Наш Диего

№91 (30878) 22 августа 2019 года
4 полоса
Автор: Андрей БЕЛЯКОВ, член бюро Санкт-Петербургского горкома КПРФ.

Одним из самых выдающихся художников Мексики по праву считается Диего Ривера. Его творчество — одно из наиболее значимых явлений прогрессивной культуры Латинской Америки ХХ века. Все его работы посвящены мексиканскому народу и его истории. Диего — один из основателей мексиканского мурализма, провозгласившего необходимость обращения искусства к народу, наравне с Давидом Альфаро Сикейросом и Клементе Ороско. Он был убеждённым коммунистом, чьи взгляды реализовались в творчестве.

РОДИЛСЯ Диего Ривера 8 декабря 1886 года в Мексике в маленьком городке Гуанахуато. Его отец — испанец, ушёл добровольцем на Франко-мексиканскую войну (1861—1867 гг.) во время президентства национального героя Мексики — Бенито Хуареса. После отставки занимался просветительством, преподавал, создавал новые школы в деревнях. Мать — конверсо (еврейка, принявшая христианство), но при этом с индейскими корнями. И Диего нравилось то, что он — плод смешения культур, народов и религий.

С самого начала стало понятно, что Диего — одарённый мальчик. Он проявляет себя в биологии, химии и, конечно, в рисовании. С самого детства он любил разрисовывать стены у себя в комнате, и родители его за это не ругали, а старались всячески поддерживать увлечение сына.

Образование Диего получает в Академии Сан-Карлос в Мехико. Там после изучения основ ремесла ему привили и любовь к доколониальной культуре, национальному пейзажу и археологии. Его наставником был Хосе Гуаделупе Посад — художник-график, гравёр, карикатурист, участник Мексиканской революции. С ним они в течение 7 лет говорили о политике и искусстве по вечерам.

После своей первой выставки ещё ученических работ Диего стал стипендиатом и уехал на обучение в Испанию. Его путешествие затянулось почти на 15 лет. В Мадриде он поступил в Академию художеств, посещал Португалию, Францию, Бельгию, Италию, Великобританию. Во Франции он познакомился с Пабло Пикассо и Ильёй Эренбургом. Недолго работал в стиле постимпрессионизма и кубизма, копировал испанских художников (огромное впечатление на него произвёл Эль Греко) и анализировал европейскую культуру, стараясь открыть в ней для себя что-то своё.

В Европе Ривера осознал, что расцвет народной культуры привлекает его больше всего. Там же он познакомился с Ангелиной Беловой, ставшей его первой женой. Чуть позже — с русской художницей Марией Воробьёвой-Стебельской (Маревна, как говорил Максим Горький, и под этим именем её знали на Монпарнасе). Диего начал посещать марксистские кружки, толчком к чему послужило его знание изнутри жизни крестьян и рабочих. Во Франции он посещал выступления Жана Жореса, стал тесно общаться с революционными эмигрантами из России.

В 1921 году Ривера вернулся в Мексику, где его пригласили для росписи Национальной подготовительной школы Толедано. Вместе с ним были приглашены Сикейрос и Ороско. Диего создаёт своё «Созидание» на одной из стен. Пригласили его не просто так: в Мексике окончилась революция, страсти утихли и новому правительству нужны были талантливые люди, которые могли бы восстановить культурную аутентичность своего народа. Ривера вступил в Коммунистическую партию Мексики. Он — человек с европейским образованием, прекрасно знающий фрески итальянского Ренессанса. Кто, если не он, должен был заняться созданием публичного искусства?

Максим Горький говорил, что новый этап в искусстве начинается с нового героя. «Созидание» становится первой монументальной работой Риверы. Это соединение христианской и античной мифологии. Сам Диего потом говорил: «В предиспанской Мексике живопись носила религиозный характер. Никому из нас не удалось избежать этого отпечатка на заре нашего движения, и только благодаря установившемуся контакту с Компартией мы предприняли попытки уяснить нашу политическую концепцию в том, что касается содержания и формы нашей живописи».

Надо отметить, что художник использовал не земляные краски (как во всех последующих работах), а восковые в технике энкаустика (способ, которым расписывались раннехристианские работы). В это же время именно в этой школе Диего впервые встретился с Фридой Кало и познакомился с её произведениями.

