Меч Победы

№37 (30969) 22—25 мая 2020 года
7 полоса
Автор: Лев ЛЕОНОВ, соб. корр. «Правды». г. Челябинск.

7 мая, в преддверии 75-летия Великой Победы, государственный телеканал «Россия 1» в вечерней программе «Вести» показал интересный сюжет о монументальном скульптурном триптихе, который я бы назвал «Меч Победы». Монументальные тематические скульптурные ансамбли — вообще в искусстве чрезвычайно редкая вещь. А монументы, поставленные на расстоянии тысяч километров друг от друга, в разных странах, объединённые одной темой громадного человеческого, даже общечеловеческого, я бы даже сказал, мирового звучания, вообще случай уникальный, если не единственный в своём роде.

Я знал его лично

«Воин-освободитель» в Берлине — солдат, который держит на одной руке спасённую при штурме города немецкую девочку, а другой разрубает мечом поверженную свастику третьего рейха. «Родина-Мать» на Мамаевом кургане в Сталинграде — она подняла меч над головой в замахе по врагу-захватчику. И монумент «Тыл — Фронту» в Магнитогорске (на снимке), где Рабочий передаёт Солдату тот самый изготовленный им меч, который будет поднят в Сталинграде и опущен в Берлине. Таков сюжет триптиха «Меч Победы».

Создавался он в обратном порядке. Сначала в 1949 году установлен монумент в Берлине, в 1967-м — на Мамаевом кургане, а в 1979-м — в Магнитогорске. Два первых монумента связаны с авторством известного советского скульптора Е.В. Вучетича и архитектора Я.Б. Белопольского. А вот об авторе магнитогорского мемориала «Тыл — Фронту» в сюжете «Вестей» не было сказано ни единого слова. И если бы только умолчали — сошло бы за неполноту информации. Но было сказано буквально следующее: «Этот монумент Белопольский возвёл уже после смерти Вучетича».

Тем не менее «Тыл — Фронту» от замысла до воплощения принадлежит авторству известного советского скульптора Льва Головницкого (на снимке) из Челябинска. Я знал его лично. Много о нём писал, когда работал заведующим отделом культуры, литературы, искусства областной газеты «Челябинский рабочий». Был рядом с ним при открытии монумента в Магнитогорске. О Л. Головницком (1929 — 1994) и пойдёт речь. Почему это имя кто-то сегодня упрямо пытается стереть из истории советского искусства? Но сначала — о совершенно нетерпимом разгильдяйстве «вестителей» (если это только разгильдяйство, в чём я сомневаюсь) на главном государственном телеканале страны.

…Ведущий «Вестей» Игорь Кожевин: «Минобороны опубликовало засекреченные ранее подробности того, как воевал легендарный советский архитектор (?) Евгений Вучетич. Сначала рядовой пулемётчик, спустя год — командир взвода стрелковой дивизии, а после тяжёлой контузии в Ленобласти — военный художник в Москве».

В этот момент на экране проходят «рассекреченные документы», из которых следует, что в армии Вучетич с 1941 года, а «спустя год», 24 июля 1942-го, оргкомитет Союза художников СССР хлопочет об интенданте 3-го ранга (военнослужащий, ведающий делами хозяйственного снабжения и войскового хозяйства) Е.В. Вучетиче, чтобы ему предоставили возможность завершить его творческую работу к выставке «Великая Отечественная война». Откуда взялся на ТВ «Россия 1» «легендарный советский архитектор» Вучетич, трудно сказать. В «рассекреченных документах» на экране видим представление к званию полковника старшего военного скульптора ордена Красной Звезды Центрального Дома Советской Армии им. М.В. Фрунзе Е.В. Вучетича.

Что это за рассекречивание секретов, если оно только запутывает? Например, о воинских званиях Вучетича. Пасынок скульптора, ныне доктор искусствоведения, профессор, почётный член Российской академии художеств И.Е. Светлов пишет в своей книге: «Как-то мать вызвала меня. На ней не было лица: «Я не знаю, что мне делать. Жуткая история: Евгению Викторовичу хотели присвоить новое звание. Но когда в Политуправлении Армии стали просматривать документы предшествующих отличий, выяснилось, что документов о присвоении Вучетичу каких-либо званий в годы войны нет. Единственное, что подтверждали фотографии, — он был художником фронтовой газеты».

Можно было бы простить государственному телеканалу, журналистам и другим ответственным лицам все эти ляпы в преддверии 75-летия Великой Победы (впервые, что ли?). Однако есть обстоятельства, мимо которых пройти нельзя.

