Сахель требует: «Франция, убирайся!»

Сахель требует: «Франция, убирайся!»

№82 (31142) 3—4 августа 2021 года
4 полоса
Автор: Андрей ДУЛЬЦЕВ, соб. корр. «Правды» в странах Западной Европы.

Заигрывания с исламизмом добром не заканчиваются, даже для всемогущих западных ядерных держав. Классический пример такой политики — действия Соединённых Штатов в Афганистане со времён «холодной войны». Поддержка американцами моджахедов, которые изображались в западных СМИ «борцами за западные ценности», в пику просоветскому светскому правительству Демократической Республики Афганистан закончилась стратегической катастрофой ближневосточной политики США и их союзников: терактами, совершёнными 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке и Вашингтоне.

Из хаоса 11 сентября ни США, ни их европейские союзники не извлекли уроков: классовая, эксплуататорская природа и хищническая тактика империализма исключают рациональные действия, в том числе в отношении стран «третьего мира». Любая политика помощи странам Африки, Азии и Латинской Америки является лишь прикрытием неоколониальных амбиций. И в этом американцы не одиноки. На сегодняшний день, пожалуй, самым активным игроком в неоколониальной политике из числа европейских стран является Французская Республика, выторговавшая себе политический и экономический контроль в Западной и Экваториальной Африке, уступив ФРГ лидирующую роль в экономической политике ЕС и согласившись на пангерманские колонизаторские амбиции в отношении стран Восточной Европы. Именно Франция сыграла решающую роль в упразднении Великой Социалистической Народной Ливийской Арабской Джамахирии и в убийстве её лидера — полковника Каддафи. В 2011 году в прессу просочились сведения, что профранцузские африканские диктаторы (в Конго, Сенегале, Буркина-Фасо, Габоне, Кот-д’Ивуаре) платили на протяжении долгих лет дань в виде взяток французским президентам.

При этом Франция на словах отказалась от системы неформальной опеки «Франс- африка», сформированной спецслужбами страны под руководством советника генерала де Голля Жака Фоккара в 1950-х годах в 14 бывших колониях и получившей известность из-за грубых методов работы, поддержки государственных переворотов против неугодных лидеров африканских государств, поддержки диктаторов и заказных убийств политических оппонентов. Основной целью политики «Франсафрики» было противодействие советскому влиянию и народно-освободительным движениям на континенте.

В то время как французское вмешательство во внутренние дела Марокко, Алжира, Туниса и Ливии получает освещение в прессе, об интервенционистской политике Парижа в странах Сахеля — саванного региона к югу от пустыни Сахара, включающего Буркина-Фасо, Мавританию, Мали, Нигер и Чад, — пишут в западных СМИ спорадически, лишь в рамках новостных сводок о контртеррористической операции «Бархан», проводимой французскими вооружёнными силами в Мали против джихадистских группировок. Об истории конфликта, причинно-следственных связях французского присутствия широкой общественности известно мало.

При этом именно в странах Сахеля, воюющих с исламистами из-за действий Парижа, лозунг «Франция, убирайся!» пользуется всё большей популярностью, в течение уже 60 лет после обретения ими независимости. Демонстранты, а в их числе студенчество, деятели культуры и крестьяне, всё громче выступают против присутствия французов и требуют отказа от африканского франка КФА и окончания военной интервенции французской армии, именуемой операцией «Бархан», которая ведётся в Мали с 2013 года.

Масштабы протеста нарастают. Статьи в прессе, телевизионные дебаты, заявления и митинги захлестнули с конца 2019 года Западную и Центральную Африку. Многотысячные митинги на улицах столицы Мали Бамако добиваются вывода французских войск с территории страны, а в нигерийском городе Зиндере в начале года студенты публично уничтожили французский флаг.

Столкнувшись с волной протестов, французские чиновники и президент Макрон выразили «недоумение» и осудили «кампанию дезинформации», ведущуюся «соперничающими державами», косвенно обвинив Россию и Китайскую Народную Республику.

