В падении удалось зацепиться: надолго ли?

В падении удалось зацепиться: надолго ли?

№25 (30957) 12 марта 2020 года
2 полоса
Автор: Татьяна КУЛИКОВА, экономист.

В понедельник, 9 марта, произошёл мощный обвал мировых цен на нефть. Он был вызван распадом сделки ОПЕК+ и последовавшим за ним заявлением Саудовской Аравии о планах резко нарастить добычу. Понятно, что обвал нефтяных цен приведёт к негативным последствиям для российской экономики и финансовой системы. Попробуем разобраться, насколько серьёзными они будут.

НАПОМНЮ, что сделка ОПЕК+ о сокращении добычи нефти была заключена в конце 2018 года между странами, входящими в нефтяной картель ОПЕК, во главе с Саудовской Аравией и несколькими другими нефтедобывающими странами, включая Россию. На тот момент на рынке нефти с большим отрывом лидировали три нефтедобывающие страны: США, Россия и Саудовская Аравия. Объём добычи в этих странах был примерно одинаковым: порядка 11 миллионов баррелей в день (мбд) у Саудовской Аравии и по 11,5 мбд — у США и России. Общемировой объём добычи составлял 100 мбд.

Целью сделки ОПЕК+ была стабилизация цен на нефть после их резкого падения в последнем квартале 2018 года ниже 60 долларов за баррель (д/б). Решено было сократить добычу. В результате цены действительно стабилизировались и на протяжении всего 2019 года находились в диапазоне 58—72 д/б. Однако краткосрочная выгода была достигнута за счёт ухудшения долгосрочных перспектив, поскольку США и другие страны, не входящие в сделку ОПЕК+, продолжали наращивать добычу, увеличивая свою долю рынка за счёт стран — участниц сделки. Так, к концу 2019 года добыча нефти в США выросла до рекордных 13 мбд, в то время как в России добыча сократилась до 11,3 мбд, а в Саудовской Аравии — до 9,7 мбд. Саудиты взяли на себя львиную долю сокращения добычи. В итоге в феврале 2020 года мировая добыча нефти осталась практически без изменений по сравнению с февралём 2019 года (на уровне 100,5 мбд). За это время страны ОПЕК+ суммарно сократили добычу на 2,1 мбд, а страны, не входящие в сделку, подняли её на такую же величину.

В феврале 2020 года мировой спрос на нефть начал резко сокращаться, поскольку на фоне эпидемии коронавируса в Китае практически остановилась деловая активность и заметно снизился объём авиаперевозок по всему миру. Нефтяные цены пошли вниз. К концу февраля, когда эпидемия вышла за пределы Китая, цена нефти марки «Брент» упала до 50 д/б.

Для стабилизации цен Саудовская Аравия предложила дополнительное — весьма существенное — сокращение добычи (до 1,5 мбд), но Россия это предложение не поддержала, и сделка ОПЕК+ распалась. Это означает, что теперь все страны-участницы начиная с апреля текущего года могут добывать столько нефти, сколько посчитают нужным. На этой новости цены на «Брент» в прошлую пятницу (6 марта) рухнули до 45 д/б. В выходные 7—8 марта история получила продолжение: Саудовская Аравия объявила, что будет активно увеличивать добычу, доведя её до 10—12 мбд, и предложила дополнительные скидки покупателям своей нефти.

Кроме того, в эти же дни ситуация с эпидемией коронавируса в Европе и США резко усугубилась: появились новые очаги эпидемии с быстро растущей динамикой случаев заражения (Франция, Германия, Испания). Поэтому открытие финансовых рынков в понедельник, 9 марта, началось с грандиозного обвала всех рисковых финансовых активов: акций, корпоративных облигаций, промышленных металлов, государственных облигаций развивающихся стран и др.

Такого мощного дневного падения, затрагивающего все классы рисковых активов во всех странах мира, не было со времён мирового финансового кризиса 2008 года. При этом активы-убежища (в первую очередь облигации ведущих развитых стран, таких как США и Германия) стремительно дорожали и достигли уровней, казавшихся немыслимыми ещё месяц назад. Такая динамика указывает на неизбежно надвигающуюся рецессию. И только после того как президент Трамп обещал срочно принять «очень-очень» масштабные стимулирующие меры за счёт федерального бюджета, рынки наконец успокоились и начали восстанавливаться.

