Уроки Марии Пуймановой

Уроки Марии Пуймановой

№17 (30949) 18—19 февраля 2020 года
4 полоса
Автор: Алексей ПАРФЁНОВ, рабочий, член ЦК КПРФ. г. Дмитров, Московская область.

Среди писателей-коммунистов чешская писательница Мария Пуйманова предстаёт личностью необычной и загадочной. Сравним её судьбу и, например, Теодора Драйзера, ставшего коммунистом в том же году, что и Пуйманова, — в 1945-м. Драйзер вырос в маленьком городке Терре-Хоб в бедняцкой семье, в 16 лет уехал в Чикаго, где брался за любую чёрную работу, а в двадцать четыре года, в Нью-Йорке, скитаясь в поисках работы, чуть не умер с голоду. Неудивительно, что и в своём творчестве, и в общественной жизни он занимал сторону угнетённых. Ранняя же пора жизни Пуймановой прошла необыкновенно счастливо. Вероятно, самым тяжёлым событием её молодости было неудачное замужество. В целом же её окружало благополучие.

МАРИЯ родилась 8 июня 1893 года в Праге в семье университетского профессора, она навсегда сохранила самые светлые воспоминания о родительском доме, в котором была окружена людьми, увлечёнными литературой и искусством. В девятнадцать лет выходит замуж за сына богатого промышленника. В 1917 году Мария издаёт своё первое произведение — сборник рассказов «Под крылышком», книгу о своём детстве.

После развода Мария переезжает из Ческе-Будеёвице, где она жила с первым мужем, в Прагу и вскоре выходит замуж за режиссёра-драматурга Пуймана, связанного с прогрессивными кругами. Она сама начинает принимать активное участие в литературной жизни столицы Чехословакии. В 1920 году выходит её второй сборник «Рассказы из городского сада».

Между выходом первой и второй книг прошло всего три года. Но в Чехословакии и во всей Европе за это время произошли серьёзные исторические события. Сама она вспоминала: «Всё так изменилось за годы войны. Мы очутились как будто на другом берегу… Проблемы исключительных индивидуумов и всякие личные неурядицы были оттеснены страшными бедствиями масс».

В 1918 году, после поражения Германии и Австро-Венгрии в Первой мировой войне, Чехия и Словакия получили независимость, была образована Чехословацкая Республика. Пережив краткий период радостного опьянения после образования этого государства, Пуйманова уже в 1920-е годы начинает осознавать его социальное неблагополучие, что и отразилось в её многочисленных очерках, рецензиях, статьях на литературные темы.

Первым крупным произведением писательницы стала повесть «Пациентка доктора Гегела» (1931 год). Её героиня — девушка, которая порвала с богатой семьёй и вынуждена трудиться, чтобы содержать ребёнка. 1930-е годы оказались переломными в жизни и творчестве писательницы. В 1932 году она принимает участие в организованной Юлиусом Фучиком поездке литераторов в угольный район, где бастовали горняки. В своих репортажах Пуйманова рассказывает о безработице, сочувствует стачечной борьбе горняков, возмущается стрельбой жандармов по толпе бастующих.

В повести «Пациентка доктора Гегела» она выражает протест против буржуазной морали, говорит о праве молодости на любовь и материнство. Произведение пользовалось успехом у чешских читателей, и особенно — у читательниц. Казалось бы, вот и пиши на женскую тему. Но Пуйманова вступила в ряды революционной чешской литературы, встала на сторону рабочего класса. Почему? Постараюсь ответить.

Может быть, тут сказалось влияние русской литературы? Сама писательница считала своим учителем Льва Толстого, она признавалась в письме в Союз советских писателей, датированном 1953 годом: «Война и мир» действительно мой самый любимый роман, начиная с юных лет, он сопровождает меня в течение всей моей жизни».

Но, может, главное в том, что народными защитниками становятся люди с обострённым чувством совести? Вспомним: «Люди с чистой совестью» — так назвал свою книгу о товарищах по оружию П.П. Вершигора, один из командиров партизанского соединения во время Великой Отечественной войны. В буржуазном обществе судьбы деятелей культуры, придерживающихся коммунистических взглядов, — мужчин и женщин, выходцев из богатых слоёв общества и из социальных низов, преследуемых властями или проживших относительно благополучную жизнь, складывались по-разному. Но главное их объединяет: это — люди с чистой совестью.

