«Советская литература раскрыла нам глаза»

«Советская литература раскрыла нам глаза»

№71 (31131) 8 июля 2021 года
4 полоса
Автор: Руслан СЕМЯШКИН. г. Симферополь.

«Я много думал над миссией писателя, желающего быть писателем-революционером. Мне казалось, что социальный долг художника — создать произведения, близкие явлениям и фактам жизни. Я считал, что только та литература имеет право на внимание читателя, которая отражает общественную жизнь. Вторгаться в жизнь, проникать в самые сокровенные её тайники — призвание художника. Пристально наблюдать настоящее, анализировать настоящее — вот призвание писателя, если он хочет стать летописцем своего народа».

Слова эти, в общем-то вполне созвучные с позицией и деятельностью большинства представителей советской многонациональной литературы, были сказаны писателем китайским. И то, что они шли от горячего сердца и пульсирующего сознания настоящего патриота, долгие годы боровшегося за строительство нового, свободного социалистического Китая, лишь подчёркивает весь тот глубокий смысл, выстраданный самой жизнью, который Мао Дунь, чьё 125-летие со дня рождения приходится на первую декаду июля текущего года, в них вкладывал.

Мао Дунь. Имя это сегодня мало известно большинству россиян, не связанных с Китайской Народной Республикой, изучением её истории, культуры и литературы. Для тех же, кто интересуется этими вопросами, Мао Дунь, или Шэнь Яньбин, а таково настоящее имя писателя, публициста, литературоведа, критика, общественного и государственного деятеля, председателя Союза китайских писателей с 1953 по 1981 год, министра культуры КНР с 1949 по 1964 год, не нуждается в представлении. Собственно, литература Китая ХХ столетия без этого имени просто даже и не воспринимается как цельное, самостоятельное и грандиозное явление.

Читать, изучать и постигать китайскую литературу никогда не поздно. Творчество Мао Дуня вполне может стать той отправной точкой, с которой и начнётся его полновесное знакомство с уникальной литературой страны, не просто граничащей с Россией, но, что самое главное, продолжающей во главе с Компартией строить справедливое социалистическое общество с китайской спецификой.

В преддверии юбилейной даты Мао Дуня, 17 июня в Обществе российско-китайской дружбы, которое возглавляет первый заместитель Председателя ЦК КПРФ, первый заместитель председателя Государственной думы ФС РФ И.И. Мельников, состоялся вечер «Слово писателя и мыслителя», посвящённый 125-летию со дня рождения Мао Дуня и 140-летию со дня рождения Лу Синя, где об этих двух выдающихся писателях Китая прошлого столетия шёл большой профессиональный и творческий разговор с участием опытных китаеведов, специалистов по изучению китайской литературы.

Чем же дорого для нас имя Мао Дуня, необычайно много сделавшего для создания реалистической литературной школы Китая? Прежде всего тем, что по его произведениям мы можем видеть историю китайского общества первой половины ХХ столетия и зарождения в нём революционного движения, ставшего локомотивом в деле обретения Китаем независимости с провозглашением в 1949 году образования Китайской Народной Республики.

Важно отметить и то, что Мао Дунь не был ни летописцем, ни бытописателем. Его проза полемична, психологична, наполнена острыми конфликтами и требует вдумчивого прочтения. Она — литературный слепок той действительности, которую видел и хорошо знал сам Мао Дунь, бывший при этом выходцем из образованной семьи, имевшей крепкий достаток.

Уроженец старинного городка Учжэнь провинции Чжэцзян, он был внуком по отцу крупного коммерсанта, а по матери — известного врача. Отец его также был известным в уезде врачом, имевшим первую учёную степень и находившимся под влиянием новых тогда реформаторских идей. Детство будущего писателя прошло под сильным влиянием китайской классической литературы.

Окончив среднее училище, Мао Дунь поступает на подготовительный факультет Пекинского университета, который успешно и оканчивает, но из-за ранней смерти отца и обеднения семьи продолжить дальнейшее обучение он не смог. Самообразование в конечном счёте сделало его одним из наиболее образованных людей своего времени.

