ДВА БЕРЕГА У ОДНОЙ РЕКИ

1 полоса
Автор: Наталья ЯКОВЛЕВА.

Жизнь как она есть

Деревня Игнатьево в Омской области не так уж далеко от областного центра, каких-нибудь 60-70 километров, а уже получила «прописку» в «стране умирающих деревень». Власти как будто специально делают все, чтобы у людей оставалось как можно меньше причин оставаться жить в родных места. От Игнатьево до цивилизации – чуть больше тысячи шагов, которые нужно сделать по ветхому подвесному мосту.

Дорога жизни

Конструкция моста простенькая – на металлические тросы, которые держатся за высокие столбы-опоры по разным берегам Оми, привязаны плашки чуть больше метра в длину. Дерево обветшало, и сквозь щели далеко внизу виден тающий речной лед. Перилами служат два троса, отполированные руками и временем. Впрочем, руки обычно заняты сумками или гружеными велосипедами: магазина в Игнатьево, где осталось чуть больше 50 жителей, нет. Школу и клуб разобрали, ФАП надежно заперт: медик по графику наезжает несколько раз в месяц, и то, если может добраться по разбитой дороге, весной и осенью превращающейся в жидкое месиво. Одно спасение – мост.

– В 1987 году мы его построили,– рассказывает 67-летний Николай Федоров. – До этого был широкий деревянный настил, по которому даже машины двигались. Но на автомобильный у совхоза , отделением которого тогда было Игнатьево, денег не оказалось. А как без моста-то? На той стороне – деревня Самаринка, с которой сколько лет вместе: и на танцы по молодости бегали, и праздники вместе отмечали, и породнились многие. Решили, что сами сделаем. Совхоз все же выделил технику, вбили посреди Оми огромные трубы-опоры. А осину мы с мужиками сами напилили да распустили на лесопилке.

В советские годы деревни на разных берегах одной реки были похожи, как двойняшки. Примерно по четыреста жителей, обслуживающих зернотоки и фермы. Двухквартирные кирпичные одноэтажки, построенные государством, вперемешку с частными домами. Типовые магазин, клуб, медпункт, школы на главных улицах с одинаковым названием – Береговая. Но когда концу 90-х в обеих деревнях развалились последние сельхозпредприятия, Игнатьево стало проигрывать: чтобы сесть на автобус, его жителям нужно пройти мост и прошагать еще с километр через всю Самаринку. От остановки на трассе и до Кормиловки недалеко, и до областного центра всего 60 километров. Другим путем выбраться из Игнатьево весной и осенью невозможно: до райцентра 20 километров, но 6 из них не изменились с советских времен: все тот же проселок.

Последняя корова

– Лет 30 назад проселок немного подняли – вот и весь ремонт, – вспоминает Николай Федоров. – Обещали асфальт, щебенки навезли, но когда заваруха перестроечная началась, под шумок растащили. Теперь проехать можно только зимой, если снег прочищен, или летом, когда все высыхает до пыли. Чуть капнет – развезло, машины стоят. Ладно, я старый, а сыновьям-то моим как быть? На работу по такой дороге не наездишься: сегодня она есть, завтра нет, кто такого работника держать будет? А мост больше не спасает.

Прошлой весной ледоход снес главные опоры, и середина моста опустилась прямо в воду. Администрация Юрьевского поселения, в которое входит Игнатьево, отреагировала: четверых школьников, до этого учившихся за мостом, перевели в Юрьевскую школу.

–– Уезжаем, – машет рукой майор в отставке Андрей Копотилов. – Жаль, сил вложено! Я в 2009-м с Кавказа вернулся, в отставку вышел, дом и землю на «боевые» купил. Завел десяток коров, 120 свиней, отару овец, 53 дойных козы. Пахал на себе практически, техники не было. Теперь вот продал почти все. Боимся внуков упустить, трое их у нас, все школьники. Как осень-весна, так они неделями дома сидят, ждут хорошей погоды, чтобы поехать учиться.

