Невыученные уроки Нюрнберга

Невыученные уроки Нюрнберга

№108 (31168) 1—4 октября 2021 года
4 полоса
Автор: Правда.

75 лет назад, 1 октября 1946 года, Международный военный трибунал вынес в Нюрнберге приговор фашистским главарям третьего рейха.

Общероссийская общественная организация «Российские учёные социалистической ориентации» (РУСО) провела в Москве посвящённый тем событиям «круглый стол», за которым собрались учёные, специалисты и общественные деятели, чтобы проанализировать этот важнейший исторический урок, показать его значимость для нынешнего дня.

Публикуем в сокращении некоторые выступления, прозвучавшие на этом заседании.

Справедливое возмездие

Олег ГУДЫМО,

член президиума ЦС РУСО

Всё дальше в прошлое уходят трагические события Второй мировой и Великой отечественной войн. Парадоксально, но это сопровождается нарастающей активизацией попыток дезинформаторов исказить исторические реалии того времени.

Касается это и первого в истории Международного военного трибунала (МВТ), проходившего с 20 ноября 1945-го по 1 октября 1946 года во Дворце юстиции г. Нюрнберга. Характеризуя особенности Нюрнбергского процесса, главный обвинитель от СССР — Генеральный прокурор УССР Р. А. Руденко подчеркнул, что «это первый случай, когда перед судом предстали преступники, завладевшие целым государством и сделавшие само государство орудием своих чудовищных преступлений». Аналогичный процесс по осуществлению правосудия над военными преступниками Второй мировой войны — Международный военный трибунал для Дальнего Востока (Токийской процесс) — проходил с 3 мая 1946-го по 12 ноября 1948 года и в столице Японии.

Никогда ранее не привлекали к судебной ответственности тех, кто непосредственно был виновен в подготовке, развязывании и участии в войнах, в провоцировании вооружённых конфликтов, в военных и других тяжких уголовных преступлениях, уничтожении пленных и геноциде мирных жителей. Нюрнбергский и Токийский международные трибуналы имеют колоссальное значение для истории. Сам факт их проведения стал источником и базисом для отдельных правовых норм, используемых в международном праве. Показательно, что сами уставы обоих трибуналов, а также приговоры, которые были ими вынесены, в дальнейшем были утверждены ООН.

Впервые идея проведения международного судебного процесса над нацистскими преступниками нашла отражение в опубликованном ещё 14 октября 1941 года Заявлении, где говорилось: «Советское правительство считает необходимым безотлагательное предание суду специального международного трибунала и наказание по всей строгости уголовного закона любого из главарей фашистской Германии, оказавшихся уже в процессе войны в руках властей государств, борющихся против гитлеровской Германии».

Требование о создании Международного военного трибунала содержалось и в Заявлении Советского правительства от 14 октября 1942 года «Об ответственности гитлеровских захватчиков и их пособников за злодеяния, совершаемые ими в оккупированных странах Европы». Вопрос о наказании после войны Гитлера и его приспешников обсуждался странами антигитлеровской коалиции с 1942 года. 1 ноября 1943 года в протокол Московской конференции министров иностранных дел СССР, США и Великобритании также была включена «Декларация об ответственности гитлеровцев за совершённые зверства», опубликованная в газете «Правда» за подписями Рузвельта, Сталина и Черчилля.

Однако точки зрения лидеров стран — союзников по Антигитлеровской коалиции на форму привлечения к ответственности и осуществления наказания за совершённые злодеяния главарей третьего рейха не во всём совпадали. Так, во время Крымской конференции (4—11 февраля 1945 года) руководителей трёх союзных держав премьер-министр Великобритании У. Черчилль считал, «что лучше всего было бы расстрелять главных преступников, как только они будут пойманы» и что, по его мнению, «суд над главными преступниками должен быть политическим, а не юридическим актом». Президент США Ф.Д. Рузвельт также заявлял, что «процедура не должна быть максимально юридической». Однако руководитель Советского Союза И.В. Сталин вновь подтвердил свою принципиальную точку зрения, что «перед расстрелом главные преступники должны быть судимы!».

