«Несентиментальная природа бизнеса»

«Несентиментальная природа бизнеса»

№126 (31186) 18 ноября 2021 года
4 полоса
Автор: Виктор ВАСИЛЕНКО. Белгород.

В соответствии с «планом Путина» открылись неограниченные возможности для ограбления страны и народа

Когда слушаешь представителей власти — от президента В.В. Путина до бывшего губернатора Белгородской области Е.С. Савченко, то вырисовывается картина сельского хозяйства, процветающего под их правлением — динамично развивающегося, с благоденствующим населением. Однако, когда разговариваешь с людьми, кровно связанными с крестьянским трудом, впечатление складывается совершенно иное.

Сельские жители всё больше сетуют на бесконечную череду своих проблем и, как правило, бед, создаваемых самой властью. «У меня крепнет ощущение, что власть сознательно стремится уничтожить мир русского села, который веками был самой надёжной опорой Российской державы», — услышал я от Сергея Ильича Серых, ныне сельского пенсионера, который прошёл путь от тракториста до председателя колхоза.

В чём же дело, откуда столь разительное несовпадение оценок? Может быть, власть имущие просто, политкорректно говоря, по-своему «интерпретируют» действительность? Да, отчасти. В подтверждение можно, к примеру, вспомнить специфически знаменитое высказывание президента: «Вот говорили о заделах советского времени, но не было в заделах у нас производства мяса крупного рогатого скота. Ну не было… Я говорю правду, правду!». К этому он прибавил, что ныне власть целеустремлённо работает в этом направлении: «Сейчас мы занимаемся селекцией, занимаемся ввозом этого поголовья из-за границы — это кропотливая, большая и требующая длительного цикла работа. И вы знаете, что это 8—10 лет». С тех пор миновало девять лет, однако по производству мяса крупного рогатого скота путинская Россия и близко не подошла к уровню обличаемого президентом советского времени.

Но, думается, дело не столько в весьма вольной «интерпретации» реального положения власть имущими, сколько в принципиально различных критериях благополучия в сельском хозяйстве. Для сельских тружеников — это уровень и качество их жизни, помощь государства в решении проблем села. Для правителей в последние годы главным критерием успешности стал экспорт продукции.

И здесь успехи достигнуты воистину головокружительные. Мечтающие о «возрождении традиций» дореволюционной России могут гордиться. В статье «Голод в России», написанной в 1990-е годы группой учёных во главе с академиком Н.Г. Дмитриевым, упоминается, что в царское время из России вывозили до 10 миллионов тонн пшеницы. В путинской России этот рубеж был превзойдён ещё в начале десятых годов.

Экспортируют не только пшеницу. Гонят за границу мясо, рыбу, животные и растительные жиры, ряд других видов продукции сельского хозяйства. В первый год правления Путина из России ушло товаров группы «продовольственные товары и сельскохозяйственное сырьё» на 1,6 миллиарда долларов, в 2020-м — на 29,6 миллиарда, что стало абсолютным рекордом экспорта продовольствия. Но, весьма вероятно, в этом году он будет превзойдён. Как свидетельствует Росстат, в январе — июле этот показатель превысил прошлогодний за аналогичный период на 18%!

Головокружение от этих успехов явно сказывается на их воспевателях, не даёт им возможности увидеть того, что вместе с традицией экспорта продовольствия правители России «возродили» и весь комплекс связанных с ним сопутствующих явлений, о которых писали специалисты в царские времена: недостаточное питание значительной части населения, рост цен на продовольствие, ужасающие демографические показатели в сёлах.

В царское время на Россию периодически обрушивался голод. В ХХ веке он поражал страну дважды и имел очень тяжёлые последствия. «В зиму 1900—1901 годов, — говорилось в докладе царю, — голодало 12 губерний с общим народонаселением до 42 миллионов человек. От того смертность — 2 миллиона 813 тысяч православных душ». В 1911 году число голодавших было несколько меньшим, но тоже впечатляющим: около 30 миллионов.