Дело в том, что Лев Николаевич Головницкий, имя которого в России не впервые пытаются удалить из истории страны, был по жизни убеждённым и активным коммунистом и патриотом. Член Союза художников СССР, народный художник РCФСР, действительный член Академии художеств СССР, лауреат премии Ленинского комсомола, Государственной премии РСФСР им. И.Е. Репина, в конце жизни — академик-секретарь Сибирско-Дальневосточного отделения Академии художеств СССР, профессор, он был ещё и народным депутатом СССР, делегатом высших партийных форумов — XXIII и XXVI съездов КПСС, членом бюро Челябинского обкома партии.

Его Тыл и его Фронт были в гуще народа, из самых низов которого он стремительно поднялся, что было в Советском Союзе доступно каждому парню.

Чемоданчик отца

Он был сыном простого железнодорожника. В Музее Южно-Уральской железной дороги в Челябинске можно увидеть фотографию тридцатых годов, на которой среди лучших железнодорожников-стахановцев запечатлён и белорус Николай Головницкий. Отец всегда уходил в рейс с неизменным чемоданчиком, в котором держал всё самое необходимое, ценное и дорогое. Однажды из рейса он привёз, достал из чемоданчика и передал сыну книгу «Как закалялась сталь» Николая Островского. И эта книга паренька буквально перевернула, открыла глаза.

Как-то в журнале «Юный художник», говоря о влиянии искусства на формирование личности, Л.Н. Головницкий привёл в пример книгу «Как закалялась сталь». Как эта книга сформировала целое поколение его сверстников и его самого. И вдруг однажды после публикации звонит телефон:

— Головницкий! Мы нашли чемоданчик вашего отца...

Лев рассказывал мне:

— Голос был молодой, бодрый. У меня вырвалось: «Где нашли?» Глупо спросил, не почувствовал в первые секунды подвоха. «На свалке», — и раз! — повесили трубку. Часто думаю: когда и как смогли появиться такие люди? Это они несколько лет назад проникли в мою мастерскую, побили всё, что можно было, а что нельзя — испортили. Это они портят памятники, сбивают надписи — так было с «Орлёнком». Некоторых я видел, мог заглянуть им в глаза. Нормальные вроде люди, с руками, ногами. Подростки и переростки.

«Орлёнок» — один из первых памятников тогда ещё совсем молодого скульптора Головницкого установлен в Челябинске на Алом поле в 1958 году. Навеян образом Павки Корчагина. Посвящён первым комсомольцам — участникам борьбы за Советскую власть и Гражданской войны на Южном Урале. Молодой парнишка в длинной до пола не по росту шинели, в папахе, со связанными руками. Гордо стоит перед палачами. «Орлёнок, орлёнок, взлети выше солнца и степи с высот огляди… Лети на станицу, родимой расскажешь, как сына вели на расстрел…»

После «Орлёнка» Головницкий, как говорится, проснулся знаменитым. Поэтесса Н. Кончаловская, жена С. Михалкова, сказала: даже если этот молодой человек (Головницкому было 27 лет, когда он изваял первый вариант «Орлёнка»), даже если он больше ничего не создаст, его имя навсегда останется в истории искусства.

И дело даже не в идеологической нагрузке, которую исподволь нёс памятник как всякое произведение монументального искусства. Дело в необыкновенной человеческой глубине и выразительности замысла и воплощения. Что всегда было сильной стороной скульптора Головницкого.

Это заметили даже такие не слишком дружелюбно настроенные к Советской стране и Советской власти известные чехословацкие путешественники И. Ганзелка и М. Зикмунд, проехавшие СССР с Дальнего Востока до Урала в шестидесятых годах прошлого века. Вместо обещанной книги об СССР они написали «СО-4» («спецотчёт-4», по аналогии с подобными документами по Индонезии — «СО-1», Западному Ирану — «СО-2», Японии — «СО-3»). Цитата из «СО-4»: «Причину такого гигантского экономического кровотечения в СССР мы видим в принципе и практике планирования. Оно убедительно опрокидывает представления о научности советского экономического планирования...» И вот эти люди заявили, стоя возле «Орлёнка», что ничего более интересного, чем этот памятник, они в своём путешествии по СССР не видели.