Упрощённый подход лидеров двух союзных держав, настаивавших на внесудебной расправе с главарями третьего рейха, был отвергнут. Восторжествовала точка зрения советского лидера, которая и легла в основу окончательного Соглашения о создании Международного военного трибунала и его устава, разработанных полномочными представителями союзников в ходе Лондонской конференции, проходившей с 26 июня по 8 августа 1945 года. Принципы деятельности этого органа были утверждены Генеральной Ассамблеей ООН как общепризнанные в борьбе с преступлениями против человечества. 29 августа 1945 года был опубликован список главных военных преступников — 24 нацистских политиков, военных и идеологов фашизма. В списке не было Гитлера, Гиммлера и Геббельса в связи с установлением фактов их смерти.

Процесс в Нюрнберге проходил в напряжённой обстановке. Сказывалось послевоенное обострение отношений бывших союзников с СССР. После речи Черчилля в американском Фултоне, давшей старт «холодной войне», у подсудимых появилась надежда, что грядущая война между бывшими союзниками по антигитлеровской коалиции поможет им уйти от возмездия. Не получилось.

В ещё более сложной обстановке проходил Международный военный трибунал для Дальнего Востока (Токийский процесс). Он длился более двух лет, вынес смертные приговоры 7 самым крупным военным преступникам, другим — различные сроки тюремного заключения, 16 из которых были пожизненными. На ход Токийского трибунала в ещё большей степени, чем на процесс в Нюрнберге, влияли набиравшая обороты «холодная война» и циничная практика использования немецких и японских военных преступников в подготовке США к войне с СССР. Неоднократные просьбы и ноты советской стороны выдать для суда японских военных преступников — разработчиков бактериологического оружия в военных целях — постоянно игнорировались американским оккупационным командованием.

В результате Токийским трибуналом были осуждены преступления японской военщины против мира, но проигнорированы преступления против человечества. Тем самым была создана возможность не только избежать ответственности и скрыться целому ряду разработчиков бактериологического оружия, но и продолжить их преступную деятельность в интересах США.

В связи с этим Советский Союз 25—30 декабря 1949 года в Хабаровске самостоятельно провёл уголовный процесс по разоблачению японских военных преступников, непосредственно участвовавших в разработке, испытании и применении бактериологического оружия. Так что выявленные советской военной контрразведкой Смерш после разгрома Квантунской армии сотрудники военно-бактериологического комплекса (отряд №731) не ушли от справедливого возмездия, в отличие от укрытых американцами преступников.

Но вернёмся к Нюрнбергскому трибуналу. Как уже было указано, требование о создании Международного военного трибунала содержалось в Заявлении Советского правительства от 14 октября 1942 года «Об ответственности гитлеровских захватчиков и их пособников за злодеяния, совершаемые ими в оккупированных странах Европы». То есть ставился вопрос о наказании после войны и пособников злодеяний гитлеровских захватчиков. А это значит, что к ответственности должны быть привлечены не только немцы — руководители третьего рейха, но и их союзники, принявшие участие в нападении на Советский Союз. А именно: Румыния, Финляндия, Италия, Венгрия и Словакия. Отмечу, что самые большие группировки войск союзников фашисты задействовали на южном направлении (360100 румынских) и на северном направлении (340600 финских). На других участках использовались итальянские, венгерские и словацкие контингенты. То есть 42 дивизии, почти миллион личного состава, 7000 артиллерийских орудий, 400 танков и около 1000 самолётов. Во многом это предопределило потери РККА в начальный период отражения агрессии. Но речь не о ходе сражений, а о виновности и ответственности оккупантов за совершённые злодеяния в годы войны, в том числе в отношении гражданского населения. То, что творили румынские садисты на землях Новороссии, в Приднестровье, Одессе, Крыму и под Сталинградом, удивляло даже гитлеровцев. Как и румынам, Гитлер обещал отдать венграм часть захваченной советской территории, которую его союзники стремились полностью очистить от славян, на которых и обрушились невиданные репрессии. Их расстреливали, вешали, пытали, сжигали живьём, угоняли в рабство. Показательно, что свидетельства безжалостных расправ с мирными жителями захваченных городов и сел настолько возмутили советских солдат, что венгров в ходе боёв перестали брать в плен. Не отставали от венгров с румынами и финны, а также головорезы 22 «национальных дивизий СС», представлявшие практически все страны Европы и добровольно вступившие в части СС, чтобы сражаться с русскими. Показательно, что датчан, норвежцев и даже французов было пленено на Восточном фронте больше, чем участвовало в Сопротивлении нацистам на их родине.

