«Отчизны мощь и свет — поэзии источник»

«Отчизны мощь и свет — поэзии источник»

№135 (31195) 9 декабря 2021 года
4 полоса
Автор: Руслан СЕМЯШКИН. г. Симферополь.

Солнечный Узбекистан. Древняя прекрасная земля, лишь при Советской власти получившая возможность многосторонне развиваться, в том числе и в области культуры. Во весь голос начала заявлять о себе и национальная литература. Не один десяток имён появился на литературной карте молодой Узбекской ССР. Есть в этом списке и такие имена, которые обрели всесоюзную известность. Среди корифеев узбекской советской литературы — поэт, драматург, публицист, народный поэт Узбекской ССР, лауреат Государственной премии СССР Рамз Бабаджан, оставивший яркий след как в родной узбекской, так и во всей многонациональной советской литературе. Его столетний юбилей со дня рождения приходится на начало декабря уходящего 2021 года.

Творческое наследие этого тонкого лирика, писавшего и на гражданственные темы, велико, многогранно. Важно также, что переводы поэта на русский язык сохраняют тот своеобразный восточный колорит, который отличает произведения этого удивительного и самобытного художника.

Писать стихи Бабаджан начал рано, и уже в четырнадцать лет его стихотворение «Моя радость» публикуется в газете «Ленин учкуни» («Ленинская искра»), а вскоре, уже в пятнадцатилетнем возрасте, становится очевидным яркий поэтический дар. Вот фрагмент из стихотворения 1936 года «Солнце земли»:

Мы покоряем мир сполна.

Во тьме краёв полярных

Наш свет — как новая луна

На ледяных полянах.

Моя великая страна

Прорвала рабства сети.

Ты — солнце в небе, а она —

Светило на планете!

Живёт грядущего завет

В словах и строчках точных.

Моей отчизны мощь и свет —

Поэзии источник!

(перевод А. Наумова)

А в 1939 году выходит и первая книга юного поэта с самым что ни на есть простым названием «Стихи», отмеченная благожелательной рецензией талантливейшего узбекского лирика Хамида Алимджана.

Вспоминая о своём пути в мир поэзии, Бабаджан отмечал и знаковое для него участие в большой поэтической «мушаире», что во многом определило его будущее как поэта, ведь поощрённый председательствующим Гафуром Гулямом, ведущим поэтом Узбекистана, он снискал на этом форуме окрыляющий успех.

Свидетелем тому стал и отец молодого поэта Насриддин Бабаджанов — старый большевик, участник Гражданской войны. Он видел будущее своего сына на поприще врача или учителя. Но, услышав его стихи, увидев, как восторженно воспринимают их слушатели, он признал справедливым желание Рамза посвятить себя литературе, поэзии, в которой он добьётся совершенства, со временем станет одним из самых крупных узбекских поэтов советского времени, известных и далеко за пределами своей республики.

Вспомнив об отце поэта, активно участвовавшем в деле установления Советской власти в Узбекистане, нельзя не упомянуть и о дедушке Рамза — Ачиле, мастере-строителе, познавшем бесправие при царизме, в 1917 году, ещё до Октябрьской революции ставшем большевиком, вместе с сыном боровшемся за становление Советской власти на его родной земле и впоследствии многие годы работавшем председателем исполкома в Ташкенте.

Примечательно, что дед поэта, будучи делегатом Всероссийской конференции РКП(б) в Москве, слушал выступление В.И. Ленина и был участником беседы вождя с делегатами из Советского Востока. Слышавший в детстве от деда о тех незабываемых для него днях, Бабаджан пишет в 1968 году поэму «Встреча с дедом»:

О детстве своём в селенье

Рассказывать ты не любил,

Главный рассказ твой —

Ленин…

Я до сих пор не забыл,

Как загорался ты взглядом,

Как горячо говорил,

Что был ты с Лениным рядом,

Посланцем к Ленину был…

(перевод А. Передреева)

Воспитанный в такой семье, где большевики отец и дед были почитателями поэзии великих Навои, Хафиза, Омара Хайяма, Рамз с юных лет начал впитывать в себя живительный воздух Советского Узбекистана, воспетого им в творчестве.

