Связь с родной землёй

Связь с родной землёй

№118 (30905) 24 октября 2019 года
4 полоса
Автор: Руслан СЕМЯШКИН, член Крымского рескома КПРФ.

В постсоветское лихолетье имя классика казахской советской литературы, талантливого прозаика и публициста, активного сторонника движения за бережное сохранение природных богатств, бескомпромиссного защитника Аральского моря, на берегах которого прошло его детство, — Абдижамила Каримовича Нурпеисова не забыто. Не забыто и его творческое наследие. Более того, написанные им книги по-прежнему, хотя и не так часто, как ранее, и не столь внушительными тиражами, как это было в советские годы, но всё же переиздаются в Казахстане и в России.

НЕ УГАС ИНТЕРЕС и к самой личности замечательного писателя. О нём пишут в периодической печати, вспоминают его произведения и перепечатывают отрывки из них, приглашают на встречи с читателями. И он, участник Великой Отечественной войны, один из старейших и авторитетнейших писателей Советского Союза, философ и гуманист, по мере сил откликается. 22 октября Абдижамил Каримович встретил свой 95-летний юбилей.

Президент Республики Казахстан Касым-Жомарт Токаев направил поздравительную телеграмму народному писателю Казахстана, лауреату Государственной премии СССР Абдижамилу Нурпеисову в связи с его 95-летием.

«За огромный вклад в развитие отечественной литературы и культуры Вы заслужили признание как выдающийся писатель и патриарх словесного искусства. Мы гордимся Вами как уникальной личностью, вышедшей из среды казахских литераторов», — говорится в телеграмме.

Глава государства подчеркнул, что романы «Кровь и пот», «Последний долг», вошедшие в золотой фонд казахского художественного творчества, стали духовным достоянием всей мировой литературы.

Как-то писатель в одном из своих публицистических произведений очень ярко, глубоко и в философском контексте подметил родовые черты своей земли и живущего на ней народа: «Утомлённые грузом каждодневных тяжких трудов, они лишь вечерами отдыхают. Лица их загорелые, со следами непроходящей усталости. И говорят они голосами тихими, хриплыми. Но в такую минуту стоит прибежать с улицы чернявому карапузу, который, шмыгая носом, забирается на отцовы колени, и тут вы бы видели, как всю усталость вдруг словно рукой сняло, и морщинистые лица, сразу смягчаясь, засветятся изнутри от нахлынувшего прилива нежных чувств… Иногда думается, не из-за таких ли стариков и тянет нас в аул? Вот улетели мы далеко, свили себе и своему потомству гнездо в другом краю, но всё равно никто из нас не в силах порвать связь с родной землёй, навек срослись мы с нею пуповиной. Да-а, она, земля твоих предков, — и твоя колыбель».

Из этого-то обострённого до боли чувства любви к родной земле, к суровому краю отцов и дедов, к великой и бескрайней степи и к мужественному, прошедшему через тяжкие испытания, познавшему много горя и бед, но не сломленному, всегда гордому и трудолюбивому казахскому народу и вырастала самобытная художественная проза Абдижамила Нурпеисова.

Отчий дом, степные просторы, Аральское море, тяжёлый рыбацкий труд, ну и, конечно, язык, национальные обычаи, культура и стали истоками, до сих пор питающими творчество А. Нурпеисова. Сыграли свою роль в процессе формирования Абдижамила Каримовича как писателя, а на этот тернистый путь он вступил достаточно молодым, но прошедшим уже горнило Великой Отечественной войны человеком, его учителя, как в прямом, так и в переносном значении, ибо таковыми он считал и Абая, и Д. Джабаева, и Л.Н. Толстого, и Ф.М. Достоевского, и И.С. Тургенева, и А. М. Горького. Сослужат ему добрую услугу и «образы казахской словесности, в первую очередь ауэзовской прозы, по достоинству занявшей своё место среди лучших произведений мировой литературы и оказавшей на всех нас благотворное влияние».

