Кто на самом деле начал Вторую мировую

Кто на самом деле начал Вторую мировую

№94 (31154) 31 августа — 1 сентября 2021 года
4 полоса
Автор: Елена СОКОЛОВА, кандидат исторических наук, главный специалист отдела исторического анализа Центра изучения перспектив интеграции ЕАЭС. Сергей ЖУДРО, первый секретарь Витебского обкома КПБ, делегат VI Всебелорусского собрания.

Каждый год накануне 1 сентября — дня начала Второй мировой войны — на Западе разворачивается шумная и наглая кампания, которой подпевают и либералы в России, по обвинению СССР в сговоре с фашистской Германией. Нашу страну стремятся изобразить как соучастника разжигания мирового пожара, поставить на одну доску Сталина и Гитлера. Это самая циничная ложь и клевета. Как же было на самом деле?

С самого начала именно западные державы направляли зарождавшийся германский нацизм на войну с СССР — первым в мире государством рабочих и крестьян. И не последнюю роль в этом замысле сыграл полуфашистский режим Пилсудского в панской Польше.

С приходом в Германии к власти Гитлера политическое руководство Польши берёт курс на тесное взаимодействие с нацистской Германией, представляя, помимо прочего, её интересы в Лиге Наций.

26 января 1934 года был заключён польско-германский Договор о дружбе и ненападении сроком на 25 лет, который обозначил отход Варшавы от сотрудничества с Францией в пользу сближения с Германией. С этого времени политика польского руководства велась преимущественно в русле внешнеполитических интересов нацистской Германии. Польская дипломатия приняла на себя защиту интересов гитлеровской Германии в Лиге Наций, которую Германия демонстративно покинула в 1933 году.

Польские представители всячески поддерживали с трибуны Лиги Наций нарушения Германией Версальского и Локарнского договоров: введение в Германии всеобщей воинской повинности, отмену военных ограничений, ввод в 1936 году гитлеровских войск на территорию Рейнской демилитаризованной области и т.д. Договор был нужен обеим сторонам: Гитлеру — для выхода из возможной международной изоляции, а Польше — для реализации её имперских амбиций.

Правящие круги Польши выступали против создания системы коллективной безопасности, содействовали захвату Германией Австрии и Чехословакии, отклоняли все советские предложения о совместном отпоре агрессору. 17 марта 1938 года Польша, спровоцировав пограничный конфликт с Литвой, предъявила ей ультиматум, требуя восстановить в 24 часа дипломатические отношения между двумя странами, прерванные в 1920 году, когда поляки захватили город Вильно.

50-тысячная польская армия была готова перейти литовскую границу. Но Литва опиралась на поддержку Советского Союза, который заявил, что не рекомендует Польше прибегать к силе и оставляет за собой свободу действия в случае вооружённого нападения на Литву. Это подействовало отрезвляюще на польскую военщину.

В ноябре 1938 года Польша в результате мюнхенского соглашения присоединила к себе Тешинскую область Чехословакии. Варшава всё больше попадала в зависимость от фашистской Германии.

Необходимо отметить, что политическое руководство Польши не скрывало свою жажду к территориальным захватам и неоднократно выступало с требованием предоставления ей колониальных владений. В этом направлении её политика совпадала с германской. Вот несколько строк из письма посла Польши в Германии Ю. Липского на имя министра иностранных дел Ю. Бека: «В качестве возможной сферы будущего сотрудничества между двумя государствами германский министр иностранных дел назвал совместные действия по колониальным вопросам и вопросам эмиграции евреев из Польши, а также общую политику в отношении к России на базе «Антикоминтерновского пакта».

Вот он, момент истины! Очевидно, что создать «Великую Польшу от моря до моря» можно было только за счёт территории СССР. Так что Варшава самым явным образом предлагала себя Берлину в качестве союзника в будущей войне с СССР.

Более того, в марте 1939 года была опубликована польская программа по колониальным владениям, в которой прямо заявлялось, что «Польша, как и другие крупные европейские государства, должна иметь доступ к колониям». Как свидетельствуют опубликованные источники, не стоял в стороне от этого вопроса и польский костёл: в храмах проводились специальные торжественные службы, на которых восхвалялась захватническая политика.