Интересен тот факт, что начиная с января 2020 года американская социальная сеть «Фейсбук» удалила несколько десятков фейковых аккаунтов, агитировавших за французскую внешнюю политику и занимавшихся антироссийской пропагандой. Кампанией, нацеленной на пользователей в Мали и в Центрально-Африканской Республике (ЦАР), руководили, по словам Натаниэля Глейшера, руководителя департамента кибербезопасности «Фейсбука», «люди, связанные с французской армией». По данным социальной сети, они «согласованным образом распространяли слухи и ложную информацию от имени иностранных или государственных организаций».

Кампания дезинформации, проводившаяся под эгидой Франции, включала 84 аккаунта, шесть страниц и девять групп в сети «Фейсбук», а также 14 аккаунтов в сети «Инстаграм» и позволяла лицам, базирующимся во Франции, с помощью поддельных личных данных выдавать себя за местных граждан.

В Центрально-Африканской Республике французские дезинформаторы распространяли утверждения о «возможном российском вмешательстве в выборы» и пропагандировали деятельность французской армии. В Мали французская пропаганда сосредоточилась на агитации французской «помощи», в то время как отдельные пользователи напрямую атаковали российскую и китайскую внешнюю политику.

«Нигер, Буркина-Фасо, Алжир, Чад и Кот-д’Ивуар также стали мишенями дезинформаторов, но «в меньшей степени», — заявил Н. Глейшер. «Лица, стоящие за этой скоординированной кампанией, пытались скрыть свою идентичность, но наше расследование выявило связи с французским генштабом», — добавил в своём заявлении руководитель департамента кибербезопасности сети «Фейсбук».

Действительно, Москва воспользовалась неблагоприятной для Парижа обстановкой, чтобы в 2018 году занять долю рынка ценных бумаг в Центрально-Африканской Республике. Но ожесточённость внутренних конфликтов и противостояние общественности французским неоколонизаторам имеют один-единственный корень, а именно многолетнюю разнузданную политику Франции на Африканском континенте. «Мы сыты по горло. Это восстание против французского вмешательства в дела наших стран», — резюмирует экономист Мамаду Кулибали, бывший председатель Национальной ассамблеи Кот-д’Ивуар. Французский империализм подталкивает студентов и городской пролетариат к уличным акциям. Эту эволюцию можно объяснить сменой поколений: у африканцев молодого и среднего возраста уже нет понимания «опекающей роли Франции».

Бывшим хозяевам ставится в первую очередь в вину неоколониальная политика в денежно-кредитной сфере по отношению к 14 африканским странам начиная с 1960 года. Африканские активисты, экономисты и оппоненты открыто борются за то, чтобы отказаться от валюты, унаследованной от колонизаторов и в настоящее время разделённой на две валютные зоны: западноафриканский франк КФА и центральноафриканский франк КФА. Обе эти валюты, привязанные к евро, остаются под контролем Парижского монетного двора, что официально гарантирует их конвертируемость.

Очевидно, что эти валюты препятствуют развитию стран, лишая их части суверенитета. Африканцы выступают за создание региональных или национальных валют. В Сенегале, например, Фронт за антиимпериалистическую революцию запустил кампанию за валютную независимость с однозначным лозунгом: «Франция, убирайся!».

Развитие событий в Африке застало врасплох господина Макрона, уверявшего в 2017 году, что франк КФА не является предметом дискуссии для Франции, и заставило его радикально изменить свои взгляды. В декабре 2019 года, во время визита в Абиджан, он, ко всеобщему удивлению, объявил о реформе западноафриканского франка КФА и о создании новой валюты «эко» для восьми стран — членов валютного союза. Бенин, Буркина-Фасо, Гвинея-Бисау, Мали, Нигер, Сенегал, Того и Кот-д’Ивуар намерены отказаться от использования франка КФА в пользу новой валюты, завершив тем самым 75-летнее использование западноафриканского франка КФА.

Страны валютного союза перестанут хранить 50% валютных резервов во Франции. Однако представители африканской прогрессивной общественности осуждают сохранение «валютной субординации», в частности, фиксированной привязки к евро под гарантии Франции. Условия существования центральноафриканского франка КФА (Габон, Камерун, Республика Конго, Экваториальная Гвинея, Центрально-Африканская Республика и Чад) остаются неизменными.