— Я не специалист в вопросах воспитания, — говорил мне Лев Николаевич, — но с позиции своего жизненного опыта могу утверждать: главные причины нравственных перекосов у некоторой части молодёжи, а значит, и резервы воздействия заложены в семье, я бы даже сказал шире — в бытовом окружении. Как самые яркие праздники моего детства я вспоминаю дни, когда в нашем дворе кому-нибудь из ребят справляли обнову. Помню, впервые пошили соседской девочке настоящее платье. Не перелицованное, не с чужого плеча. Какая это была радость всему двору! И какая же она красивая стала в своей обнове. Красива своей радостью. И она знала, откуда эта радость идёт: как долго собирали на платье честным трудом заработанные деньги! И все это знали. Мы жили коммуной и жулика заметили бы сразу. Было бы странно, если бы кто-то вдруг неожиданно подскочил в материальном уровне жизни.

Старшие поколения многое пережили. Новому поколению все пережитые чувства так просто не передашь. Но пробудить чувство патриотизма, осознание себя как наследника того, что завоёвано старшими, надо прежде всего. Чувство памяти — тоже, а оно опять же закладывается в семье. Вот моя внучка знает, что мой брат в неполные восемнадцать лет погиб на Курской дуге. Она видит, что мы чтим его память. Мы показываем ей его детские рисунки, рассказываем о нём. Она знает, что её второй дедушка умер за год до её рождения, что он был лётчиком в войну и награждён четырьмя орденами Боевого Красного Знамени. Отец объяснял ей, за что давались эти награды. Бывает, и нет наград, только похоронка, только фотография. Но разве это меняет дело? Мы, взрослые, обязаны эту память передавать. Ответственны здесь все. Отец. Мать. Дед. Сосед. Соседи сейчас, как правило, исключены из воспитателей, а жаль. Я вспоминаю свой двор и одиннадцать семей, живших там и влиявших друг на друга. И если я как-то знаю судьбы людские, я проследил их на судьбах соседей старшего поколения и моих ровесников.

В формировании личности участвует целая система факторов. И немалую роль играет искусство. Хотя искусство и неоднозначно воздействует на людей. Добавлю, и не всякое искусство. Вот для примера близкая мне героико-патриотическая тема. В Челябинской области появилось много памятников воинам Советской Армии. Немало — сделанных по шаблону. А вот тема героического тыла, особенно близкая нашей области, пока остаётся невспаханной целиной в монументальном искусстве. А ведь давно и верно сказал поэт: «Из одного металла льют медаль за бой, медаль за труд».

Мало, почти нет памятников женщинам, вставшим в годы войны к мартеновским печам, растившим хлеб и детей, вынесшим на своих плечах все тяготы мужского труда. Женщинам, «занесённым» метелью похоронок. Как нет и памятников подросткам, вставшим, словно на пьедестал, на ящики у слишком высоких для них станков, новаторам, рабочим, инженерам, закреплённым бронью в тылу, чтобы ковать фронту оружие…

Это говорил Головницкий того периода, когда он уже думал о создании монумента «Тыл — Фронту». В конце жизни он продвигал свою идею о создании некоего государственного реестра памятников, которые должны появиться в стране. Повторить то, что было сделано при рождении СССР в так называемом Ленинском плане монументальной пропаганды. Иначе, говорил, нас завалят памятниками Колчаку, белогвардейцам, царям… Что, к сожалению, и произошло.

Монументальное искусство воздействует на человека молча, не в лоб, но каждую секунду, каждый день — всю жизнь. Иногда оно воздействует ужасно.

Вот в 80-е годы в Челябинске был построен ресторан нового типа «Уральские пельмени», он и до сих пор работает. Фрески для настенных росписей на разные гастрономические темы заказали одному молодому и способному челябинскому художнику-монументалисту. Он был в то время идейным оппонентом Л. Головницкого. Не буду называть его фамилию. Может, он образумился, пережив вместе с нами страшные три десятилетия после разгрома СССР. И вот этот художник-монументалист изобразил своего идейного противника в виде… рубщика мяса. С занесённым топором тот рубит на колоде свиную ногу. Мясник, в общем.

Как показал недавний телесюжет «Вестей», сегодня в стране рулят создатели подобной «монументальной пропаганды».

«Тыл — Фронту»

О памятнике в Магнитогорске нам с телевизора «Вести» донесли много интересной и, наверное, как считают в редакции, важной информации. Например, сколько свай было забито в основание искусственного холма, на который водрузили монумент. Но о самой авторской идее не сказали ничего. Да и как это можно было сделать, изо всех сил не называя автора? Попробуем кое-что уточнить.

Сам Лев Николаевич Головницкий всегда называл магнитогорский памятник не «Тыл — Фронту», а «Тыл и Фронт», видимо, подчёркивая равенство для него этих понятий по их вкладу в Победу.