Возникает вопрос: понесли ли заслуженное наказание все руководители государств, участвовавших во Второй мировой войне на стороне третье-го рейха? Не все. Судьба ли-дера итальянских фашистов Бенито Муссолини известна. Он был пойман при попытке бегства в Швейцарию и расстрелян итальянскими партизанами (как и предлагал поступать, то есть без суда и следствия, У. Черчилль). Не оказалось в списках военных преступников и финского главнокомандующего Маннергейма. Также избежал судебного преследования венгерский диктатор адмирал Хорти (зачлось его нежелание быть соучастником Гитлера «по окончательному решению еврейского вопроса»). Однако сменивший его в конце войны и безжалостно истреблявший венгерских евреев лидер нацистов Ференц Салаши был задержан в Австрии, передан венгерским властям, приговорён военным трибуналом к смертной казни и в марте 1946 года повешен.

Специфична роль Румынии. 20 августа 1944 года началась Ясско-Кишинёвская наступательная операция по разгрому группировки немецких и румынских войск. Уже 23 августа Красная Армия настолько стремительно приближалась к Бухаресту, что в сложившейся обстановке король Михай I был вынужден, заручившись доведённой до него поддержкой советского командования и оппозиционных сил, в том числе и Румынской компартии, решиться на арест маршала Антонеску.

Первого сентября арестованные были доставлены в Москву для расследования их преступной деятельности. В апреле 1946 года материалы уголовных дел и арестованных СССР передал специально созданному Бухарестскому Народному трибуналу, который проходил с 6 по 18 мая 1946 года. В Обвинительном акте были зафиксированы чудовищные факты развязанного румынами жесточайшего террора, создания 35 концентрационных лагерей смерти, изощрённых пыток в застенках «Сигуранцы», безжалостных расправ с тысячами заложников, военнопленных, коммунистов, славян и евреев.

После взрыва 22 октября 1941 года штаба румынских войск в оккупированной Одессе были расстреляны 25 тысяч заложников — жителей города. За годы оккупации румыны уничтожили более 300 тысяч евреев и цыган. Это был целенаправленный геноцид местного, в том числе славянского, населения Приднестровья, Одессы, Крыма и Новороссии с целью создания очищенной от «инородцев» территории «Великой Румынии». За совершённые преступления 17 мая 1946 года Бухарестским Народным трибуналом Иону Антонеску и 12 подсудимым были вынесены и приведены в исполнение смертные приговоры.

Трибунал также установил, что преступления диктатуры Антонеску были направлены и против народа Румынии. Доказана виновность режима в трагическом для страны развитии событий 1941—1944 годов. Потери её армии за годы войны составили 624 тысячи солдат и офицеров. Безусловно, переход и участие Румынии в боях на стороне антигитлеровской коалиции в некоторой степени ослабили военный потенциал Германии, что позволило сохранить жизнь десятков тысяч воинов РККА. Именно в этом свете оправдано решение И.В. Сталина о награждении короля Румынии Михая I, единственного из зарубежных государственных деятелей, высшим советским военным орденом «Победа».

Нюрнбергский трибунал — первый в истории международный судебный процесс, признавший агрессию тягчайшим уголовным деянием. Им принято решение о признании преступными действий руководящего состава НСДАП, имперского правительства, верховного командования и генерального штаба вермахта, СА, СС, СД и гестапо. Осуждены государственные преступники, виновные в подготовке и ведении агрессивных войн. Справедливая кара постигла организаторов и исполнителей преступных планов истребления миллионов людей и покорения целых народов.

Не дать зверю вылезти

Василий ПОПОВИЧ,

член президиума ЦС РУСО

С приходом в 1933 году к власти в Германии нацистов чинимые ими злодеяния стали в этой стране нормой поведения. Вся система фашистских учреждений, организаций и концлагерей была направлена против жизненных интересов народов не арийской крови. Гитлеровцы окутали Германию и Европу концентрационными лагерями, где мучили, убивали, сжигали людей, совершали над ними чудовищные опыты и эксперименты.

История знает немало примеров жестокости, бесчеловечности, кровавых преступлений, но никогда ранее не совершались такие зверства, какие творили фашисты и их единомышленники. Палачи замучили, расстреляли, задушили в газовых камерах свыше 12 млн мужчин, женщин, стариков, детей, истребляли военнопленных красноармейцев, советских офицеров, комиссаров, коммунистов, комсомольцев, партизан и подпольщиков.