Сам же выдающийся сын казахского народа, один из основоположников казахской советской литературы, признанный классик казахской словесности, учёный-лингвист, академик, лауреат Ленинской и Сталинской премий Мухтар Омарханович Ауэзов для писателя всегда был и остаётся непререкаемым авторитетом. Та возвышенная любовь к Родине, с которой шёл по жизни выдающийся писатель, автор бессмертной и ставшей первой в казахской советской литературе эпопеи «Путь Абая», передалась и А. Нурпеисову. Об этом незримом духовном родстве двух великих писателей говорили и многие критики, искавшие идейно-смысловые линии их творческого единения.

Основной же орбитой, объединяющей их как писателей-реалистов, является понятие народности как живой связующей нити между прошлым, настоящим и будущим казахского народа, к которому они принадлежат. «Ауэзов был влюблён в свой народ, в степь, в стихию природы. Его поражали жизнелюбие и нравственное величие, щедрость духа, стойкость, терпеливость, выносливость родного народа…» — так напишет Абдижамил Каримович о наставнике в проникновенном очерке «Слово об учителе». Но разве эти же чувства не свойственны ему самому, талантливому ученику, пришедшему на смену Ауэзову? Или он все эти долгие десятилетия жил без любви к родимой стороне и народу, взрастившему его? Отвечать на эти вопросы, к счастью, нет никакой необходимости, так как всей богатой на события и искренние переживания жизнью и многогранным творчеством, а также блестящим романом-эпопеей «Кровь и пот» на них давно ответил сам Абдижамил Нурпеисов, человек, всецело посвятивший себя делу духовно-нравственного воспитания и взросления своего народа.

Разумеется, стремление молодого человека творить не могло возникнуть в одночасье. Оно формировалось поступательно. Вначале появлялись задумки, робкие намётки и лишь слегка просматривалась канва будущего первого произведения, в основу которого лягут фронтовые впечатления. Но и к их осмыслению пролегла непростая дорога: «К большому своему огорчению, я очень поздно уяснил для себя основополагающие законы художественного творчества. Многие азы искусства я открыл уже в зрелом возрасте. Правда, на то были объективные причины. В июне 1942 года, сразу же после окончания школы, я ушёл на фронт. Четыре года спустя вернулся домой. До войны был обыкновенным подростком. За четыре безмерно суровых военных года значительно окреп, закалился физически и духовно. Я и мои сверстники на всю жизнь насмотрелись человеческого горя. Наши ещё недавно восторженные юношеские души опалились в чёрном огне людской беды. Но, помимо этого, в нашем сознании укрепилась ещё и неукротимая ненависть к войне. Более того, мы все понимали, что в войне столкнулись, сшиблись не только две враждебные армады войск. Одна — нападающая, жаждущая жизненного пространства и готовящая смерть всем и всему вставшему на её пути; другая — защищающая самоё жизнь, ибо не мыслила её без земли отцов, без Родины. Всем своим юношеским существом мы ощущали великую истину: цель этой войны, навязанной нам, не просто агрессия, не захват земли, не просто борьба за жизненное пространство, как утверждали идеологи фашизма, но прежде всего борьба сознательная, политическая. Мы вели глубоко осознанную и справедливую битву».

ЭТИ ИСТИНЫ, увиденные, прочувствованные и осмысленные на войне, и станут своего рода фундаментом зарождения мировосприятия будущего писателя. Там же, на фронте, в 1943 году Абдижамил Нурпеисов вступит в ряды ВКП(б). К чести писателя, следует отметить и то, что он не станет перекрашиваться в угоду пришедшему с развалом СССР новому времени. Не станет он очернять, оговаривать и партию, активным членом которой он был долгие годы. Для него она останется светочем добра и того справедливого общества, в котором он состоялся как подлинный художник и незаурядная личность. Не будет он с целью привлечения к своей персоне дополнительного внимания в чём-то сознаваться и каяться: дескать, и жил не так, и не во имя тех «подлинных» идеалов. Подобная трескотня из его уст не прозвучит. Да и вообще он, будучи человеком порядочным и благородным, окажется выше и прозорливее людей, стремящихся к дешёвой, основанной на лжи славе. Тем более к таковой он никогда и не стремился. Слава была и навсегда останется для него неприемлемой, чуждой.