Следующая его работа — это роспись Сельскохозяйственной школы в Чапинго, которая находилась в здании бывшей католической церкви, старейшей в Мексике. Уже в этой его работе под названием «Здесь учат эксплуатировать землю, а не человека» открыто прослеживается мысль о единстве рабочих и крестьян. Центральные образы работы — три фигуры: первая, высокая фигура, олицетворяет землю, в двух других, тянущих руки друг к другу, легко можно узнать мексиканского пеона и крестьянина. Пеон и крестьянин — два главных героя Мексики 1920-х годов, национальные персонажи, в которых большинство жителей страны узнавали себя. Диего говорил: «Впервые в истории искусства угнетённая масса, толпа, рабочий и крестьянин, народ, человек улицы, фабрики, масса появилась как главный герой истории. И это то, что мы делаем и что до нас никто не делал».

Следующим творением стал первый двор (патио) министерства образования. Весь цикл работ получил название «Двор Труда», в который вошли «Гибель пеона», «Сахарный завод» и «Спуск в шахту». Эти говорящие названия сразу дают нам понять, что же изображено на фресках. Диего, отдавая дань свершённой революции, грустит о погибших бойцах и героях. Так, на фреске «Гибель пеона» мы видим прощание солдат с убитым врагами товарищем.

«Сахарный завод» — это фреска, которая переносит зрителя на сам завод и даёт возможность как будто побывать во всех цехах производства. Мы видим сразу весь цикл от стебля до готового продукта. Диего делает это просто, красиво, и появляются ощущения: «я хочу там работать», «как же слаженно они всё это делают» и «сила рабочих в единстве».

«Спуск в шахту» — рассказ о тяжёлом труде шахтёров: крепкие парни с орудиями труда подходят к входу в шахту, а там квадратное тёмное пространство и лишь небольшой свет от фонаря первого вошедшего.

Второй двор был назван «Двором празднеств». Если первый патио был связан с работой, то второй — уже с отдыхом, праздниками, пиршествами, присущими мексиканской жизни, и всё это в ярких и торжественных цветах. В Мексике есть прекрасная старинная традиция: украшать гирляндами маис, как мы украшаем ель на новогодние праздники. Правда, мы украшаем гирляндами из картона, бумаги, а мексиканцы — из цветов. Это праздник сбора урожая, и Ривера показал его на одной из своих фресок под названием «Праздник маиса».

«Рынок цветов», «Первое мая», «Танец» — это те фрагменты, из которых состоит данный цикл работ и у которых тоже говорящие названия. Во фресках показаны радость и уют простой жизни простых людей, наверное, только «Праздник мёртвых в городе» выделяется из всех остальных фресок, так как она, как и картина «Гибель пеона» в первом дворе, выражает скорбь по усопшим, показывает глубокое уважение к тем, кого нет рядом, но кто остался в сердцах товарищей.

В работах Диего, во-первых, есть чёткое классовое разделение. Он всегда показывает, где рабочий или крестьянин, где богатей-эксплуататор. Во-вторых, главной фигурой всегда является человек труда. Он возвышает любой труд, показывая величие и благородство трудящегося человека.

Следующим был третий этаж, где Диего взял за основу цикла две революционные песни-баллады жанра корридо (расцвет этого жанра как раз пришёлся на Мексиканскую революцию). По всем стенам развеваются ленты с текстами песен, а под ними как будто встроенные в нарисованные арки располагаются сами фрески. В сюжетах фресок показаны сцены буржуазной и пролетарской революций. С одной стороны — «Вооружённый пролетариат защищает себя и свою революцию», «Ночь бедняков», «Сапата», «Они поют революционные песни», а с другой — «Ночь богачей», «Завтрак миллионеров», «Лжемудрецы». Если одна сторона — это сплочённые, величественные фигуры рабочих или солдат, защищающих бедных и нуждающихся, то вторая часть — это скорее карикатуры, сатира, похожая на газетную, но выдержанная в рамках культуры того времени. В сатирической части он изображает и Форда, и Рокфеллера, и Моргана, и более общие образы: либералов, пацифистов или скрытые пародии на бывших мексиканских чиновников.

