«Мы наш, мы новый мир построим»

«Мы наш, мы новый мир построим»

№27 (31087) 18 марта 2021 года
4 полоса
Автор: Александр КРУГЛИКОВ, доктор исторических наук.

К 150-ЛЕТИЮ ПАРИЖСКОЙ КОММУНЫ

«…Коммуна была … правительством рабочего класса, результатом борьбы производительного класса против присваивающего; она была … политической формой, при которой могло совершиться экономическое освобождение труда…»

Карл МАРКС.

Полтора столетия назад буржуазия применяла те же приёмы сохранения власти, какие и в наши дни использует капитал всей планеты. Русский посол в Париже граф Штакельберг доносил в 1869 году министру иностранных дел Российской империи князю Горчакову, что Наполеон III остаётся императором благодаря тому, что контролирует «все нити, ведущие к бирже», а его правительство «располагает средствами коррупции» и «нейтрализовало влияние крупных городов путём присоединения к их территории кусков от сельских коммун под предлогом доведения количества голосующих до 35 тыс. душ, как это установлено законом для каждого избирательного округа». Посол отмечал также усилия правительства по разобщению оппозиции.

В ОБСТАНОВКЕ НАРАСТАНИЯ революционного протеста власти лавировали. С одной стороны, правительство Наполеона III не чуралось прямых репрессий. Так, 10 января 1870 года родственник императора убил популярного журналиста-республиканца Нуара. Около 200 тысяч рабочих Парижа вышли на его похороны, проявляя готовность к свержению монархии. Против безоружных людей были мобилизованы 60 тысяч вооружённых солдат.

С другой стороны, власть стремилась использовать в своих интересах и «демократические» процедуры. Бонапартистское правительство решилось, в частности, на проведение плебисцита. Французскому народу было предложено ответить голосованием на вопрос, одобряет ли он либеральные реформы императора и проект новой Конституции. Утвердительный ответ выдавался за одобрение строя, олицетворяемого Наполеоном III. Император в обращении к народу цинично заявлял: «Дайте мне новое доказательство вашей приверженности. Ответив утвердительно на поставленный вам вопрос, вы отвратите угрозу революции, поставите на прочный фундамент порядок и свободу и облегчите переход короны к моему сыну».

Для обеспечения нужного результата голосования были задействованы средства террора и провокации. В правительственных циркулярах, разосланных на места, прямо говорилось: «Мы не можем пассивно наблюдать, как в стране разливается революционный поток», следует ускорить «вылавливание членов Интернационала», «… ударьте главным образом по руководящей головке».

Как видим, административный, информационный и репрессивный ресурсы широко применялись и тогда, и нужный власти результат они, увы, обеспечивали. Император получил «одобрение страны», но… Только в самой столице две трети избирателей голосовали против, а в парижском гарнизоне 46 тысяч солдат отказали главе государства в доверии. Ф. Энгельс писал в те дни: «Итоги в крупных городах Франции очень хороши. В остальных местах имела место фальсификация…» Революционный протест набирал силу, и бонапартистская клика искала выход из кризиса в победоносной внешней войне.

Франция проиграла войну, объявленную Пруссии. Национальные интересы Франции требовали немедленного избавления от бонапартистского режима, правящая клика которого принесла в жертву судьбу страны. Но господствующие классы пугало не столько военное поражение, сколько нараставшее народное движение. В Париже и провинциях царил террор, насаждалась мания шпионажа, нагнетался страх перед «прусскими агентами», за которых выдавали революционеров. Правящие круги были напуганы единодушным порывом населения отстоять Париж и препятствовали вооружению народа для защиты столицы. «Если всех этих людей вооружить в целях обороны территории, то что же, однако, будет потом? Кто их разоружит? А что, если они провозгласят республику?» — вопрошала одна из буржуазных газет.

4 сентября 1870 года, несмотря на противодействие «буржуазных республиканцев», парижские рабочие водрузили на фронтоне ратуши на Гревской площади красное знамя. «Республика была провозглашена… — не жалкими стряпчими, водворившимися в парижской городской ратуше в качестве правительства, а парижским народом», — писал Маркс о событиях того дня. Четвёртая революция в истории Франции свершилась, сокрушив бонапартистский режим Второй империи.

