«Да здравствуют наша артель и мировая революция!»

«Да здравствуют наша артель и мировая революция!»

№10 (30942) 31 января — 3 февраля 2020 года
7 полоса
Автор: Руслан СЕМЯШКИН, член Крымского рескома КПРФ.

В грузинской советской литературе Константин Лордкипанидзе был заметным явлением, и уже хотя бы потому, что творил в ней на протяжении шести десятков лет начиная с середины 1920-х годов. Поэт, прозаик, сценарист, беспартийный большевик, участник Великой Отечественной войны, общественный деятель, видный организатор литературного процесса в Грузинской ССР, Герой Социалистического Труда, кавалер двух орденов Ленина, трёх орденов Трудового Красного Знамени, двух орденов Красной Звезды, которых он был удостоен на фронте вместе с медалью «За оборону Кавказа», а также ордена «Знак Почёта», лауреат Государственной премии Грузинской ССР им. Шота Руставели — Константин Александрович Лордкипанидзе благодаря своим талантливым прозаическим произведениям, и прежде всего роману «Заря Колхиды», был хорошо знаком русскоязычному читателю Страны Советов. Думается, что стопятнадцатилетняя годовщина со дня рождения писателя, приходящаяся на январь вступившего в свою орбиту 2020 года, поможет сегодняшнему читателю вспомнить это славное имя.

«ГОД РОЖДЕНИЯ — 1905-й, окончил Кутаисскую классическую гимназию, первое стихотворение написал в 1924 году, оно было посвящено безвременно погибшему вожаку грузинского комсомола Борису Дзнеладзе, а в январе 1942 года добровольцем ушёл в действующую армию и попал прямо в Керчь». Так скупо писал Константин Александрович в автобиографической повести «Мой первый комсомолец».

Литературным творчеством он стал заниматься рано. Писал лирические стихи, находился, хотя и недолго, под влиянием грузинских символистов, состоял в одном из новомодных литературных объединений. Но время диктовало другие лозунги и призывы, и не откликнуться на них молодой литератор не мог. Осознание того, что он принадлежит к числу пролетарских писателей, пришло к нему тогда, когда он всё более погружался в работу над прозаическими произведениями, а в поэзии обращался к большим эпическим образам, как, например, в поэме «Стенька Разин». С начала же 1930-х годов поэзию оставляет окончательно.

В эти же годы Лордкипанидзе начинает активно сотрудничать с редакциями журналов, заявляет о себе и как очеркист. Большой успех имел целый ряд очерков, и в особенности очерк «Новые крестьяне», рассказывавший о быте Ширакской сельскохозяйственной коммуны, бывшей пионером на территории Советской Грузии.

Становлению новой жизни в Грузии, новшествам на селе, ломке старого уклада, рождению коллективного самосознания и психологии, социалистическому строительству посвящает он свои рассказы и первые романы, среди которых наиболее выделялись «Долой кукурузную республику» (1931) и «Водоворот» (1938). На их основе, значительно переработав канву повествования, отшлифовав и придав ему новизну звучания, а также усилив конфликтные линии, сопровождающие главных героев, в послевоенные годы писатель создаёт, пожалуй, самое известное и лучшее своё произведение — роман «Заря Колхиды».

Эту книгу критики отмечали за идейную цельность, предельную реалистичность, наличие связующих прошлое и настоящее нитей и в то же время простоту, доступность восприятия. В русском авторизованном переводе Э. Ананиашвили он действительно читается увлекательно и легко. Но это вовсе не значит, что роман следует отнести к развлекательной прозе. Нет, перед нами серьёзное произведение, раскрывающее драматичные перипетии зарождения колхозного движения в грузинском селе середины 1920-х годов. И столкновение старого и нового миров в романе носит предельно острый характер.

