Великая Победа — это святыня

Великая Победа — это святыня

№70 (31130) 6—7 июля 2021 года
4 полоса
Автор: Е.А. СОКОЛОВА, кандидат исторических наук, главный специалист отдела анализа Центра изучения перспектив интеграции ЕАЭС.

Третьего июля в Республике Беларусь отметили великий праздник — День независимости. Здесь это понятие, в отличие от других постсоветских государств, связывают не с пресловутой «свободой от СССР», а с избавлением от фашистского рабства: 3 июля 1944 года был освобождён город Минск — сердце Белоруссии. Долгим и невероятно тяжёлым был путь к этому светлому дню.

Советская Белоруссия в числе других пограничных республик и областей СССР с первого дня вражеского нашествия 22 июня 1941 года оказалась в огне пожарищ и жестоких сражений. Несмотря на внезапность нападения, превосходство врага в живой силе и материальных средствах, советские воины самоотверженно защищали каждую пядь родной земли, обескровливая фашистские войска, замедляя их продвижение вперёд.

Формировались добровольческие подразделения. Для этого многое успели сделать партийные, советские и общественные организации восточных областей Белоруссии. Только в течение первой недели войны здесь было вооружено более 20 истребительных батальонов. К середине июля их число достигло 78. Были созданы 200 формирований народного ополчения, в которых были представители разных социальных групп и возрастов.

Чтобы затруднить наступление врага, добровольцы строили завалы, перекапывали дороги, сжигали и разбирали мосты, охраняли важные хозяйственные объекты, обезвреживали вражеских диверсантов, совместно с частями Красной Армии отражали наступление гитлеровских войск.

Трудно представить ту огромную работу, которая была проделана белорусским населением в процессе строительства оборонительных сооружений. Около 2 миллионов человек — женщины, старики и дети — рыли противотанковые рвы, окопы, траншеи, оборудовали блиндажи, дзоты, наблюдательные пункты, создавали танковые ловушки, устанавливали «ежи», строили ложные аэродромы, участвовали в подготовке противопехотных заграждений и минных полей.

Люди трудились зачастую под бомбёжкой вражеской авиации и обстрелом артиллерии. В сжатые сроки были возведены оборонительные сооружения в районе Могилёва, Витебска, Орши, Полоцка, Гомеля, Мозыря, Шклова, на берегах Березины, Днепра, Западной Двины, Друти, Сожа, Припяти. За семь дней вокруг Могилёва была создана полоса оборонительных сооружений на глубину 20 километров.

Более 10 тысяч жителей Гомеля ежедневно выходили рыть противотанковые рвы, огневые точки и блиндажи. Работа шла днём и ночью. Люди, казалось, не знали усталости. В короткий срок Гомель опоясал 28-километровый противотанковый ров, который своими концами упирался в Сож.

Созданные добровольческие народные формирования, которые в большей части состояли из молодёжи, выступили на отражение агрессии. Ополченцы мужественно сражались при обороне Минска, Витебска, Могилёва, Жлобина, Мозыря, Речицы, Парич, Гомеля и многих других населённых пунктов.

Враг бросил против СССР не только вышколенные в нацистском духе отборные части вермахта, но и массу заранее подготовленных диверсантов, лазутчиков и провокаторов. Их целью являлось дезорганизовывать работу нашего тыла и ускорять продвижение фашистских войск по Советской земле. Переодетые в красноармейскую и милицейскую форму, владеющие русским языком, они просачивались в потоки отступающих советских войск и эвакуируемого населения, внезапно обстреливали проходящие колонны мобилизованных, совершали всевозможные диверсии, наводили свои самолёты на цели, в качестве «регулировщиков» указывали ложные направления движения, сеяли сумятицу и панику.

Всё это с неизбежностью предопределило тот факт, что наряду с открытыми вооружёнными действиями на фронте развернулась диверсионная борьба, которая по размаху и напряжению не имела себе равных в истории войн. В сложившейся обстановке в числе неотложных задач, вставших перед партийными и советскими органами Белоруссии в первые дни фашистской агрессии, были принятие мер по усилению охраны прифронтового тыла, организация беспощадной борьбы с вражескими шпионами, провокаторами и диверсантами.

Большую роль в решении этой сложной задачи сыграли отряды самообороны, группы содействия советским войскам, боевые дружины, истребительные батальоны, народное ополчение и другие военизированные формирования, которые в начале войны были созданы повсеместно.