В сложный предвоенный период, когда по инициативе СССР предпринималась попытка создать антигитлеровскую коалицию, поведение польского руководства сохраняло свою агрессивную сущность. Вот что писал временный поверенный в делах Германии в Великобритании Т. Кордт: «Советник польского посольства сказал, что Польша и Румыния постоянно отказываются принять любое предложение Советской России об оказании помощи. Германия может быть уверена в том, что Польша никогда не позволит ступить на свою территорию ни одному солдату Советской России... Польша тем самым вновь доказывает, что она является европейским барьером против большевизма».

Агрессивная позиция Варшавы по отношению к СССР сыграла одну из ключевых ролей в срыве англо-франко-советских переговоров. Польское руководство в категорической форме отказалось пропускать советские войска через свою территорию. Из-за отказа польской стороны англо-франко-советская военная конвенция даже в случае её подписания теряла свой смысл.

Польское панство по-прежнему лелеяло мечту о возрождении «Великой Польши» в границах 1772 года. Вот выдержки из доклада 2-го отделения Главного штаба Войска Польского, датируемого 1938 годом: «Расчленение России лежит в основе польской политики на Востоке… Поэтому наша возможная позиция будет сводиться к следующей формуле: кто будет принимать участие в разделе. Польша не должна остаться пассивной в этот исторический момент… Задача состоит в том, чтобы заблаговременно хорошо подготовиться физически и духовно. Главная цель — ослабление, разгром и разделение России».

Ещё 26 января 1939 года министр иностранных дел Германии Й. фон Риббентроп, анализируя встречу в Берлине с главой польского МИД Ю. Беком, сделал весьма примечательную запись для Гитлера: «Господин Бек не скрывает, что Польша по-прежнему претендует на Советскую Украину и на выход к Чёрному морю. Полагая, что этого можно добиться совместно с Рейхом и даже с Румынией, а остальные вопросы решать на основе компромисса».

В марте 1939 года польское военное командование совместно с немецким подготовило план войны с СССР под кодовым названием «Восточный вопрос». В связи с этим заслуживают внимания воспоминания руководителя Польской Компартии (1948—1956 гг.) и президента ПНР (1947—1952 гг.) Б. Берута: «...план «Восточный вопрос» предусматривал, например, совместные немецко-польские удары на Минск, Гомель, Житомир и Киев...».

Нужно отметить, что если Польша и оказалась первой жертвой Второй мировой войны, то прежде всего из-за собственной политической элиты, которая не просто ненавидела Советский Союз, но мечтала заполучить часть советских территорий и поэтому отчаянно набивалась в союзники Гитлеру. В этом был главный смысл польской политики 1930-х годов.

Но Гитлер не взял Польшу в союзники, а вместо этого напал на неё, что неудивительно. В большой предвоенной политической игре польская элита крупно просчиталась. На протяжении практически всего межвоенного периода Варшава пыталась прибрать к своим рукам всё, до чего только могла дотянуться. Она находилась в иллюзиях своей истории образца 1772 года — Польши «от моря до моря». У польского командования до марта 1939 года не было плана обороны на западе, а все военные планы, все стратегии и все пункты развёртывания — только сугубо на восток, против СССР.

Польша готовилась «резать пирог», и делать это поляки планировали вместе с Германией. Вот, к примеру, какими откровениями делился ещё в декабре 1938 года в беседе с немецкими дипломатами посланник Польши в Иране Ян Седлевский: «Политическая перспектива для европейского Востока ясна. Через несколько лет Германия будет воевать с Советским Союзом, а Польша поддержит в этой войне Германию. Для Польши лучше до конфликта совершенно определённо стать на сторону Германии, так как территориальные интересы Польши на востоке, прежде всего за счёт Украины, могут быть обеспечены лишь путём заранее достигнутого польско-германского соглашения».