Лордкипанидзе, живший в то судьбоносное время, не покривил душой: в показанном им селе Земоцихе, в котором развивается сюжет романа, и сельских бедняков в лице Марты Гордадзе, и батраков, таких как главный герой сирота Меки Вашакидзе, и партийного сельского вожака Тарасия Хазарадзе, и комсомольского секретаря Бачуа Вардосанидзе, и кулаков Барнабу Саганелидзе и Эремо Пиртахия, и их подпевалу, беднейшего крестьянина и пьяницу Даху Турабелидзе он рисует не просто достоверно, а вкладывая в уста каждого из них ту правду, свидетелем и участником которой был сам, изучая первые шаги коллективизации на родной земле. Потому-то и герои эти воспринимаются как на духу, им веришь.

Причём не только тем, кто олицетворяет, принимая их всей душой, новые советские порядки, которые, кстати, в романе далеки от прямолинейной идеализации. Не сомневаешься в правдоподобности, осознавая и, естественно, не одобряя всю их негативную, порочную, наполненную злобой, поражённую болезнью жадности и стяжательства, замешенную на неискоренимом мещанстве сущность кулаков Саганелидзе и Пиртахия. Они в романе не сведены до карикатурных персонажей, а представлены как настоящие хищники, готовые идти на любые преступления ради сохранения своих неправедно нажитых богатств и влияния на испытывающих материальные трудности односельчан.

Встречаем мы в романе и более опасного врага Советской власти — Димитрия Геловани, меньшевика, сумевшего втереться в доверие и получить ответственную должность в Народном комиссариате земледелия республики. Под видом лояльного советскому строю служащего он ведёт тайную подпольную деятельность, направленную на подрыв государственных устоев. И на этом откровенно бандитском и саботажном поприще он не одинок. В его арсенале есть и уголовники, и оружие. И то, что в романе от его собственных и тех, которые он скрытно направлял, рук никто не гибнет, можно отнести к нежеланию писателя усугублять основной конфликт произведения.

Лордкипанидзе не захотел губить своих любимых героев Меки Вашакидзе и Тарасия Хазарадзе, проведя их тем не менее по пути, близкому с вынужденным расставанием с жизнью. В романе бандиты с ними разделаться не смогли. Но ведь в реальной жизни всё заканчивалось далеко не так радужно, и в истории нашего государства мы знаем огромное количество противоположных примеров. Правда, о них сегодня официальные власти и обслуживающие их историки, публицисты и журналисты предпочитают умалчивать, а если уж и пишут, то обязательно переворачивая всё с ног на голову: жертвами у них выступают «безвинно пострадавшие» кулаки, «натерпевшиеся» от Советской власти.

УДАЛОСЬ ПИСАТЕЛЮ показать и истинно народный дух своей нации. Он самобытен, уникален, неповторим, в нём присутствуют и горечь, и печаль, и радость, и искромётный юмор. Герои романа ведут простые, но и одновременно глубокие диалоги. Происходит на страницах книги и гражданское становление главного героя — забитый жизнью, познавший много горя и бед, безграмотный батрак Меки Вашакидзе при помощи комсомольской организации и секретаря партийной ячейки Хазарадзе обучается грамоте, покидает своих вчерашних угнетателей, вступает в артель, направляется на курсы трактористов и в результате приводит в родное село первый трактор. Меки буквально растёт на наших глазах. Меняются его взгляды на жизнь: из безземельного крестьянина, пытавшегося мечтать и копить скудные средства на маленький клочок земли, он превращается в полноправного хозяина общей артельной земли.

Интересен в романе и эпизод создания самой артели, первой на западногрузинской земле. В ходе обсуждения рождается и её имя: «— Ты молодец. Заря — это очень хорошо. Только давайте соединим эту Зарю с той землёй, на которой мы живём и трудимся. Помните легенду о царевне Медее? Уже тогда эта часть Грузии называлась Колхидой… И мы назовём нашу артель «Заря Колхиды».

Далее же писатель, практически в хронологическом порядке, повествует о первом совместном документе, принятом при создании артели: «Тарасий стоя вписал название артели в договор и прочёл его весь с самого начала:

Пункт первый. Мы, нижеподписавшиеся, учреждаем артель под названием «Заря Колхиды» и приносим клятву: если кто-нибудь из нас окажется изменником, объявить ему бойкот.

