«Быть как можно ближе к исторической правде»

«Быть как можно ближе к исторической правде»

№24 (30956) 6—11 марта 2020 года
6 полоса
Автор: Руслан СЕМЯШКИН, член Крымского рескома КПРФ.

Тридцать лет назад, в феврале 1990 года, в то время, когда на Украине снова начал поднимать голову национализм и ширилось движение так называемого Народного руха, перестало биться сердце писателя и публициста Владимира Павловича Беляева, долгие годы противостоявшего бандеровщине.

ДЕТСТВО И ЮНОШЕСКИЕ ГОДЫ уроженца старинного украинского города Каменец-Подольский, впоследствии его почётного гражданина, Владимира Беляева совпали с революцией, Гражданской войной и становлением Советской власти на Украине. В 1918 году его семья, после продолжительных мытарств и неоднократных эвакуаций, вновь обосновалась в родном городе, и мальчика определили в подготовительный класс городской гимназии, которая после оккупации города войсками Петлюры была реорганизована в украинскую, националистического толка, гимназию им. Степана Руданского, описанную годы спустя писателем в трилогии «Старая крепость». После изгнания петлюровских войск гимназию преобразуют в Первую трудовую школу, которую в 1923 году окончит юный Владимир Беляев.

Ритм времени, когда молодое государство рабочих и крестьян делало свои всё более уверенные шаги, всецело захватил восприимчивого от природы парня. Он прямо-таки горел, стремился постичь всё то новое, что принесла в нашу жизнь Советская власть. Поскольку родители работали в Каменец-Подольской губсовпартшколе, он посещает проходившие там лекции, участвует вместе с курсантами в военных операциях на границе с захваченной румынами Бессарабией. В 1924 году поступает в фабрично-заводское училище (ФЗУ), в год Ленинского призыва вступает в комсомол, в рядах частей особого назначения помогает пограничникам вылавливать диверсантов и бандитов.

По окончании в 1926 году ФЗУ 17-летнего Беляева направляют на машиностроительный завод в город Бердянск. Работая литейщиком, он стремительно приобщается к набиравшему тогда обороты движению комсомольских рабочих корреспондентов. Его заметки печатают в центральных и областных газетах «Коммунист», «Комсомольская правда», «Червоный юнак», в журналах «Прожектор», «Молодняк», «Глобус» и др. Как рабкор он сотрудничает в газете «Червоный кордон», печатает там серию статей под названием «Контрреволюция под маской ксёндза».

Через пару лет он уже в Донбассе. Много пишет, черпая материал в поездках по областям, посещая заводы и шахты. Появляются в печати его заметки об экономической контрреволюции, объединённые названием: «По следам «Шахтинского дела». Пробует он свои силы и в качестве руководителя печатного издания, редактирует выездную газету «Червоный кордон» на социалистической перестройке села». «Работать приходилось в очень сложных условиях, — вспоминал позднее В. Беляев. — Кулачество оказывало страшное сопротивление коллективизации, а рядом с нашей выездной редакцией свирепствовала диверсионная банда атамана Козака. У наборных касс стояли винтовки».

В 1928 году перспективного редактора и журналиста призывают в Красную Армию. Он служит в горнострелковом полку 3-й Крымской дивизии и редактирует полковую газету «На боевом посту». После демобилизации направляется в Ленинград, работает на заводе «Большевик». Одновременно пишет очерки, фельетоны, рассказы, печатается в газетах и журналах города на Неве, участвует в деятельности Литературного объединения Красной Армии и Флота и Ленинградской ассоциации пролетарских писателей, руководит литературными объединениями в Кавалерийской школе имени Лермонтова и Высшей пограничной школе ОГПУ в Новом Петергофе. В 1931 году вступает в ряды ВКП(б).

Литературное творчество захватывает его основательно, и вскоре он становится сотрудником журнала «Литературный современник», вокруг которого объединились тогда талантливые писатели города на Неве:

М. Козаков, Ю. Тынянов, О. Берггольц, А. Прокофьев и др. Наставниками Владимира становятся Н. Тихонов, М. Зощенко, С. Маршак. Именно Самуил Яковлевич, прочитав рассказы «Детство» и «Ровесники», посоветует Беляеву взяться за большую вещь. Ею станет со временем задуманная ещё в годы работы на заводе «Большевик» трилогия «Старая крепость». Первая повесть трилогии под названием «Подростки» появляется в 1936 году в журнале «Молодая гвардия».