Фашисты творили просто чудовищные злодеяния. Так, в июле 1941 года бывшую усадьбу в деревне Красный Берег, что на Гомельщине, нацисты превратили в немецкий военный госпиталь. В хозяйственных постройках неподалёку от лазарета появился детский концлагерь. Дети попадали туда после облав, регулярно проводимых немцами в Красном Береге и окрест него. Ранним утром фашисты брали деревню в кольцо, выгоняли из домов людей и насильно отбирали детей. Узниками становились дети не только из Гомельской, но и Могилёвской, Минской областей, а также из Украины, Прибалтики и России.

Особенный интерес представляли ребятишки возрастом 8—14 лет, что не случайно: это период, когда организм активно развивается, происходит его гормональная перестройка и кровь имеет наиболее целительные свойства. В доноры попадали преимущественно девочки, так как они чаще были обладательницами первой группы крови с положительным резус-фактором, потому что она универсальна для использования в медицинских целях.

Ежедневно определённое число ребят приводили в помещение госпиталя, где у них выкачивали кровь частично или полностью. В этом концлагере разрабатывался и опробовался на детях новый варварский метод обескровливания. Ребёнку вводили антикоагулянты и подвешивали его за подмышки, сильно сжимая грудь для усиления оттока крови, которая из глубоких надрезов на стопах попадала в заранее приготовленные ёмкости. Применялись также удаление кожи со ступней и даже их полная ампутация. Выжить после такой операции не удавалось практически никому. Детские трупы утилизировались в костре. Только в лагере Красный Берег погибли мучительной смертью 1990 детей.

На территории оккупированных стран Европы и самой Германии функционировало: концентрационных лагерей — 55; филиалов концентрационных лагерей — 1082; трудовых лагерей — 7205; переселенческих и транзитных лагерей — 371; тюрем — 2071, гетто — 506; лагерей для военнопленных — 2663; лагерей военно-строительных организаций — 80. В 14033 лагерях принуждённо содержали и подавляли 20 млн человек из 30 стран мира. 12 млн не дожили до освобождения, среди них — 2 млн детей. Погибли: в Освенциме и его 39 филиалах более 4 млн чел.; в Штуттгофе — 2,5 млн чел.; в Майданеке — 1,5 млн чел.; в Треблинке — 810 тыс. чел.; в Маутхаузене — 122 тыс. чел.; в Заксенхаузене — 100 тыс. чел.; в Саласпилсе — 100 тыс. чел.; в Равенсбрюке — 93 тыс. чел.; во Флоссенбюрге — 80 тыс. чел.; в Дахау — 70 тыс. чел.; в Бухенвальде — 56 тыс. чел. и т.д.

По решению Нюрнбергского трибунала главные фашистские палачи понесли наказание по заслугам. Большинство из них приговорено к смертной казни через повешение.

Приговор фашистским главарям был оглашён 30 сентября и 1 октября 1946 года. Трибунал приговорил: Геринга, Риббентропа, Кейтеля, Кальтенбруннера, Розенберга, Франка, Фрика, Штрейхера, Заукеля, Йодля, Зейсс-Инкварта, а также Бормана (заочно) к смертной казни через повешение, Гесса, Функа и Редера — к пожизненному заключению, Шираха и Шпеера — к 20, Нейрата — к 15 и Дёница — к 10 годам тюремного заключения. Фриче, Папен и Шахт были оправданы. Приговор привели в исполнение 16 октября 1946 года. Нужно сделать всё возможное, чтобы не повторилась трагедия, которую пережили народы в годы Второй мировой войны.

К вопросу о судебном преследовании военных преступников

Иван НИКИТЧУК,

председатель ЦС РУСО

Вооружённый конфликт веками являлся стандартным способом разрешения споров между государствами, вернее, споров между элитами государств, преследующих свои интересы и цели. Многие века в отношении побеждённых действовал принцип, согласно которому победители могли как угодно обращаться с побеждёнными.