Девятнадцатилетний юноша, оставшийся вне стен университета, был принят в крупнейшее китайское издательство «Шанъуиньшугуань» в Шанхае, где он приобретает реальные возможности для основательного знакомства с иностранной литературой. А сам город Шанхай также имел на молодого Мао Дуня определённое влияние. Именно здесь он увидел примеры эксплуатации китайских трудящихся иностранцами, а также социального неравенства с его богатством и роскошью на фоне нищеты и жалкого прозябания.

Примерно тогда же, в 1921 году, Мао Дунь вместе с другими прогрессивными творческими людьми создаёт литературную группу реалистической направленности, названную «Обществом изучения литературы», в которой ему принадлежала заметная роль.

«Я начал писать в возрасте, когда иные чувствуют себя уже зрелыми писателями, — в двадцать семь лет, — писал позднее Мао Дунь. — Вот как это произошло. После смерти отца материальное положение нашей семьи ухудшилось, и я оставил школу. Случилось так, что моей первой работой оказалось редакторство. Я вступил в Общество изучения литературы и вскоре стал редактором журнала, который был своеобразным альманахом лучших новелл. Журнал назывался «Ежемесячник новелл». Литературные интересы увлекли меня, и я решил «попробовать перо». Я почувствовал непреодолимое желание написать о своих наблюдениях, высказать свои взгляды, и начал писать. Ещё задолго до того, как взяться за перо, я начал политическую работу в армии. Моей деятельностью руководила партия. Компасом моих мыслей и действий стал марксизм-ленинизм. Именно по этому компасу я выверял действенность своих произведений, их полноценность. Моё марксистское воспитание шло в процессе борьбы с теми промахами, которые у меня были. Именно марксизм-ленинизм помог мне познать правду жизни, правильно оценить историческое наследие, определить пути общественного развития Китая. Эта наука помогла мне освободиться от влияния философских догм, которые оставили нам древние мудрецы Лао-цзы и Чжуан-цзы, в плену которых я находился едва ли не до двадцати пяти лет».

Будучи молодым литератором, Мао Дунь знакомится и с русской литературой, с произведениями Л. Толстого, И. Тургенева, А. Чехова, М. Горького и других писателей. Как писал советский исследователь творчества Мао Дуня Н.Т. Федоренко, знавший китайского писателя лично, русская литература на молодого китайца произвела сильное впечатление, у него родятся «глубокие симпатии к русскому народу, к его борьбе за свободу, к его литературе, к русскому национальному искусству».

«Для того чтобы творчество художника воплотилось в подлинно национальном литературном произведении, — писал впоследствии Мао Дунь, — оно, помимо своих индивидуальных черт, должно быть отмечено народностью, то есть должно нести в себе самобытное обаяние, присущее народу данной страны. Так, черты самобытного обаяния русского народа — это его способность терпеливо и упорно сражаться против тёмных сил, самоотверженно трудиться, любить других, его дух интернационализма. Изображение этого народного характера, получившее развитие после Н.В. Гоголя в творчестве многих писателей, приобрело громадное влияние не только в России, но и во всём мире. Именно такая литература, раскрывающая черты народного характера, представляет собой подлинную ценность».

Здесь уместно напомнить и о хорошо знавшем Мао Дуня упомянутом выше Николае Трофимовиче Федоренко, бывшем в нашей стране наиболее осведомлённым исследователем жизни и творчества китайского писателя.

Без преувеличения, это была легендарная личность. Филолог-востоковед, доктор филологических наук, профессор, член-корреспондент АН СССР, он известен как литературовед, писатель, общественный деятель, дипломат. Более десяти лет Н.Т. Федоренко проработал в советской дипломатической миссии в Китае, затем — заведующим Дальневосточным отделом МИД и заместителем министра иностранных дел СССР, Чрезвычайным и Полномочным Послом СССР в Японии, постоянным представителем СССР в ООН и в Совете Безопасности ООН. Николай Трофимович без малого два десятка лет возглавлял журнал «Иностранная литература» и был секретарём правления Союза писателей СССР. Он также несколько раз избирался членом Центральной ревизионной комиссии КПСС. Награждён двумя орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции, двумя орденами Трудового Красного Знамени, орденом Дружбы народов, двумя орденами «Знак Почёта». В общей сложности им написано более двадцати литературоведческих и публицистических книг, нисколько не устаревших, представляющих и в наше время немалый интерес. Из них немало нового можно узнать о Китае, о его древней культуре и литературе, в частности о зарождении её в КНР, да и о многом другом.