Но перехватившая власть крупная буржуазия опасалась углубления революции. В тайне от народа она готовила капитуляцию на любых условиях. Прусская армия, не встречая сопротивления, совершила стремительный марш от Седана, где в плен 2 сентября 1870 года вместе с десятками тысяч солдат, офицеров и генералов попал и сам Наполеон III. Немцы оказались в предместьях Парижа 19 сентября и приступили к его осаде. Простые французы были готовы к сопротивлению. Буржуазное правительство — нет! Оно вступило в сговор с врагом и предприняло ряд шагов, чтобы сломить волю трудящихся к борьбе. Особенно наглядно это проявилось в продовольственной политике, при которой почти несъедобный хлеб жителям Парижа выдавался лишь по 300 граммов в день на человека, а спекулянты обогащались на сбыте недоброкачественных продуктов.

В самые холодные дни резко подорожало топливо. Немцы приступили к артиллерийским обстрелам Парижа, и правительство поспешило заключить перемирие, передав врагу большинство оборонительных фортов. Оставалось разоружить простых парижан, готовых и дальше защищать город и представлявших угрозу буржуазному правительству капитулянтов.

В НОЧЬ НА 18 МАРТА 1871 года верные правительству войска были двинуты в рабочие кварталы для их разоружения. Но контрреволюционный заговор провалился. Национальные гвардейцы и жители Парижа не позволили вывезти орудия и произвести планируемые аресты. Солдаты стали переходить на сторону восставшего народа. Буржуазное правительство бежало из Парижа в Версаль.

Над зданием ратуши вновь взвилось красное знамя пролетарской революции. Газета «Журналь офисьель» писала: «Пролетарии столицы, при виде обманов и измен правящих классов, поняли, что настал час, когда они должны спасти положение, взяв управление общественными делами в свои руки». Рабочие были готовы «спасти одновременно и порабощённую родину, и свободу», добиться социального освобождения трудящихся и обеспечить национальное возрождение страны.

26 марта состоялись демократические выборы депутатов Парижской Коммуны. Оказавшийся в те дни в Париже известный русский публицист, учёный-историк и один из идеологов народничества П.Л. Лавров писал, что возникшее пролетарское правительство «честнее и умнее, чем какое бы то ни было перед этим в настоящем веке. В первый раз на политической сцене не честолюбцы, не болтуны, а люди труда, люди настоящего народа».

Всего 72 дня просуществовала Парижская Коммуна. Вступив в сговор с немецкими оккупационными войсками, буржуазная контрреволюция обеспечила торжество реакции. Оборонительные сооружения Парижа были разрушены залпами 300 орудий. Через проломы в крепостных стенах 22 мая в город ворвались около 100 тысяч солдат. Целую неделю в столице Франции шла резня. Выстрелы гремели на Вандомской и Люксембургской площадях, на Монмартре, на кладбище Пер-Лашез. Были казнены около 70 тысяч человек. Десятки тысяч покинули страну. Так кровавой оргией контрреволюции, торжеством озверевшей буржуазии завершилась первая в мировой истории попытка пролетарской революции. Парижская Коммуна потерпела поражение, но жертвы её не были напрасны.

Уже в июне 1871 года активный участник революции и защитник Парижа Эжен Потье написал пролетарский гимн «Интернационал». Полтора столетия его слова зовут к борьбе за освобождение трудящихся, за социальную справедливость, за построение нового мира без рабства и угнетения. С 1918 по 1943 год «Интернационал» являлся государственным гимном Советского Союза. Только великий подвиг пролетарских масс мог родить великие слова и музыку «Интернационала».

Французские пролетарии, рабочие и ремесленники проявили истинный патриотизм, встав на защиту своей родины от угрозы германского порабощения. Но, взяв власть, трудящиеся в лице ЦК Национальной гвардии позволили «кровавому выродку» Тьеру, бежавшему в Версаль, собрать силы контрреволюции. И в этом была их роковая ошибка. Рабочие не желали гражданской войны. Гражданскую войну развязала буржуазия.