Но не вышло реализовать эти амбиции. Польская верхушка хотела быть равноправным партнёром Германии, как итальянцы, например, а им предложили что-то вроде союзников второго сорта. Отношения между Германией и Польшей окончательно испортил вопрос «польского коридора». Осенью 1938 года и в начале 1939-го Германия предложила Польше изменить пакт о ненападении от 1934 года, превратив его в союзный договор против СССР сроком на 25 лет. В случае согласия поляков ждали новые территории на востоке и сохранение за Польшей Познани и Верхней Силезии. Взамен Гитлер предложил вернуть Германии Данциг и согласиться с созданием экстерриториального коридора между этим городом и Германией.

Варшаве предлагалось стать союзником Германии, таким же, как Венгрия и Румыния, и принять участие в скорой войне с СССР. Поляки колебались. В начале 1939 года в Германию прибыл глава польского МИД Ю. Бек, который намекнул, что поучаствовать в разделе СССР Польша готова, а вот коридор немцам они не дадут. В марте 1939 года Риббентроп сделал польскому послу в Германии Ю. Липскому «предложение» о передаче Данцига в состав Германии в качестве самостоятельной единицы. Подчёркивалось, что это поможет укрепить международное положение Польши и совместно проводить единую восточную политику, поскольку интересы обеих стран в «защите от большевизма совпадают».

В планах мировой стратегии германского нацизма Польша являлась разменной картой. Уже вскоре после подписания Декларации о дружбе и ненападении между Германией и Польшей в конце января 1934 года Гитлер заявил своим приближённым: «Все наши соглашения с Польшей имеют только кратковременное значение».

Польша начала интенсивные консультации с английским и французским правительствами, причём под различными предлогами отвергалось улучшение взаимоотношений с СССР. Получив заверения о поддержке от Англии и Франции, польское руководство отклонило предложения Германии. В ответ германская сторона направила меморандум от 27 апреля 1939 года, в котором говорилось, что Польша в результате её вступления в союзные отношения с Англией аннулирует германо-польскую Декларацию 1934 года. Подчёркивалось: германская сторона сожалеет, что польское правительство отклонило предложение об «урегулировании» вопроса о Данциге и установлении окончательной польско-германской границы.

Лондон и Париж поддерживали Варшаву, но в то же время вели секретные переговоры с Берлином. Показателен визит в Польшу генерального инспектора иностранных дел Великобритании генерала Э. Айронсайда, который предупредил, что английское правительство не считает себя обязанным автоматически приходить на помощь Польше в случае её конфликтов с Германией, а оставляет за собой право решать вопрос: было ли это вступление в войну с Германий достаточно обоснованным и обязана ли Англия оказать ей помощь?

Британия, пообещав Польше защиту в случае агрессии со стороны Германии, в реальности не предполагала выполнять своих обязательств. Это подтверждает, в частности, в своих воспоминаниях У. Черчилль: «Англия, ведя за собой Францию, выступила с гарантией целостности Польши, той самой Польши, которая всего полгода назад с жадностью гиены приняла участие в ограблении и уничтожении Чехословацкого государства».

Лондон и Париж не собирались воевать с Берлином ни из-за поляков, ни из-за чехов. Пообещав вступиться за Польшу, Британия и Франция попросту её обманули — это понял Гитлер, но не поняли в Варшаве.

Следует отметить, что план нападения на Польшу руководством «третьего рейха» был подготовлен задолго до подписания германо-советского договора от 23 августа 1939 года, а решение о военной кампании против Польши было окончательно принято в конце зимы 1939 года. Прямые указания на этот счёт отданы А. Гитлером 3 апреля 1939 года. В результате напряжённой работы всех штабов оперативный план «молниеносного разгрома Польши» был готов к маю, получив кодовое название «План Вайс» («Белый план»).

В последующие месяцы проходила доработка мельчайших мероприятий вторжения, включавших дезинформацию и меры по мобилизации и развёртыванию вооружённых сил. Через немцев, проживавших в Польше, организовывали подрывную работу, вели агитацию за пересмотр её западных границ, раздували кампанию вокруг якобы преследования немецкого меньшинства. Всё это привело к обострению польско-германских отношений.

1 сентября 1939 года нацистская Германия напала на Польшу. Опираясь на соглашение с Польшей, Англия и Франция 3 сентября 1939 года объявили войну Германии, однако боевых действий не начали и необходимой помощи Польше не оказали. Напомним, что французская армия должна была перейти в наступление на 15-й день после нападения Германии на Польшу. Американское правительство провозгласило нейтралитет США.