Группы по борьбе с диверсантами и лазутчиками врага под руководством райкомов партии возникли в первые дни войны в столице республики. ЦК КП(б)Б своим постановлением от 23 июня обязал Минские обком и горком партии создать во всех районах города вооружённые отряды. К вечеру этого же дня были сформированы боевые дружины и истребительные отряды при Минском горкоме партии, в Сталинском, Ворошиловском и Октябрьском районах.

Группы самообороны возникли почти на всех предприятиях, в учреждениях города, в большинстве домоуправлений. В Сталинском районе истребительный отряд возглавил коммунист Э.С. Соколовский. Отряды бойцов-дружинников действовали также в районе вагоноремонтного завода имени А.Ф. Мясникова, на железнодорожном узле, фабриках имени В.В. Куйбышева, «Октябрь», на территории научных учреждений, вузов, школ ФЗО. Бойцы отрядов зорко несли круглосуточную службу по охране предприятий, тушили пожары, разбирали завалы, восстанавливали повреждённые пути.

Бывший командир одного из истребительных отрядов Минска Антон Ричардович Шлегель вспоминал, что первый взвод отряда, состоявший из учащихся школы ФЗО №93, обеспечивал порядок «в районе улицы Чкалова до аэропорта, от 1-го кирпичного завода до дороги, идущей на Дзержинск. Второй взвод держал под своим контролем район улицы Разинской и Грушевского посёлка. Третий взвод нёс патрульную службу на улицах Харьковской, Тучинка и Опанского». Активно действовал на улицах города и истребительный отряд во главе с П.Я. Горячевым, в котором насчитывалось свыше 160 человек. Он уничтожил более 60 фашистов. Одновременно при Минском горкоме ЛКСМБ функционировали 4 сандружины в составе 120 человек, созданные из числа комсомольцев.

Э.С. Соколовский, вспоминая о событиях тех дней, указывал, что каждая рота на занимаемом участке охраняла важные предприятия и объекты и одновременно готовилась к бою с противником. Лазутчики, диверсанты и парашютисты вылавливались в радиусе до 15 километров вокруг города. Факты поимки вражеских шпионов имели место в районе деревень Апчак, Валерьяны, Острошицкого Городка и других населённых пунктов.

Бойцы истребительного батальона Октябрьского района Минска в течение трёх суток вместе с воинами 64-й стрелковой дивизии стойко удерживали занимаемый рубеж на подступах к населённому пункту Рогово (20 км северо-западнее Минска). Отряд патриотов-минчан числом 400 человек совместно с бойцами 85-го стрелкового полка уничтожил до 10 десантных групп противника в районе деревень Уручье, Сухоруки, Колодищи. 26 и 27 июня силами этого отряда удерживался отведённый добровольцам участок обороны в районе Красного Урочища.

Активный участник событий тех дней, бывший помощник командира 54-го танкового полка по материальному обеспечению И.Г. Андреев в своих воспоминаниях отмечает: «В Красном Урочище собралось 600—700 человек. Это были добровольцы-минчане и жители окрестных деревень, часть бойцов 85-го стрелкового полка 100-й дивизии. Обстановка сложилась крайне тяжёлая. Минск горел, дороги были забиты уходящими на восток жителями столицы. Противник начал высаживать десант. Я организовал его ликвидацию. Группы парашютистов удалось уничтожить в деревнях Паперня, Колодищи, Уручье. 29 июня к Красному Урочищу прорвались вражеские танки и мотопехота. Мой отряд вступил в бой: на вооружении он имел три танка, две пушки, пулемёты и винтовки. Бойцы и ополченцы Минска дрались мужественно. К вечеру противника удалось выбить из Красного Урочища. Он потерял много убитых солдат и офицеров».

Ожесточённые бои на подступах к Минску шли у населённого пункта Рогово. Помощь нашим бойцам оказывал отряд самообороны, состоявший из выпускников Роговской средней школы. Его возглавил директор СШ М.Ф. Соболев.

У стен белорусской столицы советские воины и бойцы-истребители мужественно сдерживали вражеские полчища в течение трёх суток. Только превосходство противника в живой силе и боевой технике вынудило их в конце дня 28 июня отступить к рубежу Березины.