А разве в России после бескровной Октябрьской революции Гражданская война была начата рабочим классом, большевиками и Лениным? Нет! Советская власть за три месяца триумфально утвердилась мирным путём на всей территории страны. Трудящимся, возглавляемым большевиками, не было смысла прибегать к насилию. Гражданскую войну инициировали буржуазия, внутренняя контрреволюция и вторжение интервентов.

Уместно напомнить, что и в августе 1991 года так называемый ГКЧП, в состав которого входили руководители Союза ССР и КПСС, располагая могучей армией и спецслужбами, не применил силу для защиты государства трудящихся (они обязаны были сделать это, но забыли уроки Парижской Коммуны и завет Ленина о том, что революция должна уметь себя защищать). А вот Ельцин и двигавшие его к власти «рыночники» в октябре 1993 года пустили в ход оружие, даже расстреляли из танков Дом Советов и его защитников, ограбили население и разрушили страну, породили многочисленные межнациональные конфликты. Уничтожив Советскую власть, они навязали России криминально-олигархическое государство.

Иную государственность творчеством самих масс созидали в 1871 году коммунары Парижа. Они ввели коллегиальность управления и выборность, ответственность и сменяемость всех должностных лиц. Был установлен максимум жалованья госслужащим на уровне зарплаты высококвалифицированного рабочего. Порвав с буржуазным парламентаризмом и буржуазным принципом разделения властей, Парижская Коммуна, являясь одновременно законодательным и исполнительным органом власти, вводила государственный и рабочий контроль, принимала конкретные меры по улучшению положения широких масс населения.

РЕВОЛЮЦИЯ ВО ФРАНЦИИ всерьёз испугала буржуазию и реакционные силы всего «цивилизованного» мира той поры. Поверенный в делах Российской империи во Франции Г.Н. Окунев с тревогой доносил в Петербург, что среди «повстанцев» не менее 600 русских политэмигрантов. И это была правда.

Так, по поручению К. Маркса представителем Генсовета Международного Товарищества Рабочих (I Интернационала) к коммунарам была направлена Е.Л. Дмитриева. Она сообщала в те дни: «Мы поднимаем всех женщин Парижа. Я созываю публичные собрания. Мы учредили во всех районах… женские комитеты… Всё для того, чтобы основать Союз женщин для защиты Парижа и помощи раненым…» На многочисленных собраниях и митингах Дмитриева раскрывала планы врагов революции, разжигавших гражданскую войну и предававших Францию. Вместе с Луизой Мишель она активно участвовала в формировании революционных батальонов.

В комиссии Коммуны по реорганизации женского образования работала русская писательница А.В. Корвин-Круковская. Она участвовала в издании прогрессивной газеты «Ля сосьаль». В госпиталях Коммуны трудилась её сестра, первая женщина-математик С.В. Ковалевская. На бруствере одной из последних баррикад Коммуны русская А.Т. Пустовойтова водрузила Красное знамя с надписью: «Да здравствует пролетарская социальная республика и Парижская Коммуна!».

Людьми, штурмующими небо, назвал коммунаров Маркс. Мысль понятна: счастье миллионов людей, вершины трудового созидания и научного гения добываются в борьбе, которая делает жизнь подвигом. Да, Парижская Коммуна пала под ударами реакционных сил, но, как писал позднее В.И. Ленин: «Русские революции 1905 и 1917 годов в иной обстановке, при иных условиях продолжают дело Коммуны», а Советы в России представляли собой «власть того же типа, какого была Парижская Коммуна 1871 года».

Утрата Советской власти обернулась неисчислимыми бедствиями для нашей Родины и её народов. Выборность власти буржуа-узурпаторы подменили властью денег, административным произволом, массовым оболваниванием населения, воровством голосов избирателей. Безответственные правители при олигархическом режиме обрели невиданные привилегии. Все последние десятилетия, отправляя в отставку одного за другим глав правительства и возглавляемых ими проворовавшихся министров-капиталистов, Путин, уже самим фактом сохранения собственной власти, уводил их от ответственности за грабительские и разрушительные «реформы» и масштабную коррупцию. Здесь наследник действует так же, как пожаловавший ему президентство Ельцин.