Введение новой западноафриканской единой валюты «эко», которое планировалось на конец 2020 года, было отложено на неопределённый срок. Правительство Нигера уже объявило, что валютный проект в настоящее время не представляет интереса для страны, а в Сенегале был сформирован инициативный комитет по валютному суверенитету против проекта «эко», состоящий примерно из 15 партий и движений, который заявляет, что Эмманюэль Макрон проталкивает введение новой валюты для защиты позиций Франции в Африке.

С возобновлением нападений в Сахеле французское военное присутствие в Африке стало дополнительным предметом споров, мобилизующих широкую общественность. С 1960 года Париж располагает системой стационарных и полевых военных баз в большинстве своих бывших колоний. Французская армия часто использовалась для приведения к власти или защиты ставленников Франции как, например, Омара Бонго в Габоне в 1990 году или Идрисса Деби Итно в Чаде в 2008 году. В 2011-м вмешательство французов, позволившее Алассану Уаттаре занять пост президента Кот-д’Ивуара было воспринято как сведение счётов с уходящим главой государства Лораном Гбагбо. В начале 2020 года несколько сотен водителей в камерунском городе Дуала устроили акцию по блокированию дорог в знак протеста против «французского вмешательства».

С 2013 года в связи с операцией французской армии под кодовым названием «Сервал», обстоятельства и мотивы которой остаются спорными, усиливается критика по мере того, как вооружённые группировки укрепляют позиции, дестабилизируя ситуацию и подогревая гражданский конфликт в Мали и Буркина-Фасо. Всё больше малийцев считают, что Франция вмешивается только ради защиты экономических и стратегических интересов, что она участвует в дестабилизации стран, чтобы утвердить своё военное присутствие; но прежде всего, что она встала на сторону туарегских исламистских повстанцев на севере Мали. «Я удивлён, что французским военным не удалось уничтожить эти террористические формирования. Действительно ли они борются с исламистами или у них есть другие скрытые цели военного присутствия?» — заявил министр обороны Буркина-Фасо Шериф Си в интервью южноафриканскому еженедельному журналу «Мейл и Гардиан» в июне 2019 года.

Раздражение малийцев вызывает и тот факт, что в рамках операции «Бархан» на севере Мали Франция добилась от руководства страны восстановления четырёх постоянных военных баз, закрытых в 1961 году после обретения Мали независимости. Мали является основным поставщиком во Францию урана, используемого для производства на АЭС 75% всей электроэнергии страны, а также третьим по величине добытчиком золота в Африке. Кроме того, на Мали приходится половина территории Бассейна Таудени, богатого залежами неразработанной нефти. С учётом всего этого в заверения Франции по поводу бескорыстности оказываемой «помощи» трудно поверить.

Крайне спорными остаются методы работы французских вооружённых сил и спецслужб. Главное управление внешней безопасности министерства обороны Французской Республики, в подчинении которого находятся около 800 легальных и нелегальных агентов, исполняет в Мали непосредственные указы президента Франции по ликвидации мятежников и террористов. Французский журналист Винсент Нузиль опубликовал в 2015 году журналистское расследование «Убийцы Республики», посвящённое деятельности подпольной ячейки главного управления внешней безопасности минобороны Франции, в котором он пришёл к выводу, что убийства, совершаемые управлением, по образу действий являются копией тактики ЦРУ, а количество спецопераций по ликвидации заметно увеличилось начиная с 2010 года, то есть ещё во времена президентства Николя Саркози и Франсуа Олланда.

Причиной тому стал приход в управление нового начальника — генерала армии и Великого канцлера Почётного легиона Бенуа Пюга, участника Бильдербергской конференции 2017 года, возглавлявшего управление по 2016-й. Пюга, чей отец был одним из организаторов путча генералов в Алжире в 1961 году (вооружённого мятежа французских частей, расквартированных в Алжире, против политики президента де Голля, направленной на предоставление Алжиру независимости), считается «ястребом» даже в военных кругах. Ему приписываются исключительная решительность и жестокость.

