Прощай, МХАТ? Или всё-таки простимся с Бояковым...

Прощай, МХАТ? Или всё-таки простимся с Бояковым...

№46 (30833) 26—29 апреля 2019 года
1 полоса
Автор: Виктор КОЖЕМЯКО.

Новый руководитель великого театра со своей командой проигрывают всухую — 0:2

Продолжаем переживать острейшую драму, развернувшуюся в одном из ведущих театров страны. Увы, не на его сцене, а в самом коллективе МХАТ имени М. Горького — после шоковой смены знаменитого руководителя.

Читатели «Правды» знают, что прославленную Татьяну Доронину «по воле свыше» заменил у руля легендарного театра снискавший известность лишь в определённых кругах Эдуард Бояков. О том, насколько безобразно, бесчеловечно и оскорбительно по отношению к выдающейся подвижнице отечественной культуры была проведена операция её низложения в начале прошлогоднего декабря, наша газета писала (даже кричала!) уже не раз. Говорилось и про абсолютно неподходящий кадр подобранного преемника.

«Сверху» реакции не последовало. А между тем истекает пятый месяц мхатовского правления г-на Боякова. В середине марта была выпущена первая благословлённая им премьера, 19 апреля — вторая. Накануне каждый раз организовывался бурный пиар на ТВ и в прессе. Обещалось событие невероятного масштаба. Но… каков реальный результат? Есть основания сказать об этом.

Итак, что же получилось

Первое и самое главное: событий в позитивном смысле этого слова не произошло. Премьера №1 (сначала о ней) явила зрителям вполне заурядную поделку, смётанную на скорую руку, да к тому же не оригинальную, а заимствованную со стороны.

Известный режиссёр Андрей Кончаловский, используя шестисерийный телефильм классика шведского кино Ингмара Бергмана «Сцены из супружеской жизни», снятый им аж в начале 70-х годов прошлого века, сперва слепил нечто «по мотивам» для театра в Неаполе, близ которого у Андрея Сергеевича теперь своя вилла. Игралось это на итальянском языке и в соответствующих реалиях, с участием супруги режиссёра Юлии Высоцкой. А затем Кончаловский, живущий иногда вместе с женой и в России, решил перенести шведско-итальянскую фантазию на русскую почву, да ещё в «лихие 90-е»: для пущей терпкости восприятия, конечно.

Однако по какой-то причине (качество, скорее всего) театр имени Моссовета, в руководство которого с некоторых пор входит сам Андрей Сергеевич, спектакль этот не принял. Вот тут, очень кстати, как показалось, и подвернулся Бояков со своим интересом. Расчёт простой. Уже имена Бергмана и Кончаловского зрителей заинтригуют. А если в пару с Высоцкой режиссёр предлагает звёздного и медийного любимца женщин Александра Домогарова из того же театра имени Моссовета, успех гарантирован с лихвой.

Примерно так, я полагаю, «продюсерски» мыслил Бояков. Но — просчитался. По существу антрепризный вариант постановки, не имеющий никакого отношения к коллективу МХАТ, зрительский интерес держал весьма недолго. Я увидел, как на первом же представлении люди стали уходить со спектакля.

Оно и понятно. Скучно смотреть на ничем не интересных мужчину и женщину, с крайним трудом переносящих вынужденные отношения, скреплённые «законным браком». От Бергмана мало что осталось. Да и разве Кончаловский работал над этой антрепризой так же, как, скажем, в своё время над «Сибириадой» или «Романсом о влюблённых» в кино?

Какое там! Печать небрежности и спешки здесь чувствуется во всём. Даже в кое-как собранных «левой ногой» кадрах видеоряда, призванного иллюстрировать происходившее в Москве в пору «перестройки» и «реформ». Про такое «кое-как» и говорится напрямую: халтура.

Зритель это иногда понимает. И отвечает соответствующим образом. Что же касается режиссёрских находок, то самая яркая тут, пожалуй, перебрасывание красных женских трусиков, устроенное на сцене между охладевшими друг к другу супругами.