Пункт второй. Позор тому, кто будет знаться с таким изменником!

Пункт третий. Если в артели объявится лодырь, на первый раз сделать ему предупреждение, на второй — прописать его в газете, на третий — исключить из артели.

Пункт четвёртый. Поручить товарищу Тарасию Хазарадзе привести трактор. Назначить его же председателем артели.

Пункт пятый. Да здравствуют наша артель и мировая революция!

Договор составлен 16 ноября 1926 года».

Конечно, с позиций настоящего дня такой договор воспринимается не просто архаичным, но и откровенно наивным, но для того времени это был значительный рывок к новой жизни, полной неизведанного и высоких стремлений.

«Заря Колхиды» — роман с динамично развивающимся сюжетом. Есть в нём и острые конфликтные сцены, показывающие действительное лицо тех, для кого Советская власть была как кость в горле. При сём они были уже бессильны изменить ход активно развивавшихся процессов: хозяйство росло, развивалось, преодолевая повседневные трудности, становилось крепче. В конце романа Лордкипанидзе констатирует, что «весной 1929 года в артели «Заря Колхиды» насчитывалось уже восемьдесят пять семейств». Так, за два с половиной года артель выросла более чем в пятнадцать раз.

Торжество советского общественно-политического строя становилось реальностью. И что самое главное — росли и люди, они приобретали знания, тянулись к новшествам, укреплялись их сознательность и идейность. Все эти процессы описаны в романе красочно и выразительно. Да и в принципе «Заря Колхиды» — это то произведение, которое, что называется, на все времена. Многие проблемы, поднятые на щит автором семь десятилетий назад, и в наше крайне тревожное время присутствуют и не потеряли своей актуальности. Сложность лишь в том, что знаком роман немногим — интерес к советским национальным литературам в российском обществе невелик. Увы…

И В ДОВОЕННОЕ ВРЕМЯ, и после войны Константин Александрович плодотворно трудился на литературном поприще. В 1938 году он пишет свои имевшие успех «Белорусские рассказы» о событиях Гражданской войны. Участник Великой Отечественной, корреспондент дивизионной газеты «Вперёд, за Родину!», он напишет откровенные рассказы и зарисовки о впечатлениях тех лет, большинство из которых были связаны с боями на крымской земле, полюбившейся писателю. Теме героизма советских людей на войне он посвятит ряд своих повестей и рассказов. Современности рубежа 50—70-х годов XX века писатель адресует роман «Волшебный камень», серию новелл и рассказов. Многие из этих произведений будут переведены на русский язык и некоторые другие языки народов СССР.

Художественным переводом занимался и сам Лордкипанидзе. На родной грузинский язык он переводил таких крупнейших литераторов, как А. Мицкевич, Т. Шевченко, И. Франко, Х. Абовян, В. Маяковский. Работал мастер и как сценарист. По написанным им сценариям были сняты художественные фильмы, в том числе и на военную тему, наиболее известным из которых был советско-чехословацкий фильм 1960 года «Прерванная песня».

Во второй половине 1970-х годов Константин Лордкипанидзе восполнил чувствительный пробел в грузинской советской литературе и создал остропроблемное, правдивое, наполненное и радостью, и тревогами одновременно произведение о современности, герои которого — трудовой народ и организатор масс, партийный работник.

Принадлежность книги «Что случилось в Абаше» к документальной прозе позволила писателю назвать главного героя его настоящим именем и использовать факты из реальной действительности, с которой он совсем в недавнем времени сталкивался. В целом же К. Лордкипанидзе, знакомя читателя с первым секретарём Абашского райкома партии Гурамом Мгеладзе, оставался верен своему многолетнему писательскому поиску, направленному на отображение проблемных жизненных ситуаций, на сам образ жизни современников, на взаимоотношения и конфликты между людьми.