Нузиль подчёркивает, что проведение спецопераций в Сахеле проводится главным управлением внешней безопасности минобороны Франции по прямому приказу президента, без возможности парламентского вмешательства и отчётности Национальному собранию, что фактически делает круг лиц, принимающих соответствующие решения, гораздо более узким, чем в тех же США, где существует контрольная комиссия конгресса. Следствием этого является абсолютно закрытая от французской общественности военно-разведывательная политика Франции на Африканском континенте и, в частности, в Мали.

Создание французской армией альянса с Национальным движением за освобождение Азавада (НДОА) порождает недоверие у африканцев. В 2012 году эта группа боевиков совершала нападения на военные лагеря на севере Мали вместе с исламистами. Вскоре после этого французская армия сделала её своим партнёром в войне против джихадистов. Французы, согласно высказыванию бывшего посла Франции в столице Мали Бамако Николя Нормана, «подарили» НДОА малийский город Кидал после освобождения в 2013 году. То обстоятельство, что президент Франции Макрон в ноябре 2019 года первым объявил о том, что глава малийского правительства вскоре посетит город, который до сих пор контролируется НДОА, усилило подозрения. В глазах многих малийцев это доказательство того, что у Франции есть рычаги давления на противостоящие малийской власти группировки, чтобы при соответствующей политической воле в одночасье разрешить конфликт.

С конца 2019 года к протесту подключились и деятели культуры. В открытом письме, адресованном президенту Франции Макрону, кинорежиссёр и бывший министр культуры Мали Шейк Умар Сиссоко осудил «колониальное поведение Франции», основанное на превосходстве и презрении к народам, которые эксплуатируются французскими колонизаторами. Пользующийся популярностью на родине малийский певец Салиф Кейта в свою очередь вызвал возмущение официального Парижа, заявив, что «в Африке нет джихадистов, а есть наёмники, оплачиваемые Францией». Он обвинил президента Мали Ибрагима Бубакара Кейту, свергнутого позднее военными, в том, что тот «тратит своё время, подчиняясь политическому младенцу Эмманюэлю Макрону».

Музыкант, сделавший эти заявления из-за рубежа, по возвращении в Бамако был встречен толпой восторженных сторонников. В июле 2020 года Сиссоко опубликовал книгу «Человек велик только в мире — надо покончить с войной» с послесловием специального докладчика Комиссии ООН по правам человека Жана Зиглера, в котором последний во имя гуманитарного сотрудничества призывает Европейский союз и США воздействовать на компрадорский капитал и транснациональные корпорации, грабящие Африканский континент.

Удивлённые множащимися протестными голосами и акциями французские власти смягчают тон. «Франция не имеет нео-колониальных, империалистических или экономических целей в Африке. Мы здесь ради коллективной безопасности региона и нашей собственной безопасности», — заявил господин Макрон в декабре 2019 года. Однако нельзя забывать, что пятью годами раньше предшественник Макрона Франсуа Олланд заявил: «Франция не заинтересована в Мали. Военное вмешательство в Мали не оправдывает никаких экономических или политических расчётов». Одновременно поддерживаемый ими член группировки НДОА и бывший министр иностранных дел непризнанного Азавада Хама Аг Махмуд пишет в соцсетях: «Война идёт за добычу полезных ископаемых».

То, что президент Макрон не умеет скрывать раздражения, французам стало ясно ещё во время восстания «жёлтых жилетов». В конце 2019 года он пожаловался на «двуличность» африканских лидеров в отношении «антифранцузского движения». Обращаясь к лидерам стран «большой пятёрки» Сахеля (Буркина-Фасо, Мали, Мавритания, Нигер, Чад), он выдвинул ультиматум: «Мне нужно, чтобы вы отстаивали нашу политику перед вашим общественным мнением». Президент Буркина-Фасо Рок Марк Кристиан Каборе через средства массовой информации возразил: «Это невозможно. Мы находимся в демократическом государстве. Мы не можем лишить кого-либо права на собственное мнение».

