Трагедия Политехнического музея

Трагедия Политехнического музея

№106 (30893) 26 сентября 2019 года
4 полоса
Автор: Виктор ТРУШКОВ.

Нынешней власти храмы науки не нужны, она благоволит «доходным домам науки»

На вопросы «Правды» отвечает генеральный директор Политехнического музея (1986—2010 годы), известный инженер-металлург, заслуженный деятель науки и техники РФ, доктор технических наук, профессор Гурген ГРИГОРЯН.

— Гурген Григорьевич, судьба Политехнического музея всё последнее десятилетие была небезразлична российской общественности. Почти 10 лет музей был защищён от постороннего глаза, и никто толком не знает, что происходит внутри него. Вам близка его судьба. Нашим читателям интересно знать именно ваше мнение о том, что происходит с этим выдающимся явлением культуры.

— Драма Политехнического музея — это не частный вопрос, а одна из самых острых проблем общества. Её суть заключается в том, что сегодня в России есть влиятельные силы, стремящиеся лишить вступающие в жизнь поколения связи с историей своей страны. Причём за это неблагодарное дело взялись люди, которые уже приобрели богатый опыт разрушения. Лидером процессов, направленных на разрушение музея, стал А.Б. Чубайс. Его роль в истории России хорошо известна. Но недавно он ещё раз подтвердил, что полон решимости увеличить свой вклад в разрушение страны.

— Да он на этом поприще вроде бы побил уже все рекорды.

— А вы послушайте опубликованное недавно сообщение: «Выступая в Екатеринбурге на конференции «Россия-2050», Чубайс отметил, что сейчас в стране молодёжь имеет слишком много «развращающих» возможностей учиться бесплатно: «Образование — тоже ресурс, а значит, бесплатно его быть не должно, я имею в виду профессиональное или углублённое образование. Сейчас у нас оно в качестве развращающего советского пережитка осталось, и это даёт определённым кругам какие-то ложные надежды, что сын тракториста или слесаря может что-то от государства бесплатно хапнуть. Образование, квартиру, дальше что? Сейчас, к счастью, не Советский Союз, и мы с вами прекрасно понимаем, что это, так сказать, рабочие единицы, и перспектива у них вполне определённая. И как вариант экономии — три класса им давать, остальное платно. Налоги посчитать сумеют — и хорошо. Мы им не перекрываем возможности таким образом: кто хочет, будет вертеться, поднимется, я хочу сказать, что хватит тратить государственные деньги впустую», — сказал он. Руководитель Роснано подчеркнул, что Россия должна сделать окончательный выбор в подобных вопросах и «прекратить играть в социализм».

— Да, вы правы, Гурген Григорьевич: оказывается, Чубайс ещё не всех вершин достиг. Гитлер, насколько я помню, говорил: «Если русские, украинцы, киргизы и другие будут уметь читать и писать, это может нам только навредить». А фашистский рейхскомиссар Украины Кох утверждал, что «трёхклассные школы дают слишком высокое образование». Но какая связь между судьбой Политехнического музея и Чубайсом?

— Во-первых, нынешние инициаторы реконструкции Политехнического музея, провозглашая, что он должен стать «лучшим музеем в мире», в то же время настаивают, что он не должен вообще касаться истории отечественной науки и техники. Во-вторых, Чубайс — активнейший участник навязывания именно такой концепции нашего музея, предложенной английскими проектировщиками.

— Но я неоднократно слышал, что инициатором реконструкции музея были вы.

— Тогда вам придётся ознакомиться со всеми извивами и поворотами истории, связанной с реконструкцией Политехнического музея. Вот документы.

— За такую возможность буду вам очень благодарен.

(На столе появляются папки бумаг. Гурген Григорьевич раскладывает их в хронологическом порядке. Где-то на третьем-четвёртом документе мне начинает казаться, что я читаю какой-то детектив. Только в нём преступники не попали на скамью подсудимых.)

— Думаю, вы согласитесь, что начать знакомить читателей с документами надо с фрагментов резолюции Совета попечителей Политехнического музея от 28 января 2009 года. Но прежде хотелось бы, чтобы вы кратко обрисовали канву событий, которые предшествовали этой резолюции.