В жизни и творчестве нашего героя этот человек сыграл немалую роль.

Фактически Мао Дунь до 1927 года выступал как публицист, литературовед, критик и переводчик западноевропейской и русской литературы. При этом следует подчеркнуть, что в 1920 году он вступил в коммунистический кружок в Шанхае и участвовал в 1921 году в создании КПК. Затем три года в Национально-революционной армии вёл политическую работу, редактировал газету «Миньгожибао», выступал со статьями и докладами.

А в 1927—1928 годах выходит в свет его первое художественное произведение: созданная под влиянием временного поражения революции трилогия «Затмение», состоящая из романов «Разочарования», «Колебания» и «Поиски».

Большинство героев данной трилогии — мятущиеся молодые мелкобуржуазные интеллигенты, быстро разочаровывающиеся в революции, не понявшие её сути и не желающие вести дальнейшую борьбу. Сами названия романов символичны, они точно определяют эволюцию изображаемой в трилогии среды.

Не имея идейного стержня, персонажи трилогии разочаровываются в революции, которая, как известно, требует будничной и часто неблагодарной работы. Они начинают колебаться, причём именно в тот момент, когда текущая ситуация требует максимальной энергии, стойкости и самоотдачи. А за поражением следуют мучительные и часто безрезультатные поиски новых путей в жизни, попытки побороть отчаяние и скепсис. Потому и называют писателя одним из творцов «литературной революции».

Несомненным преимуществом данной трилогии можно считать то, что писатель смог с большой обличительной силой вскрыть сущность мелкобуржуазной психологии интеллигенции во время поражения революции и в годы террора Гоминьдана, запятнавшего себя массовыми казнями революционеров и другими бесчеловечными деяниями. Создав колоритные, запоминающиеся образы, Мао Дунь художественными средствами стремился показать непоследовательность и неустойчивость мелкой буржуазии, её идейную недалёкость, слабость и неспособность к жёсткой классовой борьбе за коренные интересы народа.

Пришлось писателю принимать участие и в северном походе сил Гоминьдана. Был он с ними до тех пор, пока Чан Кайши не порвал с коммунистами. Затем Мао Дунь с 1928 по 1930 год вынужденно находился в Японии.

Вернувшись на родину, он вступает в Лигу левых писателей Китая, созданную в Шанхае в начале марта 1930 года, в которую также вошли и такие фигуры, как Го Можо, Ся Янь, Тянь Хань, Цзян Гуанцы, Чжан Тяньи, Юй Дафу. Руководителем и идеологом Лиги стал Лу Синь.

В 1932 году публикуется повесть Мао Дуня «Лавка Линя». В ней он описывал разорение мелких торговцев, страдающих от поборов гоминьдановцев и от обнищания масс. Типична и фигура главного героя — предприимчивого и доброго человека, но далёкого от политики, неспособного к сопротивлению. Он живёт в маленьком городке, любит жену, души не чает в дочери, дела его идут в общем неплохо. Но и до этой глубинки докатился мировой кризис: всё хуже идёт торговля, лихоимствуют местные власти. А тут, как на беду, одному из заправил приглянулась дочка Линя. И, выручая её, Линь попадает в тюрьму, разоряется и вынужден бежать из городка. Хороший, в сущности, человек идёт к гибели сам и тянет за собой других, доверившихся ему. Но поделать ничего нельзя, жаловаться не на кого. Характерно и то, что точно найденный ритм повествования, выверенность композиции, прозрачность стиля сделали эту повесть хрестоматийной.

Знаковым в творчестве писателя становится и роман «Перед рассветом», который можно считать и первым образцом социальной эпопеи, и романом, вошедшим в сокровищницу китайской литературы. В нём Мао Дунь рисует картины жизни китайского города и отчасти деревни в начале тридцатых годов прошлого столетия, экономический и политический кризис, забастовки и крестьянские выступления. А в центре романа мы видим шанхайского текстильного фабриканта У Сунь-фу, олицетворявшего среднюю буржуазию того времени. Смелый, энергичный, безжалостный, он ведёт отчаянную борьбу с компрадорским капиталом, одновременно подавляя движение рабочих на своих предприятиях. Рельефно выписал Мао Дунь и представителей компрадорского капитала, верных слуг империализма, готовых ради наживы идти на предательство народных интересов. Они прочно были связаны с иностранным капиталом, хищнически разорявшим промышленность Китая и грабившим его природные богатства.

