Батальонная разведка

Батальонная разведка

№62 (30994) 24—27 июля 2020 года
6 полоса
Автор: Алексей ШАХОВ.

С 28 августа 1942 года на весь период Сталинградской битвы, то есть на долгих пять месяцев, ответственность за боевые действия в Тракторозаводском районе Сталинграда командование фронтом, представители ГКО и Ставки возложили на полковника Горохова — командира спешно выдвинутой к Тракторному заводу 124-й отдельной стрелковой бригады. Она стала боевым ядром, непреодолимой для врага твердыней на самом северном фланге 62-й армии и всего Сталинградского фронта.

В предыдущих выпусках цикла о разведчиках-гороховцах я представил, как в группе войск полковника Горохова удалось наладить зафронтовую агентурную разведку в тылу врага. Теперь рассказ о героических действиях разведчиков батальонного звена бригады.

Фронтовые судьбы батальонов

В стрелковой бригаде было четыре отдельных стрелковых батальона. Судьба каждого из них сложилась по-разному. 2-й стрелковый батальон, выбив немцев из посёлка Рынок в первом для всех гороховцев бою, закрепился там, став стражем самого северного рубежа и оголённого правого фланга 62-й армии и всего Сталинградского фронта. 3-му батальону выпало стать центром и нерушимой основой всей обороны бригады. 4-й батальон насмерть стоял в посёлке Спартановка, развернувшись фронтом в сторону Тракторного после прорыва противника в середине октября. Здесь яростные уличные бои (с одной стороны улицы наши, с другой — немцы) не затихали всё время до самого соединения в ноябре 1942 года группы Горохова с наступавшими с севера частями 66-й армии Донского фронта.

1-й отдельный стрелковый батальон в ночь с 7 на 8 сентября выдернули из бригады и бросили под Городище. Это и предопределило его фронтовую судьбу в Сталинграде. Обстановка тогда вихрем перебрасывала подразделения в горячие точки битвы за город. В мемуарах А.И. Ерёменко, В.И. Чуйкова, в книге под редакцией К.К. Рокоссовского «Великая победа на Волге» на схемах в отражении боёв до прорыва немцев на СТЗ нанесён тактический знак обороны 1/124, что означает 1-й отдельный стрелковый батальон 124-й стрелковой бригады. По приказу командующего 62-й армией он сдерживал натиск противника с юга от Городища. Сорок суток этот батальон капитана Степана Петровича Цыбулина вёл манёвренные оборонительные бои на нескольких рубежах обороны.

Разведвзвод действует

Большую роль в успешности этой обороны играла батальонная разведка. Говоря сухим языком документов, к штатным силам и средствам разведки отдельного стрелкового батальона относился разведывательный взвод — 4-е отделение и управление взвода. И вот этими ограниченными силами батальонные разведчики не давали спуску врагу. Разведчики отличались всюду: отражали атаки врага, участвуя в обороне на самых тяжёлых участках, постоянно контролировали противника, вели разведку наблюдением, а иногда и боем, доставляли «языков», ходили в тыл врага.

В документе из архива генерала Грекова под названием «Действия разведки. Опыт 1-го ОСБ», составленном Д.Ф. Старощуком, начальником штаба этого батальона, говорится:

«После тяжелых боёв в районе Городища, разъезд Разгуляевка, батальон по приказу штаба 62-й армии отошёл на новый рубеж. Командир поставил разведвзводу задачу в период отхода готовиться к действиям ночного поиска с целью захвата пленного, то есть «языка». Для выполнения этой задачи три разведчика остались в тылу врага и вели наблюдения за действиями противника, расположившись на бахче, которая находилась на западной окраине Городища. С наступлением темноты один из них вместе с командиром разведвзвода доложил мне о расположении противника и возможном плане захвата пленного. Решение было одобрено комбатом и комиссаром батальона, и взвод приступил к его выполнению.

Взвод выполнил задачу, причём без потерь, захватил пленного. Четверо разведчиков привели ко мне здоровенного верзилу — фрица. Увидев меня, он закричал «Хайль Гитлер!», а в это время один из разведчиков навернул фрица прикладом автомата по спине. Спесь с того мигом слетела».

В этом месте я прерву повествование Д.Ф. Старощука, чтобы уточнить некоторые обстоятельства. Осуществляя по приказу штаба 62-й армии отход на новые позиции на 800—1000 метров, батальон был вынужден не только подготовить местность для обороны, но и восполнить потери. А они были большими. Всю ночь комбат, комиссар и начальник штаба провели в подразделениях, заново их формируя и расставляя командно-политический состав. От начальника штаба батальона Старощука командирами рот и взводов ушли все его заместители и помощники. В штабе он остался один. Работал, пока не упал в обморок от напряжения, бессонницы, температуры 40 градусов. Комбат подумал, прикинул, как поступить. Жаль было терять такого начштаба. Приказал: «Не трогать, пускай чуток отдохнёт, придёт в себя».