— До 1991 года мы были составной частью Всесоюзного общества «Знание». А после развала СССР, когда Всесоюзного общества «Знание» не стало, мы оказались бесхозными. Вот тогда и было решено создать Совет попечителей. А входить в него должны были люди не с деньгами, а с заинтересованностью в существовании и развитии Политехнического музея. Возглавил Совет попечителей А.И. Вольский. Он заботливо относился к музею, всячески помогал ему, поддерживал нашу работу над концепцией его развития. Именно тогда сотрудники музея поставили перед собой задачу разработки программы его перспективного развития в XXI веке. Она выросла в концепцию «Политехнический музей — музей инженерных искусств и технологий России». Одновременно было разработано обоснование необходимости модернизации инженерного обеспечения музейного здания. Наши предложения нашли широкую поддержку.

После кончины А.И. Вольского Совет попечителей возглавил известный государственный и общественный деятель академик РАН А.А. Кокошин. Тогда и была принята резолюция Совета попечителей нашего музея, о которой вы уже поминали.

— Как я понял, это была оценка места Политехнического музея и определение его перспектив новым председателем Совета попечителей.

— В этом документе содержалось обращение Совета попечителей музея к коллегии министерства культуры с просьбой рассмотреть подготовленный коллективом музея проект его дальнейшего развития, чтобы войти в правительство РФ с инициативой принятия мер по реализации этого проекта, включая его целевое финансирование в 2009—2012 годах.

— И для этого требовалось дать полную и объективную оценку состояния музея?

— Да. В резолюции отмечалось, что Политехнический музей является одним из старейших музеев технического профиля в мире, что он обладает уникальным музейным собранием, включающим в себя ценные коллекции, документы, архивные и изобразительные научно-методические материалы, а также уникальную библиотеку. Музей осуществлял широкую научно-просветительскую и образовательную работу, научную деятельность по проблемам музееведения в области истории техники. Будучи научно-методическим центром, он активно содействовал развитию сети технических музеев, вовлечению большого числа специалистов в сохранение и изучение культурного наследия в области техники. В резолюции указывалось, что в Политехническом музее работает коллектив квалифицированных специалистов, обеспечивающий успешное выполнение музеем всех видов деятельности, предусмотренных его уставом.

В то же время в документе констатировалось, что Политехнический музей был единственным в стране музеем такого масштаба и статуса, не прошедшим через обновление, реконструкцию, техническое переоснащение, которому подверглись музеи Москвы и Санкт-Петербурга за последние 40 лет. Указывалось, что проблемы развития музея на протяжении более 10 лет не находят решения, а программа его развития, одобренная коллегией минкультуры России в 2003 году, остаётся нереализованной… Отмечалось, что сроки реконструкции здания музея могут быть вновь перенесены на неопределённое время, а уже затраченные средства останутся замороженными.

В резолюции положительно оценивалась разработанная коллективом музея концепция создания Российского федерального центра инженерных искусств и технологий «Политехнический музей», в которой намечалось поэтапное его преобразование в современный многофункциональный музейный комплекс, где задачи традиционного музея эффективно сочетались бы с обеспечением организационно-пропагандистской поддержки инновационных процессов, происходящих в стране. В документе делался вывод о том, что реализация концепции позволяет сохранить историческое здание в центре Москвы без изменения его функций: широкого просветительства и содействия развитию инновационных процессов в России.

— Что нового внёс в судьбу Политехнического музея Кокошин?

— Понимая острую необходимость модернизации инженерного обеспечения здания, которая требовала больших средств, А.А. Кокошин привлёк к решению этой проблемы А.Б. Чубайса, который обещал содействие в воплощении в жизнь концепции «Политехнический музей — музей инженерных искусств и технологий России». 10 августа 2009 года соглашение о сотрудничестве подписали от имени Государственной корпорации «Российская корпорация нанотехнологий» её генеральный директор А.Б. Чубайс, от имени Политехнического музея — я как генеральный директор, а также председатель Совета попечителей музея А.А. Кокошин.