Естественно, что действительность нового Узбекистана с юношеских лет приобщала Бабаджана к русской культуре, говорившего об этом так: «В стремлении к большому творчеству, проницательному видению мира моими наставниками были Навои и Пушкин, Мукими и Некрасов, Фуркат и Горький, Хамза и Маяковский. Я всегда с благодарностью поклоняюсь их бессмертному духу».

Узы неразрывной дружбы, объединявшие узбекский и русский народы, особенно проявились в годы Великой Отечественной войны. Побывав в освобождённом Ленинграде в 1944 году, Рамз пишет восторженные строки о великом городе на Неве, называя несломленный врагом Ленинград «северным победоносным братом».

Поклон тебе,

великий русский город,

Наш северный победоносный

брат.

Проехал я бескрайние

просторы,

Чтобы окинуть восхищённым

взором

Твою красу, могучий Ленинград. <…>

Твоя земля безмерно

дорога мне.

Здесь воины со всех концов

страны

Стояли насмерть в годы битв

недавних,

И обагрили кровью эти камни

Узбекистана лучшие сыны.

Я чту тебя за подвиг твой

высокий,

Герой, огнём испытанный

в бою,

Пусть далеко рождён я,

на Востоке, —

Здесь, где рождались

пушкинские строки,

Я, окрылённый, о тебе пою.

(перевод Я. Хелемского)

А в 1947 году молодой поэт пишет стихотворение «Слово о Москве», в котором с гордостью провозглашает:

Покуда глаза не смежили —

Ты с нами повсюду, Москва.

Ты слышишь? Покуда мы живы —

Ты в нас неизменно жива!

Бессонное сердце России!

Испробовав жизнью сперва,

Все те, что мы в сердце вложили,

К тебе обращаю слова…

(перевод А. Наумова)

Особое же гражданственное звучание имеет стихотворение «России-матери», увидевшее свет в 1958 году. В нём узбекский поэт однозначно заявляет, что он — сын России.

О Россия! Россия!

Я — сын, а не пасынок твой,

Для меня — для узбека —

Ты матерью стала родной.

Я — твой сын,

Я — один из мильонов твоих

сыновей.

Счастлив тот,

Кто родился

В семье справедливой твоей!

(перевод С. Северцева)

Рамз Бабаджан был сыном своего времени, и в творчестве оно, его родимые черты и идеалы, находили своё отражение. Вот строки поэта, в которых он рассказывает о посещении Мавзолея Ленина, о том, какие испытывает при этом чувства:

Нам кажется, вот-вот

проснётся он!

Прервёт, отринет скорбное

молчание…

Мы видим Ленина!

И это всё не сон!

Здесь вечности проносится

дыхание…

Открыл он людям светлую

дорогу!

Заветы Ленина сумел народ

постичь.

И в будущего светлые чертоги

Войдёт он с нами,

наш родной Ильич!

(перевод Е. Клюевой)

Есть в арсенале поэта и другие произведения, посвящённые партии и Ленину, в котором он видел воплощение всего нового, что внёс в жизнь народов большой страны Великий Октябрь. Были у Бабаджана и другие стихи ярко выраженной гражданственной направленности. В стихотворении «Думы о труде» Бабаджан славит труд хлопководов:

Как спеет хлопок,

серебром блистая,

Как трактора по целине

идут…

Жизнь без труда за жизнь я

не считаю,

Жизнь только там,

где торжествует труд.

Когда на сборе хлопка жарким летом

Тружусь и я, со лба стирая пот,

Какую радость чувствую

при этом

И как душа взволнованно поёт!

(перевод С. Северцева)

Восторженные слова адресовал Бабаджан и любимому Ташкенту в стихотворении, написанном им в 1948 году.

Город мой, ты столицей

республики стал,

И гордится тобою Восток.

Здесь огнями проспект Навои

засверкал,

Будто шумный, весенний

поток.

Молодеешь и ширишься ты

что ни год.

Вахту мира ташкентцы несут.

Календарь обгоняя,

шагают вперёд

Патриоты, влюблённые в труд. <…>

(перевод Я. Хелемского)

Не могут оставить равнодушным и слова из наполненного восхищением сельской молодёжью стихотворения «Мы — колхозный комсомол».