А тут как раз подоспел командир разведвзвода батальона лейтенант Шепета с четырьмя своими разведчиками и первым добытым в бригаде «языком». Сон со Старощука мигом слетел. Вскочил, слабость как рукой сняло. Сержант, руководивший захватом пленного, доложил: «Потерь нет». Просиявший начальник штаба от души расцеловал всех четырёх разведчиков. В ходе допроса пленного удалось получить ценные сведения о том, что готовится наступление в направлении обороны батальона. На новом рубеже, куда отошёл батальон, оказалась связь со штабом 62-й армии. Оттуда было приказано немедленно направить ценного пленного в штаб армии.

Разведчики батальона неоднократно проникали в расположение противника, устраивали засады в местах возможного захвата пленных. В конце сентября поисковой группой в составе 6 человек была организована засада в оврагах восточнее пригородного хозяйства. Перед рассветом захватили парную конную подводу и трёх пленных. В наградном листе на командира отделения взвода разведки сержанта Григория Ивановича Руденко сказано: «9.09.42 г. Проявил своё умение в руководстве отделением, которое храбро билось с фашистами в районе Городища. Сам тов. Руденко в упор бил бандитов и скосил троих. 18.09.42 г. Пробравшись в село Городище, он с тремя бойцами заметил бричку с тремя фрицами. Взял их в плен, захватил пару лошадей с бричкой и оружием пленных, один из которых оказался русским».

Этот боевой эпизод с журналистскими «красивостями» освещался в армейской газете. Там рассказывалось, как «три дюжих прохвоста ехали на подводе» и как разведчики внезапно, «словно из-под земли», возникли перед ними и как «фрицы подняли дрожащие грязные лапы». Апофеозом этих «красивостей» стало описание лихого возвращения разведчиков: «Мы их заставили слезть с телеги, погнали вперёд, а сами покатили на подводе. Так и прибыли к своим: впереди три фрица с поднятыми вверх руками, а следом на подводе едем, как со свадьбы, и песню про тачанку поём. Крепко тогда посмеялись ребята, глядя на такое наше весёлое возвращение».

Д.Ф. Старощук в послевоенном письме В.А. Грекову так оценил этот опус: «Надо сказать, что автор статьи, очевидно, не совсем в курсе дел разведки. Так описывать, что разведчики ехали с песнями, как со свадьбы, а впереди шли с поднятыми руками пленённые ими немцы, это грубо и упрощённо. В то время когда под Сталинградом пылала земля и противник озверело рвался к городу, захватить пленного было очень трудно и требовалась вдумчивая, серьёзная и хорошо организованная подготовка в проведении операции ночного поиска».

В действительности было так: разведчики, положив пленных в подводу, проехали передовую линию противника и благополучно, без потерь возвратились в батальон. В результате допроса пленных было установлено, что противник в ближайшее время перейдёт в наступление в направлении северной части Сталинграда. Пленные были направлены в штаб 124-й бригады. Кроме того, наблюдением было установлено, что противник сосредотачивает силы для перехода в наступление, перегруппировавшись в направлении Орловки.

Вообще же именно разведчики 1-го стрелкового батальона, преодолевая первоначальную робость, приобретая опыт, раз за разом действовали всё более дерзко и уверенно. Об одном из таких рейдов — в наградном листе на помощника командира отделения разведвзвода красноармейца Ивана Антоновича Носочука сказано: «9.09.42 г. в районе Городища бил врага без промаха. 10.09.42 г. под командованием командира отделения он и другие бойцы взяли в плен обер-ефрейтора. 17.09.42 г. тоже проявил геройство в разведке. Пробравшись в село Городище под руководством замполитрука Бояринцева, увидел вшивых фашистов, грабящих население и уже уезжающих с вещами и продуктами. Внезапным налётом было взято в плен 5 фашистов: 1 обер-ефрейтор, 1 ефрейтор, 3 рядовых».

Умелым организатором и руководителем разведчиков был начальник штаба и правая рука командира 1-го стрелкового батальона капитана Цыбулина, ставшего одним из двух первых кавалеров ордена Александра Невского, Дмитрий Фёдорович Старощук. Дальневосточник, хасановец, один из четырёх орденоносцев на всю бригаду наряду с комбригом, комбатом 3-го батальона и секретарём бригадной парткомиссии. Это была такая редкость: менее одного на тысячу стоявших в бригадном строю гороховцев!

