Трудились под лозунгом «Всё для Победы!»

Трудились под лозунгом «Всё для Победы!»

№46 (30978) 16—17 июня 2020 года
4 полоса
Автор: Нина Васильевна ЗЕМСКИХ. с. Дмитриевка, Никифоровский район, Тамбовская область.

Уважаемые товарищи из газеты «Правда»! Я отношусь к поколению «детей войны», являюсь ветераном труда, тружеником тыла. Отношение нынешних российских властей к нашему поколению, мягко говоря, неважное. Всё началось с пресловутой монетизации льгот, когда людей просто-напросто обокрали. А что сейчас? Некоторые представители поколения «детей войны», которые не имеют группы инвалидности, получают дополнительно лишь около 500 рублей. Я сама получила третью группу только к своему 90-летию. Многие, имея явные проблемы со здоровьем, не могут добиться и этого. Считаю, что «дети войны» всей своей жизнью заслужили особого, внимательного к ним отношения со стороны государства.

На мой взгляд, совершенно необходимо поднять вопрос об увековечении памяти вдов фронтовиков, а также подвигов тружеников тыла, «детей войны». Для нашей страны, победившей фашизм, это особенно важно.

В 2014 ГОДУ мы с руководителем ветеранской организации ходили в администрацию, глава района обещал вернуться к данному вопросу после того, как будет изготовлен памятник «чернобыльцам». Но пошла чехарда со сменой глав района, и все обещания так и остались невыполненными.

На примере своей семьи хочу рассказать, как трудились во время Великой Отечественной войны в колхозе женщины.

Наша семья была многодетная. Проживали мы на тот момент, когда началась война, в Староюрьевском районе Тамбовской области. Мой отец и старшая сестра Мария ушли на фронт. Вернулась домой лишь Мария, уже серьёзно больной. Самой взрослой из оставшихся, Полине, было 15 лет, младшей — не исполнилось и года. Полине пришлось бросить школу и идти работать в колхоз. Приходилось трудиться и в животноводстве, и в полеводстве, поработала она и дояркой, и свинаркой. За год зарабатывала 360—400 трудодней. Впоследствии Полину наградили медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», орденом Трудового Красного Знамени. Норма по трудодням не устанавливалась, но женщина обязательно должна выйти на работу. Ну а те, кто учился, на каникулах работали на прополке, мотыжении посевов, дошколята же собирали колоски.

Маме моей была выделена площадь для обработки махорки — 0,75 гектара. Как многодетной, имеющей малолетних детей, ей полагались две льготы: выделили участок поближе к дому и не установили время выхода на работу.

Я очень хотела учиться дальше после окончания семилетки. Мать заявила: «Учись и зарабатывай на себя, чтобы никто не мог назвать дармоедкой». Мы с подругами создали махороводческое звено. Самостоятельно проделывали весь цикл обработки — от посева до уборки. На пять девчонок 14—15 лет — 2,5 гектара. Начинали трудиться с рассвета и продолжали до захода солнца. Выходных ни у кого не было. За лето вырабатывали по 100—150 трудодней, которые записывали на матерей. Не каждая женщина взрослая могла столько выработать, ведь у неё, помимо работы в колхозе, ещё дети малые да огород соток 30—40, а в сарае скотина. А мы, девчонки, хотя полуголодные, но всё-таки были посвободнее.

В один год (урожайный) как-то заработали по 3 килограмма пшеницы, но было, когда получали какие-то граммы. Колхозникам выдавали, когда они выполняли план хлебозаготовок государству. Конечно, моей матери было очень тяжело: тут и заботы о том, что приготовить на целую семью, и нужно было постирать (а мыла не хватало, для стирки мы вытаскивали со дна реки глину). Кроме того, недоставало топлива. Кто-то из ребятишек периодически болел, требовался уход. Порой мы приходили на обед с работы, а мама ещё не успевала ничего приготовить. Мы отправлялись помогать обрабатывать её делянку, а обедали на ходу, порой даже не успевая помыть руки.