Наш добрый мир зарёй для нас

взошёл,

Зовя в поля, он распахнулся

настежь…

Мы — комсомол,

колхозный комсомол.

И в этом наша жизнь

И наше счастье.

(перевод В. Лещенко)

Важно подчеркнуть, что, искренне любя свою родную республику, воспевая её в своей поэзии, Бабаджан был настоящим интернационалистом.

Мы помним, что все

одного полка —

Русский, туркмен, узбек —

И мы

не отступим в бою,

пока

Жив хоть один человек! <…>

Казах ли,

Узбек ли,

Каракалпак ли —

Разный язык

при сердце одном.

Вместе веками

от горя плакали,

Вместе —

новый строили дом.

(перевод Н. Грибачёва)

С особой гордостью поэт говорил о своей принадлежности к древнему континенту — Азии. Показательно в этом отношении стихотворение 1960 года «Да, я — азиат», в котором Бабаджан как бы ведёт диалог с представителем буржуазного западного мира.

Я — сын свободного

Узбекистана,

Советского народа верный сын!

Горжусь своей судьбой,

Хоть это очень странным

Вам, видно, кажется,

заезжий господин.

У вас всегда усмешка наготове,

И, бросив на меня

высокомерный взгляд,

Вы приподнимете

седеющие брови,

Презрительно подумав:

«Азиат…»

(перевод С. Северцева)

Истинный сын Востока, Бабаджан писал и замечательные, лиричные и глубокие по смыслу четверостишия — рубаи.

Я в море не плыву и в небо

не лечу,

Я по земле идти среди друзей

хочу.

Для одоленья волн

и для боренья с бурей

Лишь от родной земли

я силу получу.

(перевод Н. Грибачёва)

Осенью поэта тянет в дорогу, и он задаётся вопросом: в чём причина этого тяготения? В том ли, что наступает время задуматься над итогами прожитого года?

Каждой осенью тянет в дорогу,

Каждой осенью дали близки,

И глядит белизна сквозь

мороку

Облетающей шалой листвы. <…>

Отчего это всё? Оттого ли,

Что и планы нас полнят,

и тот

Подводимый и сердцем и полем

Многотрудного года итог?

(перевод А. Наумова)

Весною же поэт переполнен мечтами.

Как я счастлив,

что снова светло

Солнце с неба на землю

стекает.

Как я счастлив,

что снова тепло

Побледневшие щёки ласкает.

(перевод С. Кузнецовой)

Как признание в любви звучат строки поэта, навеянные ему в тишине, когда он смотрит на спящую любимую.

Тихо-тихо дышишь ты во сне,

Это значит: спит мой главный

критик,

Тайных мыслей нет давно

во мне —

Всё равно ведь от тебя

не скрыть их.

(перевод С. Северцева)

Влюблённый поэт, в очередной раз признаваясь в любви, готов при этом и на решительные поступки. Говоря о луне и звёздах, которые способен он добыть для любимой, Бабаджан показывает решительность влюблённого мужчины, боготворящего любимую женщину и верящего в любовь, радующегося тому, что его счастье в её руках.

Хочешь — добуду луну

с высоты,

Хочешь — в букет соберу,

как цветы,

Звёзды на синем небесном лугу?

Всё, дорогая, сумею, смогу!

Плеч моих только с любовью

коснись —

Вырастут крылья,

помчат меня ввысь! <…>

(перевод С. Кузнецовой)

Но Бабаджан — вовсе не отвлечённый от мирской суеты романтик. Он видит окружающую действительность, философски её осмысливает, задумываясь и над тем, что заложено в таком высоком понятии, как народ, трудящийся, созидающий основательный задел на будущее, дабы республика добивалась новых существенных высот.

Я проснулся на белом рассвете.

Что меня разбудило, скажи?.. <…>

Так лежал я и думал:

«Отчизна!