Отряд самообороны, созданный 22 июня в Гродно по инициативе горкома партии, возглавил секретарь горкома И.Б. Позняков.

В первых числах июля отряд самообороны города Могилёва во главе с коммунистом А.С. Баньковским уничтожил десант врага, пытавшийся пробраться в город. За короткое время в самом областном центре было ликвидировано свыше 150 вражеских парашютистов, пытавшихся совершать диверсии и провокации. Патриоты истребительных батальонов Гомеля обезвредили 115 лазутчиков врага.

Большая работа проводилась по созданию подполья и партизанских отрядов. В 89 районах республики были созданы подпольные органы и 397 территориальных подпольных организаций. Для работы в нелегальных условиях осталось около 8 тысяч коммунистов. По данным на 25 июля 1941 года, были сформированы 118 партизанских отрядов и групп, из которых 88 переправлены в занятые врагом районы.

Первые партизанские отряды, подпольные организации и диверсионные группы проводили диверсии на железных и шоссейных дорогах, вели разведку, взаимодействовали с частями Красной Армии. Эффективную борьбу вели партизанские отряды под командованием В.З. Коржа, А.В. Фидрика, Г.А. Дудко, И.И. Крылова, Н.Н. Болтрика, М.И. Жуковского, Д.И. Хомицевича, М.Ф. Шмырёва, В.Д. Лисовского и многих других патриотов. За успешные боевые действия командиру отряда «Красный Октябрь» Т.П. Бумажкову и его заместителю Ф.И. Павловскому первым среди белорусских партизан 6 августа 1941 года было присвоено звание Героя Советского Союза. Тем же указом Верховного Совета СССР Энна Шибенок была награждена медалью.

К нападению на СССР третий рейх готовился долго и скрупулёзно. Была разработана многоступенчатая система ограбления и эксплуатации природных богатств и человеческого потенциала, включавшая в себя изуверский арсенал методов по физическому уничтожению населения и подавлению возможного сопротивления.

Нацистские лидеры ещё до захвата власти в Германии неоднократно подчёркивали, что завоевание «жизненного пространства» неизбежно связано с истреблением народов захваченных стран. «Если мы хотим создать нашу Великую Германскую империю, — говорил Гитлер, — мы должны прежде всего вытеснить русских, поляков, чехов, словаков, болгар, украинцев и белорусов». Целью германского фашизма являлось изгнание и уничтожение славянских народов, в том числе и белорусского.

Речь шла о поддержании на самом высоком уровне смертности среди местного населения, о ликвидации медицинского обслуживания, об уничтожении людей путём истязаний, непосильным трудом, о стерилизации, создании невыносимых условий существования, об отправке людей на каторжные работы в Германию и т.д.

Особое место в практической реализации гитлеровцы отводили Белоруссии, которая, по их замыслам, должна была стать «экспериментальным полем», моделью «нового порядка», который нёс германский нацизм народам мира. Характерной чертой этой модели были массовые убийства советских людей, которые начались с первых дней Великой Отечественной войны, проводились по определённой, «научно» разработанной методике и были однотипными, хотя совершались в разных местах и различными убийцами.

На оккупированных территориях СССР была создана густая сеть тюрем, концлагерей разного типа и еврейских гетто. Только в БССР действовали 70 гетто и более 260 лагерей смерти, их филиалов и отделений, которые в целях маскировки официально назывались «лагерями военнопленных», «штрафными и трудовыми лагерями», «лагерями восточных рабочих» и т. п.

Необходимо отметить, что центральное место среди бесчисленных документов, предписывавших беспредельную жестокость ко всему населению СССР, заняло распоряжение начальника штаба Верховного главнокомандования вооружённых сил Германии от 13 мая 1941 года «Об особой подсудности в районе «Барбаросса» и об особых мероприятиях войск». Эта директива была концентрированным выражением планов истребления и закабаления советских людей, планов германских монополий.

Документ предписывал проявлять «полную безжалостность» к советским военнослужащим и к гражданскому населению, беспощадно уничтожать всех партизан и тех советских людей, которые окажут малейшее сопротивление оккупантам или будут заподозрены в желании оказать такое сопротивление. Всех виновных и невиновных, совершивших какие-либо действия или заподозренных, было приказано немедленно расстреливать без суда.