С ВНУШИТЕЛЬНОЙ проблематикой районного масштаба сталкиваемся мы и в этом произведении. Новый первый секретарь райкома партии решительно берётся за дело, сознавая острую необходимость «прежде всего сблизиться с людьми, восстановить тот сломанный мост, без которого оставшиеся по ту и по эту стороны партийное руководство и колхозное крестьянство не вытянули бы общую лямку».

Прозаику мастерски удалось вникнуть в сложный процесс восстановления «сломанного моста», процесс, в котором так широко раскрываются талант и устремления Гурама Мгеладзе. Каждый шаг партийного вожака района направлен на достижение этой главной цели, и, поскольку крестьянство осознало, что Мгеладзе держит в руках «точные весы», оно поверило ему и пошло с ним плечом к плечу. В итоге в районе складывается та нравственная атмосфера, когда не в пример прежним руководителям «беззаботный человек и бездельник уже не могли пройти по дороге с поднятой головой».

Писатель показал нам свою гражданскую заинтересованность в оживлении общественной жизни и придании ей новых импульсов. Невооружённым взглядом видна и его любовь к родной земле и её замечательным людям. «Абаша, любовь моя! Я не знаю, придётся ли тебе по сердцу моя небольшая книга, но я знаю, как вдохновил меня твой сегодняшний день. Ты вновь заставила меня испытать жажду и тоску по всему тому, что уже, казалось, навсегда ушло от меня».

Документально-публицистическое повествование «Что случилось в Абаше» получило в своё время немало откликов читателей, среди которых были и такие, где автора обвиняли в измене идеям «Зари Колхиды», так как крестьянин, чьи заботы и тревоги выносил на читательский суд Лордкипанидзе, «вступивший на путь обогащения и накопления, не построит коммунизма». Такая, пускай и индивидуальная, тревога не была напрочь надуманной: как позже станет понятно, она имела под собой веские основания. Советские граждане всё больше начали заражаться жаждой накопительства и вещизма. Мещанский дух захватывал многих, и подлинные художники, тревожась за будущее страны и общества, в своих произведениях поднимали эту проблему.

Однако обвинять писателя в отходе от идейных основ лучшего и самого известного романа всё же нельзя. К. Лордкипанидзе остался верен себе: и в «Заре Колхиды», и в «Что случилось в Абаше» он отображал социалистический путь развития грузинского села, в первом случае — на раннем этапе, во втором — на современном, когда уже сам был в достаточно зрелом возрасте. И, по его представлениям, зажиточные грузинские крестьяне 70-х годов XX столетия — это никак не потомки кулака Барнабы Саганелидзе. Нет, их корневая система произрастает от существа бывшего батрака Меки Вашакидзе и таких как он. Да и труд для них не потерял своего огромного духовно-нравственного и воспитательного значения. Но по большому счёту речь необходимо вести с позиций того времени, в котором писатель поднимал обозначенные проблемы, — в другом, антисоветском, обществе писателю жить уже не пришлось…

Не представляя своей жизни в отрыве от творчества, К.А. Лордкипанидзе тем не менее не мог жить и без общественной деятельности. Многие годы, будучи признанным прозаиком, он редактировал республиканские журналы «Литературная Грузия» и «Цискари», альманах «Заря», возглавлял крупное издательство, участвовал в работе писательского союза Грузии, избирался в его руководящие органы. Избирался писатель и депутатом Верховного Совета Грузинской ССР. Заботы о простых гражданах сопровождали его до конца земного пути.

ПИСАТЕЛЮ посчастливилось перешагнуть черту девятого десятилетия. За плечами была действительно большая жизнь с её суровыми испытаниями, тревогами, переживаниями, непокидающей и щемящей болью за судьбу страны и её многонационального народа. Был собран им и значительный литературный багаж, к счастью, с годами не растерянный. Познал он и заслуженное уважение. В народе Константина Александровича любили и к его мнению по тому или иному вопросу прислушивались. И в вечность его, летом 1986 года, Советская Грузия проводила достойно, отдав последние почести…