С отъездом Андрея коров в деревне не останется – у него была последняя. Сено косить негде, привезти его по осени невозможно, да и дорого очень. Проблем нет разве что с хлебом. После обрушения моста его стали доставлять из райцентра по понедельникам и пятницам – рано утром, пока дорога подмерзшая. А вот с рейсовым автобусом вышел прокол.

– Автобус пустили зимой три раза в неделю, – рассказывает Ольга Подляскина. – Неудобно: в восемь утра в аптеку, к примеру, вышел и только в пять вернулся – день потерян. Но хоть что-то! А когда таять начинает – все, никакого транспорта. Утром автобус еще может пассажиров забрать, а солнышко пригрело – дорога расплылась. Автобус не едет, пешком по грязи шесть километров – тот еще аттракцион. «Скорая», может, и пройдет, но мы в такую погоду и не вызываем. Ну как справляемся? Семнадцать человек за последние года четыре умерли. А, может, пожили б еще, если б в больницу чаще ездили.

Движение запрещено!

Ремонтировать мост Юрьевская администрация отказалась: на балансе поселения он не числится. Староста Игнатьево Павел Саблин обратился за помощью к Светлане Энверовой, депутату от «Единой России» Законодательного собрания Омской области – в надежде, что она поднимет вопрос о строительстве нового моста на областном уровне. Незадолго до обрушения она проводила бурную избирательную кампанию – встречалась с людьми, обещала бороться за их права. По словам Павла, вопреки его надеждам депутат от него отмахнулась, ответив, что затея не имеет смысла – вкладывать деньги ради нескольких десятков человек никто не станет. В июне прошлого года староста отправил письмо губернатору Омской области Александру Буркову. Официального ответа не пришло, но из района приехала целая делегация начальников. Закончился их рейд тем, что вход мост обвили красно-полосатыми ленточками, а на одну из опор приклеили бумажное объявление: «Движение запрещено! Мост находится в аварийном состоянии». Объявление через пару дней сорвало ветром, а ленточки игнатьевцы сняли сами. Староста собрал народ, напряглись всем миром. Чуть подтянули тросы, на которых держится мост, выгребли ветки и бревна, зацепившиеся за опущенный в воду настил, поменяли самые гнилые доски. Ходить теперь можно, хоть и страшно.

– Ходят люди, а что делать? – пожимает Павел плечами. – Многие в Кормиловке работают, я сам – в городе. Конечно, стараешься по дороге проехать, но бывает, что машину приходится в Самаринке оставлять и домой через мост. Зимой проще: главное в ногу не идти. Кто боится, по льду бегают, тоже на свой страх и риск – официально переправы нет. Весной-летом посложнее: надо покрепче за тросы держаться, чтоб водой не утащило – тут Омка быстрая. Сухим на другой берег не выйдешь – в середине вода доходит до колена.

В министерстве строительства и ЖКК Омской области уверены, что транспортное сообщение с Игнатьево существует: на ремонт и содержание межмуниципальных дорог выделяются из средства регионального бюджета. «За счет этих средств в зимний период выполняются работы по очистке проезжей части и обочин от снега, уборке снежных валов; в летний период – работы по планировке и профилированию проезжей части и обочин автогрейдером, установке и замене дорожных знаков, скашиванию травы на обочинах», – сообщила пресс-служба министерства.

 – В этом году дали нам на ремонт дорог миллион с копейками: хватит только, чтоб 250 метров асфальта уложить на въезде в Юрьево, – сокрушается глава Юрьевского поселения Евгений Кузьмин. – Так что надеяться на асфальт игнатьевцам бесполезно. Как и на новый мост, скажу честно. И отремонтировать непонятно как. Я уж думал – по весне «Кировцы» пригнать, тросы ими натянуть, чтоб мост повыше поднялся. Но ведь на балансе его нет, а деньги бюджетные придется тратить. И кого посадят за нецелевое использование? 