«После того как в 1937 году, — пишет Владимир Павлович в автобиографии, — вышла моя книга «Старая крепость» и получила хорошую прессу, в мае 1938 года я был принят в члены Союза советских писателей СССР и с той поры могу считать себя профессиональным литератором».

Весной 1941 года выходит вторая повесть трилогии — «Дом с приведениями», опубликованная первоначально в журнале «Звезда» под названием «Дом на Житомирской». Третья повесть — «Город у моря» — увидит свет только спустя восемь лет.

И лишь в 1951 году трилогия «Старая крепость» была издана в полном объёме. С того времени начинается её многолетнее поступательное движение к читателям. В 1952-м за создание этого многопланового романа Беляев удостаивается Сталинской премии третьей степени.

Увлекательное, основанное на реальных событиях и впечатлениях автора детских, юношеских и более зрелых лет повествование погружает читателя в события Гражданской войны, борьбы с петлюровцами, строительства Советской власти на Украине, жизни первых комсомольских организаций, описывает их участие в ликвидации проникающих из-за кордона банд и налаживании промышленности в непростой обстановке нэпа, показывает гражданское возмужание и творческую активность молодых передовых рабочих металлургического завода.

ТРИЛОГИЯ пронизана романтикой. Это, а также стремительность развития сюжета, молодость героев, их пылкость и светлые стремления, как отмечали многие советские литературные критики, роднят «Старую крепость» с такими классическими произведениями для юношества, каковыми были и остаются «Овод» Э.Л. Войнич и «Два капитана» В.А. Каверина.

Трилогия, конечно, во многом автобиографична. При этом главный герой, сын рабочего и сам рабочий Василий Манджура, не копирует точь-в-точь биографию автора. Это образ собирательный и в то же время наделённый теми мыслями, с которыми шёл по жизни юный Беляев. От самого начала повествования, а затем и от книги к книге Манджура и его сверстники мужают, духовно созревают, проходят через испытания, в том числе и Великой Отечественной войны, теряют друзей, вычёркивают из сердца тех, кто стал на скользкий путь предательства, стараются быть достойными доброй памяти тех, кто геройски сложил свои головы, защищая Родину. Их стремления и помыслы искренни, они не способны подличать, заискивать, кривить душой. Всем своим существом, каждым вздохом, беспокойной мыслью, делом они живут жизнью страны, с которой неразделимы.

Свои авторские задумки Беляев на рубеже пятидесятилетнего юбилея Октябрьской революции комментировал так: «Я не обозначал эти города (Каменец-Подольский и Бердянск. — Ред.) сознательно, чтобы иметь большую свободу действий и в построении сюжета, и в обращении с биографиями лиц, послуживших прообразами героев книги. Кое-где и намеренно изменил названия улиц и фамилии действующих лиц, прибавлял к их доподлинным поступкам новые, придуманные мною. Но, делая это, я все время старался быть как можно ближе к исторической правде тех незабываемых романтических лет, свет которых должен и сегодня озарять жизнь каждого молодого человека, делать её целеустремлённой, воспитывать в нём преданность нашей партии и делу построения коммунизма, которому мы все служим».

Трилогия «Старая крепость» была заметным явлением в советской литературе. Каждая её книга, приходя к читателю, не оставляла его равнодушным. Особое отношение к ней испытывала молодёжь — та целевая аудитория, которой прежде всего и адресовал своё повествование автор. Высоко оценивали эту художественную (именно художественную, практически лишённую публицистических вкраплений) вещь и коллеги по писательскому цеху. Один из них — Евгений Петров писал: «Прежде всего — она очень чисто написана. Я бы сказал — светло написана. Читать её интересно и приятно. Книга гуманистична и живописна».