Узнав об объявлении войны Англией и Францией, Гитлер заявил: «Это ещё не значит, что они будут воевать». И действительно, англо-французские союзники предали Польшу так же, как они раньше предали Чехословакию.

Правящие круги Англии и Франции не случайно бросили Польшу на произвол судьбы. Они рассматривали польскую территорию как плацдарм для нападения гитлеровцев на СССР и рассчитывали, что продвижение немецкой армии на восток приведёт к столкновению Германии с Советским Союзом.

Соотношение сил между сторонами очевидно было на стороне Польши, Франции и Англии, которые могли оказать достойный отпор германским агрессорам. На Западном фронте в этот период находились 110 французских и 5 английских дивизий, которым противостояли 23 дивизии нацистской Германии. 12 сентября 1939 года на заседании англо-французского Верховного совета было решено проводить в войне с Германией тактику пассивной обороны. Так началась «странная война», длившаяся в течение сентября 1939 — мая 1940 года. Ни одна сторона не проводила активных военных действий. Это обстоятельство создавало исключительно благоприятные условия «третьему рейху» для быстрейшего разгрома Польши и подготовки к новым военным походам.

Бывший представитель главного командования сухопутных войск (ОКХ) при ставке Гитлера генерал Форман писал, что германско-польская война была для немецкого командования «танцем на бочке с порохом, к которой уже был подставлен фитиль... Если бы пришли в движение силы союзников, имевшие громадное превосходство, к которым в дальнейшем, вероятно, примкнули бы голландцы и бельгийцы, то война неизбежно закончилась бы. Группа армий «Центр» могла бы сопротивляться в лучшем случае несколько дней. Если бы даже это время использовали для переброски войск с востока на Запад, это всё равно не помогло бы... В Польше пришлось бы прекратить боевые действия ещё до того, как были бы достигнуты решающие успехи... Самое большее через неделю были бы потеряны шахты Саара и Рурской области». В аналогичном духе высказывались на Нюрнбергском процессе бывшие германские генералы Иодль и Кейтель.

Польские правящие круги на протяжении всех предвоенных лет вели военные приготовления на восточной границе, исходя из того, что Польша будет участвовать в войне против СССР. В итоге западная граница осталась неукреплённой. Польское правительство оказалось неспособным организовать и возглавить сопротивление народа немецко-фашистским оккупантам. Оно рассчитывало на военную помощь Англии и Франции в соответствии с франко-польским соглашением от 19 мая 1939 года и англо-польским договором от 25 августа 1939 года.

Как видно, ход войны против Польши целиком зависел от позиции западных держав. Германская военщина обрушила на Польшу армию численностью более 1,5 миллиона человек. Против 42 польских дивизий Германия бросила 62 дивизии, из них 7 танковых и 8 моторизованных, 2800 танков, 6000 артиллерийских орудий и миномётов и 2000 самолётов 1-го и 4-го воздушных флотов. На главном направлении германская армия имела внушительное превосходство над польской: в пехоте — в три, в танках — в восемь раз, на один польский самолёт приходилось десять немецких.

Польское правительство с большим опозданием объявило всеобщую мобилизацию, которая не была закончена к началу войны. Превосходство в живой силе и технике было на стороне Германии. Немецко-фашистским захватчикам противостояло около 1 млн польских солдат, 4300 орудий и миномётов, 870 танков (с танкетками) и свыше 400 самолётов. К середине сентября вермахту удалось расчленить, окружить и разгромить основную группировку польских войск.

Германо-польская война была кратковременной. Она закончилась полным поражением Польши.

Таким образом, политическая близорукость, недальновидность внешнеполитического курса польского политического руководства в сочетании с ненавистью к Советскому Союзу и имперскими амбициями привели к катастрофическим последствиям. В свете сказанного правомерно ещё раз напомнить о сути пакта Молотова — Риббентропа.

