Дело каменщика Виктора Тихоненко

Дело каменщика Виктора Тихоненко

№29 (30961) 20—23 марта 2020 года
7 полоса
Автор: Александр ПЕТРОВ, соб. корр. «Правды». г. Самара.

Поучительная история о том, как рабочий пытался стать предпринимателем

В Самаре судят за получение крупной взятки и за различные махинации полковника юстиции, бывшего начальника отдела по экономическим преступлениям Главного следственного управления местного полицейского ведомства Веру Рабинович. В ходе судебных заседаний сообщаются факты хищений, обмана, подделки документов, связанных с кирпичным заводом, который бригада Виктора Тихоненко построила в Кинель-Черкасском районе Самарской области. А вместе с этими фактами — фамилии титулованных граждан, которые будят в нём горькие воспоминания. Хотя, казалось бы, что может быть общего у бывшего бригадира, мастера кирпичной кладки, с воротилами крупного бизнеса и их подельниками в правоохранительных органах? Общего ничего нет и не могло быть. Но понял это Виктор Степанович спустя много лет после тех событий.

ВПЕРЕСТРОЕЧНЫЕ ВРЕМЕНА вместе с миллионами других работяг Тихоненко поверил болтовне о необозримых возможностях, которые открываются каждому гражданину нашей страны. Парнем он был энергичным, азартным и рукастым. Вскоре после окончания профтехучилища, где получил специальность каменщика, возглавил бригаду, в которой из пятидесяти рабочих многие годились ему в отцы. Никто его на эту должность не проталкивал. Да и некому было: круглый сирота. Но парень без особого напряга клал в смену десять кубов кирпича. И считался лучшим каменщиком в области. Был он также и плиточником, и плотником, и бетонщиком. Причём в каждом деле добивался вершин мастерства. Причина была не только в том, что в советских профтехучилищах готовили настоящих специалистов. Он и сам схватывал на лету всё лучшее у товарищей по работе. При этом был энергичным, честным и искренним человеком — так отзываются о нём бывшие члены бригады.

Сейчас эти качества отошли на второй план, а в советское время рабочие их ценили наравне с мастерством. Вот и выдвинули Виктора на высшую в бригаде должность.

— Это очень талантливый человек, настоящий самородок, которые нередко встречаются в рабочей среде — так отзывается о Тихоненко известный самарский писатель Евгений Чебалин.

В одном из его романов несколько страниц посвящено жуткой истории о том, как Тихоненко работал в ещё не остывшей металлургической печи. Вот как рассказывал об этом эпизоде бывший член бригады каменщик Пётр Витовкин:

— Мы тогда вели ремонт печи на заводе по производству подъёмных кранов, что на улице Революционной в Самаре. Остановили её вечером в пятницу, чтобы остыла. В воскресенье утром Виктор начал сбивать отбойным молотком остатки выгоревшего огнеупорного кирпича и класть новый. На нём были куртка из толстого брезента и такие же штаны. Под ними полно всяких одёжек. Когда бригадир выползал наружу, чтобы отдышаться, его обливали холодной водой, ведь температура в печи, хоть и остужали её всю ночь, была за сотню градусов.

Кладку Тихоненко завершил поздно вечером. И печь снова включили в работу, чтобы не нарушать ход производственного процесса. Сил у парня после той ударной смены осталось, чтобы только добраться до дому, благо жил тогда недалеко от завода. Пожилые люди такую нагрузку могли не выдержать, к тому же работу надо было сделать в течение одного дня, а это было под силу только мастеру кирпичной кладки. Всё это Тихоненко понимал. И ещё не раз, когда требовалось, безропотно залезал в дышащую жаром печь.

— В советские времена было великое слово «надо» — так объясняет сейчас Виктор Степанович ту ситуацию. — Если требовалось, мы могли всей бригадой работать по шестнадцать часов в сутки даже в экстремальных условиях и не считали себя героями.

Его бригаду бросали на самые трудные участки, где другие не укладывались в сроки. Строили они тогда жильё, фермы, склады, крытые тока и многие другие объекты. Тихоненко предлагали должности начальника участка, потом уговорили стать начальником цеха. Поработал — и снова вернулся в бригаду, где было живое дело, а заниматься организацией ремонтных и строительных работ он тогда не хотел. К тому же с развалом Советского Союза нарушились производственные связи со смежниками. Да и зарплату рабочим частенько задерживали. Вот и решила бригада создать свой строительный кооператив во главе с Тихоненко.