Буржуазное государство не способно преодолеть тотальный кризис, постоянно воспроизводимый правящим режимом компрадоров-олигархов и вельможных коррупционеров, предающих национальные интересы страны. Оно подлежит слому и замене государством советского типа. Героический опыт Парижской Коммуны, эпоха великих свершений СССР, кризисы и войны, порождаемые капитализмом, убеждают в этом.

Просмотров: 2037

Другие статьи номера

Первый пример свободного общества

Парижская Коммуна, продержавшаяся лишь два коротких месяца, прочно вошла в историческое сознание рабочего и коммунистического движения

День её создания — 18 марта 1871 года — в красный календарь большевиков вошёл навеки. Коммуна получила высшую оценку основателей научного коммунизма К. Маркса и Ф. Энгельса, её подвигом восхищались В.И. Ленин, И.В. Сталин, другие видные российские революционеры.
Что сказал бы Пастер?
Совет по экономическому анализу при правительстве Франции опубликовал аналитическую записку, в которой содержатся , касающиеся неспособности «страны Пастера» разработать вакцину против коронавируса.
Кривая заражения и госпитализаций

ВО ФРАНЦИИ регистрируется новый всплеск заражений COVID-19, впервые за четыре месяца отметка выявленных в течение суток вирусоносителей превысила 27 тысяч.

Сложная ситуация, как отмечает телеканал «Евроньюс», в Иль-де-Франс, причём в этом регионе особую тревогу вызывает департамент Сен-Сен-Дени, самый бедный из парижских пригородов, — там ситуация в больницах была официально названа «критической».

Одним — борьба за власть, другим — борьба за выживание
В Киргизии форсированными темпами продолжается конституционная реформа. Референдум может состояться уже 11 апреля, одновременно с местными выборами. Жителей, однако, больше волнуют другие проблемы, среди которых падение уровня жизни.
ПУЛЬС ПЛАНЕТЫ
ЛОНДОН. Великобритания в период после брекзита увеличит свой ядерный потенциал на 45%, говорится в Комплексном обзоре вопросов безопасности, обороны и внешней политики Соединённого Королевства. Речь идёт о планах повысить количество ядерных боеголовок со 180 до 260, что указывает на окончание постепенного разоружения, продолжавшегося три десятилетия. Как подчёркивается в документе, правительство принимает такие меры в связи с растущим числом угроз со стороны ряда государств, среди которых особо выделяет РФ, а также Иран, КНДР и КНР.
Директору указали на дверь
Утром 15 марта в молдавском городе Бельцы работники филиала госпредприятия «Почта Молдовы» устроили забастовку из-за решения центрального руководства провести оптимизацию, что, по их мнению, фактически означает сокращение штата.
Языком тротила
Глава КГБ Белоруссии И. Тертель заявил о «резкой активизации террористических угроз» в отношении республики за последние полгода. Угрозы в основном исходят с территории соседних государств.
От протестов — к бунтам
15 марта несколько десятков жителей Запорожья пришли в ПАО «Запорожгаз». Сотрудники данной организации без предупреждений врываются в дома горожан, которые не в силах оплачивать баснословные тарифы на газ, при этом насильники занимаются вымогательством, повреждают имущество.
Слово прощания

Горькая весть пришла в редакцию «Правды». Не стало нашей дорогой САЗОНОВОЙ Антонины Ивановны

Коварный вирус не знает пощады. До последнего теплилась надежда на благополучный исход болезни, но она оказалась сильнее. Мы потеряли замечательного человека, высококлассного профессионала, виртуозно владевшего искусством компьютерной вёрстки.
Сталинская логика
В статье профессора В.А. Туева «Высота и слагаемые сталинского интеллекта» в номере «Правды» от 5—10 марта с.г. не раз встречается слово «логика» применительно к трудам И.В. Сталина. Думается, что в нём выражена глубочайшая суть всего теоретического наследия советского вождя. Это слово всколыхнуло во мне воспоминания далёкой молодости.
Все статьи номера