Д.Ф. Старощук, который сам зло, неистово воевал с врагом, учил разведчиков грамотной разведке, хладнокровному расчёту, аккуратности в их военной специальности, в искусстве перехитрить противника. Бойцы очень уважали его как командира и начальника разведки. Готовы были за него в огонь и воду. Дмитрий Логвинович Солоха, рядовой разведвзвода 1-го батальона, так писал о Старощуке: «У разведчиков батальона самым большим авторитетом был капитан Старощук. Мы считали его высоким авторитетом и всегда старались ему подражать как в учёбе, так и на фронте».

А тот разведчиков «баловал», хотя и строго требовал с них. Наказывал подчинённых редко. В обычном общении с каждым офицером и солдатом бывал очень прост. При ходьбе он немного прихрамывал, но всё равно был очень подвижен. Даже после двух тяжёлых ранений запросто «крутил» на турнике «солнышко». От бойцов требовал выправки и аккуратности, а от разведчиков — вдвойне. Очень строго проводил учения, особенно с командным составом. От разведчиков добивался усвоения тактики разведывательных действий, заставлял много тренироваться, передвигаясь по-пластунски, ориентироваться на местности, умело пользоваться компасом.

Рыцарь разведки

Командовал разведвзводом лейтенант Иван Федосеевич Шепета. Несколько строк о нём из наградного листа: «9 сентября 1942 года в боях в районе Городища взвод лейтенанта Шепета истребил 60 фашистов. Ночью с 10 на 11 сентября 1942 года лейтенант Шепета с четырьмя разведчиками ходил в ночной поиск и достал живого «языка». Сам Шепета уничтожил двух фашистов. 17—18 сентября 1942 года взвод лейтенанта Шепета взял в плен ещё 8 фрицев».

В праздничном номере газеты 62-й армии «На защиту Родины» за 7 ноября 1942 года была опубликована статья «Разведчик Шепета». В ней, в частности, говорилось:

«Случайная, тихая завеса ночи в глубоком тылу врага внезапно взорвётся треском гранат и сухой автоматной дробью. Завоют, замечутся немцы, выскакивая в исподнем белье на улицу. Займётся пожаром сарай-караулка, где давят вшей пропахшие потом фрицы. А разведчики уже далеко. Идут опять по невиданным степным дорожкам, унося в своей памяти цифры орудий и танков, солдат, сумку вражьих штабных документов и славную думку о том, что ими тремя убито 14 фрицев.

…Много тропок-дорожек лесных и степных исходил на своём боевом веку разведчик Иван Шепета. От роду Шепете всего двадцать лет, и боевой его век короткий — меньше года… Много видит разведчик Шепета, много слышит, но рассказывает кратко и скупо, только то, что нужно, чтобы бить врага без промаха в самое сердце.

…Вот он стоит, улыбаясь своим боевым друзьям и, слегка волнуясь, привинчивает к гимнастёрке только что полученный орден Красного Знамени. За стеной блиндажа глухо бухают разрывы вражеских мин. Улыбка сходит с лица Ивана Шепеты, и глаза загораются ненавистью, которой не остыть, пока не погаснут пожары над нашей великой Волгой, пока не замолкнет навеки немецкая речь на великой советской земле».

Не довелось самому Ивану Шепете прочитать эти строки о себе. 3 ноября 1942 года, за 4 дня до выхода того самого номера красноармейской газеты, разведчик, героический защитник Сталинграда Иван Шепета умер от тяжёлых ран, полученных в схватке с врагом. Он был похоронен на хуторе Тутовой Сталинградской (Волгоградской) области.

Лейтенант Иван Шепета в сентябрьских боях гороховской бригады в Сталинграде одним из первых в своём стрелковом батальоне подавил в себе шоковую нерешительность перед напирающим грозным, нахальным врагом. Проникая в расположение самоуверенных немцев, Шепета брал пленных, когда это ещё мало кому удавалось, в пору нашего отступления и ожесточённых оборонительных боёв. Он стал «рыцарем гордой отваги, боевой расчётливости, имел слух музыканта, глаз художника, сердце воина», писал о нём В.А. Греков.

Как представить нравственный облик этого героя разведки, приоткрыть душевные истоки изумительной отваги, верности тяжкому воинскому долгу простого и нежного советского паренька? Чем и как в скромном сельском юноше были подготовлены такие высочайшие воинские достоинства, подвиги замечательного разведчика под Сталинградом?

Иван Шепета родился в 1922 году в семье неграмотного крестьянина-бедняка в селе Бандурово Гайворонского района Кировоградской области. По воспоминаниям его друзей, учителей, Ваня был застенчивым, нежным мальчиком, дружил всё больше с девчонками. С детства увлекался литературой, рисованием, музыкой. Иван окончил школу-десятилетку, вступил в комсомол. Был активистом, принимал активное участие в комсомольской и общественной жизни села, являлся селькором областной газеты. Работал художником в сельском клубе. Даже поступил в Киевский институт изобразительных искусств.