Главная особенность работ Диего, по сравнению с другими монументалистами, — это необычайный оптимизм. Он был уверен, что революционные завоевания приведут его страну и народ в светлое будущее. Маяковский, посетивший Мексику в 1925 году, так охарактеризовал творчество Риверы: «Сейчас это первая коммунистическая роспись в мире…»

В 1927 году Диего Ривера был приглашён в СССР на празднование первого большого юбилея Великой Октябрьской социалистической революции. Военный парад он смотрел на Красной площади как почётный гость. В это время он сделал десятки зарисовок участников парада. Его рисунки и акварели попали на обложки советских журналов и демонстрировались на выставках. Диего ближе знакомится с СССР, объезжая предприятия, школы, университеты и выступая там. Встречи с художниками натолкнули его на идею создания монументальной живописи в СССР, и об этом он разговаривает с Луначарским. Ривера договорился о совместных проектах с художниками Дейнекой и Моором, архитекторами братьями Весниными и кинорежиссёром Эйзенштейном.

Вернувшись из Советского Союза, Ривера получил новые заказы: роспись во дворце Кортеса и Куэрнаваке и в Национальном дворце. Здесь его фрески рассказывают об истории Мексики.

Во дворце Кортеса он изобразил колонизацию своей страны, сравнивая два духа: дух колонизаторов — Кортеса и дух вольных индейцев, которые не хотели так просто сдаваться европейцам. Мифология индейцев сыграла злую шутку. У них было поверье, что когда-то придёт их бог, белолицый и очень добрый, и Фернандо Кортес был принят за этого бога. На стенах изображено убийство и клеймление непокорных индейцев, плата дани, издевательства, строительство дворца Кортеса и многое другое.

Часть фресок показывают индейские поселения, где люди готовятся защищать свои семьи. Ривера не мог не закончить на оптимистичной ноте этот цикл, в его работах добро должно победить зло, а надежда всегда есть. Сила духа побеждает угнетение и рабство: герой революции Эмилиано Сапато торжествует, а перед ним лежит Кортес.

В Национальном дворце Ривера продолжал свои работы по истории Мексики. На стенах дворца он изобразил фигуры индейцев, конкистадоров, рабочих. Смешав эпохи и события, он показал связь борьбы индейцев с завоевателями и рабочих с угнетателями, причём не в Мексике, а в мире в целом. Всё это заканчивается фигурой Карла Маркса и некоего нового города будущего.

К концу 1920-х годов Ривера стал самым известным художником обеих Америк. В 1929 году он отправился в США создавать фрески в Детройте, Нью-Йорке, Сан-Франциско. Но им движет не только творчество. Он продолжал работу в трудовых коллективах, посещал заводы, выступал на собраниях рабочих, профсоюзов, пытался зайти в каждый цех и поговорить с каждым рабочим.

На мой взгляд, самый интересный момент в пребывании Риверы в США случился в Рокфеллер-центре. Диего получил заказ расписать один из центральных залов центра. Заказ звучал так: человек и прогресс. В центре композиции художник изобразил рабочего, управляющего разными машинами и механизмами. С одной стороны от него он изображает пир богачей, разгон демонстрации полицейскими, солдат в противогазах времён Первой мировой. С другой — Владимир Ильич Ленин, соединяющий руки рабочих, парад физкультурниц, демонстрация у Мавзолея и две большие линзы, через которые люди разглядывают всё это.

Прогресс и реакция, что здесь что? Но Ривера сюжетами сам отвечает на этот вопрос: прогресс за коммунизмом! Разгорелся жуткий скандал, заказчик потребовал заменить изображение Ленина на нейтрального человека, неузнаваемую фигуру, но Диего отказался, предложив добавить Линкольна. Ривере не заплатили, а фреска была уничтожена. И в это время повторился сюжет, изображённый на фреске: местные рабочие и работники Рокфеллер-центра выступили с демонстрацией, их очень жёстко разогнала полиция с применением оружия и несколькими серьёзными увечьями рабочих.