Он рассказывал, как долго выбирали место, где было бы увековечено в монументе производство символического меча Победы. Десятки городов Урала, и не только Урала, куда в годы войны переместилось производство оружия Победы, могли претендовать на эту честь. Однако выбрали Магнитогорск. Это был сам по себе город-символ нового мира, целиком с нуля в голой степи построенный социалистический город. Когда в 30-е годы прошлого века в городе хотели разбить парк, так пальмы и другие деревья делали из стали, производимой в этом городе, потому что рядом в степи, до горизонта, не росло ни одного дерева. Ну и конечно, в память того, что в этом городе за годы войны была отлита сталь для каждого второго советского танка и для каждого третьего снаряда.

Река Урал делит город Магнитогорск на две части, на два континента — Европу и Азию. Монумент стоит в Европе. Рабочий смотрит на восток, за реку, в Азию, на металлургический комбинат, где отливался меч Победы. Солдат смотрит на запад, где сражающиеся армии ждут оружия, откуда к нам всегда приходит война.

А ещё Головницкий говорил мне, что все его скульптуры защитников отечества имеют одну общую существенную для него деталь. Будь это «Орлёнок», или «Доброволец-танкист» с памятника Уральскому добровольческому танковому корпусу, установленного возле здания Челябинского почтамта, откуда в 1943 году добровольцы ушли на фронт (Головницкий 14-летним пареньком был свидетелем этого события), или Солдат с мемориала «Тыл — Фронту». Если присмотреться, у всех скульптур одно лицо. И это лицо брата скульптора, Юрия, погибшего на Курской дуге в 1943-м.

В этой глубоко личной детали пропущенного через сердце скульптора личного глубокого горя, может быть, и содержится та неповторимая человечность образов, их говорящее молчание, с которым они всегда смотрят на нас, потомков, и всегда — вдаль, в будущее. Это — мы из прошлого, но это и мы — из будущего.

Незадолго перед созданием скульптурной композиции «Тыл — Фронту», в 1975 году, Лев Головницкий побывал в Штатах. После поездки делился впечатлениями о тамошнем монументальном искусстве. Особенно его поразила одна скульптура в Нью-Йорке, на берегу океана. Памятник погибшим в войну американским морякам.

По традиции погибших и утонувших моряков поминают венками цветов, которые бросают в море, где венки качаются на волне, как живые. И, по легенде, плывут туда, где покоятся тела моряков. Памятник в Нью-Йорке изображает орла с распростёртыми крыльями. Он держит когтями венок, полуопущенный в океанские воды. И волны океана мерно, раз за разом, беспрестанно накатываются на этот венок. И он точно плывёт в волнах. Как живой. И орёл, точно живой, то приближается к морской волне, то удаляется от неё. Всё это настолько впечатляет, говорил Головницкий, так связывает живое и неживое, что просто мурашки по спине.

Скульптор переосмыслил этот приём и воплотил в монументе «Тыл — Фронту». Перед Рабочим и Солдатом установлен Вечный огонь в центре поставленной на свои лучи огромной Звезды, похожей на большой Каменный цветок из «Уральских сказов» П. Бажова. И этот Вечный огонь красного цвета и монумент за ним видны сквозь пятиугольное отверстие в центре Каменного цветка. Если смотреть под определённым ракурсом через отблески огня, падающие на Рабочего и Солдата, создаётся иллюзия, что они, как живые, стоят — то ли возле мартеновской печи, то ли это отблески зарниц дальнего боя. Фантастическая иллюзия.

Спасибо, Лев Николаевич, за этот памятник и за всё, что ты оставил народу на века.

Я затронул только малую толику того, что нужно было бы рассказать о моём друге. Настоящему скульптору-монументалисту очень трудно организовать персональную выставку — его работы стоят в разных городах, их не сдвинешь с места. У Головницкого не было ни одной персональной выставки за всю жизнь. Но если бы она была, уверен, многие посетители покинули бы её совсем другими людьми…

В прошлом году исполнилось 90 лет со дня рождения Л.Н. Головницкого и четверть века со дня его смерти. Хороший повод для «Вестей» рассказать об этом не рядовом человеке и гражданине, тем более если там захотят исправить свою, возможно, случайную ошибку в репортаже о мече Победы.

Просмотров: 635

Другие статьи номера

Подвиг духа

Об этом говорит Юрий Бондарев

Сегодня, в канун дня рождения великого русского, советского писателя Михаила Александровича Шолохова, пусть прозвучит со страницы нашей газеты слово о нём одного из талантливейших его учеников в отечественной литературе — Юрия Васильевича Бондарева, который недавно ушёл от нас.