В этот бурный торговый день больше всего, естественно, досталось ценам на нефть. Для них удар был двойной: новость о «ценовой войне» на рынке нефти дополнительно усугубила и без того панические настроения спекулянтов. Соответственно, российский рубль тоже обвалился. На следующий день, во вторник, мировые финансовые рынки успокоились, и большинство из них даже показали небольшой рост, который, впрочем, и близко не компенсировал падение предыдущего дня. Цена нефти также немного подросла — до 36—38 д/б. После большого обвала подобный отскок — типичное явление, так что ещё рано делать выводы о том, что падение завершилось. Но на ближайшие пару недель цена на «Брент», по-видимому, стабилизировалась примерно на уровне 35—40 д/б.

Что с ценами на нефть будет дальше? Возможны три сценария: базовый, оптимистичный и пессимистичный. Большинство аналитиков утверждают, что нефтяные цены будут находиться в диапазоне 35—40 д/б, пока продолжается острая фаза эпидемии, а потом быстро восстановятся примерно до 50 д/б. В частности, приводится аргумент, что при ценах 35—40 д/б сланцевая добыча в США станет нерентабельной и сократится, в результате чего баланс спроса и предложения на рынке нефти восстановится.

Такой «оптимистичный» сценарий крайне маловероятен. Дело в том, что в результате развала сделки ОПЕК+ страны-участницы смогут быстро нарастить добычу как минимум на 2 мбд (примерно на столько они сократили добычу за 2019 год). Так что значительный избыток предложения на рынке нефти гарантирован, даже если спрос на нефть вернётся к уровням до начала эпидемии.

Но и со стороны спроса будут проблемы. Мировой финансовый кризис уже начался, и теперь рецессия в мировой экономике практически неизбежна. Сокращение потребительского спроса уже серьёзно отражается на многих компаниях, причём не только в сфере авиаперевозок и туризма. А так как уровень закредитованности компаний в развитых странах сейчас крайне высок (после десяти лет экстремально низких процентных ставок), то даже небольшие внешние шоки могут привести к массовым банкротствам и, как следствие, к росту безработицы и дальнейшему сокращению потребительского спроса.

Чтобы разорвать этот порочный круг, нужны очень масштабные стимулы, а ресурсов для таких мер уже нет ни в государственных бюджетах, ни у центробанков. Поэтому замедление мировой экономики до околонулевых темпов роста (или даже до рецессии) уже в этом году практически неизбежно, так что спрос на нефть вряд ли восстановится скоро.

Что же касается американской сланцевой нефти, то заметного сокращения её добычи в этом году ожидать не стоит. Дело в том, что её производители, вероятнее всего, ещё до начала обвала зафиксировали цену своих поставок на весь 2020 год на приемлемых для себя уровнях. Это делается с помощью покупки специальных финансовых инструментов (фьючерсов и опционов). Для нефтяников (и особенно сланцевиков) это обычная практика, которая позволяет им делать свои бюджеты более предсказуемыми: они теряют часть прибыли в периоды роста цен, но зато могут сравнительно комфортно переживать периоды их резкого падения.

Поэтому базовым сценарием, скорее всего, является постепенное снижение нефтяных цен до диапазона 20—30 д/б, где они и будут находиться как минимум несколько месяцев на протяжении острой фазы экономического кризиса. О дальнейшей динамике цен пока нельзя сказать ничего определённого: она будет зависеть от скорости восстановления мировой экономики, а также от того, насколько сильно в следующем году будет сокращаться добыча сланцевой нефти в США.

Помимо оптимистичного и базового сценариев, есть ещё и пессимистичный. Он состоит в том, что после того как страны ОПЕК+ восстановят добычу до максимальных уровней и избыток предложения нефти в мире достигнет критических уровней, США и Евросоюз введут эмбарго на экспорт российской нефти. Поводов для этого можно придумать сколько угодно. При этом реальная причина будет чисто экономическая: такое эмбарго поможет убрать с рынка избыток нефти и восстановить нефтяные цены до уровней, приемлемых для американских сланцевиков. При этом российский экспорт нефти, который в настоящее время составляет порядка 5 мбд, сократится в два-три раза (останутся только поставки в Азию), так что доходы бюджета от нефтяного экспорта сильно упадут, даже несмотря на рост цены. Этот пессимистичный сценарий маловероятен, но полностью исключать его нельзя.

В заключение несколько слов о курсе рубля. Во вторник, когда после длинного выходного открылись торги на Московской бирже, курс рубля укрепился до диапазона 71—72 рубля за доллар, отыграв больше половины падения предыдущего дня. Укрепление рубля во вторник частично объясняется отскоком на мировых финансовых рынках и, в частности, на рынке нефти. Однако главным фактором стабилизации курса являются действия ЦБ, который не только приостановил покупку, но и начал «упреждающую продажу» валюты в рамках бюджетного правила. По сути, это валютные интервенции в поддержку рубля, а не продажи в рамках бюджетного правила, поскольку по бюджетному правилу продавать валюту можно будет лишь начиная с апреля — когда станет известна средняя цена нефти российской марки «Юралс» за март и эта цена будет ниже цены отсечения. Условием для начала продажи является падение среднемесячной цены «Юралс» ниже цены отсечения 42,4 д/б.