Сделанный правительством СССР шаг в сторону Германии не мог коренным образом повлиять на реализацию плана берлинских властей по развязыванию агрессии против Польши. Так, за пять дней до подписания германо-советского соглашения И.В. Сталин был проинформирован германской стороной, что 1 сентября 1939 года Германия начнёт военную акцию против Польши независимо от факта заключения с СССР межгосударственного соглашения. В сложившейся обстановке Советский Союз был поставлен перед альтернативой: оказаться в изоляции перед прямой угрозой ведения войны на Западе и на Дальнем Востоке или подписать предложенный Германией Договор о ненападении. В сложившихся обстоятельствах было избрано последнее.

Архивные документы свидетельствуют, что у Гитлера было заготовлено два варианта внешнеполитической стратегии. Если бы Сталин отверг предложение Германии о заключении Договора о ненападении, то в запасе у Гитлера оставалась бы Великобритания. В своё время для переговоров Лондону было предложено принять Геринга, а Москве — министра иностранных дел И. фон Риббентропа. Добившись согласия из Москвы и получив таковое из Лондона, Гитлер в результате выбрал СССР, отказавшись от Лондона.

В столице Великобритании о выборе Гитлера стало известно только после подписания и официальной публикации в печати германо-советского договора. Однако даже тогда в Британии были политики, расценившие действия Сталина как естественно вытекающие из исторических прав и обстоятельств, понимая, что руководитель СССР правомерно стал на путь защиты национальных интересов своего государства.

У. Черчилль записал в своих мемуарах позднее: «Что если у них — у русских — политика и была холодной и расчётливой, то она была в тот момент в высокой степени реалистичной».

Германо-советский договор всего лишь изменил очерёдность планируемых Гитлером нападений. Вместе с тем есть необходимость дать несколько пояснений относительно пакта Молотова — Риббентропа. Первое: Советский Союз был последним в числе государств, подписавших аналогичные договоры с нацистской Германией.

Во-вторых, статьи пакта не вступали в противоречие с нормами международного права. Подписывая пакт, Советский Союз правомерно и законно отстаивал свои национальные интересы, на что он имел и моральное, и юридическое право. Необходимо отметить, что к договору не прилагалась военная конвенция, обязывающая договаривающиеся стороны вести совместные военные действия.

Что касается территорий, которые были присоединены к Советскому Союзу в результате освободительного похода 17 сентября 1939 года (в условиях, когда Польши как суверенного государства уже не существовало), то в состав Советского Союза вошли земли Западной Белоруссии и Западной Украины, вплоть до Буга, в соответствии с «линией Керзона». Что подтверждает абсурдность мнения о том, что Сталин и Гитлер «поделили Польшу».

Напомним, что ещё на Парижской мирной конференции в январе 1919 года была создана специальная комиссия по польским делам во главе с бывшим послом Франции в Германии Ж. Камбоном. При подготовке решения вопроса о польско-советской границе эта комиссия исходила из решения делегаций главных союзных держав включить в состав Польши только этнически польские территории, без Западной Белоруссии и Западной Украины.

С этого времени восточная граница Польши стала обычно именоваться «линией Керзона». На основе этого решения Территориальная комиссия конференции предложила установить восточную границу Польши по линии Гродно — Валовка — Немиров — Брест-Литовск — Дорогуск — Устилуг — восточнее Грубешова — Крылов — западнее Равы- Русской — восточнее Перемышля до Карпат. Эта линия границы была принята союзными державами уже после заключения Версальского мирного договора и опубликована в «Декларации Верховного совета союзных и объединившихся держав по поводу временной восточной границы Польши» от 8 декабря 1919 года за подписью председателя Верховного совета Ж. Клемансо.

Подтверждением законного характера новых границ СССР являются сказанные тогда слова У. Черчилля: «То, что русские армии должны были встать на этой линии, линии Керзона, совершенно необходимо для безопасности России против нацистской угрозы. Как бы то ни было, эта линия существует и создан Восточный фронт, который нацистская Германия не осмелится атаковать. В этом смысле всё происходящее между СССР и Германией — перемирие перед решающей схваткой».