Вот что значит быть частью

твоей,

Кожей чувствовать дали

и числа,

Шорох поля и трепет ветвей…

Видно, в этом и сила и слава

Тех, кто пашет, и сеет,

и жнёт,

Варит сталь или водит

составы,

Кто имеет высокое право

На высокое званье «народ»…

И недаром раздвинулись в шири

Горизонты бессонных огней:

Нечто больше, чем труд свой,

вложили

В эту землю — и дерзостно

жили

Современники наши на ней!..»

(перевод А. Наумова)

«Чувствует душа тепло большого мира», — говорит Бабаджан в стихотворении из цикла «Индийские напевы», написанном в 1954 году. Поэту близки интернациональные взгляды, он ратует за мир и дружбу народов в масштабах всей планеты. Тёплые чувства он питает и к индийскому народу.

Звучат в вечерней мгле

индийские напевы —

В Ташкенте, на полях,

на берегу канала.

Впивают эту песнь сады, луга,

посевы,

Всех песен для меня она дороже

стала.

Могучею волной течёт поток

эфира,

И в песне бьют крылом

надежда и свобода,

И чувствует душа тепло

большого мира —

Дыханье и борьбу

великого народа.

(перевод С. Северцева)

Интересно воспринимаются стихи Бабаджана, написанные под впечатлением от пребывания в других краях, — такие, например, как из цикла «Крымская тетрадь», «Голубой Дунай», «Лицом к лицу». Посланнику Советского Узбекистана Бабаджану довелось побывать во многих странах: Венгрии, Швеции, Дании, Великобритании, во Франции, в Индии, Японии...

Рамз Бабаджан имел чуткое сердце. Без него, как известно, поэту не обойтись. Если он не прочувствовал, не выстрадал свои строки, то они не получат должного звучания. Всё созданное Бабаджаном было навеяно его предельно искренними переживаниями, в чём он признавался в стихотворении «Сердце, к битве готовься снова»:

На плечах моих столько

заботы!

Мной не сделано столько

работы!

Нужен я ещё тем,

с кем я дружен,

И народу, и дому нужен!

Быть врагом хочу я врагу!

Перед родиной я в долгу!

(перевод С. Кузнецовой)

Бабаджан был плодовитым художником, работал самозабвенно, писал много. При этом был взыскательным мастером. В интервью болгарскому журналисту С. Попову он говорил: «По сравнению с тем, что виделось в замысле, завершённая вещь всегда оставляет какую-то смутную неудовлетворённость, и тогда утешаешь себя надеждой на будущую, которая, конечно же, должна быть лучше, сильней, экспрессивней. Наверное, нет такого поэта, который сказал бы себе: лучшую книгу свою я уже создал. Скажи он такое или подумай — и в тот же момент он умрёт как поэт».

Перу Бабаджана принадлежат и крупные, остросоциальные, имевшие большое общественное звучание поэмы. Среди них заметным явлением, поднимавшим такую всеобъемлющую тему, как право человека на счастливую жизнь на нашей планете, без войн и эксплуатации, были такие как «Мать-Индия», «Хайям-наме», «Тысяча первый журавль». Самой же известной стала поэма «Живая вода», за которую он в 1972 году был удостоен Государственной премии СССР. Поэму открывают строки, сразу же нацеливающие читателя на серьёзный разговор.

Внимание!

Речь о воде, которая

Волнует оратора и входит

в решенья ЦК,

И мучает учёного,

знакомая и непокорная,

И в сказаньях народа живёт

века,

и в замыслах врага,

Чья издалека

тянется к ней рука.

(перевод Н. Грибачёва)

Главная героиня этой поэмы — вода, своенравная, неукрощённая. Автор вступает в диалог с Амударьёй. «И меня как бы дразнит: «Эй, поэт! Брось стихи про цветы, выходи на дискуссию, что с людьми веду я тысячу лет!» Поэт вызов принимает. В конечном итоге начинает слушаться дело Аму, вступают в жестокий спор её обвинители и защитники. Вспоминается декрет, подписанный Лениным, первые ирригационные сооружения, сталинградские героические ночи, легендарная и несломленная Зоя, перед казнью мечтавшая о глотке воды, тонущая Венеция, изнывающая без дождей Атакама... Осмысление мира, говорит нам Бабаджан, сопровождается его преображением. Безумие мертво, торжество разума неизбежно делает жизнь главной и вневременной ценностью на земле…

Рамз Бабаджан жил и писал во имя высоких идеалов, и в постоянстве своём был неколебим. Потому и поэзия его с годами не теряет своей свежести, лиричности, эпичности и жизнеутверждающих мотивов. В ней ответы на многие вопросы человеческого бытия и никогда не теряющий своей актуальности призыв: жить честно, совестливо, во имя народных интересов.