Первый роман, который начали печатать в самом конце 1940-х годов, будет назван «Курляндия». Написан он на живом, наполненном конкретными фактами из пережитого на войне материале. Героями повествования стали те, с кем ещё совсем недавно автор лежал «плечом к плечу под пулями в снежных окопах, таких стылых, что одно воспоминание о них и теперь, спустя десятилетия, вызывает зябкую дрожь».

Этот роман будет иметь успех, он отмечен Литературной премией Казахской ССР имени Джамбула. Собственно, после выхода книги в свет для читателей и критиков станет очевидным и то, что в казахскую советскую литературу пришёл не лишённый таланта автор, способный по-крупному, с размахом и глубоким проникновением в художественные сюжеты и образы отображать на бумаге задуманное. С той поры А. Нурпеисов начнёт заниматься писательским трудом основательно и на профессиональной основе. Литература станет его жизненным призванием. А для того, чтобы постичь закономерности и общепринятые каноны писательского мастерства, он поедет учиться в Москву, в Литературный институт имени А.М. Горького, который и окончит в 1956 году.

Сам писатель довольно критично воспринимал своё первое творение. С годами он высказывался по этому поводу вполне определённо и резко: «Как объяснить, почему каждый раз, когда мне предлагали перевести и опубликовать на русском языке мой первый роман, я неизменно отказывался?

Вопросы эти волнуют меня самого. Поскольку в некоторых случаях я не мог подняться до истинно художественных обобщений и стремился во что бы то ни стало максимально и прежде всего точно и достоверно поведать обо всём, что пришлось самому видеть и пережить, моё первое произведение, признаться, грешило фотографичностью и дотошной описательностью». На такие признания, между прочим, способен не каждый литератор.

По словам Абдижамила Каримовича, задумка написать широкое историческое полотно о жизни родного края, отцов и дедов, об их тяжелейшем кровавом пути к обретению собственной счастливой доли пришла к нему жарким летом 1947 года, когда он, вчерашний фронтовик, у которого война навсегда забрала отца и двух дядей, под палящим солнцем на побережье Аральского моря размышлял о будущей жизни и внезапно задумался о горькой судьбе своего народа. Но тогда забрезжит только сама идея, и на клочке бумаги он выведет лишь название — «Кровь и пот». Затем будут долгие годы подготовительного труда, предшествовавшие тому часу, когда он сядет за непосредственное написание этой книги. Вспоминая то время, писатель скажет: «Я чувствовал ограниченность своего кругозора, скудость своего литературного багажа и потому не торопился. Жил среди рыбаков Арала. Работал, писал об увиденном и пережитом на фронте. И одновременно собирал материал для будущей своей Главной книги. Уже тогда я вполне ясно представлял себе социальную значимость замысла, в центре которого — сложное сплетение судеб и взаимоотношений между родами, классами и героями — словом, всё то, о чём мечталось написать в задуманном произведении».

В СЕРЕДИНЕ 1960-х ГОДОВ писатель начинает публиковать первые главы эпопеи. Состоящий из трёх книг («Сумерки», «Мытарства», «Крушение») роман «Кровь и пот» к 1972 году получит свой окончательный облик. В русском переводе, блестяще осуществлённом писателем Юрием Казаковым, он сразу же завоюет заслуженное признание, и о романе восторженно отзовутся, отмечая его несомненные художественные достоинства, такие маститые писатели и литературоведы, как француз Луи Арагон, Георгий Марков, казахи Сабит Муканов, Габит Мусрепов, киргиз Чингиз Айтматов, Сергей Баруздин, башкир Мустай Карим, Валентин Оскоцкий, Лев Аннинский и др. Со временем автора романа «Кровь и пот», в 1974 году удостоенного Государственной премии СССР, критики, подчёркивая роль и значение эпического начала как квинтэссенции всего произведения, будут ставить в один ряд с такими выдающимися мастерами многонациональной советской прозаической литературы, как Георгий Марков, Берды Кербабаев, Фёдор Абрамов, Иван Мележ, Олесь Гончар, Константин Симонов, Александр Чаковский, Йонас Авижюс, Юрий Бондарев…