В том же 1932 году, когда Пуйманова защищала бастующих шахтёров, писательница совершает поездку в СССР. По возвращении она пишет книгу «Взгляд на новую землю», в которой заявляет о своей вере в «свет с востока».

В годы, предшествовавшие оккупации Чехословакии, Пуйманова ещё более сближается с коммунистами, регулярно печатается в центральном органе Коммунистической партии Чехословакии газете «Руде право» и в руководимом Юлиусом Фучиком журнале «Творба». Складывающиеся в это время эстетические взгляды писательница выразила в простой фразе: «Зачем мы пишем книги? — Чтобы жизнь стала лучше» («Руде право», 6 октября 1937 года). Этим стремлением проникнут и опубликованный в 1937 году роман «Люди на перепутье» — первый роман из её трилогии.

О чём романы Пуймановой? О войне и мире — и тут ясно видно влияние Льва Толстого. Видно влияние Толстого и в семейной линии трилогии — повествовании о семье коммуниста, адвоката, защитника рабочих Петре Гамзе. О жанре этого произведения можно сказать: роман поколений. Но есть у Пуймановой то, чего не могло быть у Толстого. Трилогия рассказывает прежде всего о борьбе рабочего класса за освобождение от гнёта буржуазии.

КОГДА создавался этот роман, Чехословакия была в промышленном отношении сильнейшим после Германии государством в Центральной и Юго-Восточной Европе. В промышленности господствовали военно-промышленный концерн Шкода, обувной концерн Бати и другие крупные монополии. После победы национально-демократической революции 1919 года был удовлетворён ряд требований народных масс: предоставлено избирательное право женщинам, введён 8-часовой рабочий день, признано право рабочих на забастовки и т. п. Но одновременно предприниматели усиливали эксплуатацию людей труда. Обувной фабрикант Батя прославился на весь капиталистический мир «организацией производства», в которой применение новейшей техники сочеталось с использованием потогонной системы эксплуатации рабочей силы и хитроумной политикой заработной платы (участие части рабочих в получении прибыли и т. п.). Вот о «концерне» и его хозяине, выведенном в романе под фамилией Казмар, и рассказывает писательница. Ей пришлось преодолеть немалые трудности, чтобы проникнуть в «империю Бати»: обувной король не любил демонстрировать посторонним утончённые методы эксплуатации.

Казмар действительно организовал образцовое капиталистическое предприятие. Улам (местечку, где расположено предприятие) создана репутация некоего острова счастливых: люди там живут в лучших условиях, чем в других местах, больше зарабатывают, занимают хорошие квартиры. Казмар построил для рабочих образцовые озеленённые посёлки на американский лад, стадион, больницу, душевые, столовые. Но пролетарии империи Казмара говорят: если хочешь поседеть в тридцать лет и одряхлеть в сорок, поезжай в Улы. Там из человека всё высосут, выбросят на свалку, никто о нём и не вспомнит.

С предприятия Казмара уволили сорок работниц. Коммунисты в соседнем городе (в Улы их не пустили) провели митинг в защиту уволенных. На митинге выступил Пётр Гамза: «Мне известно, товарищи, что большинство рабочих Казмара примирилось с этим увольнением, эти рабочие не заботятся об уволенных, не заступаются за товарищей, боясь повредить себе. Я не буду говорить о том, что это предательство и позор. Скажу только — и вы передайте это им, — что при всей своей мнимой осторожности они поступают преступно неосторожно. Уж если они не беспокоятся о товарищах, пусть вспомнят о себе. Каждого из них может завтра постигнуть та же участь. А что тогда? Кто вступится за них?»

«Хотел бы я знать, — воскликнул Гамза звенящим голосом, — что сделал бы Казмар, если бы десять тысяч его рабочих и учеников сегодня бросили работу в знак протеста против увольнения сорока человек! Пришлось бы ему призадуматься! Не так-то просто найти десять тысяч человек или даже половину. Не так-то просто, поверьте мне!»