И так трудились в нашем колхозе «Красный пахарь», позже переименованном в колхоз имени М. Горького, все без исключения. А семьи у всех были большие, порой по восемь человек.

В нашей деревне было 45 дворов. Из каждой семьи на фронт уходили по 2—3 человека, не вернулись две трети. А оставшиеся жители трудились не покладая рук и не жалея сил на полях и в животноводстве по 14—16 часов в сутки. Женщины пахали на лошадях и даже впрягали коров, из техники в деревне было только 2—3 стареньких трактора, впоследствии вышедших из строя. Безусловно, женщины испытывали огромное напряжение. Им старались помогать подростки. Почти не было невспаханных полей, неубранных площадей. План хлебозаготовок выполнялся и перевыполнялся. Зерно вывозили на зернозаготовительные пункты только ночью, на лошадях. Ночью же велись и все работы на току: молотьба, сортировка и т.д.

Каждый из жителей деревни старался внести свой вклад в достижение Победы над врагом. Трудились под лозунгом «Всё для фронта! Всё для Победы!». У людей не было денег, но сельчане отдавали всё, что имели: шерсть, валенки, носки, варежки, тёплые платки. Моя мать отдала две пары новых валенок, а сами мы ходили в школу, на работу в латаной-перелатаной обувке.

Выпали на нашу долю и испытания голодом и холодом. Топить было нечем: жгли солому, плетни, ходили ночью на поля за навозом. Такую нужду испытывали многие, не только мы.

Георгий Жуков утверждал, что без самоотверженного, хорошо организованного труда в тылу не было бы и Победы. Свой вклад в приближение разгрома врага внесли и женщины, многие из которых стали вдовами, и подростки.

Повзрослевшие юноши и девушки потом восстанавливали разрушенное войной народное хозяйство. Немного полегче стало жить лишь к 1951 году. Хочу сказать, что не знали мы тогда слова «патриотизм», но были настоящими патриотами. Так неужели это героическое поколение не заслужило благодарной памяти? Нельзя, чтобы будущие поколения не знали об этих страницах нашей истории, нельзя, чтобы исчезла память о героических тружениках, ковавших Победу в тылу, о жёнах и матерях, вынесших на своих плечах столько горя и перенесших немало трудностей! Ставьте памятники им по всей стране, чтобы их заслуги не оказались забыты.

Хочется ещё немного рассказать о своей учёбе в педучилище, находившемся в 18 километрах от нас, в селе Новиково. Жили мы в общежитии, а в субботу пешком, в любую погоду, шли домой и возвращались на учёбу (тоже пешком) в воскресенье. У нас не было ни зонтов, ни плащей, ни резиновых сапог. Порой нас пугали волки, приходилось бежать до ближайшего села и ночевать там. Однажды с товарняка спрыгнули бандиты и бросились за нами. К счастью, нам удалось убежать — на поле работали колхозники.

А в училище у нас был практически военный порядок. По ночам дежурили в коридорах. В спальнях, классах топили сами. На 30 человек было всего 15 кроватей. В лютый холод кровати мы сдвигали и ложились поперёк, набросив на себя всё тряпьё, какое у нас было.

Пожалуй, учёба давалась нам физически, психологически труднее, чем работа в колхозе. Но выдержали. После окончания педучилища я не стала поступать на очное отделение в институт, нужно было помогать матери воспитывать младших. Училась заочно, работала в школах.

Да, приходилось трудно, не скрою, но мы выстояли. Так почему же многие «дети войны» сегодня находятся в таком отчаянном положении?

Просмотров: 1501

Другие статьи номера

О чистоте русского языка
«ПРАВДА» неоднократно публиковала статьи о необходимости соблюдать чистоту русского языка. В одном из номеров (от 24—25 сентября 2019 г.) в газете была напечатана статья члена Союза писателей России Игоря Гребцова, посвящённая защите русского языка от искажений и засорений.
Коротко
ЕЖЕГОДНО в праздничные дни в честь Великой Победы мы наблюдаем одно и то же: позорную драпировку Мавзолея В.И. Ленина, к подножию которого советскими солдатами были брошены фашистские штандарты. В нынешнем году исполнилось 75 лет со Дня Победы советского народа в Великой Отечественной войне, но, видимо, постыдное действие будет продолжаться. Хочется попросить прощения у наших дедов и отцов, которые спасли мир от «коричневой чумы», за всё, что произошло с нашей страной, а также за действия их потомков.
«Артек» повяжет красный галстук?