От заказчиков не было отбоя. Новая власть быстро обросла воровским жирком и активно вкладывала деньги в недвижимость: коттеджи, гаражи, хозяйственные помещения. Тихоненко в те времена запросто общался с руководством области, директорами крупных промышленных предприятий, новоявленными бизнесменами. И всей своей продублённой на стройках кожей постоянно ощущал высокомерие этих господ. Ведь он даже высшего образования не имел, был из самых низов, не их «благородной» крови. А так называемые новые русские взошли, как на дрожжах, из прежней хозяйственной, комсомольской, партийной «элиты», подпитанные буржуазной вседозволенностью и «демократической» моралью, которая позволяла отнимать, воровать и обманывать, глядя прямо в глаза. В рабочей среде такого не было и быть не могло.

В то время новые «элитные» знакомые липли к доверчивому парню со всех сторон. Одному не хватало денег на хорошую машину, другому срочно требовался гараж. Он верил, что и долг отдадут, и работу оплатят, потому что сам привык поступать именно так. Но новые «хозяева жизни» и не думали рассчитываться, а Тихоненко порой даже напоминать считал неудобным.

ЭТА ДОВЕРЧИВОСТЬ и сыграла злую шутку, когда решили построить кирпичный завод. Говорит, что надоели простои из-за нехватки кирпича. Да и качество его было — глаза бы не глядели. Вот он и задумал производить такой кирпич, чтобы строить на века, чтобы самарский кирпич знала вся страна. А, может быть, и весь мир.

Итак, благородство замыслов бригадира вроде бы очевидно. А был ли, кроме патриотического, иной интерес? Денег у него хватало, но ведь они лишними не бывают. К тому же самолюбие парня задевало высокомерие новоявленных господ. Он как был, так и оставался для них каменщиком с клешнястыми от грубой работы руками и обветренным лицом. Другое дело — владелец завода европейской известности. Тут хорошо подумает, прежде чем задирать нос, и губернатор, который до вступления в эту должность тыкался к нему по поводу дачки, а потом перестал узнавать. И с промышленными генералами можно стать на равных.

Словом, ничто человеческое парню было не чуждо. При этом хватало наивной веры в тот трёп о всеобщей демократии, равенстве возможностей при рыночной экономике и частной собственности, который доносился с высоких трибун. Не только Тихоненко, тому вранью поверили миллионы наших граждан.

Его бригада отгрохала производственные помещения будущего завода в рекордный срок. Но новейшее оборудование можно было купить только за рубежом. Требовался опыт подобных сделок, которого у Тихоненко не было. И хотя курс доллара был не таким заоблачным, как в наши дни, но суммы в валюте нужны были немаленькие.

Партнёром стал хорошо ему знакомый самарский подшипниковый магнат, который взял на себя закупку и монтаж оборудования. А строительные дела, энерго- и теплоснабжение, дороги, глиняный карьер — это взвалил на свои плечи Тихоненко. Глину нашёл в Кинель-Черкасском районе, где и началась стройка. Для замеса глины так усовершенствовал стандартную мешалку, что её эффективность возросла вдвое. Решил на своём заводе производить керамические блоки собственной конструкции, которых не было в России. Производительность труда каменщиков обещала вырасти в пять раз. Плюс огромная экономия раствора…

Редакция газеты, в которой я тогда работал, поручила написать о самарском каменщике и его делах. Тихоненко я нашёл в большой комнате одного из городских офисных зданий, где кипела жизнь. С десяток мужчин и женщин одновременно что-то говорили, звонили, писали. Тихоненко я узнал по громкому голосу, на стройках ведь шёпотом не общаются. Был он в каком-то простеньком пальто, на голове — обычная шапка. Выглядел усталым и озабоченным.

— Писать о нас пока рано, очень много самых разных проблем, — сказал он.

Как выяснилось, проблемы были не только производственные, но и криминальные. Оборудование для керамических блоков с завода кто-то тайком вывез. Районные блюстители порядка похитителей задержали, а потом они куда-то исчезли вместе со станками весом в пятнадцать тонн. Позднее гражданин в погонах, который этому поспособствовал, оказался среди теневых владельцев его завода.