Но Улы — это не вся Чехословакия. «В иных местах в ответ на произвол и бесправие поднимается вся фабрика, — говорит герой романа Ондржей, — рабочие бастуют, не сдаются, ведут борьбу, рискуя жизнью».

Вот первый урок, какой даёт Мария Пуйманова: урок рабочей солидарности.

Роман «Люди на перепутье» вышел в 1937 году и в течение ближайших двух лет выдержал десять изданий, одиннадцатое было в 1945 году, сразу после освобождения Чехословакии. Роман получил высокую оценку критики, в первую очередь коммунистической. Но даже буржуазные литераторы отмечали выдающееся мастерство Пуймановой в изображении психологии героев, быта и общественной атмосферы. Правда, они немало иронизировали над стремлением писательницы изображать рабочую жизнь, митинги, демонстрации.

Судя по концовке «Людей на перепутье», Пуйманова предполагала продолжить повествование о своих героях. В 1938 году она планировала совершить вторую поездку в СССР. Видимо, она собирала материал для того, чтобы проследить за судьбой своего героя Ондржея в Советском Союзе. Однако в беспокойной обстановке 1938 года, когда над Чехословакией нависла смертельная опасность, писательнице не удалось осуществить свои планы.

В мрачные годы фашистской оккупации Чехословакии Пуйманова была вынуждена ограничиться самой невинной тематикой. Она пишет главным образом стихи. В единственном вышедшем в это время прозаическом произведении — повести «Предчувствие» (1942 год) — писательница вновь обращается к светлому миру детства, рассказывает о внутреннем мире девочки-подростка.

СРАЗУ после освобождения страны Пуйманова включилась в борьбу за социалистическое преобразование Чехословакии. В 1945 году она вступила в Коммунистическую партию Чехословакии. Хочу особо подчеркнуть: вступила в партию, которая тогда, в 1945 году, не была правящей, но имела серьёзные позиции в обществе, Клемент Готвальд, председатель КПЧ, стал главой правительства восстановленной Чехословацкой Республики. Но президентом Чехословакии оставался Э. Бенеш, либеральный буржуазный политик, возглавлявший лондонское правительство в изгнании. Да и правительство Готвальда было коалиционным.

Предстояла серьёзная борьба за социалистический выбор Чехословакии. В феврале 1948 года реакционные силы готовили переворот, поставив задачу: добиться создания правительства без коммунистов. Заговорщиков поддержал президент Бенеш. Не случайно в то время в Баварии, на западных границах Чехословакии, начались манёвры американской армии. Под видом туристов в Чехословакию устремились американские разведчики.

По призыву ЦК КПЧ народ решительно выступил на защиту республики. В Праге состоялся стотысячный митинг трудящихся, на котором выступил Клемент Готвальд. На предприятиях рабочие создавали Комитеты действия. 24 февраля состоялась одночасовая забастовка, в которой приняли участие 2,5 миллиона рабочих и служащих. И реакция отступила. В правительстве Готвальда буржуазные министры были заменены коммунистами и их союзниками. В июне 1948 года Бенеш ушёл в отставку, и президентом Чехословакии был избран Клемент Готвальд, главой правительства стал коммунист А. Запотоцкий. Чехословакия стала на социалистический путь развития, длившийся сорок лет, до 1989 года.

Февральская победа представляла крайне редкое в истории установление диктатуры пролетариата мирным путём.

Мария Пуйманова внесла свой вклад в борьбу за социализм. В переломном 1948 году вышел в свет её роман «Игра с огнём». Название романа имеет двойной смысл. Это и реальный огонь — поджог рейхстага в феврале 1933 года. Но можно его понимать и в переносном смысле. Как отмечала сама писательница, «поджигатели рейхстага так долго играли с огнём, пока не подожгли мировую войну… А консервативная Европа так долго терпела это».

Пуйманова так же тщательно собирала материалы для своего второго романа, как и для первого. Писательница проштудировала материалы Лейпцигского процесса, специально ездила в Болгарию, чтобы повидаться с Димитровым. Поездка эта описана в книге «Славянский дневник» (1947 год).

