Афганский диагноз капитализма

Афганский диагноз капитализма

№93 (31153) 27—30 августа 2021 года
5 полоса
Автор: Сергей КОЖЕМЯКИН, политический обозреватель «Правды».

Триумф «Талибана»* не сделал будущее Афганистана более предсказуемым. Нормализации препятствуют межэтническая напряжённость, неоднородность новой власти и влияние внешних сил, не желающих терять контроль над страной.

Изнанка «горячего августа»

Капиталистическая система всё чаще сталкивается с моментами истины. Мировой финансовый кризис 2008 года разбил представления об устойчивости глобализированной экономики. Пандемия разоблачила миф о буржуазных социальных институтах как образце эффективности и доступности. Своё место в этом ряду обязательно займёт бесславное завершение двадцатилетней оккупации Афганистана. Оно не только доказало невозможность успешного «экспорта демократии», но и продемонстрировало глубочайшее разложение политических структур капиталистических держав. Коррупция, обман, нерадивость на всех уровнях — вплоть до президентских администраций — как в зеркале отразились в афганской кампании.

Её история ещё ждёт вдумчивых и беспристрастных исследователей. Однако некоторые выводы можно сделать уже сейчас — равно как и прогнозы, тем более что вторые проистекают из первых.

Главным потрясением для наблюдавших за ситуацией стала быстрота, с которой талибы захватили страну. 6 августа они заняли первую из 34 провинциальных столиц — город Зарандж, а к утру 15 августа окружили Кабул. К этому времени им подчинялось уже 99 процентов афганской территории. Вечером того же дня боевики установили контроль над правительственными зданиями и объявили об окончательной победе.

При всём драматизме такого исхода очевидна его предопределённость. Катастрофа могла произойти на неделю или на месяц позже, другими могли стать нюансы, но общая канва была заложена задолго до «горячего августа». Напрашиваются сравнения с событиями весны 1992 года. Тогда отряды моджахедов тоже без боя вошли в Кабул, свергнув правительство Демократической Республики Афганистан (ДРА) во главе с Мохаммадом Наджибуллой. Однако в том случае с момента вывода советского контингента прошло больше трёх лет, а падению ДРА предшествовали полная блокада режима (Москва ввела эмбарго в январе 1992 года) и открытое предательство военачальников. В то же время боевики щедро спонсировались Пакистаном, США, Саудовской Аравией и другими странами.

Положение нынешнего режима выглядело не в пример выгоднее. Оно находилось на внешнем содержании: свыше 80 процентов бюджета формировалось за счёт зарубежной помощи. На оснащение афганских силовых структур Вашингтон потратил почти 90 млрд долл., и они казались грозной силой. Свыше 300 тыс. личного состава, 167 единиц боевой авиации, более тысячи машин бронетехники, шесть батальонов вымуштрованного спецназа! По сравнению с этой мощью 50 тыс. боевиков, вооружённых преимущественно лёгким стрелковым оружием, представлялись чем-то игрушечным.

В действительности дела обстояли с точностью до наоборот. Состояние противостоявших талибам сил оценил Аттикулла Амархейль — бывший офицер армии ДРА. По его словам, большинство нынешних новобранцев неграмотны, вся их военная подготовка длится 6—8 недель. Становясь «пушечным мясом», они либо погибали в первых же боях, либо дезертировали. Другие свидетельства не менее красноречивы. «У армии нет мотивации бороться за коррумпированное правительство. За что драться солдатам? Их даже не кормят как следует!» — незадолго до падения Кабула признал политик Ахмад Вали Масуд.

Здесь нет преувеличения. Военнослужащие и полицейские не получали денег по полгода, а то и дольше. Силовые ведомства испытывали дефицит в материально-техническом обеспечении, включая топливо и транспорт. Это срывало даже операции спецназа, заставляя отступать из отбитых у боевиков районов.

«Всё пропитано ложью»

Формально положение было блестящим. На те же транспортные средства и строительство военных объектов направили почти 8 млрд долл. Однако, как выявила проверка специального генерального инспектора по восстановлению Афганистана, только 1,2 млрд было использовано по назначению. Занимающий этот пост Джон Сопко в течение многих лет бил в набат по поводу ужасающего положения, но от него отмахивались, как от назойливой мухи.