Некую юридическую основу правил войны заложил в XVII веке голландский юрист Гуго Гроций. В своей книге «О праве войны и мира» он собрал и изу-чил различные законы и обычаи войны, став одним из первых, кто сформулировал систему принципов, направленную на регулирование вооружённых конфликтов. Как и большинство его современников, Гроций в 1625 году основывался преимущественно на опыте Тридцатилетней войны, на тот момент являвшейся самым разрушительным конфликтом в истории Европы. Со второй половины XIX века теоретические воззрения Гроция стали иметь и практические последствия: в частности, основание Красного Креста сделало возможным как уход за ранеными, так и обеспечение базовых прав военнопленных.

Гаагские конвенции 1899 и 1907 годов, подписанные большинством стран мира, установили правила войны на суше и на море: они ограничили типы оружия, которое могли использовать воюющие стороны, и отрегулировали права нейтральных сторон. Серия Женевских конвенций, заключённая с 1864 по 1929 год, также внесла свой вклад в юридическое закрепление принципов войны.

К 1914 году международное сообщество в основном определилось с правилами ведения войны и с военными преступлениями. Но принятые решения нельзя было назвать полноценными законами, поскольку не существовало согласованных санкций, которые должны были применяться к тем, кто нарушил сформулированные правила. Не существовало и международных судов, в которых подобные преступления можно было рассматривать. Кроме того, санкции за военные преступления распространялись исключительно на отдельных солдат и офицеров, то есть на низшие чины, которые признавались виновными в особо заметных «злодеяниях». Лидеры, высшее руководство, даже если они потворствовали или поощряли подобные действия, как правило, оставались безнаказанными.

Правовые отношения между руководителями и исполнителями оставались ключевым вопросом международного уголовного права. Неадекватность механизма международного права, действовавшего в XIX веке, была продемонстрирована событиями Первой мировой войны. Широкая общественность стран Антанты стала активно требовать наказания тех высокопоставленных лиц, которые были ответственны за разработку военных планов и издание преступных приказов. Под влиянием этих требований возникла идея суда над кайзером.

Первоначально эта идея получила некоторую политическую поддержку: лидеры Антанты формально вписали пункт о вине Германской империи в начале войны в текст Версальского мирного договора и обвинили Вильгельма II в «высшем преступлении против международной морали и святости договоров». Однако постепенно от идеи международного разбирательства над германскими руководителями отказались.

Компромиссным решением проблемы ответственности за военные преступления стало создание судов в самой Германии при участии международных наблюдателей. В конце 1922 года в Имперском суде начались Лейпцигские процессы, ставшие «первопроходцами» в международном уголовном праве. Эти процессы потерпели неудачу: ни обвиняемые, ни свидетели в большинстве своём не явились на суд. Из списка в 901 фамилию, включавшего в себя ведущих германских генералов, 888 человек были оправданы, остальные получили небольшие тюремные сроки.

Опыт Первой мировой войны сложно было отнести к успешным опытам применения международного уголовного права, но он всё же привёл к новым взглядам на саму проблему борьбы с военными преступниками. Идея о том, что руководители должны быть наказаны за политику, которая привела к преступным действиям, стала частью послевоенной дискуссии. Юристы разделили проблему на две части: 1) преступления против военнослужащих противоположной стороны и 2) преступления против гражданского населения. Также прозвучали и призывы рассматривать саму войну как преступление. Всё больше склонялись к концепции международного суда в противовес правосудию со стороны победителей.

Вторая мировая война дала толчок для новой юридической дискуссии, сделав снова актуальными вопросы о военных преступлениях. И каждая страна, в том числе, конечно, и СССР, в период между 1939 и 1945 годами официально требовала наказания для тех, кто совершил военные преступления.

Весной 1942 года под руководством прокурора Андрея Вышинского была создана специальная комиссия, целью которой была международно-правовая оценка перспектив взыскания репараций за нанесённый СССР ущерб. В ноябре того же года под руководством Николая Шверника и Вышинского была создана советская Чрезвычайная государственная комиссия по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков. К 1944 году в республиках и областях СССР были созданы 19 местных комиссий.

В 1943 году прошёл Краснодарский процесс над пособниками немецких оккупантов, а в ходе Харьковского процесса власти СССР осудили и казнили трёх немецких офицеров. Процессы получили широкое освещение как в советской, так и в иностранной прессе. В тот же период, 19 октября 1942 года, в газете «Правда» вышла статья с жёсткой критикой британского правительства, которое не подвергло судебному преследованию заместителя фюрера Рудольфа Гесса, находившегося к тому моменту в руках британских властей более года.

