцев этого года названные сферы получили 74,5 млн сомони (490 млн руб.), что на 18 процентов меньше заложенного объёма.

Отсутствие господдержки приводит к тому, что ситуация в секторе остаётся тяжёлой. За первое полугодие в Таджикистане было запущено 146 новых предприятий и цехов, а приостановили свою деятельность свыше 180. При этом большая часть подобных компаний являются мелкими, с числом сотрудников, редко превышающим 10—20. Они очень непрочны и не выдерживают порывов рыночных ветров. Единственной сферой, которая получает более или менее внушительную помощь из госбюджета, является гидроэнергетика. В нынешнем году на строительство Рогунской ГЭС выделено 2,1 млрд сомони (13,8 млрд руб.), но для возведения такого крупного объекта этого всё равно недостаточно. Второй гидроагрегат был запущен не в апреле, как планировалось, а в сентябре. Когда будут установлены оставшиеся четыре турбины, не известно.

Во-вторых, в качестве источников средств для индустриализации рассматриваются, главным образом, иностранные инвестиции. В одобренной правительством программе государственных внешних заимствований ставится цель привлечь в 2020—2022 годах почти 1 млрд долларов заёмных средств. Это создаст дополнительную нагрузку на бюджет, увеличив и без того солидный внешний долг Таджикистана — 2,9 млрд долларов. Кроме того, зарубежные кредиторы явно не заинтересованы в развитии обрабатывающей промышленности. Как показывает опыт, львиная доля инвестиций идёт в сферу добычи полезных ископаемых, где сырьё в лучшем случае проходит лишь первичную обработку. Как результат, республика лишается значительной части добавленной стоимости.

В Душанбе наверняка понимают невозможность проведения реальной индустриализации на существующих рельсах. А поскольку кардинально менять курс развития страны власти не собираются, все эти затеи служат одной цели: пусканию пыли в глаза населения.

Просмотров: 1011

Другие статьи номера

Забывать не вправе
СТУДЕНТЫ одного из вузов Липецка, некоторые из них — активные участники клуба «Молодой избиратель», встали в пикет в защиту памятника Ленину. Они провели акцию у стен городской администрации. Именно муниципалитет «сочинил» техническое задание по реконструкции главной площади Липецка с обязательным условием — перенос памятника Ленину в несуществующий музей советской истории, который планируется расположить на окраине города в лесном массиве.
Очевидное — невероятное?
ПРО ХАРАКТЕР капиталиста, который ради прибыли в 300 процентов готов на любое преступление, мы знаем из работ Карла Маркса. Время бессильно изменить тот закон. Свежее тому подтверждение — история с уничтожением на Среднем Урале памяти выдающегося революционера Я.М. Свердлова, который многое сделал для утверждения власти Советов в этом крае.
Взгляд со стороны

Поделюсь некоторыми мыслями по поводу «Пробуждения»

Первая. Автора этого романа нельзя называть «молодым». Ведь 34 года — взрослый, состоявшийся мужик, которому пора уже не смысл жизни искать, а начинать спрашивать себя: «Чего ты сумел достичь?» Андрей Тимофеев достиг немалого: публикации, литературные премии, признание на уровне Союза писателей России в роли руководителя молодёжной секции. Поэтому разговор — без скидок на возраст.

Кто расскажет о настоящих коммунистах?
Опубликованный в журнале «Наш современник» (номера 3-й и 4-й за 2019 год) роман Андрея Тимофеева «Пробуждение» вызвал сложное впечатление. Слишком очевидны прямые намёки на конкретных людей и структуры из реальной жизни. За псевдонимом одного из героев романа Кургузова все увидели персонаж по фамилии Кургинян, а его организация «Суть времени» в произведении обозвана просто «Суть».
Обсуждаем «Пробуждение»

Это роман о молодых, ищущих своё место в борьбе за справедливость (начало разговора в «Правде» №98, 104, 108, 112 и 129)

Не быть равнодушными

Я с интересом прочитала роман Андрея Тимофеева «Пробуждение» — историю о жизни и духовных исканиях моих сверстников (журнал «Наш современник», номера 3-й и 4-й за 2019 г.).

Шиповник и барбарис для Минска
Более 300 тыс. кустарников и 22 тыс. деревьев были высажены в нынешнем году на территории столицы Белоруссии, а также на МКАД. Об этом сообщила корреспонденту БЕЛТА начальник отдела по благоустройству УП «Минскзеленстрой» Анжелика Пузанкова.
Растут молодые кадры
В Витебске прошёл городской молодёжный форум с подведением итогов конкурса на лучшую организацию работы с новым поколением на предприятиях города, проинформировали корреспондента БЕЛТА в отделе идеологической работы и по делам молодёжи горисполкома. Всего в форуме приняло участие около 100 человек.
Сколько стоит банка воздуха?
Консервированный воздух, распыляющие воду беспилотники и «чай против смога» — власти по всей Азии прибегают к радикальным средствам борьбы с загрязнением воздуха, в то время как частные компании зарабатывают на этом деньги, сообщает британская газета «Дейли мейл» со ссылкой на агентство Франс Пресс.
Европу наводнили интеллигенты из Африки
ИЗ АФРИКИ в Европу бегут самые образованные, сообщает агентство «Рейтер», ссылаясь на выводы экспертов ООН. Исследователи опросили почти две тысячи мигрантов из 39 государств, которые направили свои стопы в Старый Свет, спасаясь не от военных конфликтов, а в поисках лучшей доли. Как выяснилось, 58% нелегалов на родине работали или учились как минимум на три года дольше, нежели их соотечественники. Их зарплата также была выше, причём более чем в два раза, но этого всё равно не хватало на жизнь.
Пульс планеты
ВАЛЛЕТТА. Приехавшая на Мальту делегация Европарламента призвала нынешнего главу кабмина страны Джозефа Муската немедленно покинуть свой пост. Перед парламентом в столице островного государства продолжаются протесты активистов, недовольных намерением премьера уйти в отставку лишь после Нового года. Как полагают манифестанты, Мускат — один из тех, кто замешан в ликвидации два года назад журналистки Дафне Каруаны Галиции, расследовавшей коррупционные связи мальтийского политического истеблишмента. На днях сын убитой обозревательницы газеты «Таймс оф Мальта» Эндрю Каруан Галиция вместе с братьями и отцом подал иск в суд на Муската.
Все статьи номера