Трудно не согласиться с известным писателем, знавшим толк в писательском труде, в постижении людских, таких непростых и противоречивых характеров. И Союз писателей, и комсомольские органы, и образовательные учреждения непременно рекомендовали трилогию молодёжи к обязательному прочтению. Она многократно переиздавалась. А в 1963 году была выпущена Детиздатом в серии «Золотая библиотека», в которой были собраны самые лучшие, проверенные временем произведения для детей и юношества. А в начале семидесятых годов прошедшего столетия трилогия была экранизирована: режиссёры М. Беликов и А. Муратов на киностудии им. А. Довженко сняли семисерийный одноимённый фильм.

C НАЧАЛА Великой Отечественной войны Владимир Беляев на фронте — в осаждённом Ленинграде, служит помощником командира взвода 80-го истребительного батальона НКВД Дзержинского района города.

В свободные часы, урывками, он в соавторстве с Михаилом Розенбергом в 1941 году пишет сценарии антифашистских фильмов «Час расплаты» и «У старой няни», поставленных вскоре на «Ленфильме» и получивших положительные отзывы в ленинской «Правде». В это же время работает над книгами «Варвары с моноклями» («Немцы в Польше») и «Ленинградские ночи», а также пишет сценарий о партизанской войне «Сегодня в полночь».

В марте 1942 года больного, истощённого писателя вместе с семьёй перевозят по Дороге жизни на Большую землю. В Архангельске его ждёт невосполнимая утрата: от дистрофии умирает сын. Но, едва оправившись, Беляев становится в строй военкоров Севера: встречает в северных портах караваны транспортных судов, работает военным корреспондентом Совинформбюро, летает на ледовую разведку, посещает Новую Землю.

Август 1944 года становится поворотным в судьбе писателя. Беляев начинает заниматься разоблачением зверств фашизма, этой теме он будет верен до конца своих дней, более того, она станет главной в его творчестве. Тогда же, переброшенный с Карельского фронта в только что освобождённый Львов, он по направлению обкома Компартии Украины приступает к работе в Чрезвычайной комиссии по расследованию немецко-фашистских зверств.

«Это дало мне возможность узнать, — писал Владимир Беляев спустя годы в своей автобиографии, — практику фашизма в действии… и помогло написать ряд антифашистских книг». Пафос этих произведений — в признании автора: «Я ненавижу фашизм». Долгие годы писатель занимался исследовательской работой, изучал архивные материалы, искал свидетелей, очевидцев, знакомился с периодикой и другими документами. В результате из-под пера Беляева вышла целая серия работ: «Под чужими знамёнами» (1946—1954, соавтор М. Рудницкий), «Свет во мраке» (1946), киноповесть «Иванна» (1961), «Кто тебя предал?» (1969), «Пылающие рубежи» (1971), «Я обвиняю!» (1980, второе дополненное издание — 1984) и др.

Борьба с фашизмом в его новых, более скрытых и, на первый взгляд, неприметных проявлениях, с национализмом, с теми, кто не смирился с итогами Великой Победы, заставила писателя отказаться от целого ряда других интересных тем, которые он вынашивал.

Как-то писатель в связи с этим заметил: «Часто давние друзья мне говорят: — Написал бы ты, Володя, вторую «Старую крепость»… Зачем ты тратишь свои силы на публицистику, кино? — Советы полезные. Но ведь фашизм был и есть. Это страшная зараза нашего времени… И разве я могу забыть об этом?»

Разоблачению главарей украинского национализма, человеконенавистнической идеологии этих нелюдей писатель посвятил книги: «Эхо Чёрного леса», «Ярослав Галан», «Формула яда». В последней убедительно выписаны такие мрачные, запятнавшие себя кровью невинных жертв фигуры, как Шептицкий, Коновалец, Бандера. Беляев приводит неопровержимые доказательства теснейшей связи предводителя ОУН Степана Бандеры с гитлеровским режимом и рассказывает об обстоятельствах его убийства в октябре 1959 года в Мюнхене, где он долгие годы проживал.

Вскрытию общих корней фашизма и национализма, показу их классовой сущности писатель посвятит и другие свои бьющие не в бровь, а в глаз произведения. Значительная их часть посвящена особому подразделению украинских буржуазных националистов — греко-католической церкви и персонально её митрополиту Андрею Шептицкому. Последовательно используя множество малоизвестных, но неопровержимых документов и фактов, Беляев разоблачает этого «князя церкви» и его окружение, открыто поддерживавших фашистскую Германию.