Чувствуя, что рабочим США он должен оставить подарок — выбрать какое-то место, куда они смогут приходить и наслаждаться искусством, Диего нашёл рабочую школу, где директором был его друг. Он расписал в ней двенадцать панелей, объединённых темой борьбы с угнетателями и тиранией. Эти панели похожи на современные агитационные плакаты, с лозунгами, где использовались цитаты из Маркса и Линкольна. Этими панелями-плакатами он призывал к борьбе, к сопротивлению против угнетателей, несправедливости, деспотизма.

Вернувшись в Мексику, Ривера получил множество заказов: росписи Национального дворца, водохранилища Мехико, театра Инсургентов, Олимпийского стадиона Университетского городка и многие другие. Он продолжил творить в своём обычном стиле. Надо отметить, что его чуткое восприятие мировых событий сразу отражается в произведениях. Так появляются «Сбор подписей» — призыв к миру, «События в Гватемале» — картина-протест против агрессивных действий США.

Если бы Диего не стал художником, он легко мог стать писателем-сказочником или театральным актёром. В своих воспоминаниях Пабло Неруда восхищается его талантом перевоплощения. У Риверы было потрясающее чувство юмора, он любил разыгрывать своих друзей и каждый раз выдумывал что-то новенькое. То он представал перед ними руководителем раскопок, то известным шеф-поваром и придумывал сотни смешных рецептов блюд. Любил рассказывать друзьям, что на самом деле у него другая национальность, и называл своими родственниками известных деятелей, но потом просил, чтобы это оставалось в секрете от всех остальных, дабы не допустить международного конфликта.

И, что удивительно, всё это он говорил так серьёзно и искренне, что люди ему верили. Иногда он со своим другом Давидом Альфаро Сикейросом устраивали розыгрыши: приходили в публичное место, разыгрывали ужасную ссору у всех на глазах, а потом убегали, смеясь.

В 1955 году Диего, уже знавший свой страшный диагноз — рак, приехал в Советский Союз на лечение. Не теряя времени, он рисовал всё, что видел вокруг. Так появились «Русская медсестра», «Мальчик-спутник» и ещё много картин-набросков — подготовка к масштабной работе, большой фреске о СССР. К сожалению, эта фреска так и не была воплощена в жизнь. После продолжительной болезни в 1957 году Диего умирает, успев, однако, открыть выставку «По Советскому Союзу» в Мехико.

Росписи Риверы необычайно интересные, они живые, их может понять каждый человек. Диего творил в строго классическом стиле, его работы сравнивали с исторической каллиграфией, связанной с самыми интересными моментами в истории Мексики. Он работал для всех, для своего народа, создавая не только фрески, но и картины, графику, витражи, новый облик искусства Мексики, соединяя различные стили прославленных европейских мастеров. Как говорили: «Он сочетает формы Поля Сезанна с яркостью красок Поля Гогена». Через христианскую иконографию он мог рассказать о жизни тружеников, жизни рабочих. История угнетаемого крестьянства, история революции как триумфа прогресса — вот основные сюжетные линии Диего. Его работы ориентированы на публичное пространство СТРИТ-АРТ (уличное искусство), и это уже в 20-х годах XX века. Ривера со своими соратниками во многом опередил время и смог открыть новые неизвестные грани изобразительного искусства, дать начало новым направлениям.

Музей Анагуакалли — это творение и наследие Диего, музей собрания археологических памятников доколумбовой Мексики. Ривера увлекался историей своей страны и коллекционировал всё, что было связано с историей индейцев. Таких экспонатов на момент начала строительства было уже более 30 тысяч. После постройки музея его экспозиция пополняется ежегодно. Это подарок народу Мексики от великого художника, чтобы мексиканцы не забывали свои корни и свою культуру.

Просмотров: 1425

Другие статьи номера

Аляски стало маловато

Высказанное в конце прошлой недели хозяином Белого дома желание купить Гренландию — крупнейший остров планеты, принадлежащий Дании, взволновало мировую общественность

И ПУСТЬ МНОГИЕ, уже давно привыкшие к сенсационно-абсурдным заявлениям американского лидера, расценили его намерения как очередную шутку, а датские власти сразу же отмели возможность подобной сделки, не стоит забывать, что в каждой шутке есть доля правды, и Гренландия в реальности представляет огромный стратегический интерес для США.