Важно, что в соглашении подчёркивалась необходимость сохранения и развития Политехнического музея в соответствии с программой, одобренной министерством культуры РФ и Советом попечителей музея. Заключая соглашение, стороны принимали на себя обязательство совместно разрабатывать перспективные программы развития Политехнического музея как федерального центра инженерных искусств и технологий — главного российского музея науки и техники, центра просвещения и инноваций международного уровня, исторической и современной достопримечательности Москвы — и реализовывать их, совместно наращивая потенциал Политехнического музея.

— С тех пор прошло 10 лет. Каковы результаты соглашения?

— Практически сразу А.Б. Чубайс выдвинул идею создания «лучшего музея в мире» на основе разработок зарубежных специалистов. Традиции музея и мнение его коллектива ему были безразличны. Мне ничего не оставалось, как обратиться к А.А. Кокошину.

— Что вы ему предлагали и о чём его просили?

— Прежде всего я информировал Андрея Афанасьевича о том, что между созданным Чубайсом Фондом развития Политехнического музея и самим музеем не отлажены отношения. Между тем функционеры фонда воспринимали музей лишь как поле своей деловой активности, не проявляя интереса и внимания к существу его деятельности, к его позиции по важным вопросам работы и дальнейшего развития. Эти функционеры, являясь «подданными Роснано» и опираясь на отработанные связи в верхах, проводили переговоры в тех или иных инстанциях по проблемам музея, не информируя нас об этом, не заботясь о том, что это могло привести к нежелательным последствиям для музея.

Я сообщал председателю Совета попечителей о том, что в коллективе за последнее время сложилось и развивается неблагоприятное отношение к фонду. Серьёзным поводом для этого послужило несколько конкретных коллизий. Главная из них — это немотивированный отказ фонда поддержать акцию музея, посвящённую 65-летию Великой Победы, которая включала в себя создание в содружестве с рядом архивов и музеев выставки «Ратный подвиг науки» и проведение конференции «Наука — фронту». В октябре 2009 года фонд включил поддержку выставки в свои проекты, но в начале 2010-го от своих намерений отказался, чем поставил музей в весьма сложное положение. Я писал, что мы считаем безнравственной позицию фонда: большой творческий коллектив музея буквально вынашивал эту выставку как своё творение в знак долга памяти.

В письме я подчёркивал, что исхожу из подписанного нами, Кокошиным, Чубайсом и мной, соглашения о сотрудничестве между Роснано и Политехническим музеем и что в своих действиях руководствуюсь этим документом.

— А почему надо было писать письмо? Разве вы с Кокошиным не встречались?

— В том-то и дело, что я был лишён возможности контактов с ним более полугода.

— Почти всё время после подписания соглашения между Политехническим музеем и Роснано? Это значит, что Кокошин отстранился от забот о музее?

— Скорее, его оттеснили. Всё руководство делами Политехнического музея сконцентрировал в своих руках Чубайс. Главная проблема была в том, что он, вопреки подписанному им Соглашению, отверг нашу концепцию «Политехнический музей — музей инженерных искусств и технологий России». Мне пришлось обращаться в правительство в поисках поддержки разработанной нашим коллективом концепции.

— Вы оспаривали перед правительством позицию Чубайса. И как это происходило?

— Мне пришлось обратиться к директору департамента культуры правительства РФ Д.В. Молчанову. В своём письме я напоминал, что развитие музея, ориентированное на потребности общества на несколько десятилетий вперёд, должно исходить из тщательно обсуждённой и выверенной концепции, что такую концепцию коллектив и научная общественность музея разрабатывали с конца 1990-х годов и дважды, в 1996 и 2003 годах, докладывали её коллегии министерства культуры. При этом оба раза наша концепция получала положительную оценку.