Центральная фигура романа — коммунист, «адвокат бедных» Пётр Гамза. Его прототипом был известный деятель рабочего движения в Чехословакии коммунист Иван Секанина. Гамза, как и Секанина, присутствует на Лейпцигском процессе, предлагает обвиняемым свою помощь в качестве защитника, разоблачает в прессе истинных виновников поджога рейхстага — гитлеровцев. В первый же день оккупации он был арестован и погиб в фашистском концлагере. Та же участь постигла в романе Петра Гамзу.

Лейпцигский процесс стал важной вехой в непримиримой борьбе мирового коммунистического движения с одной стороны и германского национал-социализма — с другой. «Я признаю учение Ленина, Советский Союз и Сталина, а этого в Германии сегодня (после установления фашистской диктатуры. — А.П.) не прощают» — так говорил Георгий Димитров на процессе.

РОМАН «Игра с огнём», так же, как и его продолжение — «Жизнь против смерти», — разоблачает насаждаемую сейчас буржуазной пропагандой теорию о сходстве двух режимов — нацистской Германии и социалистического Советского Союза, о Гитлере и Сталине как о политиках одного типа. Хотите знать правду о том великом времени, когда решалась судьба человечества? Читайте Пуйманову!

«Война придёт, и в ней столкнутся два мира, два мировоззрения, которые делят человечество на два лагеря, две точки зрения, взаимно исключающие друг друга: вера в насилие и в неравенство рас — и вера в равноправие и в братство народов» — так говорил в романе Гамза уже после Мюнхена, перед оккупацией Чехословакии на полулегальном собрании, созванном участниками Сопротивления.

Сразу после завершения романа «Игра с огнём» Пуйманова начала писать «Жизнь против смерти».

Заключительная часть трилогии потребовала ещё больше усилий по подготовке и сбору материала, чем две предыдущие. Писательница совершила поездку в Советский Союз, побывала на Кавказе и на Украине, на местах боёв, в которых участвовал Чехословацкий корпус, беседовала с участниками боевых действий и военными специалистами, с узниками фашистских лагерей. Знакомилась с материалами чешского антифашистского сопротивления в архиве КПЧ. Встречалась со многими участниками Пражского восстания мая 1945 года, побывала на пражских предприятиях и беседовала с рабочими, участниками тех событий. Отдельные эпизоды восстания запечатлены в романе с документальной точностью.

«Когда смотришь на портрет Марии Пуймановой, представляешь себе её облик, полный удивительного женского обаяния, — с трудом верится, что перед тобой автор одной из самых мужественных книг XX века», — писала советский литературовед, известный специалист по чешской литературе И.А. Бернштейн во вступительной статье к трилогии М. Пуймановой («Люди на перепутье», «Игра с огнём», «Жизнь против смерти»), вышедшей 172-м томом в «Библиотеке всемирной литературы».

А Пуйманова в статье в «Литературной газете» (1953 год) признавалась: «Роман «Жизнь против смерти» я писала с любовью и волнением, в основу моей книги положены исторические события: период кажущегося сейчас «протектората»; тайное и открытое сопротивление всего народа оккупантам; огромная моральная роль коммунистической партии в этой борьбе; победоносная роль Советского Союза, этой страны жизни, против нацистской смерти...»

Роман начинается рассказом о жизни чешского рабочего Ондржея в Советском Союзе.

«Стояла осень рокового тысяча девятьсот тридцать восьмого года.

На Зелёном мысу, над Чёрным морем, гуляли молодой человек и девушка. Был воскресный день сентября, одного из самых прекрасных месяцев в Грузии; будто заворожённая, шла пара по знаменитому Ботаническому саду».

Начало романа похоже на сказку, в которой герой попадает в волшебную страну. Можно сказать и по-другому: в утопию. Пуйманова, сознательно или нет, использует приём многих утопических романов, когда герой из обыденности буржуазного общества со всеми его порядками попадает в Страну счастья, добра и справедливости. Чаще всего эта страна расположена в прекрасных климатических условиях тропиков или субтропиков, так что Черноморское побережье Грузии вблизи Батуми вполне подходило для утопии.

Когда я читал «Жизнь против смерти» в первый раз в середине 1970-х годов, то решил, что Пуйманова жизнь Советской страны тридцать восьмого года явно приукрасила, отошла от реалистического отображения действительности. Так же считала и автор предисловия к трилогии И. Бернштейн, отметив, что советская действительность недостаточно хорошо была известна писательнице.