Словом, оваций в зале после завершения тягучего, монотонного действа не было. А вот банкет, как сообщил «в картинках» сайт театра, состоялся. И почтил его своим присутствием сам министр культуры Российской Федерации Владимир Ростиславович Мединский.

Прежде чем перейти к премьере №2

Да, прежде чем высказаться о «Последнем герое» — втором премьерном спектакле на сцене МХАТ за время без Т.В. Дорониной, задержимся на фигуре министра. Конечно, это знак: Мединский поднимает бокал в стенах Московского Художественного академического театра имени М. Горького. А знак чего? Наибольшего благоприятствования, разумеется.

Министры — занятой народ. Тому же Мединскому сколько надо думать-передумать, чтобы дойти до идеи слияния двух знаменитых русских театров, находящихся за сотни километров один от другого — в Ленинграде и Ярославле.

Вряд ли в течение своего министерского срока побывал он в доронинском МХАТ на премьерах. Этот театр всегда был для него «архаикой», не в пример некоторым прочим. И вдруг — не только на премьеру, но и на банкет!

Вот так означается начало новой эры в биографии выдающегося творческого коллектива — от К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко до Э.В. Боякова. К Татьяне Васильевне в министерстве культуры — один подход, а к Эдуарду Владиславовичу — совсем другой.

Да что ж удивляться: министр со своим назначенцем Бояковым — единомышленники. Они строют «новую культуру» в стране. А кто такая Доронина? Вчерашний день.

Кому-то, конечно, смешно даже сравнивать вчерашнего и сегодняшнего руководителей МХАТ по их вкладу в искусство, культуру, достоинство Отчизны. Вы говорите «Васса Железнова»? Тоже в прошлом. Теперь важнее «Большая жрачка». Не знаете, что это такое?

Создатель «Большой жрачки» взялся за «Последнего героя»

Бывает, название пьесы и, соответственно, спектакля сполна характеризует тех, кто это написал и поставил. «Большая жрачка» — подходящий пример. Пьесу с таким названием поставил режиссёр Руслан Маликов. В театре «Практика», который основал Эдуард Бояков.

Вот в этом сочетании, скажу вам, всё удачно сходится. Я имею в виду имена основателя театра и режиссёра-постановщика, названия пьесы и коллектива, на сцене которого она воплощена. Там сплошь такие изделия.

Говорят, у нас свобода творчества. Ну да, любая бездарность имеет право на «художественное высказывание». Пожалуйста! Скажем, в том же театре «Практика». Это вам на самом деле не МХАТ имени М. Горького, который знает весь мир и наивысшая марка которого, как профессиональная, так и нравственная, предполагает обязательную и достойную высоту.

Скажу ещё яснее: далеко не всё, что показывает или может показывать «Практика», позволительно тащить на сцену МХАТ. Этих «Практик» нынче развелось огромное множество, так что бездарям, опирающимся на ни в чём не повинное слово «эксперимент», есть где упражняться. А ведь МХАТ, как вершина, всё же один.

Впрочем, это мнение моё и тех зрителей, которых считаю вменяемыми. У г-на Боякова понимание иное. Потому и взял он для второй премьеры на мхатовской сцене, открывая здесь эпоху своего руководства, пьесу под названием «Последний герой», а постановку доверил режиссёру «Большой жрачки».

Чем выбор пьесы продиктован? Что в этой беспомощной, натужной придумке могло Боякова привлечь? Только одно: изобилие матерных выражений. Их здесь больше, чем страниц, которые «пьеса» занимает.

Почитатели МХАТ, всей душой болеющие за его судьбу, разыскав текст этого безобразия в интернете, были потрясены, шокированы и возмущены.

Многие написали к нам в «Правду», и часть их писем мы опубликовали. Общая позиция категорическая: такое не может и не должно появиться в стенах МХАТ!

Тогда от руководства театра последовали заверения, что ненормативная лексика из пьесы будет убрана. Однако и это не изменило отношения к ней потенциальной публики. Случай оказался из тех, про которые говорят: «Чёрного кобеля не отмоешь добела».