Не далее как в марте чиновник-аудитор сообщал о неспособности афганского руководства обеспечить проведение боевых операций за счёт собственных ресурсов. Среди причин Сопко выделил повальную коррупцию, отсутствие надзора за выделяемой помощью, провалы в социально-экономическом развитии и наркоторговлю. Разрыв между фактической и декларируемой численностью армии составил 59 тыс. человек, в ряде южных провинций до 70 процентов личного состава полиции существовали на бумаге. Выделяемые на них средства оседали в карманах. «Нет ничего удивительного, насколько быстро рушатся афганские вооружённые силы, — подытожил Сопко в июле. — Пентагон знал о положении в армии, где коррупция проникла до уровня патрулей. Но всё пропитано ложью, существуют серьёзные сдерживающие факторы, мешающие говорить правду».

Бегство президента Ашрафа Гани с миллионами долларов стало лишь «вишенкой на торте» коррупции. Но её размах был бы невозможен без соучастия американской стороны. В отчётах генерального инспектора содержится свыше трёхсот эпизодов гигантских афер. Так, из закупленных за 550 млн долл. двадцати военно-транспортных самолётов G222 шестнадцать сразу оказались непригодными и были проданы на металлолом. Огромные средства потратили на оснащение системами видеонаблюдения блокпостов, не имеющих даже доступа к электричеству. Нельзя не вспомнить легендарную автозаправочную станцию в Шибиргане, строительство которой, по документам, обошлось в 43 млн долл.! Изучив расходование только половины из выделенных на «развитие Афганистана» 134 млрд долл., аудитор установил, что как минимум 19 млрд были потеряны «из-за растраты, мошенничества и злоупотреблений».

Прогнившая система ожидаемо рухнула при первом же толчке, тем более что, по данным СМИ, талибы вели тайные переговоры с армейским и политическим руководством с начала прошлого года. Как итог, к ним без боя перешли провинции, считавшиеся оплотом правительства. В Герате соглашение с боевиками заключили губернатор, силовые ведомства и самая влиятельная в регионе партия «Исламское общество Афганистана» во главе с Исмаилом Ханом. Сдача Самангана стала возможной благодаря переходу на сторону противника главы местного ополчения Асифа Азими. Таджик по национальности, он до 2001 года занимал видные посты в противостоявшем талибам «Северном альянсе».

Подобные факты обнажают серьёзные отличия от ситуации 1990-х годов. Тогда «Талибан»* был, по сути, националистическим движением пуштунов, боровшихся за главенство в политической системе. Линия фронта совпадала с этническими границами. Афганские таджики, узбеки и хазарейцы, в сумме составляющие половину населения, поддержали «Северный альянс». В результате талибам так и не удалось получить полный контроль над страной.

За прошедшие с тех пор 20 лет произошло размывание этнической составляющей. Талибы стали восприниматься как борцы с интервенцией и коррумпированным кабульским режимом. В их ряды влилось немало представителей других народов. Этому способствовал углублявшийся экономический кризис. В 2007—2018 годах уровень бедности вырос с 36 до 54 процентов. За время пандемии ситуация только ухудшилась. По данным ООН, острый гуманитарный кризис затронул 18 млн человек — почти половину жителей, число голодающих за год выросло вдвое. Грамотность среди взрослого населения составляет 43 процента, причём среди женщин грамотных меньше 30 процентов. Единственное, в чём преуспела страна, — это в производстве опиума, увеличившемся за двадцатилетие со 185 до 9140 тонн в год. И это при том, что США потратили на «борьбу» с этим злом почти 9 млрд долл.!

Под оккупацией страна воспроизвела в миниатюре глобальную капиталистическую систему. Благами развития пользовалась мизерная кучка граждан, связанных с интервентами и имеющих доступ к коррупционным кормушкам. Остальные продолжали жить в беспросветной нищете, видя в талибах последнюю надежду на справедливость. «Когда речь заходит о правах женщин и меньшинств, «Талибан»* — настоящее зло, — признаёт афганский аналитик Рахматулла Амири. — Но в отношении коррупции, безнаказанности, уровня справедливости и безопасности — всё наоборот».