В письме коротко излагалась суть концепции. Я сообщал, что реконструктивно-реставрационные работы, проведённые в историческом здании с прозрачным перекрытием его внутренних дворов, позволят создать условия для реализации современных и перспективных музейных технологий, для повышения культуры обслуживания, для высокого уровня безопасности здания, посетителей, хранимых фондов и имущества. При этом подчёркивал, что в здании должна быть создана система экспозиций мировоззренческого смысла, включая выставочно-презентационные залы для демонстрации, презентации и обсуждения новейших технологических достижений, информационный центр по истории техники и инновациям, залы для конференций, традиционные для Политехнического музея научно-учебные лаборатории, аудитории для занятий, в том числе — знаменитая Большая аудитория Политехнического.

За пределами центра Москвы, говорилось в письме, должна быть создана база развития музея: хранилище с системой презентации открытых фондов различных коллекций, реставра-ционно-производственная база музея.

Одновременно я сообщал, что в конце 2009 года компания Роснано учредила свою структуру: Фонд развития Политехнического музея, который намерен заказать проект новой концепции музея зарубежным специалистам. При этом предполагается ревизия всей деятельности нашего музея. Письмо завершалось тем, что в сложившейся ситуации актуализируется необходимость широкого публичного обсуждения перспектив развития Политехнического музея.

— И какова была реакция правительства на ваше обращение?

— Роснано объявила международный конкурс на разработку концепции «лучшего музея в мире». Его победителем была объявлена фирма из Глазго Event Communications Ltd. Она получила приз в 400 тысяч евро. О качестве представленной ею концепции убедительно говорят те три отзыва, которые поступили в правительство.

— Как оценили представленную иностранными разработчиками концепцию отечественные профессионалы?

— Отвечая на запрос заместителя министра культуры РФ А.Е. Бусыгина, обстоятельное заключение по поводу разработанной Event Communications Ltd концепции музея науки и техники на базе Политехнического музея дал президент Союза музеев России, директор Государственного Эрмитажа М.Б. Пиотровский.

— Гурген Григорьевич, познакомьте читателей с выводами этого заключения.

— Я их просто зачитаю.

«Представленный материал, озаглавленный «Концепция музея науки и техники на базе Политехнического музея», по своей сути таковой концепцией не является и даже по утверждению самих авторов представляет собой концепцию основных подходов к модернизации и развитию Политехнического музея. В силу этого в документе отсутствует описание каких-либо содержательных основ нового музея, а излагается схема организации соответствующих направлений культурной деятельности, опробованная в Глазго в начале 2000-х годов, когда г-н О’Нил работал в Отделе культуры городского совета Глазго…

К числу самых серьёзных недостатков рассматриваемой концепции относится вольно или невольно проявленное авторами высокомерное пренебрежение к традициям российского музейного дела, к 140-летней истории Политехнического музея, к истории российской инженерной мысли, а заодно и к реалиям современной общественной, культурной, научной и университетской жизни столицы России.

Стационарные экспозиции Политехнического музея, представляющие историю развития техники и инженерной мысли в России, должны быть сохранены и размещаться в историческом здании музея на Новой площади, продолжая тем самым традиции старейшего технического музея страны…

В силу всего изложенного, было бы правильным разработчикам Концепции основных подходов к модернизации и развитию Политехнического музея (Event Communications Ltd) адаптировать свои идеи к реальной ситуации в Москве, особенностям её музейной жизни, распределения населения, специализации московских университетов и других образовательных учреждений и к российскому законодательству».

— Это не единственное заключение на присланную англичанами концепцию?

— Кроме заключения академика Пиотровского, в правительство поступили ещё два. В отзыве Российской инженерной академии, написанном доктором технических наук, профессором, действительным членом РИА, лауреатом Государственной премии и премии Правительства РФ В.Д. Кальнером и заверенном президентом РИА, лауреатом Государственных премий СССР и РФ и премий Правительства РФ, членом-корреспондентом РАН Б.В. Гусевым, было сказано: «Оценивая общее впечатление от проекта, можно сказать, что это крайне интересное предложение по созданию «Доходного дома науки», а не «Храма национальной науки и техники России» и истории её развития, её роли в сохранении национальной культуры».

Аналогичное заключение пришло из Международного и Российского союзов научно-инженерных обществ за подписью их президента академика РАН Ю.В. Гуляева.

— После таких отзывов правительство было вынуждено принять вашу концепцию?