В канун 8 Марта Бояков решил встретиться с наиболее активными и резко настроенными зрителями. И вот что он здесь услышал: «У нас вопрос по поводу пьесы «Последний герой». Мы внимательно прочитали все её варианты, с доработками, с переработками. И мы, постоянные зрители, не согласны с этой пьесой. Это ваша творческая ошибка».

На вопрос, с чем именно люди не согласны, ответ прозвучал чёткий: «Пьеса низкохудожественная. Вы знаете, я скажу, наверное, просто: на мхатовской сцене никогда не было такого. У нас не было таких пьес. У нас был «Вишнёвый сад», были «Три сестры». И сейчас это первая такая постановка, которую вы хотите нам показать. Это ваше творческое лицо?.. Мы в ужасе и в негодовании от этого «произведения»!»

Так прямо в лицо Боякову говорила Евгения Иванова, постоянный зритель МХАТ, филолог по образованию. А что она и её товарищи услышали в ответ? Длинную, но туманную речь о том, каких, оказывается, выдающихся авторов вырастил театр «Практика» под руководством Боякова. «Мы прошли огромный путь работы с современной драматургией, — заявил он. — Я этим горжусь. Эти люди признаны сообществом и чрезвычайно высоко оцениваются этим сообществом».

Каким? Зрители МХАТ явно к нему не относятся. Видимо, понимая это, Бояков даже с некоторым смирением начал вдруг просить о «Последнем герое»: «Просто доверьте нам вот эту попытку. Потому что я в эту пьесу верю, я в этого автора верю».

Смирение, конечно, было наигранным. Спектакль репетировался вовсю, и от доверия зрительского или недоверия ничего уже не зависело.

Однако вечер 19 апреля, вечер премьеры, убедительно показал: правы были потенциальные зрители, а не тот, кто неожиданно получил высочайшее и ответственнейшее звание художественного руководителя МХАТ.

Премьера №2, как и №1, прошла при уходящих из зала, и сказать после её завершения можно было с абсолютной уверенностью: полный провал.

Продолжаться так дальше не может!

А ведь перед этой премьерой зрителей ждал многозначительный сюрприз. Традиционная мхатовская программка с перечислением создателей спектакля поменяла своё лицо. То есть если до этого, даже на спектакле Кончаловского, в ходу были программки для МХАТ традиционные, со своим привычным бежевым цветом и фирменным шрифтом, то теперь всё в корне изменено.

И что сие значит? Бояков решил: пора окончательно заявить новую, ЕГО эру в истории МХАТ. Он, Бояков, идёт и будет идти СВОИМ путём. Несмотря на провалы. Наплевав на мнение зрителей.

Тревожно за объявленную постановку «Последнего срока» по повести Валентина Распутина. С ней-то ведь тоже могут дров наломать. Очень даже просто при эдаких бесцеремонных нравах!

Ну а дальше всё понятно. Дальше в планах пьеса под названием «Конец света» — это из авторов «Практики».

«Откажусь ли я от этих авторов?» — риторически вопрошал Эдуард Владиславович на упомянутой мартовской встрече со зрителями. И сам себе отвечал: «Нет. Это моя жизнь».

Но, может быть, всё-таки продолжить ему свою жизнь в другом театре, более для того подходящем? Зрители МХАТ, для которых этот театр воистину родной, всё более настойчиво указывают пришельцу на дверь, всё более требовательно говорят: «Вам здесь не место. Продолжаться дальше так не может».

И он сам, своей «деятельностью», это подтверждает.

А вы не замечаете, г-н министр Мединский?