Сейчас я так не думаю. Тогда я смотрел на роман с позиции человека, для которого социалистическая действительность была уже привычной. А писательница смотрела на нашу страну глазами рабочего, приехавшего из буржуазной Чехословакии, где, правда, «овцы не пожирали людей», как в Англии времён Томаса Мора, но где полиция стреляла в рабочих, где царили безработица и всевластие буржуазии. Пуйманова отразила мироощущение поколения 1930-х годов, особенно молодёжи, ставшей свидетелем и участником невиданного преобразования общества, перед которой действительно открывались все пути социального и культурного роста.

Это мироощущение было подкреплено и реальным повышением уровня жизни населения в годы третьей пятилетки. Как написал о предвоенной поре историк Л.И. Ольштынский, «продукты питания, одежда и предметы массового потребления в 1938—1940 годах были доступны широким слоям населения в системе государственной кооперативной торговли и на сельских рынках. В воспоминаниях современников это были самые благополучные годы».

Люди действительно чувствовали себя живущими в воплотившейся утопии, и этому жизнерадостному ощущению не мешали ни житейские трудности, ни репрессии.

ТЕМА СССР не ограничивается описанием жизни Ондржея в Советском Союзе. Как отмечала И. Бернштейн, «гуманистические устремления писательницы, начиная с 1930-х годов и до самой смерти, всегда обращены к Советскому Союзу. Образ «великой страны, где перевёрнута страница истории», находит поэтическое воплощение не только в трилогии, но и в стихах, и публицистике».

Приведу один пример отношения чехов к России — СССР.

«Они шли. Их было десятки тысяч, ими двигала единая воля — не сдадимся! Они — это Готвальдово войско труда… Шли и, несмотря на измену Франции, верили: когда мы будем обороняться, то не останемся одни — Россия поможет. У коммунистов это было политическим убеждением, у остальных традиционной верой в великого брата — в Россию».

Трилогия заканчивается на самой радостной ноте. Жизнь победила смерть, свет — тьму. Фашисты изгнаны из Чехословакии. Не было сомнений, что приспешники оккупантов получат должное возмездие. Хозяевами страны станут трудящиеся. Даже дочь капиталиста Казмара наверняка найдёт своё место в новой жизни. Ева Казмарова, наследница миллионов, тяготится своим положением. Она окончила философский факультет университета и пошла работать в женскую гимназию учительницей чешской литературы. Ева защитила свою ученицу, которой после обнаружения у неё коммунистической листовки грозило исключение из гимназии. «Барышня Казмарова» — так её называют в романах — даже отказалась после гибели своего отца в авиационной катастрофе от принадлежащих ей акций, считая, что их должны получить работники предприятия, в первую очередь — рабочие. В конце трилогии мы видим её освобождённой из концлагеря — очевидно, она была участницей движения Сопротивления.

Писательнице очень хотелось, чтобы впредь жизнь была безоблачной. Она не желала поэтому замечать конфликтов и противоречий реального развития. Ева Казмарова, так ярко описанная в трилогии, была всё-таки исключением. В Чехословакии оставались силы, не примирившиеся с победой социализма и мечтавшие о реставрации буржуазного строя. Объективно им давали поводы для антисоциалистической пропаганды и Н.С. Хрущёв своим сумбурным, искажавшим историю докладом на закрытом заседании ХХ съезда КПСС, в котором справедливые упрёки в адрес И.В. Сталина перемешивались с откровенной клеветой, и заступившие в руководство КПЧ и Чехословацкой Социалистической Республикой после смерти Клемента Готвальда и Антонина Запотоцкого политики.

Спровоцированная Хрущёвым критика культа личности была использована для очернения К. Готвальда (он умер через 9 дней после кончины Сталина) и КПЧ антисоциалистическими силами. А в адрес Антонина Новотного, вынужденного в 1968 году оставить посты и Первого секретаря ЦК КПЧ, и президента ЧССР, на пленуме ЦК Коммунистической партии Чехословакии, состоявшемся в 1970 году, были высказаны вполне обоснованные серьёзные обвинения.

