Вроде бы частный вопрос

Вроде бы частный вопрос

№126 (31186) 18 ноября 2021 года
4 полоса
Автор: Евгения ЛИФАНТЬЕВА, соб. корр. «Правды». Алтайский край.

Считается, что сейчас влияние КПРФ гораздо сильнее в городах, чем на селе. Депутат Алтайского краевого Законодательного собрания Вячеслав Лаптев опровергает это утверждение. Он избран по одномандатному округу №16, в который входят три сельских района — Калманский, Топчихинский и Троицкий. И будучи депутатом Совета Топчихинского района, и теперь, став депутатом Законодательного собрания, Вячеслав Лаптев защищал и защищает интересы мелких сельхозпроизводителей, которые нашим государством игнорируются, несмотря на все публичные разговоры о «поддержке малого бизнеса».

Конкретный пример: ситуация, которая сложилась сегодня в Алтайском крае в таком достаточно специфическом вопросе, как забой скота, выращенного на крестьянских подворьях.

Предыстория такая. В апреле 2020-го перестали действовать советские, в редакции 1971 года, правила забоя скота для продажи с личных подворий. Причём, по имеющейся информации, глав муниципальных образований уже тогда предупредили о грядущем запрете подворного забоя. Требование осуществлять забой только на специализированных площадках определяет и регламент Таможенного союза «О безопасности пищевой продукции». Он был утверждён с десяток лет назад, но в каждом регионе его реализация начиналась в разное время и почти везде с большими скандалами. В Алтайском крае «дотянули до последнего».

3 марта 2021 года было принято решение межведомственной чрезвычайной противоэпизоотической комиссии Алтайского края, которое запрещало выдачу с 1 октября сопроводительных санитарных документов на мясо, «полученное вне боенских предприятий, с целью его реализации на продовольственные рынки, предприятия общественного питания, торговли, мясоперерабатывающие предприятия и т.д.». Примечательно, что текст этого решения появился только на сайтах районных администраций, да и то не всех. Такое ощущение, что от людей «прятали» нормативный акт, критически важный для значительного числа жителей края. Видимо, дабы «не волновать население» до выборов.

Алтайские коммунисты ещё летом начали выяснять, что же теперь будет и что делать владельцам личных подсобных хозяйств. По данным статистики, в крае в личных хозяйствах выращивается до 40% скота, но бойни есть далеко не в каждом районе, а там, где есть, не всегда работают с «индивидуалами». Вот что рассказывает о ситуации Вячеслав Лаптев:

— Для большинства сельчан откорм скота на продажу — единственная возможность получить «живые деньги». Работы в деревнях нет. Но бойни доступны тоже далеко не везде. Например, у нас в Топчихинском районе убойный пункт есть — современный, хорошо оборудованный, имеет высокую (четвёртую) степень санитарной защиты, которая предполагает невозможность взаимодействия со скотом из КФХ. Работает только со скотом из ООО «Агросистема» — крупного свиноводческого комплекса, в котором используются методики интенсивного откорма свиней. Мелкие производители ему не интересны. Я спрашивал его (владельца бойни. — Е.Л.), чем объяснить такую практику? Он говорит: «У тебя — сто свиней, у «Системы» — тысячи. Возьму у тебя — не смогу работать с «Системой». Так что сам понимаешь…»

Для подготовки к новому регламенту работы у муниципальных властей края было целое лето, но в районах не сделали практически ничего.

— Мы, коммунисты, обращались в районные администрации. В ответ услышали: организация боен — не их компетенция. Да и средств на организацию муниципальных забойных пунктов в бюджетах нет, — продолжает Вячеслав Лаптев. — А чья, интересно, компетенция?

После выборов, в том числе и усилиями депутатов-коммунистов, вопрос наконец-то оказался в поле зрения и властей, и общественности. Когда с 1 октября крестьянам перестали выдавать санитарные документы, в соцсетях прокатился вал негатива. Подключились и краевые СМИ.

— Сейчас торговля мясом «уйдёт в тень», — комментирует ситуацию Вячеслав Лаптев. — Я уверен: как только люди осознают, что получить клеймо на выращенное на личном подворье мясо невозможно, начнётся «подпольная» торговля. Рынки уже лишаются товара, официальные закупщики и перевозчики — работы. Мясо пойдёт к потребителю напрямую, без всяких ветеринарных экспертиз. Будет, как в 1990-е, когда в каждом дворе стояла машина с мясом, происхождение которого вообще неизвестно. К тому же сейчас развиты социальные сети, возникнет продажа через группы в «Ватсап», в «Одноклассниках». Конечно, чиновники будут что-то пытаться делать, организуют какие-нибудь показательные рейды. Но это только накалит обстановку. Все объявления не отследит никто, а людей ситуация только разозлит.

Вал негатива после 1 октября стал таким, что краевые власти были вынуждены отложить запрет на выдачу документов на мясо, полученное при забое на личных подворьях, до 10 ноября. Однако исправить положение за месяц достаточно сложно. Разве что перебить весь скот, «уронив» цену в живом весе до критического минимума. Ситуация всё равно остаётся в «подвешенном» состоянии, а следующей весной любой крестьянин десять раз подумает, прежде чем брать молодняк на откорм. Значит, доля ЛПХ в производстве мяса резко снизится, а цены для потребителя повысятся.

Что в данном случае может сделать депутат регионального парламента?