27 марта 1938 года была создана Всекитайская ассоциация деятелей литературы и искусства по отпору врагу (ВАРЛИ), объединившая всех литераторов и деятелей искусств Китая, стоявших на патриотических позициях. Основной задачей ассоциации было содействие национальному отпору японской агрессии. Мао Дунь принимает в работе ассоциации самое активное участие. В годы войны он много ездил по стране, бывал в различных провинциях и городах, пристально изучал жизнь и борьбу китайского народа, поднявшегося на защиту своей земли. И везде выступал с докладами, пропагандировал революционную литературу, нёс своему обездоленному народу правду жизни и светоч высокой культуры.

В конце 1940 года Мао Дунь был вынужден эмигрировать в Гонконг, где временное убежище находили и другие прогрессивные деятели культуры и где он заканчивает работу над новым романом «Разложение». Сороковые годы станут для Мао Дуня весьма продуктивными: написаны романы «Разложение» (1941), «Багряные листья в инее, точно цветы в феврале» (1942, первая часть), «Повесть о первом этапе» (1945). В том же 1945 году он пишет и первую свою пьесу «В дни поминок», в которой гневно обличает буржуазное общество с его ложью, цинизмом, диким произволом, преступлениями, баснословным богатством одних и дикой нищетой других, которых — абсолютное большинство.

Роман «Разложение», написанный в форме дневника молодой женщины, ставшей сотрудницей гоминьдановской тайной полиции, обличал чанкайшистскую систему сыска, коррупцию, террор против патриотов. Беспощаден писатель и к правящим кругам. Их предательство и сговор с японцами, террор и репрессии против передовых людей не могут быть прощены, говорил читателям Мао Дунь.

А роман «Багряные листья в инее, точно цветы в феврале» повествует о жизни китайской провинции перед зарождением движения «4 мая» 1919 года и до антияпонской войны, показывая путь в революцию выходца из старого учёного сословия.

«Повесть о первом этапе» — это беллетризованная хроника трёхмесячной обороны Шанхая в 1937 году, от первых известий о японской агрессии и до падения города. Но писателя при этом занимает не военная сторона событий, а поведение и жизненные позиции разных групп шанхайских обывателей. Одни идут к тем, кто сражается, другие остаются сторонними наблюдателями, третьи готовятся сотрудничать с врагом.

Примерно в те же годы Мао Дунь переводит с английского языка русскую и советскую литературу: А. Чехова, М. Горького, В. Катаева, К. Симонова, В. Гроссмана. В 1946 — 1947 годах, по приглашению Всесоюзного общества культурной связи с заграницей, состоится поездка писателя в СССР, знакомство с А. Фадеевым, К. Симоновым, С. Маршаком и другими советскими писателями. По итогам этой поездки Мао Дунь пишет две книги: «Записки об СССР» (1948), представлявшие собой дневник писателя во время его пребывания на советской земле, и «О Советском Союзе» (1949). В книгах этих Мао Дунь с присущей ему искренностью рассказывает правду о стране, первой начавшей строить социализм, и о тех гигантских успехах, которые он смог увидеть.

Большим событием для прогрессивной общественности борющегося Китая становится пятидесятилетие писателя, отмечавшееся в непростых условиях 1946 года. Орган Коммунистической партии Китая газета «Синьхуажибао» писала тогда в своей передовой: «Искусство должно служить народу, делу национального освобождения, счастью народных масс. Именно эти мотивы проходят красной нитью в творческом труде Мао Дуня за истекшие двадцать пять лет, как и во всём направляемом им движении за новое искусство Китая. Во имя жизни народа, во имя свободы подавляющего большинства своих сограждан писатель принимает активное участие в революции 1924—1927 годов. Мао Дунь отдаёт все свои силы руководству движением за революционную литературу в самый опасный период разгула реакции, наступивший после поражения революции. В течение двадцати пяти лет писатель борется мужественно и уверенно, его жизнь достойна славы и высокой награды».