С германских солдат и офицеров не только снималась всякая ответственность за преступления в отношении военнопленных и мирных жителей, но, напротив, на них возлагалась безусловная обязанность осуществлять преступления и злодеяния. Распоряжение предусматривало организацию широких карательных операций против населения, вводило преступную систему круговой поруки, массовых репрессий, неограниченных насильственных мер.

Другим не менее позорным документом германского правительства стала директива Верховного главнокомандования вооружённых сил Германии об уничтожении захваченных в плен политработников Красной Армии и служащих советских учреждений от 12 мая 1941 года. Директива объявляла политработников и служащих государственных, коммунальных и хозяйственных учреждений особенно опасными для осуществления планов колонизации Советского Союза. Политработников предписывалось не считать военнопленными и уничтожать немедленно, не допуская их эвакуации в тыл.

В отношении той части военнопленных, которым сохранялась жизнь, был предусмотрен чудовищно жестокий, каторжный режим, обрекавший их на постепенную смерть. Разрабатывал его по заданию германских властей генерал-лейтенант Рейнеке — начальник Управления по делам военнопленных при ставке Верховного главнокомандования. На секретном совещании в Берлине в марте 1941 года он, инструктируя своих подчинённых, подчёркивал, что лагеря для русских военнопленных рекомендуется устраивать под открытым небом.

Германское военное командование считало себя необязанным предоставлять советским военнопленным снабжение. О том, что собой представляли немецко-фашистские лагеря для военнопленных и гражданского населения, можно судить даже по докладной записке гитлеровского чиновника Дорша о лагере для военнопленных в районе Минска. Размеры его территории не превышали величину площади Вильгельмплац в Берлине, а находилось в нём около 100 тыс. военнопленных и 40 тыс. гражданских лиц.

Дорш писал: «Заключённые, загнанные в это тесное пространство, едва могут шевелиться и вынуждены отправлять естественные потребности там, где стоят. Этот лагерь охраняется командой кадровых солдат численностью около одной роты. Охрана лагеря такой малочисленной командой возможна только при условии применения самой жестокой силы. Военнопленные, проблема питания которых едва ли разрешима, живут по 6—8 дней без пищи... Поскольку в ближайшем будущем не может быть и речи о смягчении положения или распределении заключённых по нескольким лагерям, следует немедленно объявить строгий карантин в массовом лагере Минска, который, вероятно, будет не единственным».

Не счесть кровавых преступлений, совершённых гитлеровскими головорезами и их пособниками на белорусской земле. Зверское обращение с местным населением было нормой их поведения. При этом они осуществляли акции массового истребления гражданского населения в самых изуверских формах, от которых стынет кровь в жилах нормально мыслящего человека. Мы приведём только некоторые примеры.

В начале июля 1941 года недалеко от Витебска, около деревни Журжево, нацисты осуществили массовую расправу над жителями. Детей бросали в яму живыми, некоторых младенцев фашистские душегубы хватали вдвоём за ноги и разрывали на части.

В сентябре 1942 года германские изверги расстреляли 100 беспризорных детей Минска в возрасте от 5 до 12 лет и 54 воспитанника домачевского детского дома. Весной 1943 года 40 младенцев палачи бросили в колодец деревни Ухвалы Крупского района, а 2128 детей утопили в реке Свольна, 60 мальчиков и девочек 8—12 лет живыми закопали около деревни Палыковичи Могилёвской области. Только в Брестской, Бобруйской, Полоцкой и Полесской областях было повешено, сожжено, расстреляно 63920 детей.

С целью устрашения широко использовалась система захвата заложников. Так, в отместку за убийство руководителя оккупационной администрации Белоруссии Вильгельма Кубе в сентябре 1943 года немцы расстреляли 150 детей минского детского дома, находившегося на улице Надеждинской.

Массовое уничтожение детей происходило в концентрационных лагерях. Только в Барановичском лагере смерти было загублено 5200 детей и подростков. В пересыльном лагере на территории учебного хозяйства «Красный Берег» Жлобинского района в качестве доноров содержали 1990 детей от 8 до 14 лет. Для этих же целей в деревне Лучицы Копаткевичского района было собрано 130 детей. Более 1500 подростков было обескровлено в лагере деревни Скобровка Бобруйского района.

Нацисты и их пособники для практической реализации своих варварских планов повсеместно осуществляли политику «выжженной земли», одной из форм которой являлись кровавые карательные операции. Как свидетельствуют архивные документы, в этих зловещих акциях на территории Белоруссии активно принимали участие латышские, украинские, литовские и эстонские полицейские батальоны.