Я — артековец. Не бывший — бывших артековцев не бывает. Кто был в этой пионерской здравнице, тот хранит ей верность. Недаром в одной из песен есть слова: «Артековец — сегодня, артековец — всегда».

НАПИСАЛ ЭТО и задумался. А поют ли ещё эту песню, живёт ли она в «Артеке», которому сегодня исполняется 95 лет? Ведь я отдыхал во Всесоюзном пионерском лагере ровно сорок пять лет назад, в юбилейную смену 50-летия «Артека». Наверное, многое изменилось в лагере в Крыму у подножия Медведь-горы.

Донести правду до каждого
ЧЕМ БОЛЬШЕ будет читателей у «Правды», тем скорее мы придём к победе. Я выписываю «Правду», и, по моему мнению, каждый член КПРФ и сторонник партии должен сделать это. Причём выписать не только для себя, но и для ближайших библиотек, школ, производственных предприятий, для знакомых, друзей. Вы сами станете духовно богаче, и прибавится число читателей у нашей газеты и сторонников КПРФ.
Вернуться к опыту СССР
ЕЖЕДНЕВНО в нашей стране обновляется статистика количества смертей от коронавируса. Но кто подсчитает, сколько человек умерли в условиях самоизоляции, из-за некачественного медицинского обслуживания и т.д. Главное — скрыть экономические причины этой пандемии, вызвавшие у буржуазии панический страх. А причина — крах «свободного» рынка, ибо он никогда и ничего серьёзно не регулировал, а порождал и углублял экономические и социальные диспропорции, подорвал экологию, возбудил монстра международного терроризма.
Что делать?
На этот вопрос у меня есть такой ответ. Первым делом — сказать «спасибо» организаторам «оптимизации» здравоохранения. Но, как сейчас принято говорить, «спасибом сыт не будешь», так что неплохо было бы отправить «реформаторов» на работу в самые дальние провинции нашей страны, чтобы они на себе почувствовали все прелести российского здравоохранения.
Беспризорный газ
Здравствуйте, уважаемая редакция! В наших домах №16 и №17 по улице Гаугеля в Нижнем Новгороде, кроме газовых плит, имеются газовые колонки. А это двойная опасность. Во времена Советского Союза наши квартиры раз в квартал обходили работники располагавшегося недалеко от наших домов участка газовой службы: проверяли оборудование, производили техническое обслуживание — и всё это бесплатно.
Так дело не пойдёт

У НАС в Конаковском районе Тверской области постоянно нарушаются сроки доставки печатных изданий. Я выписываю «Правду» с 2016 года, и всё это время она приходит ко мне со значительными задержками.

Попытки поговорить с руководством почтового отделения посёлка Новозавидовский успехом не увенчались, обращалась и к руководству Тверского областного главпочтамта. Бесполезно.

Кого хочет запретить Трамп?
Президент США Дональд Трамп обвинил в массовых беспорядках в США движение «Антифа», которое, по его мнению, «должно быть в списке запрещённых террористических организаций». Однако тут-то и возникает проблема: «Антифа» — это вовсе не движение.
Новые санкции США «позорны и преступны»
МИНИСТР иностранных дел Кубы Бруно Родригес выступил с резким осуждением новых санкций Вашингтона. «Я решительно отвергаю санкции, объявленные госсекретарём США Майком Помпео, против семи организаций республики и направленные на нанесение ущебра кубинским семьям, — подчеркнул глава внешнеполитического ведомства на своей странице в «Твиттере». Родригес добавил, что ужесточение блокады во время пандемии COVID-19 «одновременно позорно и преступно».
Все статьи номера