В современной России такого, к счастью, не было. Но с проблемой доступности продовольствия сталкивается огромное число россиян.

Есть такой показатель, принятый четверть века назад Всемирным продовольственным саммитом: Индекс продовольственной безопасности, он показывает, насколько «ВСЕ (выделено мной. — В.В.) люди той или иной страны в каждый момент времени имеют физический, социальный и экономический доступ к достаточной в количественном отношении питательной пище, отвечающей их потребностям и необходимой для ведения активной и здоровой жизни». По данным последнего предковидного, 2019 года, Россия в рейтинге по Индексу продовольственной безопасности была поставлена на 42-е место между Коста-Рикой и Колумбией. Из европейских государств ниже России оказались только Словакия, Болгария, Азербайджан, Сербия и Украина.

И главная проблема не в нехватке продовольствия, а именно в его доступности. Эксперт ООН, нобелевский лауреат по экономике А. Сен в работе «Политэкономия голода» констатировал: «Возможность человека получить продовольствие зависит от отношений в обществе… Голод может быть вызван не отсутствием продовольствия, а отсутствием дохода и покупательной способности, поскольку в рыночной экономике лишь доход даёт право на получение продовольствия… Вывоз продовольствия из поражённых голодом районов — «естественная» характеристика рынка, который признаёт экономические права, а не нужды».

Из сказанного учёным ясно, что эта проблема характерна сугубо для капиталистического общества, в котором сельхозпроизводство ориентировано на извлечение прибыли, а не на то, чтобы накормить страну, как в социалистическом обществе. В современной России, где правители возродили капитализм в его самой уродливой форме, она стоит особенно остро. В значительной степени проблему доступности питания для очень многих людей создают цены на него.

Сказываются ли на росте цен на продовольствие «успехи» в его экспорте? Полагаю, что да. Обратимся к примеру той самой пшеницы, экспорт которой составляет предмет особой гордости власть имущих. При Путине — с 2000 по 2020 год — валовой сбор пшеницы, по данным Росстата, возрос в 2,5 раза, экспорт пшеницы и меслина — в 62,3 раза, а розничная цена на хлеб из муки высшего сорта — в 7 раз.

А вот самый свежий пример. Лидеры по росту цен в первые восемь месяцев этого года: мясо — 11,2%, рыба и морепродукты — 6,8%, крупа и бобовые — 6%, масло подсолнечное — 5,7%, макаронные изделия — 5,5%. А лидеры по экспорту в первое полугодие — злаки, рыба, ракообразные и моллюски, жиры и масла животные или растительные, мясо и субпродукты. Вряд ли это случайное совпадение.

Нет, это проявление главной тенденции капиталистической экономики.

Апологеты «свободного рынка» внушали нам, что это такой замечательный механизм, который сам по себе отрегулирует цены на основе соотношения спроса и предложения. Однако эта теория в какой-то мере объясняет, скажем, прошлогодний взлёт цен на сахар и подсолнечное масло: их производство в 2020 году заметно сократилось. Но ведь цены растут и на те виды продовольствия, производство которых тоже растёт. Так, в прошлом году, по данным издания Росстата «Россия в цифрах. 2021», валовой сбор зерновых вырос на 9,8%, а цена производителей увеличилась на 21,2%. Производство свинины выросло на 10,9%, а цена производителей увеличилась на 9,2% и т.д. Этот рост сказался и на потребительских ценах. Перечень подобных примеров можно продолжать и продолжать. Наши карманы выворачивает алчность капиталистов.

В капиталистическом обществе на практике главенствует закон, чётко сформулированный в конце 1980-х годов философом-антикоммунистом Карлом Поппером: «Если они (бизнесмены. — В.В.) смогут, они непременно постараются вас ограбить. Такова несентиментальная природа бизнеса».