Французские власти обеспокоены одновременно тем, что Россия, Китай и Турция принимают активные шаги по расширению своего торгового влияния на континенте на основе обоюдного партнёрства. В октябре 2019 года в Сочи состоялся экономический форум «Россия — Африка», на котором член оппозиционной ивуарийской партии Натали Ямб раскритиковала политику Франции: «Франция по-прежнему считает Африканский континент своей собственностью (…) Мы добиваемся отказа от франка КФА (…) Мы добиваемся расформирования французских военных баз, которые под прикрытием лживых договоров о военной помощи служат лишь для того, чтобы допустить разграбление наших ресурсов, подготовку террористов и поддержание диктаторов во главе наших государств». По требованию Парижа власти Кот-д`Ивуар выслали Натали Ямб, гражданку Швейцарии, 2 декабря 2019 года из страны за «действия, порочащие национальные интересы».

Президенты франкоязычных стран Африки оказываются между молотом и наковальней: с одной стороны, на них давят национально-освободительные движения и народный гнев, а с другой стороны, им приходится подчиняться требованиям Франции, преследующей свои корыстные цели на континенте. Многие из африканских лидеров знают, что они не были бы у власти без помощи Парижа, и никто из них не забывает о репрессиях, которым подверглись их предшественники, выступавшие против Франции, такие как Ахмед Секу Туре в Гвинее, ставший жертвой полномасштабной дестабилизации обстановки в стране, или Томас Санкара в Буркина-Фасо, свергнутый в результате государственного переворота 1987 года и впоследствии убитый. В последние годы только лидеры Камеруна использовали «антифранцузский» рычаг в борьбе с Парижем за будущее страны: в течение нескольких месяцев официальные СМИ вели там антифранцузскую кампанию.

Париж нервничает: взрывоопасная ситуация в африканских странах уже давно стала ахиллесовой пятой Франции. Что остаётся? Смириться с деколонизацией. Когда Салиф Кейта заявляет французам: «Уходите, пока не поздно», он заручается значительной поддержкой сограждан. Но независимо от того, находятся ли они у власти или в оппозиции, местные политики, за редкими исключениями, боятся говорить о Франции плохо.

Сегодня Париж играет на слабости своих антиимпериалистических и антиколониальных оппонентов. Проблема антифранцузских и национально-освободительных движений в африканских странах заключается в первую очередь в полном отсутствии объединяющего идеологического стержня: в послевоенные годы критика французского империализма как возможность национального развития обосновывалась зачастую марксистско-ленинским учением. Именно оно послужило основой теории африканского социализма, одним из представителей которого был первый независимый президент Мали Модибо Кейте, отказавшийся от западноафриканского франка и закрывший французские военные базы в стране. Но Кейте был свергнут в 1968 году и помещён под арест. В 1977 году он умер при невыясненных обстоятельствах.

Современное антиколониальное движение разнородно и раздроблено, и в этом его главная слабость. Французское правительство пользуется этим, усиливая своё присутствие в регионе и проводя неоколониальную политику. В связи с этим депутат Национального собрания от Французской коммунистической партии Жан-Поль Лекок заявил: «Французская колониальная традиция полностью сохранена. Франция гордится тем, что является родиной Декларации прав человека и гражданина революционного 1789 года, при этом она забывает, что в первую очередь именно она должна научиться её соблюдать».

Французский правящий класс не готов идти на уступки. Тем яснее становится, что недавно объявленный президентом Макроном «вывод» французских военных из Мали является не более чем популистским заявлением. 23 июня Пьер Лоран, бывший национальный секретарь Французской коммунистической партии и член сената, раскритиковал политику Макрона в открытом письме: «Похоже, что «рационализация» политики военного вмешательства Франции в Африке — это не столько «вывод», сколько «передислокация» нашей группировки войск, направленная на более широкое развёртывание французских вооружённых сил в большем количестве стран». В действительности Франция планирует компенсировать частичный уход из Мали за счёт увеличения своего военного присутствия в Нигере, богатом урановыми месторождениями, а также в Чаде и Мозамбике.

Недавно в неоколониальной политике, проводимой Парижем, вдруг появился немецкий акцент: рвущаяся к империалистической экспансии Федеративная Республика Германия, для которой доступ к Африканскому континенту до сих пор был фактически закрыт, немедленно откликнулась на просьбу Парижа поддержать политику Макрона в регионе. Бундесвер взял на себя руководство учебной миссией ЕС в Мали, а генерал Йохен Дойер принял под своё командование 950 солдат ЕС в странах Сахеля. В настоящее время в этой миссии ЕС задействовано около 110 военнослужащих Германии. Ещё около 880 немецких солдат входят в состав войск ООН в Мали.