Необходимо отметить, что «линия Керзона» была подтверждена и закреплена в качестве польско-советской границы на Ялтинской конференции 1945 года. СССР возвращал те земли, которые были потеряны в результате Гражданской войны, интервенции, грабительского Рижского мирного договора.

Воссоединение Западной Белоруссии с БССР и СССР имело поистине историческое значение, устранив угрозу геноцида для белорусов.

Объективные факты со всей очевидностью подтверждают, что демонизация и обвинение СССР в развязывании Второй мировой войны с опорой на пакт Молотова — Риббентропа юридически не выдерживают критики и абсурдны по сути, представляя собой не что иное, как пропагандистские догмы.

Просмотров: 3185

Другие статьи номера

Александр ЛУКАШЕНКО: «Патриота может воспитать только патриот»
В канун Дня знаний в Минске состоялся традиционный Республиканский педагогический совет, на котором с участием президента А. Лукашенко обсуждались перспективы развития национальной системы образования. В этом году двухдневный форум собрал около тысячи педагогов, руководителей учреждений, представителей органов госуправления, общественных организаций и отраслевого профсоюза.
Святая дата
В рамках празднования 77-й годовщины освобождения Молдавии от немецко-румынских захватчиков у памятника Героям-освободителям Молдавии в Кишинёве состоялся памятный митинг. В нём участвовали депутаты парламента от «Красного блока» — Блока коммунистов и социалистов, ветераны войны и труда, жители столицы, представители молодёжных организаций республики.
Обратная сторона независимости
Вместе с большинством других постсоветских стран Киргизия расплачивается за сделанный 30 лет назад выбор. Продолжающееся падение экономики, безудержный рост цен и преступности — с такими «достижениями» республика встречает юбилей независимости.
Дорожный протест
В Хусте, в Закарпатье, местные жители, митинговавшие против высоких тарифов «за транспортировку газа», 25 августа перекрыли дорогу. Об этом сообщило информационное агентство RegioNews. Присутствовавшие на месте правоохранители рассказали, что в акции приняли участие около 50 человек. Полиция не зафиксировала нарушений общественного порядка.
Нет — империалистическому «МЫ»
В связи с поддержкой депутатами Левой партии Германии миссии армии ФРГ в аэропорту Кабула Германская коммунистическая партия (ГКП) выступила с резкой критикой: «Это случилось. Фракция Левой партии в бундестаге не стала единогласно голосовать против военной миссии бундесвера за рубежом. Часть депутатов согласилась с участием в миссии, часть воздержалась. Только 7 парламентариев, то есть чуть более 10 процентов членов фракции, остались последовательными.
ПУЛЬС ПЛАНЕТЫ
ПАРИЖ. В столице Франции и ещё нескольких десятках городов страны вновь состоялись демонстрации против санитарных пропусков, в которых приняли участие более 200 тысяч человек. Организаторы акций, проходивших в Пятой республике седьмую неделю подряд, подчеркнули, что выступают именно против пропускной системы, а не против вакцинации от COVID-19.
…И ни в чём себе не отказывай
Несколько дней назад на съезде «Единой России» беспартийный лидер правящей партии, он же президент РФ В.В. Путин сделал широкий жест. Было объявлено, что пенсионеры получат выплаты по 10 тысяч, а военные — по 15 тысяч рэ.
Русская образовательная рулетка
Накануне нового учебного года возникла скандальная ситуация вокруг приёма в высшие учебные заведения. Новые правила поступления превратили зачисление в вуз в настоящую лотерею для абитуриентов. В результате некоторые весьма престижные университеты, где конкурс на одно место обычно составляет десятки и даже сотни человек на одно место, заявили о недоборе студентов. Что же происходит в системе высшего образования? И только ли коронавирус тому виной?
Вся власть — народу!
С 19 по 24 августа в Калуге прошли акции под лозунгами: «Вся власть — народу! За возрождение Справедливой, Свободной, Социалистической Родины — за СССР!», «За Программу КПРФ! За народовластие и социализм!».
На мосту нос к носу
Не так давно довелось выбраться на рыбалку на старый добрый Белый Ильмень. Приехали и уткнулись в полузакрытый мост, соединяющий Володарский и Красноярский районы с Астраханью.
Все статьи номера