Он действует в любой капиталистической стране. Но в ведущих странах мира капитала государство со времён президента США Рузвельта пытается (далеко не всегда последовательно и успешно, но всё же) как-то сдерживать грабительскую природу бизнеса. В России же положение совсем иное.

Президент Путин, уверовав в теорию свободного рынка, ещё в первый год своего правления поставил цель: уйти государству из экономики: «Ключевая роль государства в экономике — это, без всяких сомнений, защита экономической свободы». И в отличие от многих других «планов Путина» этот последовательно воплощается в жизнь.

В результате бизнесмены получили фактически полную свободу для ограбления страны и народа. Вот пример: в Белгородской области при росте производства сельскохозяйственной продукции на 5% за год доходы хозяев сельхозпредприятий выросли более чем вдвое. Да и в России в целом превышение роста сальдированного финансового результата (прибыль минус убытки) сельхозпредприятий над ростом производства стало привычным делом. Так, в январе — июле 2021 года индекс роста производства сельхозпродукции составил 100,4%, а финансовый результат за эти месяцы по отношению к аналогичному периоду прошлого года составил 167,1%.

Государство у нас настолько далеко ушло из экономики, что потеряло какой-либо контроль над ней. Многие помнят, что в декабре 2020 года наш Верховный главнокомандующий Владимир Путин, выразив обеспокоенность ростом цен на базовые продукты питания, приказал своим министрам объявить войну ценам на продовольствие. Поначалу она проходила с переменным успехом, хотя всё же с некоторым перевесом на стороне цен. А 21 июля ТАСС распространил заявление Путина: «Вопрос с подорожанием базовых продуктов в настоящее время стоит «особо остро». Тем самым Верховный признал поражение в войне с ценами.

Российская власть не только не в состоянии обуздать алчность олигархов, но и упорно не желает принимать системные меры по обеспечению достойной жизни тех, кто брошен в сферу борьбы за физическое существование.

Не единожды представители фракции КПРФ в Госдуме предлагали такие меры, но правительство и «единороссовское» большинство их категорически отвергали. Вот и в этом году мерам, которые могли бы реально повысить социальную защищённость тех, кто в ней нуждается, Путин предпочёл раздачу подачек, приносящую власти политическую выгоду. Но они фактически только ухудшили положение «облагодетельствованных». Специалисты, в том числе и далёкие от левой оппозиции, предупреждали: раздача денег в нынешних наших условиях неминуемо вызовет новый рост цен. И проев пожалованные им суммы, люди окажутся с прежними доходами, но с новыми ценами.

Так оно и получилось. В последний месяц перед выборами тема роста цен в прорежимных СМИ не звучала. Но как только выборы прошли, грянуло:

— «Россиян предупредили о резком росте цен на макароны»;

— «Цены на гречку в магазинах впервые за 10 лет превысили 100 рублей за килограмм»;

— «В росте цен на продукты питания власти увидели признаки перегрева»…

А чего стоит новая методика расчёта прожиточного минимума: не на квартал, а сразу на целый год, и не по стоимости минимальной потребительской корзины, а на основе медианного дохода. Власти она позволяет успешнее «бороться с бедностью», но для тех, кто вынужден существовать у этой черты, она обернулась ухудшением их положения.

Ещё летом на сайте минтруда было размещено сообщение, что уже определён прожиточный минимум (ПМ) на 2022 год. Он составит 11950 рублей. Это лишь на 2,5% больше, нежели он был в 2021 году. Но ведь, как свидетельствует Росстат, только за первое полугодие 2021 года цены на продовольствие выросли на 5,5%, а, по прогнозам, годовой рост достигнет 7%. То есть такое повышение ПМ — это не что иное, как очередное ограбление бедных.

Не секрет, что социальное положение жителей села заметно хуже, нежели горожан, и все эти проблемы бьют по ним больнее. А потому «возрождение традиций» царской России налицо и в демографии. Точнее, современная Россия их, как и в экспорте продовольствия, намного превзошла.