В 1940 году Иван Шепета был призван на срочную службу в Красную Армию и вскоре был направлен в Одесское военное училище. До Сталинграда ему довелось принять участие в операции по присоединению к СССР Бессарабии, в боях начального периода войны на Южном фронте.

В составе формируемой в Башкирии 124-й стрелковой бригады 20-летний Иван Шепета был назначен на самостоятельную должность командира разведвзвода стрелкового батальона. Как писал Д.Ф. Старощук, Иван Шепета — «скромный, быстрый, подвижный, строгий, всегда — с бойцами». «Вдумчивый. Всегда отвечал на приказ: «слушаюсь» и «подумаю, как выполнить».

Бывший разведчик разведвзвода Д.Л. Солоха так вспоминал о нём:

«Шепета был неплохим командиром, хотя и молод, и заносчив. Требовал справедливо. Если наказывал, то заслуженно. Разведчики его уважали. Лейтенант Шепета был всего на год или два старше нас. Но его никто не игнорировал и все его команды чётко выполнялись. Мы его никогда не подводили, любые проверки выполняли на «хорошо» и «отлично», и он к нам относился с душой. Притом он и в тылу, и на фронте всегда был впереди, то есть всегда вовремя придёт, поможет советом, дельным указанием. При разведке всегда был первый в дозоре. И все были готовы действовать по его указанию. Скажет только: «в дозор» — и сразу три человека — шаг вперёд. Он как-то невидимо для нас владел нашими мыслями и чувствами. Серьёзные операции без его участия и руководства не проводились. Из него должен был выйти хороший командир».

Военный разведчик, спасибо за труд…

Действовал Иван Шепета не в одиночку. Под его рукой во взводе выросла целая когорта лихих, дерзких, удачливых разведчиков, оказались «неразлейвода» казахстанские земляки. В послевоенные годы только в одном городе Алексеевка (ныне Акколь) Акмолинской области Казахстана часто встречались на различных пленумах, совещаниях девять ветеранов гороховской бригады, члены городского и районного актива. Один из них — Дмитрий Логвинович Солоха, бывший разведчик разведвзвода 1-го стрелкового батальона бригады. До службы в РККА работал в колхозе, прошёл путь от чабана до бухгалтера. 1922 года рождения, он был призван в Красную Армию в январе 1942-го. В своих воспоминаниях писал, как в райвоенкомате собрали призывников из четырёх районов Акмолинской области Казахстана. Народу было много, всего набралось 8—10 вагонов-теплушек с двойными нарами по 42—45 человек в каждом. Когда прибыли в Башкирию, в 124-ю бригаду, всех распределили по сёлам-гарнизонам. Поначалу подразделения в 1-м стрелковом батальоне, куда попал рядовой Солоха, формировали по желанию: в связисты, автоматчики, в разведку. Д.Л. Солоха добровольно вызвался в разведку. В этот же взвод пошли его двоюродный брат — К.П. Лысенко и одноклассник Солохи И.А. Пащенко.

Д.Л. Солоха писал: «Во взводе я за чужие спины не прятался, бывал чаще в головном дозоре. Не потому, что я какой-то особый разведчик. Нет, я, как и все, имел страх, но нас вперёд вёл клич, что за Волгой для нас земли нет. Ни один из нас даже не думал, чтобы сдать Сталинград. Все наши разведчики выполняли приказ чётко, со всей ответственностью. Мы понимали, что от нашей информации зависит судьба людей, судьба батальона, и потому каждый стремился со всей серьёзностью выполнить любое задание.

Ходили в тыл врага, вели разведку наблюдением, а местами и боем. Первые дни было как-то жутко, каждый шорох настораживал, а в дальнейшем привыкли. Даже в их тылу впоследствии чувствовали себя нормально. И хотя мы далеко не ходили, но передний край пересекали. За время отступления к Тракторному наш взвод разведки привёл 9 «языков», в захвате 6 из них участвовал и я. «Языков» брали с секрета и с обороны. Мы брали в основном артиллеристов, они как-то беспечней вели себя».

Батальонная разведка не только повседневно держала в поле зрения противника, доставляла «языков», но и участвовала в обороне, отражая атаки противника. Об этом так вспоминал Дмитрий Логвинович Солоха:

«Очень сильные бои были в Разгуляевке, где оборону держала наша 4-я рота. В это время наше первое отделение разведвзвода находилось в этой роте. Там мы отбивали атаку за атакой. Две атаки мы отбили легко, потому что наступали румыны. Два раза мы поднимались в рукопашную, но румыны ни одного раза не приняли такого боя и откатывались. Последующие атаки были ожесточённые, командование противника бросило на нас немецкие части с танками. Но продвинуться они не смогли.

