Первый пример свободного общества

Первый пример свободного общества

№27 (31087) 18 марта 2021 года
4 полоса
Автор: Андрей ДУЛЬЦЕВ.

Парижская Коммуна, продержавшаяся лишь два коротких месяца, прочно вошла в историческое сознание рабочего и коммунистического движения

День её создания — 18 марта 1871 года — в красный календарь большевиков вошёл навеки. Коммуна получила высшую оценку основателей научного коммунизма К. Маркса и Ф. Энгельса, её подвигом восхищались В.И. Ленин, И.В. Сталин, другие видные российские революционеры. Совершив пролетарскую революцию и взяв власть в свои руки, парижский рабочий класс установил первую в мире диктатуру пролетариата. «Всякий, кто хочет узнать, что такое в представлении марксистов диктатура пролетариата, тот должен ознакомиться с Парижской Коммуной», — писал И.В. Сталин.

Первопроходцы пролетарской революции

Переходя от защиты буржуазной республики к диктатуре пролетариата, Парижская Коммуна 1871 года открыла историческую эпоху пролетарских и социалистических революций. Её опыт позволил Марксу и Ленину разработать социалистическую теорию государства, поскольку это был первый конкретный образец осуществления диктатуры пролетариата. Родоначальники научного коммунизма увидели её принципиальное отличие от предыдущих революций, проявившееся прежде всего в опыте экспроприации класса эксплуататоров.

Предшествовавшая Коммуне революция 1848 года началась с призывов установления социальной республики, а закончилась разгромом, расстрелом парижского пролетариата и созданием империи в 1851 году. Её поражение подтолкнуло Маркса к выводу о том, что завоевание власти пролетариатом может быть успешным лишь тогда, когда оно направлено на уничтожение буржуазного государственного аппарата. В письме к Жозефу Вейдемейеру от 5 марта 1852 года он отмечал, что «классовая борьба неизбежно ведёт к диктатуре пролетариата», которая «составляет лишь переход к уничтожению всяких классов и к обществу без классов».

К этой идее Маркс вновь вернулся при анализе Парижской Коммуны. В известном труде «Гражданская война во Франции» он доказал, что рабочий класс не может сохранять тот государственный аппарат, который был сформирован при господстве буржуазии. Через 20 лет после революционных событий Энгельс, завершая своё предисловие к этой работе, отмечал: «В последнее время социал-демократический филистер опять начинает испытывать спасительный ужас при словах: диктатура пролетариата. Хотите ли знать, милостивые государи, как эта диктатура выглядит? Посмотрите на Парижскую Коммуну. Это была диктатура пролетариата!»

Научный прогноз Маркса был основан на анализе диалектических противоречий государства капиталистов и буржуазной демократии. В работе «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта» он указал на существенную роль централизации власти, но при этом подчёркивал, что «каждый параграф конституции содержит в себе самом свою собственную противоположность, свою собственную верхнюю и нижнюю палату: свободу — в общей фразе, упразднение свободы — в оговорке».

Эта критика чётко отражала особенности Второй империи, когда Наполеон III сконцентрировал в своих руках полноту власти, а парламент был своего рода театром пантомимы для подмахивания имперских декретов. Такой тип государства явно противоречил классовым интересам пролетариата. Опыт Парижской Коммуны подтвердил, что государство, создаваемое буржуазией и удовлетворяющее её интересы, должно быть отправлено на слом.

Первый образец диктатуры пролетариата

Не менее важен и другой урок, который Маркс извлёк из революционного процесса 1871 года: государство рабочего класса должно отличаться от разрушаемого не только персональным составом, но оно по сути своей не может повторять буржуазный государственный аппарат. И Парижская Коммуна нашла другую нужную форму государственной организации: в своей практической деятельности Коммуна была наделена не только законодательными, но и исполнительными функциями власти.

Идеологи буржуазного государства упорно настаивают на разделении законодательной и исполнительной ветвей власти, уверяя, будто в этом основа демократии. Разделение властей, теоретически разработанное Монтескьё в его трактате «О духе законов», было прогрессивным в эпоху буржуазных революций, так как способствовало политическому разоружению аристократии. Но с возникновением пролетариата как класса и формированием рабочего движения разделение властей стало инструментом упрочения власти буржуазии.

В «Немецкой идеологии» Карл Маркс и Фридрих Энгельс показали историческую обусловленность и классовый смысл разделения властей: «В такое время, например, и в такой стране, где королевская власть, аристократия и буржуазия спорят из-за господства, где, таким образом, господство разделено, там господствующей мыслью оказывается учение о разделении властей, о котором говорят, как о «вечном законе».

Использовав теорию разделения властей в борьбе с властью аристократии за своё господство, буржуазия, одержав победу, никогда и ни в одном государстве не осуществляла функционирование разных ветвей власти как равных и самодовлеющих сил государства. И это полностью соответствовало обеспечению диктатуры буржуазии. Принцип разделения властей противоречит единству власти, ибо он, как писал Маркс, «нелепость вроде квадратуры круга». Для диктатуры буржуазии при провозглашаемом разделении властей характерно преимущество исполнительной власти, её фактическое господство над законодательными органами, ограничение прав парламента. Теория разделения властей является таким образом декорацией, призванной скрыть от трудящихся масс классовую сущность буржуазного государства.