Объёмы проводимых ЦБ интервенций невелики, но они тем не менее оказывают поддержку курсу рубля, поскольку дают участникам рынка основания полагать, что ЦБ полон решимости удерживать рубль от дальнейшего падения уже на этих уровнях — чуть выше 70 рублей за доллар — и готов расходовать на это свои резервы. По-видимому, это делается ради того, чтобы удержать рубль на «психологически приемлемых» уровнях вплоть до момента голосования по поправкам в Конституцию.

Тем не менее при реализации описанного базового (и тем более пессимистичного) сценария потенциал падения рубля ещё далеко не исчерпан. Падение рубля можно несколько отсрочить (ценой исчерпания резервов), но не предотвратить.

Просмотров: 1287

Другие статьи номера

Феодализм «по понятиям»
Существует много теорий о том, почему Россия не развивается в современную рыночную экономику. Одна из них объясняет это тем, что экономика эта — ресурсная. Но, возможно, играет роль и преобладание неофициальной занятости: представляя собой древнюю школу выживания, она не поддаётся модернизации, пишет на страницах швейцарского издания «Нойе цюрхер цайтунг» публицист Соня Марголина.
Долговая яма для 7 миллионов
Суды и приставы фиксируют взрывной рост числа дел по взысканию с физлиц просроченных банковских долгов. В 2019 году каждое третье гражданское дело в России было делом кредитора против заёмщика, рассказал на днях на совещании судов общей юрисдикции и арбитражных судов председатель Верховного суда РФ Вячеслав Лебедев.
«Забытая» трагедия
«Аэрофлот» увеличил вознаграждение топ-менеджменту почти на 40% за 2019 год. Хотя сразу после катастрофы в Шереметьево в мае 2019 года, когда потерпел крушение самолёт «Сухой Суперджет», глава компании Виталий Савельев заявил, что руководство не получит премии, сообщает РБК.
Пусть читают по слогам «Домострой»

НА ДНЯХ в эфире радиостанции «Радонеж» председатель Патриаршей комиссии по вопросам семьи протоиерей Дмитрий Смирнов рассказал слушателям об одной из прихожанок, которая не отдала свою семилетнюю дочь в школу в первый класс, а оставила её дома, чтобы та помогала ей с новорождённым младенцем.

Обещания не будут выполнены

Аудиторы Счётной палаты РФ выяснили, что 4 триллиона рублей, обещанных Путиным на решение проблемы бедности, не помогут вывести из этого состояния даже 1 млн россиян из 19 млн человек.

НОВЫХ социальных инициатив, выдвинутых Владимиром Путиным, может оказаться недостаточно, чтобы вывести из бедности почти 1 млн россиян в 2020 году.
Срочно! Маша слабеет
В Воронеже мать страдающей спинальной мышечной атрофией девочки Марина Никонова вышла на пикет к зданию областного правительства. Она пытается добиться для ребёнка дорогостоящего лекарства, от которого зависит жизнь малышки.
Шагай куда подальше

Жители столичного района Тропарёво-Никулино 2 марта провели очередную акцию с требованием возобновить работу филиала детской поликлиники, расположенного возле метро «Юго-Западная» и закрытого в начале февраля.

РЯДОМ СО ЗДАНИЕМ бывшего медучреждения собрались около 100 человек, большую часть из которых составили женщины с детьми.
Смартфон потеснит компьютер?
«Долгое, очень долгое время человечество набирало текст быстрее всего, если делало это на компьютерной клавиатуре. В среднем таким образом нам удаётся написать 52 слова в минуту. Но, как показало масштабное международное исследование, эта эпоха постепенно уходит», — пишет немецкое издание «Вельт».
Пузырь оглушительно лопнул

ЭКОНОМИКА Эстонии вступила в кризис. Об этом заявил министр финансов страны Мартин Хельме, сообщает телерадиовещательная компания ERR.

Усугубилась ситуация после того, как в конце января в республике была принята пенсионная реформа. Уже тогда критики предупреждали: «Она может привести к серьёзному перегреву экономики, росту пузыря цен на недвижимое имущество, а в конечном итоге — к полноценному экономическому кризису и даже обвалу фондовой биржи».

Игры в Конституцию
В Туркмении опубликован проект конституционных поправок. Изменения предусматривают формирование двухпалатного парламента, что, как утверждается, повысит эффективность государственной власти. На деле реформа лишь создаёт видимость демократических перемен и закрепляет властные позиции президента.
Все статьи номера