В дореволюционные годы, за исключением времени сильного голода, русское село при показателе смертности намного худшем, нежели в развитых государствах, всё же имело естественный прирост населения. А нынешнее русское село при «африканском» показателе смертности, в отличие от большинства стран Африки, хронически имеет отрицательный показатель естественного прироста населения. И это — одна из причин неуклонно идущего в годы правления Путина сокращения сельского населения. К концу 2020 года оно уменьшилось по сравнению с 2000 годом почти на 6%.

Просмотров: 498

Другие статьи номера

Вроде бы частный вопрос
Считается, что сейчас влияние КПРФ гораздо сильнее в городах, чем на селе. Депутат Алтайского краевого Законодательного собрания Вячеслав Лаптев опровергает это утверждение. Он избран по одномандатному округу №16, в который входят три сельских района — Калманский, Топчихинский и Троицкий. И будучи депутатом Совета Топчихинского района, и теперь, став депутатом Законодательного собрания, Вячеслав Лаптев защищал и защищает интересы мелких сельхозпроизводителей, которые нашим государством игнорируются, несмотря на все публичные разговоры о «поддержке малого бизнеса».
Новостями земля полнится

Куда кривая вывезет

Членов садоводческих некоммерческих товариществ недавно огорошили новостью: оказывается, им запрещено держать кур и других сельскохозяйственных животных на собственном клочке земли. Это положение подтвердил в одном из своих решений Верховный суд России.

Кирпич плавился, люди держались
Героическая оборона Брестской крепости — одна из ярких страниц Великой Отечественной войны, память о которой хранят экспонаты Музея обороны легендарной цитадели, открытого в восстановленной части оборонительной казармы 65 лет назад. Музей по праву является сердцем мемориального комплекса «Брестская крепость-герой».
В Ханое появилось метро
Первая в Социалистической Республике Вьетнам надземная линия метро начала действовать 13 ноября после торжественной церемонии открытия в столице страны. Как сообщили в городском управлении транспорта, власти Ханоя предоставили всем пассажирам право бесплатного проезда в течение первых 15 дней после ввода линии в эксплуатацию.
ПУЛЬС ПЛАНЕТЫ
КАПАН. Армения и Азербайджан объявили о прекращении боевых действий на границе после телефонных переговоров с представителями России. Ранее ситуация в Сюникском районе (южная часть Армении) резко обострилась, дело дошло до вооружённых столкновений и жертв.
Мосты тоже стареют
Госконтроль Латвии завершил ревизию в одиннадцати самоуправлениях страны и пришёл к неутешительному выводу: мосты по всей стране зачастую не получают должного ухода. Как заявил член правления Госконтроля Эдгар Корчагин, каждый четвёртый мост из обследованных требует серьёзного и, главное, срочного ремонта.
Палецкис должен быть в политике
Над оппозиционным политиком, экс-председателем Социалистического народного фронта Альгирдасом Палецкисом власти Литвы продолжают вершить политическую расправу. В конце июля окружной суд города Шяуляя признал его виновным в «шпионаже на Россию» и приговорил к шести годам лишения свободы.
Австрия: контроль в беспрецедентных масштабах
С 15 ноября на территории Австрии введён полный локдаун для всех лиц, непривитых от коронавируса и не переболевших им. Таким образом Альпийская республика стала первой европейской страной, решившейся на столь радикальную меру в борьбе с пандемией.
Выпивка — часть культуры?
«По всей Европе молодёжь веселится так, как будто никакой пандемии нет, — особенно датчане. Этот народ почти демонстративно защищает свою культуру распития алкогольных напитков», — пишет швейцарская газета «Тагес-Анцайгер».
Эта власть не способна сострадать
Лавинообразное развитие продовольственной инфляции, раскочегарившейся до рекордных за шесть лет значений, заставляет всё большее число российских потребителей переходить в режим затягивания поясов. Уже две трети россиян экономят на продуктах.
Все статьи номера