Жаркие бои были у заводских кварталов. Наш штаб размещался в подвале четырёхэтажного здания ФЗО. Это здание мы долго удерживали, и только после прямого попадания тяжёлых бомб, когда здание было совсем разбито, мы отошли от него. Остатки нашего батальона передали в один из стрелковых батальонов, где разведчики участвовали в оборонительных боях. Я был командиром отделения без звания 10 дней. Отбивали атаки за атакой. У нас в обороне было много вооружения: на каждого бойца ПТР, ручной пулемёт, автомат, винтовка, гранаты и бутылки с КС. Это нас очень выручало. В этом районе я два раза ходил с отделением в рукопашную. В одной из атак я был тяжело ранен. Эвакуирован с поля боя не сразу. Пробыл в госпиталях порядка четырёх месяцев, выписан с инвалидностью 2-й группы». После войны бывший батальонный разведчик Д.Л. Солоха 8 лет работал председателем колхоза, 15 лет — в аппарате райкома партии, награждён орденом «Знак почёта» и пятью медалями.

Военный разведчик — особое звание

В разведвзводе 2-го стрелкового батальона, того, что держал оголённый северный фланг 62-й армии, прославился своими отважными действиями разведчик Александр Демьянович Дамьянов. Генерал Греков, разыскав бывшего разведчика, писал ему:

«Дорогой Александр Демьянович, здравствуй!

Теперь ты знаешь, кто и почему тебя, храбреца, разыскивает. Долго я бился в архивах, военкоматах и, наконец, нашёл. Рад и счастлив убедиться в твоём благополучии. Война пощадила тебя, отчаянного. Молодец!

Вот передо мной подлинник наградного листа, в котором говорится:

«Разведчикам была поставлена задача очистить Рынок от фрицев. Дамьянов один из лучших разведчиков. Когда немецкие танки были подбиты, Дамьянов пробрался в один из танков и открыл из него огонь по противнику. Был ранен в руку, но из строя не вышел. И это только в одном бою твои дела, а сколько всего пережито с 29 августа по 15 января 1943 года».

Разведчик А.Д. Дамьянов стал грозой гитлеровских лазутчиков. На своём примере он вырастил десятки разведчиков из молодого пополнения бойцов и после Сталинграда. О том, как действовали разведчики его взвода в обороне города, он писал:

«…Не умели мы терпеливо изучать противника — шли «на абордаж» и несли потери. Потом научились наблюдать противника безотрывно по 4—5 суток, днём и ночью. Много усилий прилагали в поисках «языка». География нашего участка давала большие выгоды противнику, а нам — потери. Кроме всего прочего, не были мы достаточно обучены. Действовали на авось».

Как-то вместе с Дамьяновым за линию фронта пошли три моряка. Заскочили в блиндаж к немцам. Одного прирезали, а второй немец открыл огонь. Разведчики едва унесли ноги. Спасением для них оказался крутой берег Волги.

Да и противник был не только матёрым, но и беспощадным. Дамьянов вспоминал случай, когда во время разведпоиска в стороне от Латошинки немцы за овощехранилищем схватили и казнили сержанта-разведчика. Вышло это так. Группа захвата под командой Дамьянова, в том числе и сержант, направлялась через нейтральную полосу в расположение противника. Вдруг разведчиков догнал боец из группы прикрытия: «У вас в тылу немцы с миномётами». Разведчики развернули бойца, сами — за ним. Заметили разведгруппу немцев. Стали её обходить. Потихоньку подошли к своей группе прикрытия. Тут обнаружился уход из неё к немцам двух украинцев. Они и выдали всю нашу разведку. Тем временем фашисты нащупали нашу разведку и открыли заградительный огонь, в том числе из миномётов. Разведчики стали отходить. Вдруг слышат крики возле овощехранилища. Вернулись. В суматохе ничего не обнаружили. А утром в ходе наблюдения и поиска обнаружили двух наших убитых: лейтенанта (видимо, погибшего ранее) и сержанта из состава разведки. Он весь был исколот штыками, а на груди у него звезда вырезана.

Октябрь 1942 года. Разведчиками батальона получен приказ о взятии «языка». Немцы привыкли, что все наши разведдействия из района обороны 2-го батальона ведутся в направлении Латошинки. Тогда разведчики решили изменить тактику, попробовать пойти со стороны роты Кашкина. Стали наблюдать за противником с этого направления. Задача предстояла сложная. Разведчики вели наблюдение за окопами немцев, отмечали блиндажи, время смены караула. Идти предстояло на сильно укреплённую противником высоту. В разведку отобрали наиболее опытных, подготовленных. Группу из четырёх человек возглавил замполитрука помощник командира взвода А.Д. Дамьянов.