Проанализировав опыт Парижской Коммуны и подвергнув уничтожающей критике буржуазный парламентаризм, Маркс пришёл к выводу: «Коммуна должна была быть не парламентарной, а работающей корпорацией, в одно и то же время и законодательствующей и исполняющей законы».

Только такая организация власти может соответствовать потребностям государства в обществе построения социализма. Таким образом, буржуазный парламентаризм по своей сути не подлежит применению в интересах пролетариата и не может быть поставлен на службу рабочей демократии. Уничтожение разделения исполнительной и законодательной ветвей власти и замена их новыми органами, через которые пролетариат осуществлял прямое правление, явилось практическим примером такой организации государства, которая позволила видеть в Парижской Коммуне образец диктатуры пролетариата.

Опыт Коммуны интересен и тем, что среди осуществлённых ею мер по введению рабочей демократии есть ряд положений, которые остаются актуальными и сегодня. Так, Маркс решительно поддержал опыт Парижской Коммуны, связанный с оплатой государственных служащих. Она должна осуществляться в размере заработной платы работника, которую он получал до перехода на госслужбу. Этот принцип применялся и к членам Коммуны, избранным парижанами. Цель таких мер понятна: не допускать привилегий лицам, обладавшим властными полномочиями.

Кроме того, мандаты членов Коммуны имели императивный характер. Это означало, что, во-первых, каждый народный избранник мог быть отозван в любое время по решению избирателей, во-вторых, по принципиальным вопросам он должен голосовать в соответствии с волей избирателей.

Коммуной были осуществлены важные шаги по предоставлению социальных прав граждан. Устанавливалась равная оплата труда мужчин и женщин. Было введено общее государственное бесплатное образование. Наконец, Коммуна стремилась освободить общество от всех оков, которые держали его под контролем буржуазных порядков. Этой цели, например, служил изданный 2 апреля 1871 года указ об отделении церкви от государства.

На поле идейных битв потомков

Когда Маркс в письме к Кугельману от 12 апреля 1871 года писал о парижских коммунарах как о людях, «готовых штурмовать небо», он хотел подчеркнуть этим грандиозное значение их борьбы, направленной на достижение целей, трудно осуществимых в объективных условиях той эпохи. Не будем закрывать глаза и на роль субъективного фактора. Надо признать, что парижским коммунарам не хватало владения теорией классовой борьбы. Но осознание этой слабой стороны Парижской Коммуны помогло Ленину глубоко разработать теорию социалистической революции и вопросы партийного строительства. Это была одна из предпосылок октябрьской победы 1917 года.

Сегодня анархисты и социал-демократы разных мастей пытаются заболтать ренегатскими софизмами память о подвиге коммунаров. Так, они упирают на «разнородность коалиции» неоякобинцев, социалистов и анархистов, на «внутренние трения», на «рознь и разброд» среди коммунаров. Не умолкают и голоса открытых реакционеров, вроде бывшего президента Франции Николя Саркози, видящих в коммунарах «предателей Франции», а в версальцах, позорно капитулировавших перед Пруссией, патриотов и героев.

Нет, коммунары не были ни предателями Франции, ни безродными анархистами. Впервые во французской истории рабочий народ взял — вопреки интервенции иностранной державы и предательству верхушки страны — власть в свои руки.

В статье «Анархизм или социализм?» И.В. Сталин указывал на важность марксистского, то есть научного, понимания Парижской Коммуны. Ссылаясь на её опыт, он подчёркивал, что «диктатура бывает двоякого рода. Бывает диктатура меньшинства, диктатура небольшой группы, … направленная против народа. Во главе такой диктатуры стоит обычно камарилья, принимающая тайные решения и затягивающая петлю на шее у большинства народа. Марксисты являются врагами такой диктатуры, причём они борются против такой диктатуры гораздо более упорно и самоотверженно, чем наши крикливые анархисты. Есть диктатура и другого рода, диктатура пролетарского большинства, диктатура массы, направленная против буржуазии, против меньшинства. Здесь во главе диктатуры стоит масса, здесь нет места ни камарилье, ни тайным решениям, здесь всё делается открыто, на улице, на митингах, — и это потому, что это — диктатура улицы, массы, диктатура, направленная против всяких угнетателей. Такую диктатуру марксисты поддерживают «обеими руками», — и это потому, что такая диктатура есть величественное начало великой социалистической революции».

Эстафета Парижской Коммуны

Взгляды родоначальников научного коммунизма были развиты В.И. Лениным в его труде «Государство и революция» и положены правящей большевистской партией в основу первой Советской Конституции. В 1918 году, определяя широкий круг первоочередных задач Советской власти, Ленин, в частности, указывал на «уничтожение парламентаризма (как отделение законодательной работы от исполнительной); соединение законодательной и исполнительной государственной работы. Слияние управления с законодательством». Он подчёркивал, что Советы должны быть подлинно работающим учреждением, высшим органом государственной власти.