Роман «Игра с огнём» включал в себя тему, весьма важную для Марии Пуймановой. Тема эта — Сталин.

«Да здравствует Сталин! Да здравствует Советский Союз! — воскликнул Пётр Гамза на митинге рабочих в дни мюнхенского предательства Чехословакии.

«Моя дорогая, — писал перед расстрелом Гамза жене из фашистского концлагеря уже во время оккупации, — благодарю тебя за всё… Надеюсь на детей и на брата Иосифа». Брат Иосиф — это Сталин. «Иосиф не даст нас в обиду», — говорили друг другу чехи в те тяжёлые годы.

После войны в Праге был поставлен самый высокий памятник Сталину в Европе.

Пуйманова умерла 19 мая 1958 года.

Вскоре после её смерти все памятники Сталину в Чехословакии были снесены.

Всё послевоенное творчество Пуймановой пронизывает вера в светлое будущее своей родины — Чехословакии, ставшей на путь социализма. Сорок лет шла Чехословакия по этому пути. В истории Чехословацкой Социалистической Республики были и успехи в экономическом и социальном развитии, были и кризисы — например, кризис 1968 года, негативно сказавшийся на всём международном коммунистическом движении, и кризис конца 1980-х годов, приведший к краху социализма в этой стране.

Социалистическая Чехословакия осталась в истории. Значит ли это, что потеряло актуальность творчество Пуймановой?

У В.И. Ленина есть одно очень интересное высказывание: «Представить себе всемирную историю идущей гладко и аккуратно вперёд, без гигантских иногда скачков назад, недиалектично, ненаучно, теоретически неверно».

И история действительно в 1990-е годы совершила гигантский скачок назад. Роман «Жизнь против смерти» заканчивается победой антифашистской народно-демократической революции в Чехословакии и национализацией предприятия Казмара. Но через 40 лет и в Чехии, и в России произошёл гигантский скачок назад, в эпоху господства буржуазных отношений, которая описана в романе «Люди на перепутье».

Не знаю, как сегодня в Чехии, а в России нет ощущения незыблемости буржуазных порядков. Страна наша на перепутье, и все мы стоим на перепутье. Нам необходимо правильно усвоить уроки прошлого. Значительные потрясения в жизни общества — или даже всего человечества, такие как Вторая мировая война, социалистические революции в ряде стран Европы и формирование мировой системы социализма — обычно вызывают потребность осмысления в литературе. Литературной формой такого осмысления считается обычно роман-эпопея, чем и является трилогия Марии Пуймановой. В советской литературе её предшественниками были Михаил Шолохов с романом «Тихий Дон» и Алексей Толстой с «Хождением по мукам».

ТРИЛОГИЯ Пуймановой начиналась как семейный роман, но затем вихри истории врываются в семейный мирок и заставляют людей выбирать своё место в борьбе. Мария Пуйманова и сейчас учит нас, как находить своё место в строю борцов против эксплуатации человека человеком, против социальной несправедливости, в борьбе, в которой решается судьба Отечества.

Просмотров: 1390

Другие статьи номера

АККела промахнулась…
В Германии разразился очередной политический кризис: намеченная действующим канцлером Ангелой Меркель в качестве преемницы на этом посту Аннегрет Крамп-Карренбауэр, которую в Германии сокращённо именуют АКК, заявила на днях фактически о самоотводе. Более того, предстоящим летом на внеочередном съезде ХДС — ведущей партии правящей коалиции — она намерена сложить с себя полномочия её главы. Судя по всему, нельзя исключать и отставку АКК с поста министра обороны страны: дела в бундесвере, некогда самой мощной опоре НАТО в Европе, из рук вон плохи.
Пульс планеты
ВАЛЕНСИЯ. Несколько сотен тракторов блокировали центральные улицы этого испанского города. Фермеры требуют помощи правительства и граждан, настаивая на введении жёсткого контроля над закупочными ценами на свою продукцию. В нынешней ситуации, утверждают аграрии, заниматься сельским хозяйством убыточно: разоряются и уходят из отрасли целые семьи, десятки лет отдавшие возделыванию земли. Особенно тяжёлая ситуация сложилась в садоводстве и выращивании олив — важнейших для испанской экономики сельхозотраслях.
Роковые ошибки, кровавые последствия
Найденные под обломками сгоревших зданий тела увеличили число жертв межнациональных беспорядков в Казахстане до 11. В республике и за её пределами выдвигаются различные версии трагических событий. Но какими бы ни были отдельные детали, главная причина одна — установившаяся после развала Советского Союза система.
Испугались красного флага

Как и в большинстве бывших советских республик, по украинским городам и весям прошли митинги-реквиемы по случаю 31-й годовщины со дня вывода советских войск из Афганистана.