Лукавые секреты экономического «роста»
В экономике Киргизии обострились застарелые болезни: зависимость от переводов трудовых мигрантов и золотодобычи при стагнации остальных отраслей. Ситуация отражается на социальной сфере, не позволяя миллионам граждан выбраться из бедности. Власть ограничивается показной активностью, которая зачастую лишь усугубляет проблемы.
Мир посмотреть и себя показать
ТУРИСТЫ из КНР 149 млн раз выезжали в прошлом году за рубеж, потратив около 130 млрд долларов, говорится в докладе Китайской академии туризма. Увеличение этих показателей в годовом исчислении составило 14,7% и 13% соответственно. По данным Всемирной туристской организации при ООН, общее число туристов к 2030 году должно превысить 1,8 млрд человек. Китай же, как ожидается, должен стать самым быстрорастущим туристическим рынком и сыграть ключевую роль в развитии этого сектора.
Свастика уже давно не религиозный символ
Любой человек, знающий, что такое времена нацизма в Германии в период с 1933 по 1945 год, прекрасно помнит: одним из символов немецкого фашизма была свастика — своеобразный «герб» третьего рейха. А служащие так называемых элитных подразделений фашистского режима — СС и СД в обязательном порядке носили свастику на своих мундирах в качестве обязательной нарукавной повязки, означавшей их принадлежность к той самой арийской военной элите.
Пульс планеты
НЬЮ-ЙОРК. Россия и Китай потребовали проведения внеочередного заседания Совбеза ООН из-за ракетных испытаний США и в связи с их планами разрабатывать и размещать ракеты среднего радиуса действия. 18 августа американские военные испытали крылатую ракету для поражения наземных целей «Томагавк», запрещённую ДРСМД, из которого Вашингтон вышел 2 августа, мотивируя это тем, что Москва якобы нарушает положения документа.
Если это солдаты, то кто же тогда бандиты?

Непрерывным потоком продолжает поступать информация о преступлениях украинских вояк на территории Донбасса.

ПРЕЖДЕ чем привести конкретные примеры, приведём сообщение пресс-службы Народной милиции ДНР о всё возрастающем потоке жалоб на бесчинства украинских военных в это ведомство от жителей подконтрольных Киеву территорий.

Высказал то, о чём другие молчали
В связи с 50-летием написания романа В. Кочетова «Чего же ты хочешь?» Юрий Белов («Правда» №77 19—22 июля 2019 г.) представил его автора чуть ли не единственным из плеяды советских писателей провидцем, предвидевшим незавидное будущее Страны Советов (СССР).
Социально-экономический мониторинг
РОСТ ЦЕН НА ДЕШЁВЫЕ ЖИЗНЕННО ВАЖНЫЕ ЛЕКАРСТВА ВДВОЕ ОБОГНАЛ ИНФЛЯЦИЮ. Жизненно необходимые и важнейшие лекарственные препараты (ЖНВЛП) дешевле 50 рублей за год подорожали на 8,9%, подсчитала для РБК аналитическая компания DSM Group. Это почти в два раза выше инфляции. Другие категории жизненно необходимых и важнейших препаратов тоже прибавили в цене, но не так значительно. Лекарства стоимостью от 50 до 150 рублей подорожали на 6,4%, от 150 до 500 рублей — на 2,2%. Препараты стоимостью от 500 рублей за год подешевели на 2,7%, зафиксировали в DSM Group.
Как богатые «борются» с бедностью

Проблема эта в России давняя, но сегодня она стала настолько остра, что необходимо срочно её разрешать

Состоявшаяся 20 июня этого года очередная прямая линия с президентом в этом плане стала действительно знаковым событием. Несмотря на то, что, как и предыдущие аналогичные политические шоу, она не носила сколько-нибудь содержательного характера, тем не менее после её проведения кардинально изменилась риторика представителей власти и всех проправительственных СМИ.

Секретарь партийной дюжины
Даже по фотографии видно, что Александр Осипов — парень серьёзный. Впрочем, пора — ему уже 28 лет. И положение обязывает. Он — секретарь первичного отделения КПРФ №13, что в Автозаводском районе Тольятти. Депутат городской думы и сопредседатель местной организации Всероссийского созидательного движения «Русский Лад». А ещё недавно стал отцом. Под грузом такой ответственности поневоле будешь серьёзным.
Все статьи номера