С точки зрения Вячеслава Лаптева, надо добиваться организации в каждом районе, в каждом крупном селе забойного пункта. Собственно, этим сейчас «крестьянские» депутаты на районном и краевом уровнях и занимаются. Причём нормативы, применяемые к таким забойным пунктам, должны быть достаточно щадящими. В СМИ появлялась информация, что стоимость строительства современной «площадки» достигает 30 миллионов рублей. Однако можно делать попроще и подешевле, и это не будет нарушением законодательства. В каждом отдельном случае могут быть разные варианты решений, но действовать нужно. И срочно.

Депутаты-коммунисты сейчас не упускают эту тему из внимания. При наличии желания муниципальные администрации вполне могли бы организовать забойные пункты на принципах партнёрства с частным бизнесом. От района или поселения использовать бывшие колхозно-совхозные производственные помещения, то есть стройку вести не с нуля. Таких в собственности муниципалитетов достаточно много. От предпринимателя — средства на оборудование.

Вячеслав Лаптев считает, что, несмотря на все разговоры о поддержке малого бизнеса, администрации любых уровней ориентируются в основном на интересы крупных производителей. А тем выгодно, чтобы сельчане вообще перестали держать скот, ушли с рынка, сами стали покупателями продукции агрохолдингов. Потому-то за нынешнее лето никто из депутатов от «Единой России», якобы представлявших интересы жителей сельских районов, не озаботился проблемой.

Сейчас вопрос о районных забойных пунктах — один из первых, который Вячеслав Лаптев «пробивает» на уровне Законодательного собрания и министерства сельского хозяйства Алтайского края. Он так определяет ближайшие действия депутатов-коммунистов:

— Надо заставить муниципальных глав работать в направлении организации пунктов забоя. Решение необходимо разработать и подкрепить бюджетом, который будет приниматься на следующей сессии. Для этого нужно будет предложить от комитета по аграрной политике свои поправки в бюджет.

Коммунисты же не могут не оправдать доверие народа, потому что поддержка людей — это единственное, на чём держится партия. А она завоёвывается только небезразличием в таких, казалось бы, частных вопросах, как порядок забоя скота с личных подворий.

Просмотров: 433

Другие статьи номера

«Несентиментальная природа бизнеса»

В соответствии с «планом Путина» открылись неограниченные возможности для ограбления страны и народа

Когда слушаешь представителей власти — от президента В.В. Путина до бывшего губернатора Белгородской области Е.С. Савченко, то вырисовывается картина сельского хозяйства, процветающего под их правлением — динамично развивающегося, с благоденствующим населением. Однако, когда разговариваешь с людьми, кровно связанными с крестьянским трудом, впечатление складывается совершенно иное.

Новостями земля полнится

Куда кривая вывезет

Членов садоводческих некоммерческих товариществ недавно огорошили новостью: оказывается, им запрещено держать кур и других сельскохозяйственных животных на собственном клочке земли. Это положение подтвердил в одном из своих решений Верховный суд России.

Кирпич плавился, люди держались
Героическая оборона Брестской крепости — одна из ярких страниц Великой Отечественной войны, память о которой хранят экспонаты Музея обороны легендарной цитадели, открытого в восстановленной части оборонительной казармы 65 лет назад. Музей по праву является сердцем мемориального комплекса «Брестская крепость-герой».
В Ханое появилось метро
Первая в Социалистической Республике Вьетнам надземная линия метро начала действовать 13 ноября после торжественной церемонии открытия в столице страны. Как сообщили в городском управлении транспорта, власти Ханоя предоставили всем пассажирам право бесплатного проезда в течение первых 15 дней после ввода линии в эксплуатацию.
ПУЛЬС ПЛАНЕТЫ
КАПАН. Армения и Азербайджан объявили о прекращении боевых действий на границе после телефонных переговоров с представителями России. Ранее ситуация в Сюникском районе (южная часть Армении) резко обострилась, дело дошло до вооружённых столкновений и жертв.
Мосты тоже стареют
Госконтроль Латвии завершил ревизию в одиннадцати самоуправлениях страны и пришёл к неутешительному выводу: мосты по всей стране зачастую не получают должного ухода. Как заявил член правления Госконтроля Эдгар Корчагин, каждый четвёртый мост из обследованных требует серьёзного и, главное, срочного ремонта.
Палецкис должен быть в политике
Над оппозиционным политиком, экс-председателем Социалистического народного фронта Альгирдасом Палецкисом власти Литвы продолжают вершить политическую расправу. В конце июля окружной суд города Шяуляя признал его виновным в «шпионаже на Россию» и приговорил к шести годам лишения свободы.
Австрия: контроль в беспрецедентных масштабах
С 15 ноября на территории Австрии введён полный локдаун для всех лиц, непривитых от коронавируса и не переболевших им. Таким образом Альпийская республика стала первой европейской страной, решившейся на столь радикальную меру в борьбе с пандемией.
Выпивка — часть культуры?
«По всей Европе молодёжь веселится так, как будто никакой пандемии нет, — особенно датчане. Этот народ почти демонстративно защищает свою культуру распития алкогольных напитков», — пишет швейцарская газета «Тагес-Анцайгер».
Эта власть не способна сострадать
Лавинообразное развитие продовольственной инфляции, раскочегарившейся до рекордных за шесть лет значений, заставляет всё большее число российских потребителей переходить в режим затягивания поясов. Уже две трети россиян экономят на продуктах.
Все статьи номера