Просмотров: 740

Другие статьи номера

Место встречи — Снегири

В Подмосковье состоялся гала-концерт VIII Всероссийского конкурса детского и юношеского творчества «Земля талантов»

Участие в конкурсе приняли победители региональных отборочных туров конкурса — свыше 300 одарённых ребят, в том числе из многодетных, малообеспеченных и неполных семей, а также с ограниченными возможностями здоровья — юные вокалисты, танцоры, чтецы и поэты в возрасте от 7 до 17 лет.

Санкции не останутся без ответа
Уже более года Белоруссия подвергается беспрецедентному по масштабу и глубине политическому и экономическому давлению извне. Сейчас в отношении республики Евросоюз готовит шестой пакет санкций. Несмотря на агрессивное поведение Запада, Белоруссия успешно справляется с брошенными вызовами, о чём было заявлено на недавнем совещании по текущему социально-экономическому развитию страны с участием президента А. Лукашенко.
Продали за долларовую подачку
Студенты Харьковского национального университета строительства и архитектуры (ХНУСА, украинский вариант аббревиатуры — ХНУБА) на днях массово протестовали против планируемого присоединения их учебного заведения к Харьковскому национальному университету городского хозяйства имени Бекетова и предполагаемого закрытия ХНУСА.
Тревоги Горного Бадахшана
Очередной конфликт в Горно-Бадахшанской автономной области Таджикистана привёл к человеческим жертвам и обострил отношения региона с центральной властью. Накапливающиеся социально-экономические проблемы и соседство с Афганистаном могут превратить ситуацию в катализатор разрушительных процессов.
По британскому парламенту бегают ищейки

Кампания по борьбе с наркотиками разворачивается в Вестминстере.

Лейборист, спикер палаты общин Линдсей Хойл заявил, что проведёт «расследование наркокультуры» Вестминстера после того, как следы кокаина были обнаружены в ряде мест, доступных только для людей с парламентскими пропусками, сообщает британская газета «Таймс». В связи с растущими доказательствами употребления кокаина и других запрещённых веществ спикер пообещал вызвать полицию.

Не туда гребёте, господа...
Число поляков, считающих, что их страна развивается в неправильном направлении, а также оппозиционно настроенных в отношении политики президента и кабмина, увеличивается от месяца к месяцу.
Пульс планеты
ЖЕНЕВА. Каждый десятый человек в европейском регионе будет инфицирован коронавирусом к концу этой недели. Столь неблагоприятный прогноз развития эпидемической ситуации дают эксперты ВОЗ. Между тем с декабря 2020-го вакцины против COVID-19 уже спасли в Старом Свете как минимум 469 тысяч жизней.
Нет — современным формам рабства!

Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш осудил расистское наследие рабства, которое остаётся в силе и сегодня.

В послании в честь отмечающегося в начале декабря Международного дня борьбы за отмену рабства Гутерриш призвал не забывать о страданиях миллионов африканских мужчин, женщин и детей, ставших жертвами трансатлантической работорговли.

Сколько же в стране бедняков!
7 декабря Госдума заслушала министра труда и социальной защиты Антона Котякова, выступившего перед депутатами в рамках «правительственного часа» с докладом о том, какая соцподдержка оказывалась и оказывается гражданам в условиях распространения коронавирусной инфекции. Парламентарии высказали свою точку зрения об эффективности этих мер.
СССР как образ будущего
ВЦИОМ совместно с РБК к тридцатилетию со дня разрушения СССР опубликовал прелюбопытнейшие данные социологического опроса, которые, без сомнения, дают КПРФ и её сторонникам повод гордиться своей работой по сохранению исторической памяти.
Все статьи номера