А.К. Нурпеисова, вслед за одним из зарубежных критиков, впервые высказавшемся о возможности подобного сравнения, будут называть казахским Шолоховым, находя определённое сходство замысла и сюжетной композиции романа «Кровь и пот» с бессмертным «Тихим Доном». При этом найдут в романе и комического, несуразного, вызывающего смех героя — Судр Ахмета, похожего на шолоховских Антипку Бреха и даже на незабываемого деда Щукаря.

Более же пристальное соприкосновение с романом находит в нём равнение на Мухтара Ауэзова — на его «Путь Абая» и, может быть, по мнению ряда исследователей, в какой-то мере, но в далёкой ретроспективе на эпические полотна Льва Толстого. Одно бесспорно: Абдижамил Нурпеисов создал действительно грандиозную эпопею, в которой показан не просто переломный период в истории предреволюционных и революционных лет, а крутой перелом в сознании всего народа, в конечном итоге пошедшего за большевиками, а не только отдельных его передовых образованных личностей.

Роман «Кровь и пот», в котором ярко проявились такие черты, характеризующие эпические произведения, как историзм, народность, углублённый мировоззренческий, философский подход к изображению действительности, имел большой впечатляющий

успех. Его перевели на многие языки — иностранные и народов СССР — и издавали огромными тиражами. Был он успешно инсценирован на подмостках Казахского государственного академического драматического театра им. М. Ауэзова в Алма-Ате. Поставленный режиссёром Азербайжаном Мамбетовым, получившим через пару лет звание народного артиста СССР, одноимённый спектакль был также отмечен в 1974 году Государственной премией СССР.

По прошествии четырёх лет режиссёры А. Мамбетов и Ю. Мастюгин по сценарию А. Михалкова-Кончаловского и Р. Тюрина снимут на киностудии «Казахфильм» художественный фильм «Кровь и пот», в котором зритель встретится в том числе и с такими замечательными артистами, как А. Молдабеков, И. Ногайбаев, Е. Евстигнеев, В. Сошальский, О. Видов. На XII Всесоюзном кинофестивале в Ашхабаде картина будет удостоена приза в качестве лучшего игрового фильма на историко-революционную тематику.

ПРОЙДЁТ не одно десятилетие, и уже в сегодняшнем Казахстане, где, справедливости ради, следует сказать, что роман «Кровь и пот» не просто не забыт, но и до сих пор востребован читателем, в городе Актобе (бывший Актюбинск) установят отлитый в бронзе памятник героям эпопеи. Это событие в очередной раз подтвердит факт общенациональной значимости и масштабности произведения, занявшего одну из главенствующих позиций во всей казахской литературе.

Чем же так захватил роман «Кровь и пот» читателей? В первую очередь, наверное, тем, что писатель смог достоверно показать трудную, наполненную драматическими противоречиями жизнь казахского народа начала XX века. И обширный этот показ он осуществляет через призму сложного переплетения духовных и идейных исканий народа и отдельных характеров его представителей. В общем же мы видим путь от патриархальной задавленности и пассивности к неминуемому осознанию себя личностью, готовой к трудной, порой неравной борьбе во имя справедливости и по-настоящему человеческой жизни на своей родной земле. Этот-то путь и приводит простых рыбаков Еламана и Калена, прошедших через мытарства, видевших зло, обман, испытавших на себе все характерные для царского режима и всевластия баев порядки, к большевикам.