С провозглашением Китайской Народной Республики Мао Дунь становится одной из ключевых фигур в организации в стране литературного процесса. В 1949 году на страницах журнала «Народная литература», главным редактором которого был писатель, он определяет новые задачи работников литературы и искусства Китая. Главная среди них — участие в народно-освободительной борьбе и строительстве демократического государства путём объективного отображения процессов становления и роста нового Китая, его прославления в произведениях, которые должны отличаться идейностью и носить воспитательный характер. В числе задач Мао Дунь говорил и о такой: «Нам необходимо усилить литературное общение Китая с народами других стран, развивать дух революционного патриотизма и интернационализма и участвовать в возглавляемой Советским Союзом борьбе народов мира за прочный мир и народную демократию».

Мао Дунь был большим другом Советского Союза и пламенным борцом за мир. В своём приветствии по случаю 30-й годовщины Великого Октября он писал: «В победоносной войне против фашистской чумы советский народ выполнил самую тяжёлую задачу и внёс величайший вклад в дело победы. Народы всего мира, в том числе и китайский народ, никогда не забудут огромных заслуг советского народа, который спас цивилизацию, отстоял демократию, помог освобождению порабощённых народов».

О большом и искреннем чувстве признательности и благодарности к Советскому Союзу и его интернациональной литературе говорят и слова Мао Дуня из его статьи «Приветствуем нашего старшего брата, равняемся на нашего старшего брата»: «Советская литература раскрыла нам глаза. Она воспитала наших деятелей революционной и прогрессивной литературы и искусства. Она раскрыла глаза тысячам и десяткам тысяч наших молодых людей — интеллигенции — и воспитала их. Советская литература — наш старший брат, у которого мы постоянно учимся… Она усиливает наше мужество и вселяет в нас уверенность, помогая выполнять стоящие перед нами задачи. Равнение на советскую литературу и искусство!»

Надо сказать, что Мао Дунь всегда пристально следил за развитием нашей советской литературы. Особой же любовью у него пользовались такие давно уже ставшие классическими произведения, как «Железный поток» А. Серафимовича, «Разгром» и «Молодая гвардия» А. Фадеева, «Хлеб» А. Толстого, «Тихий Дон» и «Поднятая целина» М. Шолохова.

Неизменно привлекала его и народность нашей литературы. Это же качество он стремился вносить в собственные произведения о китайской действительности, к этому призывал и своих товарищей — писателей молодой Китайской Народной Республики.

Вдохновляли мастера и успехи Китая в деле строительства свободного социалистического государства, проявлявшего большую заботу о деятелях литературы и искусства. В статье «Осуществление мечты», опубликованной в «Литературной газете» 30 сентября 1954 года, Мао Дунь писал: «Китайские учёные, деятели литературы и искусства окружены тёплой заботой Коммунистической партии, Народного правительства. Высоко поднято общественное положение народных мастеров — актёров, поэтов, танцоров. Они встречают энергичную поддержку правительства, которое принимает различные меры для улучшения условий их быта, работы, помогает им развивать свои художественные наклонности, воспитывать новые силы искусства.

Чтобы выполнить наши священные обязанности, мы должны ещё теснее сплотиться вокруг Коммунистической партии и Председателя Мао Цзэдуна, ещё более настойчиво учиться у самых передовых в мире — советской науки, советской литературы, советского искусства».

В годы «культурной революции» Мао Дунь переживал не лучшие времена и практически не занимался творчеством. Но после длительного молчания он пишет три тома воспоминаний «Путь, мною пройденный», завершённых незадолго до смерти.

Произведения Мао Дуня неоднократно экранизировались. Китайские зрители смогли увидеть немой фильм «Весенние шелкопряды», снятый в 1933 году, а в более поздние годы фильмы «Лавка господина Линя» и «Полночь».

Четыре десятилетия в КНР существует премия имени Мао Дуня, являющаяся наиболее престижной литературной премией в Китае. Вручается она один раз в четыре года за наиболее успешные образцы прозы. У истоков этой награды стоял сам Мао Дунь, скончавшийся в 1981 году и в своём завещании не только указавший на необходимость организации подобной премии для китайских литераторов, но и передавший 250 тысяч юаней для создания её уставного фонда. Союз китайских писателей тогда поддержал эту идею, и уже в 1982 году прошла первая церемония вручения данной литературной премии.