Просмотров: 1696

Другие статьи номера

«Год театра» в зеркале МХАТ
Почти под самый конец уходящего года Свиньи телеканал «Культура» вдруг предоставил авторитетную сцену передачи «Ближний круг» персонажу, известному в узких театральных кругах как успешный менеджер, — некоему Эдуарду Боякову, отныне с пафосом провозглашающему себя «художественным руководителем МХАТ им. М. Горького». Что ж, с формальной точки зрения эту должность он, в числе назначенной «группы товарищей», действительно получил. Судя по всему, благодаря стараниям бывшего министра культуры В.Р. Мединского и советника президента РФ по вопросам культуры В.И. Толстого.
Цепь из 7 млн человек
Индия охвачена массовыми протестами. Их причина — несогласие с неолиберальными реформами и агрессивным националистическим курсом правительства. Как и во всём мире, правый популизм используется для закрепления господства буржуазии.
Венгры сожалеют о «той» жизни

ЗА 30 ЛЕТ, прошедших с момента отказа Венгрии от идей коммунизма, страна сильно изменилась. Но многие представители старшего поколения всё ещё помнят, какой жизнь была тогда. Для одних перемены однозначно явились благом, другие же грустят по коммунистическому прошлому.

Пульс планеты
БРЮССЕЛЬ. Европарламент на пленарной сессии одобрил соглашение о выходе Соединённого Королевства из ЕС. Европейские законодатели тепло простились со своими британскими коллегами: были и объятия, и тёплые слова, и хоровое исполнение шотландской народной песни о старой дружбе Auld Lang Syne. Теперь для завершения процесса ратификации сделки со стороны ЕС её должен формально утвердить Совет Евросоюза, что позволит туманному Альбиону покинуть сообщество 31 января. После этого начнётся переходный период, во время которого Лондон и Брюссель будут вести переговоры о будущем партнёрстве. На это отводится 11 месяцев.
Ставка на туризм
МОНГОЛИЮ в минувшем году посетило больше всего туристов из Китайской Народной Республики. Если в эту страну приехало 577300 гостей из-за рубежа, что на 9,1% выше, чем в 2018 году, то треть из них, или 32,7%, были туристы из Китая. Кроме того, в 2019-м 23% туристов в стране пришлось на Россию и 16,2% — на Южную Корею.
Грелка для экономики

Законопроект о пенсионной реформе в Эстонии принят 29 января парламентом республики во втором, заключительном чтении, информирует агентство «Регнум» со ссылкой на пресс-службу законодательного органа.

«За одобрение законопроекта о пенсионной реформе и одновременно за доверие правительству проголосовали 56 депутатов, против были 45 народных избранников», — говорится в сообщении.

Мечты без почвы
На днях Молодёжное агентство международных программ, информирует интернет-портал nra.lv, провело опрос среди пользователей латвийского интернета в возрасте от 18 до 30 лет. Участвовали в нём 1076 человек. Опрос выявил, что половина молодых людей на сегодняшний день удручены своей перспективой, так как считают имеющиеся у них навыки недостаточными для получения работы «своей мечты» где-нибудь вне родной республики.
Верность историческому соглашению

Спустя почти два десятилетия после вступления в силу соглашения между Кубой и Венесуэлой взаимоотношения этих стран остаются примером двустороннего сотрудничества и единства в нынешней непростой обстановке, сложившейся в Латинской Америке.

НЕСМОТРЯ НА ТО, что ряд государств региона следует политике неолиберализма, что ослабляет интеграционные механизмы, этот пример демонстрирует: объединение — единственный возможный способ успешного развития.

Предпродажная подготовка
Как заявил на днях в швейцарском Давосе премьер-министр Алексей Гончарук, его правительство намерено отдать национальному оператору железных дорог Германии «Дойче бан» в управление сроком на 10 лет АО «Укрзализныця» (Украинскую железную дорогу).
Первый из двенадцати
2020 год пройдёт под знаком Крысы, начинается новый цикл двенадцати символов китайского лунного календаря. Китайцы испытывают разные чувства по отношению к этому знаку, однако в качестве первого из 12 животных календарного цикла Крыса символизирует смышлёность, достаток и большое число потомков.
Все статьи номера