Советское государственное право, таким образом, принципиально отрицало разделение властей. Советская власть, указывалось во второй Программе большевистской партии (1919 год), уничтожила «отрицательные стороны парламентаризма, особенно разделение законодательной и исполнительной властей, оторванность представительных учреждений от масс и пр.». Конституция Союза ССР 1936 года провозглашала: «Вся власть в СССР принадлежит трудящимся города и деревни в лице Советов депутатов трудящихся».

При этом Основной Закон государства подчёркивал, что Советы являются органами диктатуры пролетариата. Таким образом законодательно закреплялось, что руководство обществом принадлежало рабочему классу.

Неудивительно, что после первого этапа контрреволюции в СССР 1989—1991 годов, ставившего целью разрушение Коммунистической партии — ядра политической системы — и единства страны, второй и завершающий этап 1993 года ознаменовался антиконституционным переворотом и расстрелом Дома Советов России. Его целью было разрушение власти Советов ради реставрации буржуазного строя, в том числе буржуазного парламентаризма в России.

Опыт Парижской Коммуны интересен и полезен тем, что, несмотря на её поражение, он был во многом реализован в практике Советской власти. 70-летний опыт Советов также не пропадёт даром: он наверняка будет использован при возрождении социализма. Поэтому и живёт память о тех, кто был «готов штурмовать небо».

Парижская Коммуна дала человечеству первый исторический пример свободного общества, без оков и ловушек буржуазного парламентаризма, пример рабочей демократии, воплощённой в диктатуре пролетариата. Без возвращения к опыту Коммуны, к опыту Советской власти, без переоценки буржуазного парламентаризма восстановление социализма в России невозможно.

Просмотров: 1930

Другие статьи номера

«Мы наш, мы новый мир построим»

К 150-ЛЕТИЮ ПАРИЖСКОЙ КОММУНЫ

«…Коммуна была … правительством рабочего класса, результатом борьбы производительного класса против присваивающего; она была … политической формой, при которой могло совершиться экономическое освобождение труда…»

Что сказал бы Пастер?
Совет по экономическому анализу при правительстве Франции опубликовал аналитическую записку, в которой содержатся , касающиеся неспособности «страны Пастера» разработать вакцину против коронавируса.
Кривая заражения и госпитализаций

ВО ФРАНЦИИ регистрируется новый всплеск заражений COVID-19, впервые за четыре месяца отметка выявленных в течение суток вирусоносителей превысила 27 тысяч.

Сложная ситуация, как отмечает телеканал «Евроньюс», в Иль-де-Франс, причём в этом регионе особую тревогу вызывает департамент Сен-Сен-Дени, самый бедный из парижских пригородов, — там ситуация в больницах была официально названа «критической».

Одним — борьба за власть, другим — борьба за выживание
В Киргизии форсированными темпами продолжается конституционная реформа. Референдум может состояться уже 11 апреля, одновременно с местными выборами. Жителей, однако, больше волнуют другие проблемы, среди которых падение уровня жизни.
ПУЛЬС ПЛАНЕТЫ
ЛОНДОН. Великобритания в период после брекзита увеличит свой ядерный потенциал на 45%, говорится в Комплексном обзоре вопросов безопасности, обороны и внешней политики Соединённого Королевства. Речь идёт о планах повысить количество ядерных боеголовок со 180 до 260, что указывает на окончание постепенного разоружения, продолжавшегося три десятилетия. Как подчёркивается в документе, правительство принимает такие меры в связи с растущим числом угроз со стороны ряда государств, среди которых особо выделяет РФ, а также Иран, КНДР и КНР.
Директору указали на дверь
Утром 15 марта в молдавском городе Бельцы работники филиала госпредприятия «Почта Молдовы» устроили забастовку из-за решения центрального руководства провести оптимизацию, что, по их мнению, фактически означает сокращение штата.
Языком тротила
Глава КГБ Белоруссии И. Тертель заявил о «резкой активизации террористических угроз» в отношении республики за последние полгода. Угрозы в основном исходят с территории соседних государств.
От протестов — к бунтам
15 марта несколько десятков жителей Запорожья пришли в ПАО «Запорожгаз». Сотрудники данной организации без предупреждений врываются в дома горожан, которые не в силах оплачивать баснословные тарифы на газ, при этом насильники занимаются вымогательством, повреждают имущество.
Слово прощания

Горькая весть пришла в редакцию «Правды». Не стало нашей дорогой САЗОНОВОЙ Антонины Ивановны

Коварный вирус не знает пощады. До последнего теплилась надежда на благополучный исход болезни, но она оказалась сильнее. Мы потеряли замечательного человека, высококлассного профессионала, виртуозно владевшего искусством компьютерной вёрстки.
Сталинская логика
В статье профессора В.А. Туева «Высота и слагаемые сталинского интеллекта» в номере «Правды» от 5—10 марта с.г. не раз встречается слово «логика» применительно к трудам И.В. Сталина. Думается, что в нём выражена глубочайшая суть всего теоретического наследия советского вождя. Это слово всколыхнуло во мне воспоминания далёкой молодости.
Все статьи номера