Африканцы прекрасно отдают себе отчёт в том, что народы Сахеля, страдающие от войн, потрясений и нищеты, от протянутой «руки помощи» ЕС, скорее протянут ноги. А французским империалистам, пригласившим ФРГ в регион, ещё предстоит прочувствовать, что они пустили лису в курятник.

Просмотров: 1803

Другие статьи номера

Луна как источник конфликтов
«Учёные опасаются, что Луну могут слишком быстро разграбить частные компании, надеющиеся добывать там ценные ресурсы, говорится в новом исследовании Гарвард-Смитсоновского центра астрофизики (Великобритания). Отсутствие надлежащей международной политики и соглашений может привести к напряжённости, переполненности и быстрому расширению проектов по добыче полезных ископаемых на спутнике Земли», — пишет британская газета «Индепендент».
Победа на фоне репрессий

Германская коммунистическая партия сможет принять участие в выборах в бундестаг в сентябре этого года

Конституционный суд ФРГ отменил решение Федеральной избирательной комиссии, которая не признала ГКП в качестве политического объединения и отказалась допустить её к выборам. Об этом говорится в копии решения Второго сената Конституционного суда Германии от 22 июля, которое было передано в юридический отдел ГКП.

Вояж попрошаек
По устоявшейся многолетней традиции белорусская маргинальная оппозиция регулярно ездит на поклон к американскому руководству за легитимизацией политического статуса и финансированием. Не исключением стала и С. Тихановская, которая на исходе добровольной годичной эмиграции отправилась в двухнедельное турне по США.
Долги по зарплатам бьют все рекорды
«Во вторник, 3 августа, выйти на акцию протеста планируют жёны шахтёров госпредприятия «Львовуголь» с детьми. Долг по зарплате перед горняками предприятия достиг уже 300 млн гривен (более 800 млн руб. — Ред.)», — написал на своей странице в «Фейсбуке» лидер Независимого профсоюза горняков Михаил Волынец.
Уверенный рост
За первые шесть месяцев нынешнего года объём внешнеторгового оборота провинции Хэйлунцзян (Северо-Восточный Китай) увеличился на 18,4 проц. в годовом исчислении до 93,15 млрд юаней (порядка 14,4 млрд долл.), сообщила Харбинская таможня.
ПУЛЬС ПЛАНЕТЫ
СИНИМЯЭ. В этом посёлке, где летом 1944-го шли ожесточённые бои Красной Армии с гитлеровскими войсками, на ежегодное мероприятие собрались около 200 ветеранов сформированного в то время из местного населения легиона — ядра будущей 20-й эстонской дивизии СС, они возложили цветы и зажгли свечи у мемориала эстонского легиона. Позволяя это, власти республики проводят сознательную популяризацию фашизма.
Инициатива «Открытые Балканы»
Лидеры Северной Македонии, Албании и Сербии во время проходившего на днях экономического форума, в котором участвовали представители более 350 компаний из этих стран, подписали документы, призванные содействовать региональному сотрудничеству на Западных Балканах.
Очереди за костями

В Бразилии растут масштабы голода

Граждане разных стран, сравнивая свой уровень жизни с заграничным, ориентируются на Францию или США. А зря: большинство населения Земли живёт совсем не в благополучной Европе. Вот зарисовка из жизни Бразилии с населением 207 млн человек. В очереди за остаточными костями стоят далеко не одни бедняки: более 55% бразильцев не могут питаться трижды в день, пишет испанская газета «Паис».

Пример Солидарности
26 июля было брошено несколько «коктейлей Молотова» в здание посольства Кубы в Париже, в котором в это время находились дети. Французские коммунисты осудили кампанию насилия и дезинформации, направленную против острова Свободы.
Борщевой пиар

Ни для кого не секрет, что кампания по выборам в Госдуму сегодня в самом разгаре. Пользуясь своим доминированием в СМИ, «партия власти» пиарится по любому поводу.

Вот передо мной небольшая бравурная статейка, появившаяся 27 июля текущего года в «Крымской газете».
Все статьи номера