С постепенным осознанием властями стран антигитлеровской коалиции скорого окончания боевых действий проблема наказания преступников становилась всё более актуальной, становился понятен и масштаб проблемы. Заметно сильнее, чем в годы Первой мировой войны, стало и убеждение, что лидеры страны-противника сформировали преступный режим, что военные преступления являлись частью преднамеренной политики и что нацистские руководители являются теми, кто нёс наибольшую ответственность и заслуживал наиболее сурового наказания.

Утвердилась уверенность, что национал-социалисты спланировали войну и осуществили свой замысел вопреки существовавшим договорам и гарантиям. Начавшееся в конце войны освобождение концентрационных лагерей привело к пониманию размера будущей проблемы ответственности за «политическую систему убийств». Зверства, совершённые в Польше, Югославии, Норвегии, Голландии, Бельгии и особенно в СССР, превосходили всё, что было известно в самые мрачные и самые зверские эпохи человечества.

В январе 1942 года представители девяти оккупированных стран Европы — Бельгии, Чехословакии, Греции, Люксембурга, Нидерландов, Норвегии, Польши, Югославии и Франции — провели в Лондоне конференцию, где рассмотрели вопросы наказания за военные преступления. 13 января была опубликована совместная декларация. Привлечение к ответственности не только тех, кто непосредственно совершал преступления, но и тех, кто их организовывал, стало частью этой декларации.

Первый проект международного органа, нацеленного на фактическое расследование военных преступлений, был представлен американским министром Гарри Гопкинсом в июне 1942 года. 20 октября 1943 года в Лондоне из представителей 17 государств была создана «Комиссия ООН по военным преступлениям», начавшая сбор и сопоставление информации о военных преступлениях и их участниках.

Значительным шагом в прояснении ключевых вопросов наказания военных преступников стала Московская конференция министров иностранных дел, состоявшаяся в конце октября 1943 года, после которой министры иностранных дел Великобритании, СССР и США выпустили совместную декларацию, осуждавшую «зверства нацистов» в оккупированной Европе и гласившую, что «германские офицеры и солдаты и члены нацистской партии… будут отосланы в страны, в которых были совершены их отвратительные преступления, для того чтобы они могли быть судимы и наказаны в соответствии с законами этих освобождённых стран».

Лиц, «преступления которых не связаны с определённым географическим местом», предполагалось предать международному суду. Таким образом, министры иностранных дел создали две группы военных преступников и предложили две формы обращения с ними: 1) национальные действия для «локализованных» преступлений и 2) международные действия против тех, чьи приказы исполнялись сразу в нескольких странах. Декларация, кстати, включала и Катынский расстрел.

Высадка союзников во Франции перевела проблему военных преступлений из теоретической в практическую. США, Великобритания и СССР встали перед необходимостью выработки согласованной политики в отношении главных военных преступников.

К маю 1945 года резко усилилось давление общественности с требованием суда над фашистскими военными преступниками, особенно после посещения представителями прессы лагерей Бухенвальд и Дахау. Широкая и устойчивая огласка, не имевшая, по мнению дипломатов, аналогов в истории, привела как посетителей, так и политиков к мысли, что «у нацистов был генеральный план… основанный на политике расчётливой и организованной жестокости».

Политическое решение о создании МВТ было принято на Ялтинской конференции в феврале 1945 года. Идея продемонстрировать с помощью судебного разбирательства верховенство права позволяла союзникам представить свою этику как превосходившую национал-социалистическую.

Конференция четырёх держав в Лондоне после долгих и сложных дискуссий создала устав МВТ таким образом, чтобы он гарантированно защищал каждую из стран-победительниц. Согласно уставу, юрисдикции МВТ подлежали преступления против мира, военные преступления и преступления против человечности, совершённые исключительно бывшими руководителями третьего рейха. Финальный список обвиняемых лиц был опубликован 29 августа 1945 года. В список вошли: Геринг, Риббентроп, Гесс, Кальтенбруннер, Розенберг, Франк, Борман, Фрик, Лей, Заукель, Шпеер, Функ, Шахт, Папен, Крупп, Нейрат, Ширах, Зейсс-Инкварт, Штрайхер (Штрейхер), Кейтель, Йодль, Редер, Дёниц и Фриче.