Тревожное будущее

Впрочем, одно дело — борьба с пороками и другое — созидательная программа. Опыт правления талибов в 1996—2001 годах и их деятельность на освобождённых территориях не дают уверенности в том, что они смогут облегчить положение простых жителей. Вся экономическая политика движения заключалась в сборе налогов («ушр» — с урожая, в том числе мака, и «закят» — с имущества), которые затем шли на военные нужды, выплаты пособий вдовам, инвалидам и т.п. Как и рухнувший режим, талибы зависят от зарубежной помощи. По некоторым данным, приток средств из Пакистана, Саудовской Аравии и других стран достигает 250 млн долл. в год.

Туманным остаётся политическое будущее. В эйфории от быстрой победы талибы объявили себя ни много ни мало вершителями судеб мира. В изданной декларации они заявили о разгроме «трёх крупнейших империалистических держав». По их словам, сначала афганские борцы за свободу привели к краху Британскую империю, затем «стёрли с карты мира советский колониализм», освободив «подчинённые ему страны». Теперь настал черёд Америки, которая «с треском проиграла афганскому сопротивлению».

В этом головокружении забываются обещания «создать инклюзивное правительство с участием всех групп населения», не мстить противникам и гарантировать права женщин. Из страны поступает всё больше сведений о кровавых расправах. В Бамиане — неофициальном центре ираноязычного народа хазарейцев — снесён памятник полевому командиру Абдуле Али Мазари, казнённому талибами в 1995 году. Являясь шиитами, хазарейцы опасаются новых этнических чисток.

Разворачивается сопротивление, возглавляемое вице-президентом Амруллой Салехом и сыном погибшего лидера «Северного альянса» Ахмадом Масудом. Их силы контролируют провинцию Панджшер, заняли часть соседнего региона Парван и перекрыли стратегическую автотрассу в районе тоннеля Саланг.

Сам «Талибан»* состоит из нескольких фракций. После смерти основателя движения — Муллы Омара — они вступили в жестокую конфронтацию друг с другом. Достигнутый затем компромисс грозит рассыпаться теперь, после прихода к власти. Лидерами конкурирующих группировок могут стать нынешний эмир «Талибана»* Хайбатулла Ахундзада и его заместители — Абдул Гани Барадар, Мохаммад Якуб и Сираджуддин Хаккани. Последний руководит по факту независимой организацией — «Сетью Хаккани»*.

Помимо неё, в стране действуют другие группировки, укомплектованные преимущественно иностранными боевиками. По данным июльского доклада Совбеза ООН, таковых насчитывается примерно 10 тыс. Две трети из них — выходцы из Пакистана, остальные прибыли из Центральной Азии и с Ближнего Востока. Например, «Аль-Каида»* активна на юге и востоке страны, действуя в тесной связке с «Сетью Хаккани»*. Там же расположены базы движения «Техрик-е Талибан»*, ведущего борьбу с пакистанским правительством.

Успеху талибов на севере страны способствовал альянс с местными исламистами. Пять уездов провинции Бадахшан находятся под контролем «Джамаат Ансаруллах»*. Им командует Махди Арсалон (он же Мухаммад Шарифов), родившийся в Таджикистане. Выходцами из республики являются большинство его соратников. В бадахшанском уезде Джурм расположена главная база Исламского движения Восточного Туркестана (ИДВТ)*, состоящего из уйгуров и нацеленного на отторжение от Китая мусульманских районов. По данным ООН, зонами действия группировки являются также провинции Нуристан, Фарьяб и Кабул. Недавно ею был выпущен видеоролик с демонстрацией тренировок боевиков и призывом к джихаду. Отмечается активизация Исламского движения Узбекистана*, а также «Исламского государства»*. После разгрома в восточных регионах страны боевики последнего сосредоточились на севере (Бадахшан, Кундуз, Сари-Пуль, Баглан).