ТОГДА даже солидные предприятия с опытными юристами, охраной и высоким забором нередко «странным способом» переходили из рук в руки. А у Тихоненко ни забора, ни охраны — ничего этого не было. Но была не свойственная новоявленным бизнесменам доверчивость. Закрученный неотложными делами с утра до вечера, он свою подпись ставил порой даже на чистых листах, твёрдо уверенный в том, что это не будет использовано в чьих-то корыстных целях. Но в ходу уже была такая отговорка: «Ничего личного — только бизнес». Она, оправдывавшая любую подлость, стала неотъемлемой частью той морали, которую новая власть настойчиво внедряла в сознание людей. Даже подшипниковый магнат, на которого он так надеялся и личные просьбы которого постоянно выполнял, не хотел расплачиваться за оборудование, поставленное югославами по договору. А потом решил… весь завод получить в собственные руки.

Появились и другие претенденты на лакомый кусок. Шли бесконечные судебные заседания; возбуждались, а потом спускались на тормозах уголовные дела. Нужны были кредиты, но банки не давали ни рубля при всей его безупречной репутации. Нетрудно было понять, что они просто не хотели портить отношения ни с представителями правоохранительных органов, ни с чиновниками высокого ранга. Ведь у тех и других были свои аппетиты на предприятие, которое обещало немалые доходы.

— Тихоненко противостояла организованная преступная группировка, в которую входили полицейские чины, судьи и чиновники различного уровня, — утверждает бывший заместитель главы Самары Олег Киттер, отработавший не один год в правоохранительных органах. — Поэтому никто не хотел давать законную оценку даже очевидным фактам, имевшим явные признаки уголовных преступлений.

Попытки отобрать у Тихоненко завод предпринимались неоднократно. Причём делали их люди, которым он… безоглядно доверял. Однажды предотвратить очередную махинацию удалось с помощью адвоката буквально за считанные часы до регистрации подделанных документов, после чего завод уплыл бы в чужие руки. Но в итоге вся многолетняя рейдерская кампания всё-таки увенчалась успехом. Некий москвич С. якобы купил завод, хотя продавать своё детище Тихоненко даже не планировал. По его заявлению возбудили уголовное дело, которое следователь областного следственного управления Вера Рабинович спустила на тормозах, используя подложные документы. А спустя некоторое время после этого купила дорогую машину и квартиру в престижном месте.

Отстоять своё право на завод Тихоненко так и не удалось, хотя борьба шла не один год, и ему активно помогали Олег Киттер, Евгений Чебалин и другие самарцы, оппозиционно настроенные к теперешней власти. Между тем от тяжёлой болезни скончался подшипниковый магнат, а его сынок развалил всё, что нажил отец «непосильным» трудом. Скоропостижно, тоже от тяжёлой болезни, ушёл в иной мир бывший руководитель областного следственного управления, которого Тихоненко считает своим главным гонителем. Бывшего начальника Самарского ГУВД Реймера, запретившего реагировать на заявления Тихоненко, повысили в должности. Но в Москве привлекли к уголовной ответственности за крупные махинации уже в новой должности.

Вот и Рабинович попалась на взятке, хотя в её служебных деяниях множество и других занимательных историй, связанных с кирпичным заводом. О них рассказал Тихоненко, выступая в качестве свидетеля на суде. Назвал имена махинаторов, которые числятся в свидетелях или по-прежнему сидят в своих высоких креслах. Рабинович уже не отвертится, ей грозит немалый срок. А все остальные никого уже не интересуют. Прошло десять с лишним лет, появились новые люди с усовершенствованной буржуазной закваской — так что ничего не меняется. Чуть ли не каждый день узнаём о взятках, рейдерских захватах и прочей капиталистической «предприимчивости».

Виктор Степанович не только завод потерял, но и дом, который построил для своей семьи невдалеке от предприятия. Пустил в него пожить каких-то мигрантов с детьми, а выгнать не позволила совесть. Потом тот дом прибрали к рукам его бывшие «партнёры». А он живёт сейчас на своей даче в приволжском посёлке невдалеке от Самары. Продал машину, купил надувную лодку с мотором. После удачной рыбалки продаёт часть улова. Хоть небольшая, а всё-таки прибавка к пенсии. Для своей лодки придумал якоря, которым никакие зацепы не страшны. Недавно построил теплицу и курятник. Любит играть в шахматы. Меня раскатал в пух и прах за каких-то полчаса. Десять кубов кирпича готов за смену выложить и сейчас, хотя ему уже около восьмидесяти лет. Завод вроде бы работает, но о его продукции что-то не слышно.

— При этой власти рабочему человеку, будь он хоть семи пядей во лбу, развернуться не дадут. Перестройка не для честных людей затевалась, а для жулья — такой вывод Тихоненко сделал из той истории. — За страну досадно, за народ, который одурачили и до сих пор дурачат рыночные делопуты.