В настоящее время политическое руководство стран Балтии и Украины позволяет в адрес Белоруссии и Российской Федерации не только агрессивную риторику, но и недопустимые враждебные действия, изображая из себя блюстителей международного права, демократических ценностей и свобод. При этом в данных странах на государственном уровне происходит героизация пособников нацистов, возведение их в ранг освободителей. В связи с этим представляется целесообразным раскрыть ряд реальных чудовищных эпизодов с участием латышских, литовских, эстонских и украинских карательных батальонов на территории БССР, РСФСР, Латвии, и не только. Чинимые ими зверства подтверждаются архивными документами.

В период с 21 августа по 22 сентября 1942 года на территории Витебской, Минской и Брестской областей в семь этапов силами 1-й моторизованной бригады СС и боевых групп Баркхольдта, Бинца и Шредера была проведена операция под кодовым названием «Болотная лихорадка». В ней принимали участие 18-й, 24-й, 26-й латышские полицейские батальоны, а также 3-й и 15-й литовские. Итоги её оказались ужасающими: убито 10013 человек, 1217 отправлены на каторгу.

Необходимо сказать и о трёх наиболее крупных карательных операциях 1943 года: «Февраль», «Зимнее волшебство» и «Коттбус». Первая из них была проведена в феврале 1943 года силами трёх полицейских полков СС, четырёх охранных батальонов, батальона СС под командованием О. Дирлевангера. В ходе операции было расстреляно и зверски замучено около 13 тысяч советских граждан, разрушено и сожжено 1900 домов.

Операция «Зимнее волшебство» проводилась в феврале — марте 1943 года на территории Дриссенского, Освейского, Полоцкого, Россонского районов Витебской области. Её осуществили боевые группы Иссерштедта, Шредера, Кнехта, подразделения 3-й танковой армии и полицейские батальоны СС: 15-й, 16-й, 17-й, 265-й, 206«Е»-й, 273-й, 276-й, 277-й, 278-й, 279-й, 280-й, 281-й, 282-й, 289-й латышские полицейские батальоны, 50-й украинский, 2-й и 251-й литовские, 265-й эстонский. Руководил операцией обергруппенфюрер СС, генерал полиции Ф. Ёккельн.

Непосредственно боевые действия проводились с 14 февраля по 30 марта 1943 года. В осуществлении операции были задействованы авиация, артиллерия и танковые соединения. Только в Освейском районе в марте 1943 года каратели за несколько дней сожгли 158 населённых пунктов (45 из них не возродились), районный центр Освею и местечко Кохановичи, 9 домов соцкультуры, 12 средних и 90 неполных средних школ, 4 детских дома, 6 больниц, 3 ветлечебницы, 3 МТС и 3 крупные мельницы, 3 православные церкви и 3 костёла. С холодным садизмом немцы и их пособники заживо сожгли и утопили в реке Свольна 3639 мирных жителей, из них 2118 детей до 12 лет и 310 лиц старше 50 лет. Практически полностью были выжжены Освейский и Дриссенский районы.

В ходе всей карательной операции было сожжено более 430 деревень, 2000 человек было угнано на каторгу в Германию, более 1000 детей было отправлено в Саласпилский лагерь смерти.

Даже юстиция ФРГ квалифицировала операцию «Зимнее волшебство» как преступление против человечности.

Операция «Коттбус» проводилась в мае — июне 1943 года на территории Докшицкого и Лепельского районов Витебской области, Борисовского и Логойского районов Минской области. Её осуществление было возложено на оперативное соединение «Боевая группа фон Готтберга» численностью 80000 человек (из них на территории Бегомльского района — 45000). Приказ о начале операции был отдан 15 мая 1943 года. Она осуществлялась при поддержке танков, авиации, артиллерии, в ней также принимали участие латышские и украинские полицейские батальоны.

Только в Бегомльском районе гитлеровцы сожгли и расстреляли 4007 мирных жителей, 3051 человека угнали на принудительные работы в Германию, уничтожили 4056 жилых домов. В целом же в ходе операции каратели сожгли полностью и частично 221 населённый пункт, расстреляли, замучили и сожгли свыше 10000 советских граждан, более 6000 человек было угнано на каторгу в Германию.