ТАКОЙ митинг состоялся 15 февраля и в парке «Юбилейный» Долгинцевского района Кривого Рога. Та война унесла жизни более пятидесяти военнослужащих — выходцев из этого города, и стало традицией каждый год отмечать памятную дату митингом и возложением цветов к памятнику погибших в Афганистане солдат и офицеров Советской Армии именно в этом парке.

Хватит врать!

В ГОД ВЫБОРОВ главы Чувашской Республики и депутатов органов местного самоуправления «Красный фонд Чувашии» запустил новый проект — передачу «В сухом остатке».

В этой видеопрограмме, распространяемой два раза в неделю через интернет и размещаемой на сайте Чувашского рескома КПРФ, прямо, открыто и без цензуры разбирается положение дел в Чувашии на основе данных официальной статистики.

Как ни величай — суть не меняется
«РАБОЧАЯ ГРУППА по подготовке предложений о внесении поправок в Конституцию, включающая бывшую чемпионку по прыжкам с шестом и актёра, более всего известного своей ролью плохого парня в фильме «Миссия невыполнима», предположила, что после истечения президентского срока в 2024 году Владимир Путин мог бы занять новую должность. Её предлагаемое название — Верховный правитель (англ. supreme leader). Российские националисты предпочитают термин «вождь», то есть лидер или хозяин, поскольку он не происходит от западного слова», — пишет британская газета «Таймс» в редакционной статье.
Непорочное зачатие освободит от уголовки
«Лоскутное одеяло» Уголовного кодекса РФ обновилось новыми «заплатками»: 13 февраля Госдума приняла в первом чтении президентские поправки об очередной либерализации уголовного законодательства. Одновременно был подштопан и Кодекс об административных правонарушениях. Фракция КПРФ эти изменения не поддержала.
Мясо и молоко подорожают

Эксперты Аналитического центра при правительстве назвали причины увеличения стоимости продуктов питания в 2020 году.

МЯСОМОЛОЧНАЯ ПРОДУКЦИЯ в 2020 году может вырасти в цене на 10—12%, шоколад и вафли — на 5—7%, а гречка — на 5—6%. Был составлен прогноз увеличения стоимости потребительских товаров до конца года. Среди причин эксперты назвали подорожание сырья, запуск дорогостоящих систем прослеживаемости животноводческих товаров, а также увеличение НДС для пальмового масла и сокращение площади под посевы гречихи.

Верный выкормыш Системы

Москва без оффшоров не строится

Офшорные схемы, отработанные в Казани, команда Хуснуллина успешно применяет и в столице. Ссылаясь на многочисленные публикации в прессе, Кричевский сообщает, что аналогичная «татстроевской» офшорная схема была применена новым вице-мэром столицы в отношении ОАО «Москапстрой» — легендарной компании, с 1957 года построившей в Москве район Новые Черёмушки, Московский государственный академический детский музыкальный театр им. Н.И. Сац, Фундаментальную библиотеку МГУ им. М.В.Ломоносова и множество других объектов.

Социально-политический протест за рубежом
СОТРУДНИКИ немецких гипермаркетов «Риал», принадлежащих «Метро АГ» — группе компаний, управляющих третьей по величине торговой сетью в Европе и четвёртой — в мире, провели в Дюссельдорфе акцию протеста в связи с готовящейся сделкой по покупке их сети консорциумом инвесторов компании SCP Груп за 1,5 млрд евро. Работники гипермаркетов опасаются за своё будущее: предполагается, что, едва обретя нового хозяина, сеть «Риал» будет вновь распродана, теперь уже отдельными кусками.
Все статьи номера