ОБЛИЧИТЕЛЬНЫЕ, не оставляющие камня на камне памфлеты из лучшей его антифашистской книги «Я обвиняю!» знакомят нас с вереницей лютых врагов не только Советской власти, но и по сути всего украинского народа: бандитами, террористами и агентами гитлеровской разведки Степаном Бандерой и Романом Шухевичем, руководителем национал-убийц из карательного батальона «Нахтигаль» Теодором Оберлендером, доктором богословия фашистом Иваном Гриньохом, гитлеровским разведчиком Гансом Кохом, протопресвитером Василием Лабой и многими другими.

В обстоятельном очерке «Кандидат в святые и его агентура» писатель подробно показывает жизненный путь митрополита Андрея Шептицкого, в молодые годы успевшего послужить в армии Габсбургов, стать страстным ревнителем интересов Ватикана. При этом митрополит успевает побывать в годы Первой мировой войны «почётным узником» царского режима России (царское правительство даже платило ему ежегодное жалованье в четыре тысячи рублей золотом). Отпущен же он был в марте 1917 года из заточения в Ярославском монастыре по личному указанию Александра Керенского.

Нам, прямым потомкам советских воинов-освободителей, нельзя забывать: именно он — униат Шептицкий — писал бесноватому фюреру, что в войне с Советской властью тот ни больше и не меньше, как сам «божий вождь и эта война — то война божья. Тут не человек борется, а бог…» Он же, увлечённый «Майн кампф» и лично знавший многих фашистских высокопоставленных чиновников, вплоть до шефа абвера адмирала Канариса, без зазрения совести в другом своём послании Гитлеру пересылает ему письмо некой «святой Авксентии», молившей господа о том, «чтобы немецкое войско ничего не щадило в России: ни городов, ни замков, ни сёл, ибо Господь не хочет, чтобы там что-нибудь осталось». От себя же к этому бреду Шептицкий добавляет: «Эта женщина — пророчица, и к ней часто нисходят таинственные видения, которые по принципам мифической теологии могут считаться словами Всевышнего…»

Убедительно разоблачал Беляев и миф об аполитичности Ватикана и служившей ему униатской церкви во главе с Шептицким. Приходит писатель и к исторически точному выводу о том, что фарисейски замаскированные религиозной фразеологией идейно-политические устремления Ватикана и главарей униатской церкви полностью совпадали с военной доктриной и далеко идущими милитаристскими планами гитлеровской Германии.

Во вступительном слове к книге «Я обвиняю!» Беляев говорил о вредоносной сути национализма и о том, как он опасен. К сожалению, опасения писателя не были напрасными. Совсем немного времени пройдёт, и для всех станет очевидным то, о чём предупреждал Владимир Павлович. Тогда же его слова у большинства советских граждан не вызывали какой-либо тревоги и опасения. Думается, стоит их привести: «Национализм не сложил оружия. Его сегодняшние главари, делая всё возможное, чтобы обелить своё прошлое, продолжают и по сей день вынашивать планы отрыва Украины от Союза Советских Социалистических Республик, в составе которого украинский народ впервые обрёл самостоятельность и независимость. Предпринимаются попытки возродить унию, ибо в «окатоличивании» украинского населения буржуазные националисты видят путь к «самостийной Украине». Вот почему так важно сегодня напомнить людям о предательской роли националистов и униатских церковников, предъявить им обвинение в преступлениях, которые навсегда останутся на их совести».

Это было сформулировано в 1980 году. Писатель знал об украинском национализме не понаслышке. Потому-то и название книге дал однозначное и вполне категоричное: «Я обвиняю!». «Я имею на это право — право человека, который вместе со всем народом строил социализм на украинской земле, а затем отстаивал его в тяжелейшие годы Великой Отечественной войны. Право свидетеля чёрных преступлений предателей украинского народа. Право писателя, посвятившего долгие годы своей литературной деятельности разоблачению тех, кто до сих пор продолжает вынашивать планы реставрации капитализма на Украине. Эта книга и есть моё обвинение!»

Капитализм на Украине в наши дни реставрирован. Владимир Беляев до этих чёрных дней не дожил. Книга же его не потеряла своей актуальности. С ней обязательно нужно познакомиться тем, кто изучает новейшую историю Украины.

