Новая коалиция страннее прежней

Новая коалиция страннее прежней

№100 (30887) 12 сентября 2019 года
3 полоса
Автор: Вячеслав КОЛОМИЕЦ.

Следовало бы, как заведено многолетней традицией, в очередной раз посетовать по поводу недавнего и тоже очередного правительственного кризиса на Апеннинском полуострове. Хотя бы потому, что он разразился в более чем неподходящее время — в начале августа, в самый разгар летних отпусков, в период массового отдыха, свято почитаемого всеми итальянцами.

ВПРОЧЕМ, именно на то и был расчёт его инициатора Маттео Сальвини — лидера Лиги, ведущей партии прежней правительственной коалиции и в последнее время ключевой фигуры итальянской политики. Выборы в Европарламент, состоявшиеся в апреле, принесли существенный успех партии Сальвини и обернулись неуспехом Движения 5 звёзд — его союзника и партнёра в правительстве Джузеппе Конте. С тех пор в повестке дня итальянской политики значился, пусть поначалу скрывавшийся риторикой союзнических отношений, вопрос о перераспределении, разумеется, в пользу победившей Лиги, министерских постов и властных полномочий внутри правительства.

Ситуация осложнялась ещё и тем, что нынешний правительственный кризис, без малого 66-й в истории послевоенной республиканской Италии, разразился в августе, а стало быть, досрочные парламентские выборы (иного разрешения этого кризиса Лига не допускала) могли состояться не ранее октября. Было изначально очевидно, что новому правительству в этом случае отводились бы крайне сжатые и почти нереальные сроки для разработки очередного государственного бюджета. А тем более для его нелёгкого и крайне болезненного согласования с руководством единой Европы, постоянно и сурово пеняющим Италии за её расточительную жизнь не по средствам — с недопустимо, по общеевропейским меркам, высоким государственным долгом. Новый фронт полемики с европейскими властями, который мог бы открыться, учитывая также демонстративный антиевропеизм Сальвини, грозил весьма нежелательной для обеих сторон эскалацией уже застарелого конфликта между Римом и Брюсселем.

Конечно, с точки зрения сугубо партийных интересов Лиге — партии со всё более выраженными лидерскими качествами и свойствами, обретёнными усилиями её признанного лидера Сальвини, — весьма благоприятствовала перспектива досрочных выборов. Опросы общественного мнения подтверждают неизменную тенденцию роста её электорального потенциала, достигающего почти трети электората. Амбициозные планы и претензии Сальвини на национальное лидерство даже сейчас, когда он оказался оттеснённым в оппозицию, отнюдь не беспочвенны.

Столь решительным мерам, как роспуск парламента и досрочные выборы, воспротивилась, однако, большая часть истеблишмента, причём как правящего, так и оппозиционного. Пожалуй, самым веским и авторитетным в смягчении правительственного кризиса оказалось слово самого главы правительства Конте, который до поры до времени словно бы пребывал в тени партийных лидеров — «пятизвёздочника» Ди Майо, а уж тем более Сальвини. В их назойливом присутствии в медийном пространстве, которое подчёркивало их ведущую роль в национальной политике, по сути девальвируя конституционное первенство председателя совета министров, были ясно различимы, казалось бы, реликтовые признаки засилья «партократии», памятные ещё по временам Первой республики.

Правительство Лиги и Движения 5 звёзд оказалось недолговечным, как ему и прочили прогнозы годичной давности при его создании, поскольку, несмотря на общую популистскую природу, эти партии изначально были очень разными. Исходное различие этих временных союзников имело региональный характер: если Лига выражала интересы передового Севера, то Движение 5 звёзд выступало от имени Юга, извечно отсталого, страждущего и неприкаянного. Так что союз в рамках прежней правительственной коалиции был заведомо парадоксальным, как и абсолютное большинство других политических союзов, которыми отмечена почти полуторастолетняя история Италии. А значит, сколько-нибудь полноценной заменой ему мог стать политический союз ничуть не менее, а то и ещё более парадоксальный. Что, кстати, и стало решением нынешнего правительственного кризиса.

Конте, пребывавший в прежнем кабинете чуть ли не в положении его сугубо технического главы, сумел взять своеобразный реванш и сохранить пост председателя совета министров. За минувший год, надо отдать ему должное, он, дотоле неизвестный в итальянской политике и не имевший в ней сколько-нибудь значимого опыта, сумел обрести авторитетное имя в европейской и мировой политике. Главное же состояло в том, что Конте удалось соединить в рамках своей второй по счёту правительственной коалиции воистину несовместимые политические силы.

В новом правительстве сошлись, поделив почти поровну министерские портфели, с одной стороны, Демократическая партия — воплощение традиционной и респектабельной политики, носитель левоцентристской идеи, выступающей по отношению к идее либеральной как своего рода наследник первой очереди, свято почитающий европейские ценности. Последнее на фоне скандального и демонстративного антиевропеизма Лиги лишило былой напряжённости отношения Италии с единой Европой.

Возвращение прежде оппозиционной Демократической партии к власти — это её несомненный и существенный успех, достигнутый сравнительно малыми усилиями, не прибегая к столь радикальной мере, как досрочные парламентские выборы. Пессимистические прогнозы, сколь щедрыми они ни были, относительно необратимости кризиса, которым якобы были поражены демократы, оказались явным преувеличением.