При этом А. Нурпеисов, показывая предреволюционную действительность, очень убедительно рисует и портреты тех, против кого пошёл простой народ. Молодой казахский бай Танирберген и русские купцы, отец и сын Фёдоровы, не лишённые смекалки, деловитости, обладая, без сомнения, сильными характерами, показаны всё же такими, какими и были представители их класса, — хищниками, жестокими, бесчеловечными эксплуататорами, для которых простой человек — ничто, существо, не имеющее прав и не представляющее никакого, кроме стяжательского, интереса. Они обречены на поражение: народ, невзирая на их уловки, хитрости и угрозы, не идёт за ними. И показу этой исторической неизбежности их ухода писатель посвятит немало характерных эпизодов.

Другими отличительными особенностями романа-эпопеи являются его глубокая философичность и нацеленность на проникновение в духовный мир человека. Душевному состоянию своих героев, волнениям, переживаниям, анализу поступков, поведению в различных ситуациях писатель придаёт большое значение. Роман «Кровь и пот» предельно достоверен. В нём предстают картины народной жизни: описан быт, передан национальный колорит казахов, живших тогда в патриархальном мире бесправия и угнетения. Но этот на первый взгляд простой и незамысловатый уклад показать, не зная его первооснов, было бы невозможно. Поэтому-то писатель так долго, скрупулёзно работал над историческим материалом, положенным в основу повествования. Погрешить против правды жизни народа, тем более что тогда ещё были живы те, кто этот период застал, он, естественно, не мог. Оттого-то роман называют энциклопедией казахской степи, тем самым подчёркивая наличие в нём многих существенных вещей и атрибутов, неотъемлемых от процесса жизнедеятельности.

О романе «Кровь и пот», о его чисто литературных аспектах и той роли, которую он сыграл в развитии казахской советской литературы, написано немало. По сути,

А. Нурпеисов создал героический революционный эпос, ставший заметным явлением во всей советской многонациональной реалистической литературе. И если вы действительно интересуетесь этой великой литературой, если хотите знать правдивую историю пути, приведшего один из самых крупных этносов в семье советских народов и народностей к революции и вместе с ней к преобразованиям, то обратиться к роману «Кровь и пот» просто обязательно. Не грех, что называется, и вновь его перечитать, благо в переводе Ю. Казакова (надо признать большой успех этой литературной работы, осуществлённой талантливым прозаиком) роман читается легко, доступно, на одном дыхании.

ПОДЛИННЫХ художников, посвятивших себя писательскому труду, всегда волновали фундаментальные, имеющие общечеловеческое, национальное и государственное значение вопросы. Не миновала сия чаша и Абдижамила Нурпеисова. В 1987 году, будучи уже в достаточно зрелом возрасте, продолжая освещать тему взаимоотношений человека и природы в публицистических произведениях, писатель создаёт остропсихологический роман о судьбе Аральского моря, погибающего вследствие сокращения притоков пресной воды Сырдарьи и Амударьи, идущей на орошение безводных ранее пустынь. О трагедии Арала А. Нурпеисов говорит во весь голос: уходит вода, уходит рыба, пропадает и сама полнокровная жизнь приаральских рыболовецких колхозов. Но и в этих условиях, повлиять на которые местное население не может, рыбаки, те, кто не решается покинуть родные места, продолжают выполнять свой трудовой долг.

Чувство долга перед Родиной, острая, не покидающая боль за судьбу Арала и прилегающих земель, за судьбу колхоза, за людей, в нём работающих, за будущие поколения захватывают в свои тиски и главного героя романа — председателя рыболовецкого колхоза Жадигера. Писатель же остаётся верен своему принципу: исследование людских характеров, острых ситуаций, на них влияющих, конфликтов и противоречий, наполняющих сознание и овладевающих душой человека, он, как и прежде, выводит в центр этого драматичного произведения, не оставляющего равнодушными его читателей.

С глубоким художественным проникновением в душевные переживания героя показывает писатель председателя Жадигера. Перед нами предстаёт цельная личность, человек, тринадцать лет после окончания института возглавляющий колхоз, болеющий за него, не желающий мельчать душой вместе с некогда полноводным Аралом. Жадигер горит, борется, пытается наладить дело, но его не понимают, ему чинят препятствия и откровенно вредят. Предаёт его, уходит к сопернику и недругу жена Бакизат, усиливая тем самым его боль ещё и потому, что оказывается она в стане тех, у кого нет ничего святого и кто живёт в жалком мирке пошлых страстей и мелких мещанских интересов.