АНТИКЛЕРИКАЛЬНОЙ ТЕМЕ посвятил писатель повесть «Кто тебя предал?». Советским гражданам действие повести было известно и по фильму режиссёра В. Ивченко «Иванна», снятому по сценарию Беляева на Киевской киностудии им. А. Довженко в 1959 году. Фильм этот получил признание зрителей и был отмечен наградой на Всесоюзном кинофестивале 1960 года. Известен фильм и тем, что он вызывает ярость католической церкви, дело дошло даже до того, что папа римский Иоанн XXIII предал его анафеме.

Основу повести составили дневники священника Львовского монастыря василианов Теодозия Ставничего. Его дочь Иванна погибла в годы фашистской оккупации — казнена гитлеровцами. Роковую роль в судьбе девушки сыграл её отец, обманутый митрополитом Шептицким. В повести Иванна становится жертвой интриг церковников, среди которых и её жених — будущий священник Роман Герета.

Если же попробовать сформулировать суть повести «Кто тебя предал?», то достаточно назвать несколько основных положений, которые яростно отстаивал Беляев: легенда о безвредности религии ложна; религия не объединяет, а разъединяет людей; она заражает верующих пассивностью, лишая их сил для борьбы за совершенствование жизни на Земле; католическая церковь оказывала всестороннюю поддержку самым реакционным режимам, в годы Второй мировой войны открыто защищала гитлеровскую агрессию.

Вскрытию общих корней фашизма, клерикализма и национализма писатель посвятил ряд памфлетов, в том числе и такой известный, как «Преступление продолжается», а также книгу «Ярослав Галан». «Нам нельзя ни на минуту забывать, — говорил Галан, — что национальная вражда — это оружие, которым особенно охотно пользуется враг. Бороться с нею — это значит спасать сердца и умы нашей молодёжи…» Завет легендарного писателя-борца Беляев старался реализовать по максимуму. Всё написанное им на антинационалистическую и антиклерикальную тематику не просто исторично и убедительно, но и по-настоящему художественно. Оттого-то и читаются все эти произведения увлекательно и живо. Проблема в том, что найти в наше время их непросто. Многое, к несчастью, после развала СССР в библиотечных фондах было уничтожено.

Светлой памяти Ярослава Галана писатель посвятил и сценарий фильма «До последней минуты». В 1975 году за написание сценария фильма Беляев был удостоен Государственной премии УССР им. Т.Г. Шевченко.

ПОДВИГУ советских пограничников, первыми встретивших удар немецких оккупантов, писатель посвятил книгу «Пылающие рубежи». Её можно считать персональным вкладом В.П. Беляева в многотомную советскую летопись Великой Отечественной войны.

Сталинский лауреат, кавалер ордена Трудового Красного Знамени и двух орденов «Знак Почёта», Владимир Павлович Беляев остался в нашей благодарной памяти. Писательство было не только его призванием, но и оружием советского гражданина и коммуниста. И оружием этим он владел мастерски.

Просмотров: 1820

Другие статьи номера

Под угрозой уничтожения
Снос исторических зданий в угоду новой, как правило, весьма уродливой застройке стал печальной практикой для Санкт-Петербурга. Однако прежде под нож шли дома с не менее чем полуторавековой историей. Некоторые из них были, к сожалению, далеко не в лучшем состоянии. Уничтожение таких зданий это, безусловно, не оправдывает. Их необходимо приводить в должное состояние, восстанавливать, реставрировать. Но теперь у варваров-разрушителей, современным языком говоря, нарисовался новый «тренд»: под снос намереваются пустить те здания, которые были построены в середине 1950-х годов!
Рубль двадцать от «чуткой власти»

Уважаемая редакция!

С октября 2018 года я, пенсионерка из Балашихи, пытаюсь добиться от властей — «единороссов» Московской области — внесения изменения в закон №36/2006-03, согласно которому в 2012 году пенсионерам с низкой пенсией была установлена региональная социальная доплата, включавшая в себя и стоимость проезда на общественном транспорте. Юридически закон в этой части утратил свою силу в 2018 году, после того как губернатор Андрей Воробьёв объявил о бесплатном проезде для всех жителей Подмосковья от 60 лет и старше. Однако фактически этот закон продолжает действовать, и самые бедные пенсионеры региона остаются изгоями, ущемлёнными в своих правах. К этой категории граждан отношу себя и я, преподаватель английского языка высшей категории, практический психолог в системе образования.