Открытые талибами двери тюрем и несметное количество оружия только усилят эти группировки. Причём создать проблемы они способны и для соседних стран. Их пёстрым составом могут воспользоваться силы капитала. Там не скрывают тревогу, что в Афганистане усилится влияние Китая и Ирана. Поэтому точку в афганской трагедии ставить рано.

* Организация, запрещённая в РФ.

Просмотров: 1124

Другие статьи номера

Планета протестует
Уходящее лето, несмотря на традиционный спад протестной активности в сезон отпусков, ознаменовалось мощными антиправительственными выступлениями во всём мире, спровоцированными главным об-разом введением в ряде стран обязательной вакцинации от COVID-19 и внедрением так называемых санитарных пропусков (паспортов иммунизации, грин-пассов и т.д.). «Страсти по вакцинации» особенно бурлят в Европе, где практически во всех уголках Старого Света люди возмущены разделением населения на привилегированных привитых и бесправных непривитых.
Реальные подвиги остались за кадром
В СССР 27 августа — День советского кино. В юбилейный год начала Великой Отечественной войны стоит ещё раз вспомнить о деятелях нашего киноискусства — фронтовиках. О некоторых из них «Правда» уже писала (см. №67 от 29—30 июня 2021 г.). Сегодня мы продолжаем этот рассказ.
В помощь пропагандистам и агитаторам
Получена из типографии часть тиража очередного №4 (123) журнала КПРФ «Политическое просвещение». Он будет направляться коллективным подписчикам (парторганизациям и организациям РУСО) сразу после завершения рассылки №3 за 2021 год.
ХРОНИКА ГРАБЕЖА

Прокуратура Советского района Астрахани провела проверку исполнения трудового законодательства в организации-банкроте ООО «Астрахань-Нефть».

Установлено, что шести работникам предприятия за ноябрь 2019 года и с января 2020-го по июль 2021 года не была выплачена зарплата. Общая сумма задолженности — свыше 700 тыс. рублей.

Дети, в школу собирайтесь!
Различного вида помощь в преддверии учебного года получили более 24 тыс. семей с детьми из Минской области Белоруссии. Об этом корреспонденту БЕЛТА рассказали в комитете по труду, занятости и социальной защите Миноблисполкома.
Августовские забавы
Областной открытый фестиваль народного творчества собирает гостей 28 августа. Об этом корреспонденту БЕЛТА сообщили в Гродненском районном культурно-информационном центре.
Канада пугает сама себя
Руководствуясь готовностью премьер-министра Канады Джастина Трюдо подчинить политику идеологии, федеральное правительство направило письма в крупные университеты страны с требованием «охоты на ведьм» против исследований, предполагающих сотрудничество с Китаем.
ПУЛЬС ПЛАНЕТЫ
КАРАКАС. Власти Венесуэлы направили в Международный уголовный суд доказательства ущерба, нанесённого стране американскими санкциями. В феврале 2020-го Каракас обвинил администрацию США в преступлениях против человечности. На протяжении последних лет Боливарианская республика переживает острый кризис. По оценке Вашингтонского центра экономических и политических исследований, последствия американских ограничений привели к гибели более 40 тысяч человек в Венесуэле в 2017—2018 годах.
Расходы ужимают, людей увольняют
Глава минфина Эстонии Кейт Пентус-Розиманнус ещё весной выступила с призывом ко всем министерствам республики сократить расходы, ввести режим экономии, чтобы кабмин мог залатать дыру в бюджете. Правительству необходимо срочно изыскать 60 миллионов евро к следующему году, а значит, надо обязать министерства сократить свои расходы на 5 процентов.
«Детский сад» для коров
В разгар лета на современной ферме в глубинных районах живописных степей аймака Шилин-Гол (АР Внутренняя Монголия, Северный Китай) «гостило» более 600 молодых коров симментальской породы. За ними ухаживает Чжэн Цзунмин, которого местные жители прозвали «телячьей нянькой», поскольку его ферма специализируется именно на уходе и откорме крупного рогатого скота.
Все статьи номера