— Что вы! Правительство их даже не рассматривало. А министр Авдеев отказался от всякого публичного обсуждения и утвердил «концепцию», представленную британской фирмой из Глазго. Что касается меня, то я вынужден был написать письмо Кокошину. Я просто зачитаю его основную часть: «Считаю необходимым проинформировать Вас о том, что 2 июля 2010 года в 16.00 состоялась моя встреча с А.Б. Чубайсом в Роснано по инициативе А.Б. Чубайса в «формате один на один». Встреча продолжалась 2 часа и была посвящена только (!) выяснению наших отношений, то есть Чубайс — Григорян. Мне, по существу дела, был предъявлен ультиматум: я должен отменить все введённые мною меры, блокирующие попытки бесконтрольного вмешательства Фонда Роснано в деятельность и дела музея, — в противном случае я должен подать заявление об увольнении с должности.

Я категорически отказался рассматривать такую постановку вопроса, отметив, что моё увольнение с должности — это компетенция министра культуры. Считаю предложенное мне беспрецедентным и неприемлемым давлением на меня при исполнении мною вверенной должности, тем более со стороны члена Совета попечителей».

— И дальше?

— Министр Авдеев подписал приказ о том, что министерство разрывает со мной контракт. Президент Союза музеев России академик М.Б. Пиотровский и ряд других коллег выразили неудовлетворение таким решением. Но какое значение сегодня имеет общественное мнение?! Государственное управление Политехническим музеем было передано созданному по инициативе Чубайса новому Совету попечителей под руководством вице-премьера И.И. Шувалова. В его состав вошли высокопоставленные должностные лица, а именно: А. Дворкович, М. Абызов, А. Волошин, министр культуры РФ А. Авдеев, а также руководители ряда «денежных» структур. Заместителем Шувалова, полномочным решать все вопросы управления Сове-том попечителей, был определён

А. Чубайс. Эта структура взяла на себя функции управления музеем. Исполнительной командой стал Фонд развития Политехнического музея, который был учреждён в своё время Чубайсом. Возглавила его Юлия Васильевна Шахновская.

— Дочь Василия Шахновского, верного соратника Г.Х. Попова и Ю.М. Лужкова: сначала был управляющим делами Моссовета, а потом управляющим делами мэрии, затем был заместителем председателя объединённого правле-ния компании Ходорковского «ЮКОС», а в 1996 году — активист предвыборного штаба Б.Н. Ельцина? Того самого?

— Да, дочь В.С. Шахновского. Сейчас она директор Политехнического музея. Это человек, который был тесно связан с делами РАО «ЕЭС России», когда этой структурой командовал Чубайс. Она по образованию юрист. Очень энергичный человек, к тому же не отягощённый некоторыми, как теперь говорят, устаревшими качествами. Своё отношение к Политехническому музею она сформулировала в одном из интервью: «Устаревшая советская институция должна стать современной по самым строгим мировым меркам… Нельзя не заметить, что нынешнему изоляционистскому настроению российской власти концепция нового музея не слишком соответствует — он должен быть очень открытым, он делается по западным советам».

Но я, как профессионал, отдавший более четверти века одному из крупнейших в мире музеев, как учёный, хотел бы знать, что реально намерены эти господа делать с музеем, имеющим богатейшую историю. Я хочу знать, что будет собой представлять Политехнический музей после реконструкции. Но на этот вопрос никто не отвечает.

ОТ РЕДАКЦИИ. Во время Дня города, который нынче Москва отмечала 7—8 сентября, столичное руководство торжественно открыло… тропу вдоль Политехнического музея. Мэр Москвы С.С. Собянин в интервью журналистам сообщил, какое громадное градостроительное значение имеет эта тропа, соединяющая пять пешеходных зон центра столицы… Но старая мудрость гласит, что тропа нужна лишь тогда, когда она ведёт к храму. К храму национальной науки и техники, каким был Политехнический музей, она не ведёт. Да и сохранится ли он? Или его вытеснит, как писал эксперт, «доходный дом науки»? На этот вопрос редакция «Правды» ждёт ответа от министерства культуры РФ.