После создания МВТ четыре страны-победительницы сформировали свои прокурорские группы, нацеленные на формулирование обвинительного заключения. Член Верховного суда США Роберт Джексон стал ответственным за обвинение со стороны США. Генеральный прокурор Великобритании Хартли Шоукросс стал формальным главой британской группы, хотя фактическое руководство оказалось в руках Дэвида Максвелла Файфа. Советская сторона назначила на пост главного обвинителя от СССР Романа Руденко. Французским коллегой Руденко стал бывший министр юстиции во Временном правительстве Франции в Алжире Франсуа де Ментон; с января 1946 года французскую группу возглавлял юрист и политик Шампетье де Риб, поскольку Ментон занял пост депутата в Консультативной временной ассамблее в Париже.

После этого состоялся сам Нюрнбергский процесс.

Просмотров: 1292

Другие статьи номера

«Юманите» принимает друзей
В парке Курнёв, что в пригороде Парижа, многочисленные посетители развеяли все сомнения в том, состоится ли праздник газеты «Юманите», наполненный, как всегда, встречами, политическими дебатами, проявлениями солидарности в самом широком смысле.
Сокращение отменено
Думаю, ни для кого не секрет, что все разговоры власть имущих о важности и героизме врачей можно воспринимать как не более чем лицемерие. Ведь несмотря на «тёплые» слова, врачи в нашей стране, как и учителя, не так «важны», как олигархи, — им можно задерживать зарплаты, создавать невыносимые условия труда и сокращать.
«Глубинное бурение» Сергея Крутилина
Среди мастеров слова, умевших почувствовать, осмыслить и донести до читателя неприукрашенную, предельно правдивую, но и живописную, наполненную яркой цветовой гаммой поэзию жизни, рождавшуюся из духовной сложности самых что ни на есть простых советских людей, был и Сергей Крутилин, чей столетний юбилей со дня рождения приходится на первые октябрьские дни нынешнего года.
Перемены — эволюционным путём
Президент Белоруссии А. Лукашенко обсудил с членами конституционной комиссии изменения в Основной Закон, который в обновлённом виде будет вынесен на референдум в начале следующего года.
Угольная трагедия
В недрах шахты «Южнодонбасская №1», расположенной в подконтрольном Украине г. Угледар Донецкой области, на днях вспыхнул пожар. Огонь потушили сами горняки, успев надышаться токсичными продуктами горения. Семеро шахтёров были госпитализированы, жертв нет.
Маленькая, но победа
Врут буржуазные пропагандисты: не исчез бесследно, есть ещё пролетариат на Украине даже при нынешнем буржуазном режиме. И наглядным тому примером служат недавние события в городе, называвшемся Днепродзержинском, а ныне носящем сельское название Каменское. Здесь действует одно из крупнейших металлургических предприятий со 132-летней историей — Днепровский металлургический комбинат (ДМК). В июле текущего года ДМК был поглощён горно-металлургическим холдингом «Метинвест» Рената Ахметова.
В далёкий край учитель уезжает
Китайская Народная Республика направила 21036 учителей для работы в начальных и средних школах, расположенных в отдалённых районах страны, в новом учебном году, сообщило министерство образования.
ПУЛЬС ПЛАНЕТЫ
ПАРИЖ. Бывший президент Франции Николя Саркози признан виновным в нелегальном финансировании своей предвыборной кампании в 2012 году. Обвинение требует для него наказания в виде года тюремного заключения. Весной в рамках судебных слушаний по так называемому делу Бигмалион прокуратура представила доказательства превышения расходов на избирательную кампанию Саркози на 20 млн евро, что почти вдвое больше разрешённой суммы.
Таксисты идут в продавцы
Всё чаще те, кто хочет воспользоваться такси в столице Латвии, жалуются на долгое ожидание заказанного авто либо на дороговизну такси-услуг или даже на то, что эти машины, столь необходимые в ряде случаев, чуть ли не исчезают с улиц Риги, сообщает интернет-портал rus.jauns.lv.
Паутина агрессивных пактов
Попытки сдержать рост Китая вышли на новую ступень. США инициировали создание полноценных военно-политических блоков. Гонка вооружений и стравливание народов повышают вероятность международного конфликта.
Все статьи номера