Нашествие «азиатов»-убийц
ПОКА ВО ВСЁМ МИРЕ изо всех сил сражаются с пандемией COVID-19, в США готовятся отразить очередную напасть: в стране отмечено небывалое распространение гигантских азиатских шершней Веспа Мандарина, обычно обитающих в Китае, Японии и других государствах Юго-Восточной Азии. Длина насекомых из рода так называемых общественных ос доходит до 5,5 сантиметра, а размах крыльев составляет 6—7 сантиметров.
Полуостров под прицелом
Пытаясь поставить Северную Корею на колени, США отказываются смягчать санкции и требуют от Сеула прекратить сближение с Пхеньяном. Для этого используются рычаги влияния на южнокорейскую армию, которую подталкивают к провокациям.
Пульс планеты
БРАЗИЛИА. Бразилия продолжает бить антирекорды по числу инфицированных и умерших от COVID-19. Крупнейшее государство Латинской Америки занимает третье место в мире по количеству заболевших коронавирусом (около 300 тысяч человек) и шестое — по погибшим от недуга (почти 20 тысяч). Менее чем за два месяца в стране сменилось два министра здравоохранения: сперва Энрике Мандетта, а затем и Нельсон Тейх выступали за введение жёсткого общенационального карантина. Но с начала пандемии президент Жаир Болсонару настаивает на том, что угроза для населения сильно преувеличена, ограничения же нанесут экономике непоправимый удар. На днях он вновь присоединился к сотням своих сторонников, вышедших на митинг в столице, и обратился к демонстрантам, сняв защитную маску.
Обнищание породило «голодные» очереди

Пандемия COVID-19, карантин, безработица, резкое ухудшение условий жизни... Тысячам испанцев теперь приходится выстраиваться в длинные очереди, чтобы получить пакеты с набором продуктов первой необходимости.

ТОЛЬКО в Мадриде, по данным районных ассоциаций, свыше ста тысяч человек обратились в органы социальной поддержки и благотворительные организации с просьбой о помощи. Однако госслужбы перегружены заявками на получение денежных пособий, а потому большинство прошений пока не удовлетворено.

Корона «от вируса» для фрау Меркель?
«После пандемии коронавируса мир уже не будет прежним»: эту родившуюся нынешней весной фразу сейчас всё чаще повторяют во многих странах. И не просто повторяют, но подтверждают на практике. События и политические тенденции, которые можно наблюдать в эти дни на фоне продолжающейся в мире борьбы с COVID-19, наглядно свидетельствуют, что наш мир действительно перестаёт быть таким, каким был раньше. Так, например, в Германии коронавирус уже выявил две очевидные новые политические тенденции.
Медики выходят на протест

Уходящая неделя ознаменовалась в стране рядом протестных выступлений медицинских работников, которым в эти дни приходится работать в крайне непростых условиях, часто рискуя собственным здоровьем.

ТАК, в Харькове у первой подстанции «скорой помощи» 18 мая проходила акция протеста медработников (на снимке), информация о которой получила широкое распространение в социальных сетях. Хотя накануне Центр экстренной медпомощи и медицины катастроф опубликовал видеоролик с опровержением запланированной акции.

Экономика восстановится во втором квартале года

13 апреля Главное таможенное управление КНР опубликовало новейшие данные по внешней торговле. В марте после восстановления производства в Китае экономика страны продемонстрировала прочность, возобновила рост.

ХОТЯ сложно определить, когда эпидемия в Европе и Америке пойдёт на спад и их экономики восстановятся, но известно, что в марте внешнеторговый оборот КНР снизился на 0,8% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, темпы падения по отношению к данным в первые два месяца 2020 года сократились на 8,7 п.п. (Темпы падения в первые два месяца текущего года составили 9,5%.) Если эта тенденция продолжится, с большой вероятностью объёмы импорта и экспорта во втором квартале увеличатся.

COVID-19: слухи и правда о Китае
В настоящее время коронавирус COVID-19 распространяется по всему миру. В сообщениях об истоках и распространении SARS-CoV-2 много разного рода высказываний, которые не соответствуют фактам. Сайт «Жэньминьван» предлагает вниманию читателей достоверную информацию, опровергающую курсирующие слухи.
Почему в КНР оказался столь высоким процент выздоровления пациентов от коронавируса?
К полуночи 26 апреля в провинции Хубэй, где впервые был обнаружен COVID-19, не осталось ни одного пациента с коронавирусом, 63616 человек в целом в провинции (46464 в городе Ухань) выздоровели и их выписали из больниц. В этот же день в Ухане не было зафиксировано новых случаев заболевания и тяжелобольных пациентов.
Все статьи номера