Просмотров: 1569

Другие статьи номера

Россия — Куба: перспективы сотрудничества
В центральном выставочном комплексе «Экспоцентр» завершилась первая национальная выставка Кубы в России, организатором которой выступила Торговая палата Республики Куба при поддержке Торгово-промышленной палаты РФ и Национального комитета содействия экономическому сотрудничеству со странами Латинской Америки.
Республики проверены на лояльность
Интерес Соединённых Штатов к Центральной Азии не только не уменьшается, но выходит на новый уровень. Это доказало недавнее турне заместителя госсекретаря США по политическим вопросам Дэвида Хейла. Он встретился с главами МИД всех пяти республик региона и провёл отдельные переговоры с президентами Казахстана и Узбекистана.
Катастрофическая Ситуация

ЗАБАСТОВКА работников транспорта, включая водителей частных автобусов, авторикш и такси, недовольных резким увеличением штрафов за нарушение правил дорожного движения, прошла в Нью-Дели — столице Индии.

Дело в том, что в стране с 1 сентября введён новый закон, предусматривающий почти десятикратное увеличение минимального штрафа — с 1,4 доллара до 7 долларов, штраф за вождение без прав вырос с 14 до 70 долларов.

Нет — 5G!
В Берне, столице Швейцарии, несколько тысяч человек вышли на акцию протеста против внедрения в стране стандарта высокоскоростной мобильной связи пятого поколения 5G. Участники демонстрации, уверенные, что новая технология может пагубно отразиться на здоровье человека и состоянии окружающей среды, требуют дождаться данных научных исследований, прежде чем разворачивать сети по всей стране.
Соткать душу из нот

Торжественное открытие 10-го юбилейного сезона проекта для будущих мам «Соткать душу из нот» пройдёт 19 октября, сообщила журналистам автор и ведущая проекта Татьяна Савицкая, передаёт корреспондент БЕЛТА.

ПРОЕКТ представляет собой цикл концертно-познавательных программ, которые познакомят будущих мам с высокими образцами музыкальной классики, их живым музыкальным исполнением, несущим положительную энергетику. Также они получат консультации врачей.

Пульс планеты
ВАШИНГТОН. Спикер палаты представителей конгресса США Нэнси Пелоси заявила о начале процедуры импичмента президента Дональда Трампа в нижней палате. По мнению оппонентов главы Белого дома, он мог попытаться поставить в зависимость от предоставления помощи Украине возможное начало расследования в отношении сына его потенциального соперника на выборах-2020, бывшего вице-президента Джо Байдена.
Грузия: протест из-под земли
Около 30 горняков спустились в шахты по добыче угля в Ткибули (регион Имерети) и отказываются подниматься на поверхность, пока им не выплатят зарплату, говорится в сообщении Объединения профсоюзов Грузии. Часть из них находится в шахте имени Миндели, а остальные — в шахте имени Дзидзигури.
Золотой феникс к полётам готов

В Пекине начал работу крупнейший в мире международный аэропорт Дасин. О его открытии на торжественной церемонии объявил Председатель Китайской Народной Республики Си Цзиньпин.

АЭРОПОРТ площадью 1 млн квадратных метров расположен на юге Пекина в 46 километрах от центра города. Здесь четыре взлётно-посадочные полосы, в год он сможет принимать до 620 тыс. рейсов.
Пушки не смолкают
В то же время, когда президент Украины Владимир Зеленский выступал на полях 74-й сессии Генассамблеи ООН в Нью-Йорке с недолгой речью, ВСУ, главнокомандующим которых он считается, утюжили территории непризнанных республик из всех доступных им калибров.
Протест под флагом «больничного»
Руководитель Шереметьевского профсоюза бортпроводников И.А. Борисова 23 сентября выступила с заявлением по поводу недавно начатой бортпроводниками «Аэрофлота» забастовочной акции «Больничный лист», а также по поводу стремления руководства компании уволить её и её коллегу, старшую бортпроводницу, члена президиума Шереметьевского профсоюза бортпроводников Ирину Щербакову.
Все статьи номера