Карательные операции проводили войска СС и команды СД, полицейские, жандармские и другие спецподразделения захватчиков, охранные и фронтовые части вермахта. Особой жестокостью отличался батальон СС, возглавляемый бывшим уголовником эсэсовцем

О. Дирлевангером. На территории Белоруссии он действовал с лета 1942 года и участвовал в карательных операциях: «Майский жук», «Нордзее», «Карлсбад», «Фрида», «Хорнунг», «Яков», «Волшебная флейта», «Коттбус», «Гюнтер», «Герман» и др.

Кроме перечисленных крупных операций, особый батальон Дирлевангера проводил локальные акции в Плещеницком, Логойском и Бегомльском районах. 22 марта 1943 года им и 118-м украинским полицейским батальоном была сожжена деревня Хатынь и её жители. Дирлевангер и подчинённые ему полицейские батальоны уничтожили в Белоруссии более 200 деревень, расстреляли свыше 120000 человек.

По замыслам гитлеровцев уничтожение населённых пунктов вместе с жителями должно было навести страх и ужас на всей оккупированной советской территории. Нарушив Гаагские конвенции, подписанные и ратифицированные многими странами, в том числе и Германией, руководители третьего рейха рассматривали массовое истребление гражданского населения на оккупированных территориях с точки зрения государственной политики. «Название «партизан», — говорится в приговоре Международного военного трибунала в Нюрнберге, — служило лишь прикрытием для истребления ни в чём не повинных людей».

Следует отметить, что зверские и устрашающие карательные акции проводились нацистами и их пособниками на территории Белоруссии вплоть до самого освобождения республики.

В операции «Праздник весны», которая проводилась с 11 апреля по 4 мая 1944 года против партизан Ушачско-Лепельской партизанской зоны, в составе группы Ёккельна боевые действия вели подразделения 15-й латышской дивизии Ваффен СС, а также 2-й и 3-й латышские полицейские полки и 5-й латышский пограничный полк. Все вышеприведённые данные опровергают официальную доктрину нынешних властей Латвии об «исключительно фронтовом характере» латышского легиона СС.

Согласно архивным данным, на территории Белоруссии за годы оккупационного режима было проведено более 140 карательных операций.

За период оккупации фашистами были сожжены 9200 сёл и деревень, 5295 из них были уничтожены вместе со всем или частью населения. Из 5295 деревень — 3% уничтожено в 1941 году, 16% — в 1942 году, 63% — в 1943 году, 18% — в 1944 году. Были разрушены и сожжены 209 из 270 городов и районных центров. Варварское отношение к городам Белоруссии ясно сформулировано в высказывании генерал-комиссара Генерального округа «Белорутения» Вильгельма Кубе: «Крупные города Белорутении Минск, Витебск, Гомель, Могилёв превращены в развалины. Нет необходимости восстанавливать эти города, так как город портит белорутина, потому что он привязан к земле».

Итогом нацистской политики геноцида и «выжженной земли» в Белоруссии, согласно уточнённым данным, была гибель каждого третьего жителя республики. Ответом на террор нацистов стало всенародное сопротивление, которое приобрело наиболее широкий размах с началом вступления Красной Армии на территорию Белоруссии в конце сентября 1943 года. Путь освободителей был долгим и складывался из множества вёрст: деревня за деревней, город за городом встречали своих героев. 26 августа 1943 года началась Черниговско-Припятская наступательная операция советских войск.

23 сентября 1943 года следует считать днём начала освобождения Белоруссии, а городской посёлок Комарин — первым освобождённым районным центром республики. С освобождения Комарина и Комаринского района начался долгий и трудный путь изгнания оккупантов с белорусской земли. В ходе Гомельско-Речицкой операции освободили первый областной центр Белоруссии — город Гомель.

Но поистине мощным валом стала стратегическая наступательная операция лета 1944 года «Багратион»: 26 июня был освобождён Витебск, 28 июня — Могилёв, 29 июня — Бобруйск, 3 июля — Минск,

5 июля — Молодечно, 6 июля — Барановичи, 14 июля — Пинск, 16 июля — Гродно, 28 июля — Брест. Освобождением Бреста завершилось изгнание немецко-фашистских захватчиков с белорусской земли.