Ночью разведчики ушли на задание. Подползли к высоте. Начали наблюдать. Метрах в трёх от них находилась большая воронка. Вдруг с одного её края открылась дверь скрытого хода сообщения и оттуда вышел немец. Он быстро пересёк воронку, открыл замаскированную дверь в другой части воронки, которую наши разведчики также раньше не заметили. На мгновение в проёме мелькнул свет, немец скрылся. Всё стихло в полной темноте. Несколько минут прошли в ожидании. Тишина. Тогда Дамьянов спрыгнул в воронку и встал возле одной из дверей. Другой разведчик подполз и залёг у второго входа. Все приготовились к схватке. Долго ждать не пришлось. Из хода сообщения вышли двое немцев, один из них остановился. А другой стал приближаться к двери, где укрылся Дамьянов. Секунды решили всё. Замполитрука бросился на фашиста, сбил его с ног. Стал заталкивать в рот кляп. Другой разведчик спрыгнул сверху на второго немца. Завязалась борьба. Немцы оказались офицерами, оба высокого роста, здоровые. Отбивались они отчаянно. Одного, чтобы не поднимать шума, закололи. К своим потащили только одного и самое важное — два портфеля, которые немцы несли с собой.

Сложное задание закончилось благополучно. Многочасовое напряжение, как часто бывало, вылилось в шутки, дружный смех. А смеялись вот над чем. Когда разведчики почти дотащили здоровенного немца до наших позиций, а гнали его в быстром темпе, он лёг на землю и жестами стал показывать, что дальше передвигаться не может, вывихнул ногу. Тут кто-то из разведчиков заметил поблизости старое корыто для стирки белья. Дамьянов приказал привязать к нему проволоку, в корыто затолкали пленного и таким образом притащили его в штаб батальона. Батальонные балагуры ещё долго на все лады, со всё более невероятными подробностями сообщали, как вдруг откуда-то сверху в передовой окоп охранения в корыте въехал здоровенный немец…

А уж как хохотали над этим эпизодом сами разведчики! И громче всех замполитрука, которому шёл тогда двадцать первый год. Он умел и пошутить с бойцами, и доверительно по душам поговорить, и спросить строго. На задания всегда шёл первым, само трудное брал на себя. Про таких говорят, командир «делай не как я сказал, а делай как я».

После бригады разведчик Дамьянов был ранен пять раз. В бригаде — дважды: в руку и в бок. Не уходил поначалу даже в медсанроту, в окопе себе шинельку приспособил и отдыхал. Но когда был ранен под лопатку в грудь, тут уж попал в бригадную медсанроту на левом берегу. А ведь мог бы — в тыл, в госпиталь. Но родной разведвзвод, батальон, гороховская бригада были для него намного более весомыми аргументами, чем поправка здоровья в тылу.

Мы же — в разведке

А вот передо мной лаконичное описание работы разведки 3-го отдельного стрелкового батальона. Оно было сделано в конце января 1943 года замполитрука лейтенантом Крючковым:

«Вступая в бой 29 августа 1942 года, 3-й батальон начал вести разведку. Находясь в обороне в районе села Спартановка, батальонная разведка работала непрерывно днём и ночью, добывая сведения: расположение огневых точек, силы противника, замысел его действий.

Оборона противника была построена с использованием инженерных сооружений: минные поля, проволочные заграждения, скрытые хода сообщения. И трусишка-ракетчик, сидя у блиндажа, начиная с малейшего потемнения и до самого рассвета, освещал ракетами местность: как бы не подползли русские и не взяли его в плен.

4.11.1942 года была поставлена задача захватить пленного в районе высоты 101.3. Разведгруппа, не дойдя до немецкого блиндажа метров 40—50, наткнулась на минное поле. Взрывом ефрейтору Павлову оторвало ногу, ефрейтор Подкорытов потерял зрение.

После подрыва мин противник, думая, что на него пошли в наступление, открыл по группе разведчиков бешеный огонь из всех видов оружия. Выстрелом из ПТР бронебойным патроном в голову был убит красноармеец Яхин.

На протяжении всех разведдействий постоянно приходилось сталкиваться с минными полями противника, но разведка никогда не имела с собой сапёров. Как бы ни было трудно, разведка батальона давала важные сведения: расположение противника, его скопления, огневые точки. Геройски действовали в разведке старший сержант Войтиков, сержант Депутатов, сержант Польшин, сержант Гурбин и другие.

Описание боевых дел взвода замполитрука заканчивает бесхитростно и в то же время убеждённо: «…В это время фрицу удалось бросить гранаты и меня ранило, что было дальше, не знаю, мне пришлось уйти на оказание помощи. Какие бы противник не имел бы укрепления, всё же ему не пришлось сломить волю советских воинов. Богатыри-гороховцы отстояли свои рубежи. Смерть немецким оккупантам!»