Как и несколько преувеличенными представляются негативные последствия от сокращения электорального влияния Движения 5 звёзд по результатам выборов в Европарламент, которое, с другой стороны, будучи воплощением популистского ниспровергательства и антисистемности, сумело сохранить себя в качестве участника правительственной коалиции.

Компромиссу, достигнутому в виде этого столь парадоксального политического союза, предрекается, по обыкновению итальянской политики, недолгий срок. По всей очевидности, Италия остаётся открытой новым и, быть может, куда более драматичным правительственным и политическим кризисам.

Просмотров: 866

Другие статьи номера

Героика бегства
ДЛЯ БРИТАНЦЕВ эвакуация из окружённого гитлеровцами французского порта Дюнкерк стала самым важным событием не только 1940 года, но и всей Второй мировой. Отступление после жестоких поражений в восприятии современных англичан превратилось в героическую эпопею.
Блицкриг на западе
1 СЕНТЯБРЯ 1939 года немецкие войска вторглись в Польшу. Два дня спустя Великобритания и Франция, связанные с Варшавой союзными обязательствами, объявили Германии войну. Вскоре их примеру последовали Австралия, Индия, Канада, Новая Зеландия и Южно-Африканский Союз. Так, согласно принятой датировке, началась Вторая мировая война.
В гостях у «Правды» — журнал «Историк»

Сентябрьский номер журнала посвящён началу Второй мировой войны. Представляем нашим читателям на этой странице некоторые из его материалов по актуальной исторической теме

Cлово главного редактора

Восемьдесят лет назад — 1 сентября 1939 года — началась Вторая мировая война, самая страшная и разрушительная за всю историю человечества. 22 июня 1941-го она докатилась и до нашей страны, унеся жизни 27 миллионов наших сограждан. Именно Советский Союз внёс решающий вклад в разгром нацизма — силы, которая взорвала хрупкое международное равновесие, сложившееся по итогам Первой мировой.

Нашу помощь ждут
Как уже сообщала «Правда», 31 августа, в день гибели первого главы ДНР Александра Захарченко, в Донецке прошло несколько траурных церемоний. Российскую Федерацию на большинстве из них представляла делегация ЦК КПРФ, в составе секретаря ЦК КПРФ, первого заместителя Председателя ЦС СКП—КПСС Казбека Тайсаева, советника Председателя ЦК КПРФ Владимира Родина, первого секретаря Якутского рескома КПРФ, заместителя председателя Государственного Собрания (Ил Тумэн) Республики Саха (Якутия) Виктора Губарева, помощника депутата Госдумы Юлия Якубова и автора этих строк. На Аллее героев был открыт бронзовый бюст народного героя. Позднее на городском кладбище «Донецкое море» у могилы Александра Захарченко состоялись панихида и траурный митинг.
К ребячьим услугам

В Минске до 2023 года планируется дополнительно построить 20 детских садов и 7 школ, сообщает БЕЛТА.

СРАЗУ три школы появятся во Фрунзенском районе, две — в Московском, по одной — в Ленинском и Центральном. В следующем и 2021 годах будет открыто по одной школе, три — в 2022-м, две — в 2023-м. Всего в этих учреждениях смогут обучаться около 7,36 тысячи детей.

Пульс планеты
ПХЕНЬЯН. КНДР осуществила два запуска, предположительно ракетных, спустя несколько часов после заявления о желании возобновить переговоры с США о денуклеаризации Корейского полуострова. Какие именно снаряды использовались, остаётся неизвестным, но, как утверждается, они были запущены в сторону Японского моря и пролетели около 330 км. Начиная с июля Северная Корея уже в восьмой раз осуществляет запуски снарядов, что, по мнению наблюдателей, свидетельствует о стремлении Пхеньяна оказать давление на Вашингтон с целью получения гарантий безопасности и ослабления наложенных на КНДР санкций.
Память нетленна
В Болгарии, в Русском культурном центре в Софии, открылась выставка «75 лет освобождения Европы от нацизма». Открытие её приурочено к незабываемому дню 9 сентября, когда 75 лет назад ликующая София встречала цветами Красную Армию, вступившую на территорию Болгарии.
Сроки, размытые Дождями

Возле здания Дома Республики в Уфе в очередной раз прошли пикеты дольщиков жилого комплекса «Миловский парк», которые ждут новоселья около пяти лет.

НА АКЦИЮ протеста вышли собственники квартир в домах, которые не вписались в схему строительства, придуманную в этом году в Госкомстрое Республики Башкортостан.

Чтобы остановить разрушение страны, надо побороть нищету
В российском политическом календаре начало осенней парламентской сессии следует сразу же за Единым днём голосования, что, безусловно, накладывает определённый отпечаток на работу палаты. 10 сентября депутаты Государственной думы, взвешивая плоды минувшей избирательной страды и обмениваясь впечатлениями и выводами, собрались на своё первое в этом сезоне пленарное заседание.
«Фанта» с неприличными жестами
Самара пышно отметила День города. К памятнику князя Засекина — основателя теперешнего областного центра — чиновники возложили пять букетов алых роз. Как известно, князюшка обладал суровым нравом, за что и получил кликуху Зубок. Он организовал первую коллективную казнь на территории теперешней Средней Волги, повесив пятерых казаков. Где их похоронили, конечно, неизвестно. Можно считать, что те букеты не только князю, но и тем пятерым повешенным.
Все статьи номера