Белорусский народ достойно проявил себя в борьбе с «коричневой чумой» XX века. 374 тысячи человек участвовали в партизанском движении, 80 тысяч вели борьбу в подполье, почти 400 тысяч прошли через партизанские резервы, многие сражались в европейском движении Сопротивления. В рядах действующей армии сражались свыше 1,3 млн выходцев из Белоруссии.

Память об этом подвиге живёт в народном сознании все послевоенные десятилетия. Однако в последние два-три года проявились крайне тревожные тенденции. Так называемая оппозиция сделала своим символом флаг фашистских прихвостней в Белоруссии — бело-красно-белое полотнище. Полагаясь на потерю памяти у одних и элементарное невежество у других, лидеры «оппозиции» совершают откровенное кощунство. Сегодня как никогда важно дать по рукам этим реваншистам, сохранить память о Великой Победе, отстоять и защитить Республику Беларусь и её трудовой народ.

Просмотров: 2192

Другие статьи номера

Учитель — это звучит гордо
В белорусском парламенте состоялись слушания, посвящённые развитию национальной системы образования. О её состоянии, законодательном регулировании и путях совершенствования рассказал министр образования Игорь Карпенко.
Праздник у Кургана Славы
3 июля в Белоруссии отпраздновали День независимости. В торжествах принял участие президент страны Александр Лукашенко. Глава государства возложил венок к подножию Кургана Славы, выступил с речью у мемориала и пообщался с участниками мероприятия, обратив внимание на символизм места его проведения: Курган Славы — священное для каждого белоруса место.
Пощёчина Макрону

Французское правительство создаёт образ нового врага общества — «ленивых безработных»

Охоте французской буржуазии на бедных был дан серьёзный отпор: Государственный совет Франции, высшая судебная инстанция по административным делам страны, под давлением профсоюзов заблокировал декрет президента Франции Эмманюэля Макрона, направленный на достижение экономии в 2,3 миллиарда евро за счёт сокращения пособий по безработице. Решение совета стало политической пощёчиной режиму президента Макрона.

Прогноз экономического роста
Ведущее международное рейтинговое агентство «Стандарт энд пурз» дало прогноз роста ВВП Китайской Народной Республики в 2021 году 8,3 проц. на фоне эффективного контроля над эпидемией коронавируса нового типа и быстрого проведения вакцинации населения в стране.
ПУЛЬС ПЛАНЕТЫ
КАБУЛ. Движение «Талибан» (запрещено в РФ) захватывает новые районы в Афганистане: под контроль боевиков перешёл Панджвай в южной провинции Кандагар, бывшем бастионе мятежников. По мнению экспертов, наступательная операция талибов набирает обороты после того, как 1 июля военные НАТО покинули свою главную авиабазу Баграм, и ВВС альянса больше не сдерживают экстремистов. Талибы контролируют уже треть районов Афганистана.
«Уничтоженный» вирус берёт реванш
В Таджикистане наконец-то признали случаи заражения коронавирусом, но списали всё на халатность самих граждан. Такая же отстранённая позиция занята властями в отношении роста цен, ухудшившего и без того тяжёлое положение трудящихся.
«…Плеснуло такой ненавистью!»
За окнами автомобиля кружат горы: Бештау, Машук, Змейка. Но любоваться живописными пейзажами не приходится. С руководителем Минераловодского отделения КПРФ Рамазаном Батчаевым мы едем в посёлок Новотерский, где остановлено предприятие по розливу минеральной воды «Новотерская целебная» — АО «Кавминводы».
ХРОНИКА ГРАБЕЖА
Прокуратура Нового Уренгоя Ямало-Ненецкого автономного округа установила, что в транспортной компании «СтаффТрак» образовался долг по зарплате перед 61 сотрудником. Работники организации не получили оплату труда за март. Общая сумма долга составила более 1,6 миллиона рублей.
«Немыслимое» оказалось реальным
Провокация, недавно осуществлённая Великобританией с участием её эсминца «Дефендер» у берегов Крыма, заставила многих проводить параллели с временами «холодной войны».
«Ястребиный» клёкот

В последние недели основные политические ток-шоу на главном государственном телеканале «Россия-1» всё больше превращаются в рупоры милитаристского психоза

Напомним — если кто вдруг забыл, — что в советское время любая пропаганда войны, тем более — призывы к вторжению на чужую территорию преследовались по закону в уголовном порядке; так же было — и остаётся сейчас — в любой другой социалистической стране.
Все статьи номера