На упомянутого выше разведчика 3-го ОСБ Фёдора Фёдоровича Войтикова в представлении к награде в декабре 1942 года указывалось: «Сержант Войтиков Ф.Ф. за период боевых действий 3-го батальона 75 раз ходил в разведку с группой разведчиков, 3 раза — в засаду, 6 раз — в ночной поиск. Разведал 5 дзотов и блиндажей, 6 пулемётных точек, принёс документы и карту противника. Вынес с поля боя двух тяжело раненных бойцов. Имеет на своём счету 6 убитых фрицев. Принёс трофеи: 5 биноклей, 3 винтовки, 2 пистолета».

Из письма Ф.Ф. Войтикова генералу Грекову:

«Взводу разведчиков 3-го ОСБ приходилось разведывать огневые точки: днём наблюдением, ночью ходили в засады, ночные налёты на доты. Отдыхать приходилось в зимнюю пургу под открытым небом на снегу… Всё тело застывало, чтобы согреться, дополнительно заворачивались в плащ-палатку. …С питанием было трудно. Но взвод разведчиков переживал все трудности и не единожды не заколебался, выполнил все боевые задачи, которые давало нам командование.

…Однажды немец наступал на правый фланг нашего батальона. Взвод разведчиков был послан на подкрепление. Когда отбивали атаки, то у одного пулемётчика ручного пулемёта Дегтярёва вышли все боеприпасы. Начался гранатный бой. Пулемётчик, не помню его фамилию, вместо гранат бросал порожние диски от пулемёта, а больше бросать было нечего… Когда бой кончился, он пополз собирать диски обратно. А мы начали смеяться: вон как его диски помогли отбить атаку немцев».

О себе Ф.Ф. Войтиков сообщал бывшему комиссару бригады: «Родился в 1919 году. В 1939 году был призван в Красную Армию, службу проходил в Комсомольске-на-Амуре. С Дальнего Востока перебросили в Башкирию, в ряды 124-й стрелковой бригады. После Сталинграда выбыл из 124-й бригады на Калининском фронте, был послан на курсы младших лейтенантов. Под Витебском был контужен и тяжело ранен разрывной пулей в тазобедренный сустав. Хожу при помощи костылей с 1945 года. Награждён орденом Отечественной войны II степени, медалями «За отвагу», «За оборону Сталинграда», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.». После армии работал на мелькомбинате в охране 15 лет. Сейчас на пенсии по инвалидности… Получаю пенсию 31 рубль».

Пётр Георгиевич Тюрин, санинструктор, добровольно пошёл в разведчики во втором стрелковом батальоне, не раз ходил с ними за «языком», на блокирование дзотов врага. Как-то при тяжёлом ранении на мине бойцу оторвало стопу, вся нога изуродована. Тогда на него одного Тюрин израсходовал 16 индивидуальных перевязочных пакетов и две гимнастёрки — свою и раненого. Из письма-воспоминания Петра Георгиевича:

«Давно мне хотелось побывать в Волгограде, посмотреть те места, где воевал, где был тяжело ранен 21 ноября 1942 года в районе Спартановки. Да, те места для меня кровные… Тогда, 21 ноября, немцам под конец боя удалось из района Тракторного завода подойти к Спартановке. Я тогда бегал под бомбёжкой и артиллерийско-миномётным огнём в сторону Тракторного и обратно, докладывал обстановку. От падающей бомбы укрывался в подвале, воронке, а затем снова бежал выполнять приказ.

Хочу сказать, что в то время никто из нас не чувствовал, что совершаются героические события. Была просто тяжёлая, смертельно опасная работа. Многие пали в этой борьбе. А кто уцелел, лишь теперь сознаёт: да, там решалась судьба Сталинграда, всей нашей Родины».