Так и мелеют вслед за морем людские сердца, рушится привычный уклад, утрачивается духовно-нравственное начало, начинается иссушение душ эгоизмом, ложью и подлостью. Тяжкие думы в момент поражения и полного одиночества одолевают Жадигера. Всецело овладевает им и тревога за завтрашний день, и это убеждает его в необходимости постижения основ разумного хозяйствования, которое способно стать на пути у природной катастрофы, тем самым выполняя людской долг перед матерью-природой. Этот непростой смысловой фон в конечном итоге и является идейным фокусом романа.

Работая над романом «Долг», А. Нурпеисов напишет горькую и страстную статью «О судьбе Арала». Судьба умирающего моря станет на долгие годы незаживающей раной на сердце самого писателя, голос которого в защиту Арала, да и вообще природы на планете Земля с тех пор будет звучать всё громче и громче. Вернётся к экологической проблеме Арала писатель и в 2000 году: тогда в свет выйдет роман «Последний долг», несколько позже отмеченный Международной премией имени М.А. Шолохова в области литературы и искусства.

Прекрасно понимая, во что могут вылиться экологические проблемы, причём не только для родной страны, но и для всего человечества, Абдижамил Каримович раз и навсегда встал в ряды борцов за защиту природы от бездумного и бездушного к ней отношения. Тем самым он продолжил гуманистическую традицию советской литературы, развитую в произведениях таких подлинных философов и подвижников, какими были Л. Леонов, Г. Марков, С. Залыгин, В. Чивилихин, В. Распутин, В. Белов и другие.

Обращаясь к недавней истории и к коренным проблемам современности, А.К. Нурпеисов смог найти свой путь в бескрайнем море художественной литературы. Хотя не так-то просто было по нему идти. Известен он и как публицист, критик, занимался литературным переводом на казахский язык произведений А. Чехова, М. Горького, Н. Хикмета, В. Розова.

Развал Советского Союза — страны, отметившей фронтовика, народного писателя Казахстана, общественного деятеля, бывшего некоторое время на ключевых ролях в Союзе писателей республики и депутатом Верховного Совета Казахской ССР, орденами Красной Звезды, Отечественной войны II степени, Трудового Красного Знамени, Дружбы народов, «Знак Почёта», он перенёс очень тяжело, болезненно. Журналист, писатель и издатель

Г. Пряхин в одной из статей поведал о том, что в дни, когда в Беловежской Пуще три приснопамятных предателя окончательно добивали и расчленяли великую страну, Абдижамилу Каримовичу Нурпеисову звонили и «поздравляли» с этим событием. «Чему радуетесь, глупцы?» — отвечал он. И тогда, и ранее он прекрасно понимал, какой катастрофой для братских народов обернётся развал СССР.

ПРОШЛИ ГОДЫ, и прожить их пришлось в совершенно иных условиях. Писатель не растерялся и в результате не оказался на обочине литературного процесса. Абдижамил Каримович продолжал работать — писать и редактировать один из казахских литературных журналов. В меру сил он трудится и сегодня.

В сентябре 2019 года к его многочисленным наградам прибавилось и высокое звание — почётный гражданин Алма-Аты. На фотографиях процедуры награждения лучших граждан южной столицы Казахстана, среди которых и А.К. Нурпеисов, мы видим его бодрым, улыбчивым, крепко стоящим на земле своих предков. И этот факт не может не радовать. Пускай же не покидают патриота и гражданина, мастера реалистической прозы здоровье, бодрый дух и вера в светлые идеалы, являющиеся всегда и во всём его надёжными спутниками.