Мао Дунь, бесспорно, был большим художником, и счастливы те мои сограждане, кто может читать его произведения в оригинале на китайском языке. Разумеется, далеко не все произведения писателя переведены на русский язык. Долгие годы, после «заморозки» советско-китайских отношений, они не издавались в СССР. Лишь в 1990 году издательство «Художественная литература» выпускает книгу избранных произведений писателя. Книги Мао Дуня сегодня, конечно, редко встречаются. Хотя в библиотечных фондах найти их можно. Хочется верить, что его произведения будут переизданы на русском языке усилиями тех, кому дорога китайская культура и кто на деле ратует за то, чтобы отношения между нашими странами и народами крепли и поддерживались на самом должном уровне.

Просмотров: 1840

Другие статьи номера

10 ДНЕЙ КАЛЕНДАРЯ

11 июля

— 75 лет назад вошёл в строй первый в СССР магистральный газопровод Саратов — Москва протяжённостью около 850 км — пионер отечественной газовой индустрии.

— 110 лет назад родилась В.А. Оболенская (1911—1944) — русская княгиня, героиня французского движения Сопротивления. Была казнена в фашистских застенках 4 августа 1944 г. Посмертно удостоена во Франции ордена Почётного легиона и в СССР — ордена Отечественной войны I степени.

Не только для военных нужд
На 10-й Международной выставке вооружения и военной техники MILEX-2021, проходившей в течение нескольких дней в Минске, учёные Белорусского государственного университета представили 10 инновационных разработок.
Позорное наследие коллаборантов
Инициатива МВД Белоруссии включить бело-красно-белый флаг и лозунг «Жыве Беларусь!» в перечень нацистской символики и атрибутики вызвала у противников действующей власти ожидаемое возмущение.
У Болгарии есть шанс полеветь
В подкупе избирателей накануне досрочных выборов в Народное собрание (парламент) Болгарии, намеченных на 11 июля, обвинил партию «Граждане за европейское развитие Болгарии» (ГЕРБ) министр внутренних дел нынешнего технического правительства страны Бойко Рашков. Он заявил об этом 5 июля в интервью национальному радио.
Осиное гнездо
Много известно сегодня о нападках немецких, польских, украинских, прибалтийских неонацистов, желающих переписать историю и итоги Второй мировой войны, но порой недооценивается происходящее в странах — основательницах Евросоюза. На днях в газете французских коммунистов «Юманите» и в бельгийском выпуске журнала «Пари матч» был опубликован скандальный материал о памятнике латышским легионерам СС, который был открыт в 2018 году в бельгийском муниципалитете Зедельгем в Западной Фландрии на «площади свободы».
Растёт поддержка друзей
Объём прямых зарубежных инвестиций Китайской Народной Республики в страны, участвующие в инициативе «Пояс и путь», вырос за первые пять месяцев нынешнего года на 13,8 процента в годовом выражении и достиг 7,43 млрд долларов, что составляет 17,2 процента от общего объёма прямых зарубежных инвестиций КНР.
На поклон к пану
Ещё с советских времён украинские горнодобывающие предприятия органически связаны крепкими узами взаимовыгодного сотрудничества с белорусcкими производителями самой лучшей в мире и самой надёжной большегрузной автотехники. Речь идёт о многочисленных успешно работающих «БелАЗах» и «МАЗах».
ПУЛЬС ПЛАНЕТЫ
ПОРТ-О-ПРЕНС. Президент Гаити Жовенель Моиз получил смертельное ранение в результате нападения неизвестных на его резиденцию, сообщил и.о. премьер-министра страны Клод Жозеф. Мартин Моиз, жена убитого главы государства, госпитализирована.
Туркмено-украинский пакт?
На постсоветском пространстве формируется довольно неожиданный союз. Туркмения и Украина укрепляют торгово-экономические связи и готовы взять на себя роль главных участников транзитного коридора между Европой и Центральной Азией.
Социальный дефолт в автоматическом режиме
Объявляя в 2018 году о повышении пенсионного возраста, президент Путин обещал «компенсировать» это ежегодным (до 2025 года) увеличением размера средней пенсии по старости на тысячу рублей, что на тот момент было несколько выше инфляции.
Все статьи номера