«Золотые» пилюли
Мы с вами, дорогие друзья, живём в социальном государстве. По крайней мере, так гласит седьмая статья Конституции РФ. Но то, что нынешняя власть лукаво называет «социальным государством», на деле является звериным капитализмом на его начальной, дикой стадии, когда капиталисты — кстати, их сейчас называют предпринимателями, чтобы не раздражать и без того озлобленный народ, — обдирают людей как липку, без всякого контроля и надзора со стороны государства. Нашего всеми обожаемого якобы президента беспокоит только одно: как там бизнес у нас поживает, хорошо ли ему, бедному? Если вдруг кризис или падение курса рубля, так мы им, «предпринимателям», из бюджета и заначек всё компенсируем. А народ? А что народ, куда он денется? Нарожают ещё, вот им материнский капитал — жалкая подачка, 466 тысяч рублей, на которые можно купить три квадратных метра жилья.
Такие разные реформы

Крупнейшие страны Латинской Америки — Аргентина и Чили переживают бурные времена: там проходят важнейшие реформы, но векторы их прямо противоположны.

Финансовая удавка

Ответом народных масс на неолиберальные реформы в Аргентине стала победа на президентских выборах выдвинутого коалицией левых партий (в том числе Коммунистической) Альберто Фернандеса. Его предшественнику Маурисио Макри хватило четырёх лет, чтобы поставить страну на грань катастрофы.
А хаки вам идёт!

Слабый пол усилит командный состав индийской армии

Своего рода подарком к Международному женскому дню — 8 Марта можно считать решение Верховного суда Индии, который, несмотря на сопротивление властей, позволил служащим в армии представительницам прекрасного пола занимать высшие командные должности наравне с мужчинами.

Пульс планеты
ВАШИНГТОН. Бывший мэр Нью-Йорка миллиардер Майкл Блумберг снял свою кандидатуру с праймериз Демократической партии США в пользу Джо Байдена. Таким образом, борьба за выдвижение претендентом на пост главы государства от демократов продолжится между 78-летним сенатором от Вермонта Берни Сандерсом и 77-летним бывшим американским вице-президентом Джо Байденом.
Население Латвии негодует
В ЛАТВИИ в связи с парламентскими слушаниями по региональной реформе, которые продлятся несколько дней, начались марши протеста. Так, 5 марта перед зданием сейма в Риге собралось множество людей с плакатами против нового плана административного деления. В соответствии с этим планом, из 119 нынешних регионов останется всего 40. Речь идёт об укрупнении местных бюджетов и сокращении депутатских мест.
Источник вдохновения
«О женщинах и о весне…» — так названа ретроспективная выставка произведений живописи и графики народного художника Белоруссии Леонида Щемелёва, открывшаяся 4 марта в Минске в Городской художественной галерее.
«Весна идёт, весне дорогу…»
С этих крылатых строк ныне открывается страничка в «Фейсбуке» секретаря Красноармейского горкома Компартии Украины Елены Александровны Ермоленко. В партии она с осени 2009 года. Первый секретарь — с декабря 2014 года (до этого была секретарём молодёжной первичной организации). Возглавила организацию КПУ в самый тяжёлый момент, когда далеко не всем хватило мужества остаться в её рядах. Когда линия фронта приближалась к Красноармейску, многие уехали, а было немало и таких, которые просто испугались.
Суд оправдал активиста профсоюза
На днях перед Тверским районным судом г. Москвы предстал председатель первичной профсоюзной организации в ГУП «Автодор» (входит в Союз профсоюзов России) Алексей Лушечкин. Правоохранители, утащившие А. Лушечкина с Красной площади за то, что посмел развернуть чистый лист бумаги, составили на него протокол по ст. 19.3 КоАП (злостное неповиновение законным требованиям сотрудников полиции). Однако затея правоохранителей закончилась для них неудачно.
Все статьи номера