Просмотров: 565

Другие статьи номера

Экспериментальный «танец» под западную дудку

Отмена госрегулирования цен на муку и зерно в Узбекистане привела к резкому подорожанию хлеба. Либерализация экономики уменьшила доступность и других товаров первой необходимости. Шаги правительства встречают горячую поддержку глобального капитала, призывающего Ташкент к углублению рыночных реформ.

ЛИБЕРАЛЬНЫЕ эксперименты узбекских властей в области экономики неизбежно перетекли в эксперименты над населением, причём в самом бесчеловечном исполнении. Правительство ликвидирует меры социальной поддержки, объясняя это тем, что они не вписываются в рамки рыночного курса и тормозят реформы. Целью последних объявлены прогресс и повышение уровня жизни граждан. Вот только под гражданами здесь подразумевается небольшая группа людей, связанных с властью и бизнесом. Широкие массы трудящихся не только не выигрывают от изменений — наоборот, они выступают в качестве источника обогащения этой кучки.

Нестабильность власти сохраняется

В минувшее воскресенье в Молдавии прошли выборы в местные органы власти

ОНИ БЫЛИ многослойные и громоздкие. В четырёх одномандатных округах состоялись довыборы депутатов парламента взамен тех, кто по разным причинам сложил свои полномочия. В городах и районах избирались главы администраций исполнительной власти — примары. И повсеместно — представительная власть, депутаты местных Советов, их здесь называют советниками.

Пульс планеты118-19

ЛОНДОН. Палата общин британского парламента приняла во втором чтении представленный кабинетом Бориса Джонсона обновлённый законопроект о брекзите, содержащий и текст новой сделки с Евросоюзом. Однако депутаты отказались ратифицировать соглашение о выходе королевства из ЕС в трёхдневный срок, дабы Великобритания смогла покинуть евросообщество до 31 октября. В ответ на это премьер приостановил рассмотрение документа для консультаций с Брюсселем и пообещал, что, если парламентарии отвергнут ускоренный график, а ЕС даст туманному Альбиону долгую отсрочку, то он отзовёт договор из палаты общин и добьётся досрочных выборов.

При закрытых дверях

Окружной суд Каунаса 22 октября рассмотрел очередное обращение Генпрокуратуры Литвы о продлении ареста бывшему лидеру Социалистического народного фронта 48-летнему Альгирдасу Палецкису, который уже год находится в тюрьме по обвинению в «шпионаже в пользу России». Прокуратура затребовала ещё три месяца заключения, пытаясь добиться от Палецкиса самооговора.

CУД ПОСТАНОВИЛ, что «основание для ареста, как указано в Уголовном кодексе, на основании которого подозреваемый до сих пор находился под арестом, не исчезло» и Альгирдасу Палецкису продлили арест на два месяцa.

Пустить «на ветер» 372 миллиона евро

Похоже, что младореформаторы в Киеве с места в карьер взяли курс на уничтожение остатков отечественной экономики. При этом не вызывает сомнения, что сей деструктивный процесс будет сопровождаться громкими фанфарами.

ТАК, с помпой было объявлено о совершении крупнейшей сделки на рынке украинской «зелёной» энергетики с норвежской фирмой NBT AS и французской Total Eren. В СМИ появился совместный релиз компаний, согласно которому крупнейшая ветроэлектростанция будет построена у озера Сиваш в Херсонской области за сущие копейки: всего за 372 миллиона евро. Кредитовать строительство станет синдикат международных банков.

У них своя экономика, у нас — своя

Помните знаменитую фразу из сериала «Тени исчезают в полдень»: «У них своя свадьба, у нас — своя». Похоже, что лучшего способа объяснить ситуацию в экономике вряд ли удастся найти. Федеральные СМИ с постоянным упорством вываливают на головы граждан противоречивые высказывания руководителей государства и столь же неоднозначные данные статистики. И каждый желающий находит им применение в собственных целях. А под эту сурдинку экономика продолжает скатываться вниз.

К ПРИМЕРУ, Росстат сообщил на днях, что почти половина российских семей может позволить себе только покупку еды и одежды, испытывая трудности при покупке товаров длительного пользования (например, компьютера, холодильника или мебели).