Тот завод стал для него отрезвляющим уроком, хоть и важным, но всё-таки эпизодом в жизни. А главным делом была и остаётся его работа каменщика, его бригада, с которой много чего построено по всей области. И это у него ни один мошенник уже никогда не отнимет и не запишет на свой счёт.

Просмотров: 1675

Другие статьи номера

Медовый месяц в СССР
«Мэр Берлингтона, штат Вермонт, написал своему советскому коллеге из провинциального города, что хочет, чтобы Соединённые Штаты и Советский Союз «жили вместе как друзья». Ему было неведомо, что его стремление к дружбе согласовалось с усилиями советских чиновников в Москве, нацеленными на то, чтобы показать американский империализм в качестве основного источника угрозы войны.
11 дней календаря

21 марта

— 195 лет назад родился А.Ф. Можайский (1825—1890) — русский изобретатель. Создатель одного из первых в мире пилотируемых летательных аппаратов. Его «воздухолетательный снаряд» приводился в движение двумя паровыми машинами.

И пошли артисты за правдой по судам
Разговор у нас будет сегодня о судьбе тех артистов Московского Художественного академического театра имени М. Горького, которые откровенно выразили своё критическое отношение к действиям нового руководителя МХАТ Эдуарда Боякова.
Современный Вассалитет

Не ослабляя давления на Тегеран, США пресекают попытки ближневосточных государств урегулировать разногласия и разжигают региональные конфликты. Эта политика привела к династическому кризису в Саудовской Аравии и победе на выборах в Иране антизападных сил.

Законы вероломства

Приписываемая Цезарю формула «Разделяй и властвуй» лежит в основе политики капиталистических держав.
Технопарк умножат на четыре

Брестский научно-технологический парк после реконструкции увеличит свои полезные площади в четыре раза, сообщил корреспонденту БЕЛТА директор учреждения Дмитрий Макарук.

ПРОЕКТ уже прошёл общественное обсуждение, готовятся документы для государственной экспертизы. Источником финансирования является инновационный фонд Брестской области, также будут привлечены собственные средства фонда инновационного развития технопарка.

Пульс планеты
ПАРИЖ. Французская армия вступила в бой с коронавирусом. Военнослужащие прошли спецподготовку и обучение тому, как перевозить заболевших и оказывать им медпомощь. Транспортный военный самолёт А330 превращён в мобильный госпиталь и оборудован всем необходимым, в том числе реанимационным блоком. Тем временем 100 тысяч полицейских и жандармов по всей стране следят за соблюдением положений правительственного указа о карантине и на месте штрафуют тех, кто сознательно совершает нарушения. С каждым днём размер финансового наказания, вначале составлявший 38 евро, растёт и может достичь 375 евро, если не будет уплачен в течение 45 дней. За сутки выписывается около 4000 штрафов.
«Энергомарафон» учащихся

Подведение итогов XIII Республиканского конкурса детских и молодёжных проектов по экономии и бережливости «Энергомарафон» состоится 20 марта в городе Борисове во Дворце культуры имени М. Горького, информирует БЕЛТА.

КОНКУРС стартовал 20 августа прошлого года. За это время в каждой области и в Минске прошли отборочные этапы. Всего в интеллектуальном соревновании приняли участие свыше 5 тысяч учащихся из более 120 учреждений образования страны.

«Чернобыль отобрал здоровье, власть отбирает жизнь!»
Этот написанный от руки лозунг на днях был поднят в центре украинского города Сумы. Ликвидаторы последствий аварии на ЧАЭС выступили против закрытия Сумского областного специализированного диспансера радиационной защиты населения, где они лечатся вот уже 34 года.
Бороться с вирусом некому
По всей территории страны с 12 марта введён тотальный карантин. Но насколько он может быть эффективен, если в ходе медицинской реформы украинское правительство в разных составах на протяжении 2014—2017 годов подчистую ликвидировало Государственную санитарно-эпидемиологическую службу? А президент Украины Владимир Зеленский в июне 2019 года подписал соответствующий указ.
Пропасть между богатыми и бедными ширится

«Согласно одному из исследований, в РФ значительно вырастет число мультимиллионеров. В том, что при этом сократится количество бедных, сомневается Счётная палата», — пишет немецкая газета «Хандельсблат».

«РОССИЯ, будучи преемницей социалистического Советского Союза, действительно является страной с наибольшим в Европе неравномерным распределением собственности.
Все статьи номера