Просмотров: 689

Другие статьи номера

«Душой живу больше в Охотине…»
«До чего хорошо в деревне! Конец мая, и уж летняя жара. Сад и всё кругом в свежей зелени. За рекой, в Фёклином бору, кукует кукушка. Приятели мои, приехавшие погостить, ушли купаться. Внизу, за моим садом, речка Нерль; там тихо на бережку, на зелёной траве, где ольховые деревья, прозрачная вода. В ней отражается и лес, и небо, жёлтые купавки точно горят на реке. Как пахнет травой, водой, летом!.. Сижу я на ступеньках крыльца моего деревенского дома и мою в банке запачканные в красках кисти для живописи. За загородкой малиновый сад, пышно-зелёный. Звонко и весело щебечут малиновки. Затихает душа…»
Азиатский Поединок
Афганистан переживает всплеск боевых действий, а диалог Кабула с талибами зашёл в тупик. Это соответствует интересам США, которые готовы, скорее, расколоть страну, чем дать ей превратиться в мост между Ираном и Китаем.
Детей толкают на опасную стезю
От 109 тысяч до 326 тысяч несовершеннолетних латиноамериканцев могут из-за последствий карантина, введённого в связи с распространением коронавируса, выйти на рынок труда, присоединившись к уже занятым там 10,5 миллиона. Согласно исследованию экспертов Экономической комиссии ООН для Латинской Америки и Карибского бассейна (ЭКЛАК) и Международной организации труда (МОТ), многие семьи региона оказались в критической финансовой ситуации, что побуждает малолетних граждан искать работу. По оценкам организаций, рост детского труда в регионе составит от 1% до 3%.
Пульс планеты
ПЕКИН. Власти Китая назвали беспрецедентным закрытие своего генконсульства в американском Хьюстоне и пообещали дать соответствующий ответ. Принятое 21 июля решение Вашингтон объяснил тем, что КНР совершает кражу американской интеллектуальной собственности в крупных масштабах, нанося гигантский ущерб экономике США. Комментируя события, МИД Поднебесной назвал произошедшее «беспрецедентной эскалацией» и заявил, что Пекин не оставит подобное без последствий. «У США гораздо больше диппредставительств и сотрудников, работающих в Китае», — указали в дипломатическом ведомстве.
Отказ от минских соглашений

Как сообщили 22 июля из министерства иностранных дел Донецкой народной республики, украинская сторона заблокировала работу Контактной группы в ходе обсуждения тем политического блока минских соглашений.

«ВЕСЬ конструктив работы Контактной группы закончился, как только представители республик потребовали у официальных представителей Киева прокомментировать принятое 15 июля 2020 года Верховной радой Украины постановление №3809 «О назначении очередных местных выборов в 2020 году (25 октября 2020 г.)», четвёртый пункт которого полностью противоречит минским соглашениям», — разъясняется в сообщении.

Три фронта героизма
26 июля Куба торжественно отметит очередную годовщину Дня национального восстания. Он связан с событиями 1953 года. Именно 26 июля 1953 года, за несколько минут до рассвета, группа молодых повстанцев во главе с Фиделем Кастро штурмовала казармы Монкада в городе Сантьяго-де-Куба. Однако силы были слишком неравными. Выступление молодых революционеров потерпело поражение, чудом удалось спастись лишь небольшой группе повстанцев во главе с Фиделем. Это отважное выступление в дальнейшем открыло кубинским патриотам путь к последующим победам над ненавистным режимом Батисты и освобождению страны в первые дни 1959 года.
«За всё вокруг нести ответ»
Петрусь Бровка, 115-я годовщина со дня рождения которого приходится на эти дни, был во всех жизненных ипостасях советским человеком. Он необычайно гордился советским строем и не представлял себя вне его системы координат. «Я счастлив и горд, что я советский человек!» — писал он в одной из своих статей, в которой воспевал грандиозные успехи родной Белорусской ССР в деле социально-экономического и культурного строительства, развернувшегося на её прекрасной земле в 60—70-е годы прошлого столетия.
«Обязательства, которые лежат на компартиях»

К 100-летию II конгресса Коммунистического Интернационала

За 24 года деятельности III, Коммунистического Интернационала состоялось семь его конгрессов. Можно с полной уверенностью утверждать, что самым выдающимся из них, до сих пор способным оказывать влияние на международное коммунистической движение и образующие его партии — на КПРФ в том числе — был II конгресс. Он сформулировал круг обязательств, которые лежат на партиях, претендующих на право носить имя коммунистических, указал на их социальную базу, точно определил главного внутреннего врага коммунистического движения — и глобального, и каждой страны. И, конечно же, это был конгресс ленинский — и потому, что Владимир Ильич руководил его работой, и потому, что это было зримое воплощение его великих идей.

Кто заложил «мину замедленного действия» под СССР
Для каждого здравомыслящего человека является очевидным, что разрушение в 1991 году в результате контрреволюционного переворота Союза Советских Социалистических республик стало трагедией, оказавшей негативное воздействие на развитие событий не только на постсоветском пространстве, но и во всём мире.
Включите свет!
ПРОБЛЕМУ с подачей электричества жители села Гамиях Новолакского района Дагестана испытывают вот уже 30 лет. Можно сказать — с развала СССР. Село расположено в предгорной части республики, где постоянно дуют сильные ветры, а местные линии электропередачи не соответствуют нормам. Из-за хронических перебоев с подачей света в домах трёх центральных улиц регулярно перегорают бытовые электроприборы.
Все статьи номера