В либеральном тупике

В преддверии рассмотрения бюджета всё настойчивее звучит с думской трибуны голос коммунистов, требующих смены социально-экономического курса, отражением которого является главный финансовый документ страны. К чему привела политика экономического либерализма, показал в своём выступлении от фракции КПРФ на заседании Госдумы 17 октября Николай Иванов.

ПО ПРОМЫШЛЕННОМУ производству в целом и по большинству отраслей Россия не вышла на уровень 1990 года, она утратила почти все секторы мирового рынка высокотехнологической продукции, где ранее доминировала. Если в 1989 году в нашем экспорте товары с высокой добавленной стоимостью составляли 38,7 процента, то в 2018-м — лишь 5 процентов. В 1991 году наши самолёты составляли около 40 процентов мирового парка гражданской авиации, сегодня — менее 2 процентов. Доля высоких технологий в нынешнем российском экспорте всего 0,13 процента, столько же, сколько у одной из самых отсталых стран Евросоюза — Португалии.

По ком звонит колокол в псковских Добровитках

На днях псковские СМИ сообщили новость, которой я сразу решила поделиться с читателями «Правды». Ведь не так уж часто открываются новые или обновлённые мемориалы в сёлах, где во время Великой Отечественной войны фашисты зверски расправлялись с советскими мирными жителями. Важнейшая тема памяти жертв фашистской оккупации постоянно поднимается в «Правде» разными авторами. Пишут они ярко, молодцы! Мне эта тема тоже дорога.

ТРАГЕДИЯ, происшедшая 5 декабря 1943 года в деревне Добровитки, что в тридцати пяти километрах от Пскова, была очередным актом фашистского геноцида против гражданского населения многострадальной Псковщины. Наш приграничный край, захваченный уже в июле 1941-го и освобождённый в июле 1944-го, сполна познал ужасы «нового порядка», перенёс уничтожение четырёх тысяч населённых пунктов. У знаменитой белорусской Хатыни здесь появилось великое множество псковских «сестёр» по несчастью — таких же сожжённых и не возродившихся.

Помогите доктору Яне
Оказывается, первичная доврачебная помощь нужна, важна и даже достойна рассматриваться на перспективу! Президент В. Путин намедни призвал российское правительство всерьёз заняться наконец-то решением этого вопроса. На встрече с премьером Д. Медведевым он заметил: «Полагаю, было бы правильным, если бы мы рассматривали и «первичку» как часть национального проекта». «Факт совершенно очевидный, что первичное звено здравоохранения — это часть здравоохранения в целом и если мы не выстроим работу на этом уровне, то тогда больше будем загружать высокотехнологичные федеральные центры или региональные. Всё-таки основное число людей идёт за помощью в свои районные, межрайонные поликлиники и больницы», — пояснил он.
Крах рыночной утопии

90 лет назад, 24 октября 1929 года, в крупнейшей стране западного мира — Соединённых Штатах Америки — разразился сильнейший кризис, фактически похоронивший господствовавший дотоле «либеральный» капитализм. Тем позорнее, что в наши дни такой тип капитализма продолжает существовать лишь в одной из крупных стран мира — в современной России.

ВОТ И ГОВОРИ, что в истории не бывает более чем символичных совпадений! 23 октября 1929 года американский еженедельник «Нэйшн», словно упиваясь достижениями «либерального» капитализма, объявил о начале публикации целой серии статей под общим заголовком «Процветание — хотите, верьте, хотите, нет!». Другого примера сопоставимой по наглости и самомнению похвальбы трудно, наверное, сыскать во всей истории в принципе не знакомой со словом «стыд» буржуазной прессы. Тем показательнее, что уже на следующий день — 24 октября, — получивший у историков и экономистов название «чёрный четверг», на Нью-Йоркской фондовой бирже («сердце капиталистического мира»!) начался резкий обвал курсов акций, который продолжился в последующие дни и недели.

Все статьи номера