Просмотров: 5875

Другие статьи номера

Нефть, бензин и российская экономика
Почему в России, одной из ведущих нефтедобывающих стран мира, регулярно растут цены на бензин? И почему уже десять лет не растёт российская экономика? Об этом говорили в студии «Красной Линии» президент Центра системного прогнозирования Дмитрий МИТЯЕВ, генеральный директор Института проблем энергетики Булат НИГМАТУЛИН, заведующий лабораторией прогнозирования топливно-энергетического комплекса Института народно-хозяйственного прогнозирования РАН Валерий СЕМИКАШЕВ и заведующий кафедрой РГУ нефти и газа имени И.М. Губкина Юрий ЩЕРБАНИН.
Винегрет для киногурманов: секретный груз, цифровизация и роковое платье
Внеконкурсные программы Московского международного кинофестиваля (ММКФ) наряду с масштабными ретроспективами — самая обширная составляющая одного из старейших кинофорумов планеты. Несмотря на то, что перечень киноциклов, призванных отражать наиболее актуальные тенденции киномоды, постоянно обновляется, некоторые из них оказались отнюдь не одноразовой сезонной «продукцией», а, выдержав испытание временем, прочно вошли в традиционное меню ММКФ, завоевав признание поклонников «важнейшего из искусств». Одним из популярнейших внеконкурсных «старожилов» стал киноблок «Восемь с половиной фильмов», рассчитанный на приверженцев интеллектуально-эстетического кинематографа.
Народ на страже Суверенитета
Латинская Америка остаётся ареной битвы прогрессивных и реакционных сил. Несмотря на провал сценария государственного переворота, враги Венесуэлы раскачивают ситуацию путём диверсий. Ширится протестное движение в Эквадоре, чьё руководство предало завоевания предыдущего правительства.
Предпочитают одиночество?
В Японии опубликованы данные Национального института исследований в области народонаселения и социального обеспечения, согласно которым к 2040 году одинокие люди будут составлять 40 процентов от общего числа жителей, а в крупнейшем мегаполисе мира Токио — даже около 50 процентов.
Дело о «шпионаже» продолжается
Бывший лидер Социалистического народного фронта, оппозиционный литовский политик Альгирдас Палецкис, проходящий по делу о «шпионаже», до сих пор находится под стражей. Местонахождение Палецкиса неизвестно, а детали расследования не раскрываются. Куда делся Палецкис?
Пульс планеты
ЭДИНБУРГ. Правительство Шотландии намерено в ближайшее время внести на рассмотрение парламента законопроект об организации до 2021 года нового референдума о независимости. «Если Шотландия будет вынуждена выйти из ЕС, нам потребуется плебисцит о суверенитете, дабы избежать ущерба от брекзита», — заявила первый министр Никола Стерджен.
Баталии в Верховной Раде

Не в меру бурные процессы происходили в последние дни в зале заседаний и кулуарах украинского парламента

ПОДАЛ ГОЛОС экс-спикер Рады Владимир Литвин, которого в последние четыре года никто не слышал и не видел, заявивший в ходе заседания парламента 24 апреля, что провозглашённый депутатами-майданщиками курс на вступление в ЕС и НАТО не принёс улучшения качества жизни простым гражданам Украины.

Зачем правительство РФ подкармливает западный капитал?
В последнее время призывы поддерживать отечественного производителя раздаются всё чаще с самых высоких трибун. Однако не всем ясно, что это за зверь такой — «отечественный производитель». Вот и поддерживает государство компании «Пепсико», «Нестле» и т.п., чья принадлежность иностранному капиталу не вызывает ни у кого сомнений.
Потогонная система Дрогнула

Забастовка, начавшаяся 4 апреля на швейной фабрике «Maxmanserv» (г. Бельцы, Молдавия), завершилась успехом.

НА АКЦИЮ ПРОТЕСТА вышли более 300 работников предприятия — это швеи, технологи и контролёры качества. Все они возмущены низкой заработной платой, постоянным повышением норм выработки на фабрике и отсутствием перерывов в течение рабочего дня, что противоречит Трудовому кодексу республики.

Надёжный защитник людей труда

На вопросы «Правды» отвечает председатель ЦК Содружества профсоюзов Казахстана «Аманат» Андрей ПРИГОРЬ

— Андрей Игоревич, недавно состоялся съезд вашего профсоюза, знаменитого своей борьбой за интересы трудящихся и проводящего политику, независимую как от работодателей, так и от власти. В чём специфика состоявшегося съезда?

Все статьи номера