Чудеса случаются?

Игнатьевцам остается надеяться только на чудо. На то, что доски под ногами не провалятся, лед не проломится, старый трос выдержит, а течение не будет слишком бурным. Впрочем, есть еще одна надежда. После обрушения моста они выбрали старостой молодого чужака – 38-летнего Павла Саблина. Никто больше не захотел заниматься старой деревней, отметившей 320 лет, давно перестав верить, что можно помочь ей выжить. А инженер-электронщик Саблин, купивший лет пять назад на окраине Игнатьево покосившуюся избушку под мастерскую, взялся.

– Я социопат, активничать не собирался, – признается Павел. – Из Омска уехал, чтобы быть поближе к природе и подальше от людей. Беру заказы в городе, на дому изготовляю шкафы управления, начиненные автоматикой. В проблемы деревни особенно не вникал – работы хватает, пока без «дороги жизни» не остались. Пришлось встряхнуться и оглянуться вокруг: доживает деревня – доживают люди. Устали себя ненужными чувствовать, ни на что уже не надеются. Я тут самый благополучный, выходит.

У «самого благополучного» жителя 300-летнего Игнатьево – насыпной дом размером в 31 квадратный метр. Стены ободраны, но уже отремонтирована крыша и вставлены новые пластиковые окна.

– 300 лет ведь деревня простояла, а теперь умереть должна? – возмущается Павел. – Просторы какие! А воздух? А земля? Зачем все это природа создала, если людей не останется? Решил, что буду родовое поместье разбивать. Здесь ни вирусы никакие не страшны, ни с голоду не умрешь: картошку, морковку всегда вырастить можно. А если землю щадить, природное земледелие развивать, не перепахивать все подряд, как делают фермеры-временщики, то и город прокормить можно. Я уже все изучил, теплицу сделал, рассадой весь дом заставил, займусь нынче посадками. Планирую еще пруд выкопать, можно будет рыбу запустить.

Ради родового поместья Павел продал в Омске квартиру, доставшуюся от деда. Теперь у него во дворе – легковая машина, действующий экскаватор и пока недействующий грузовик. Семья пока небольшая – кошка и четыре собаки, взятые из приютов. Девушек, которые хотели бы разделить с Павлом тяготы сельского бытия, он еще не встречал. Но пока не до них:

– Надо с переправой решать, – раздумывает. – Старики рассказали, что до войны через Омку паром ходил на лебедке. Прикинул: примерно такой же можно пустить, только современнее, чтобы любой мог самостоятельно переправиться. Голова на месте, руки работают – собрать смогу. Недешево, конечно, но кое-что уже есть, на остальное буду деньги откладывать, одному немного надо: на 15 тысяч в месяц легко могу прожить. Людей жалко: совсем руки опустили. Но ведь если взяться за деревню, они изменения увидят – может, жить захотят, а не доживать? Глядишь, и народ к нам потянется.

На снимке Павел Саблин.

Фото автора. 

Просмотров: 1746

Другие статьи номера

СИДИМ БЕЗ ДЕНЕГ СИДИМ БЕЗ ДЕНЕГ

Противостоять эпидемии коронавируса, соблюдая все карантинные правила, конечно, можно и нужно. Но как всё это делать, оставшись с пустым карманом? Этим вопросом сегодня, сидя дома, всё чаще с растущим возмущением задаются рабочие, служащие, сотрудники сфер обслуживания и культуры.

Обман с затяжкой

Строители музейно-театрального комплекса на острове Русский (Приморский край), месяц назад выходившие на стихийные забастовки из-за невыплаты заработной платы, о чём «Правда» тогда сообщала, до сих пор так и остаются без денег.

Пульс планеты

МОСКВА – ЭР-РИЯД – МЕХИКО. Страны ОПЕК+ договорились сократить в мае - июне добычу нефти на 10 млн баррелей в сутки. При этом ограничение продлится вплоть до мая 2022 года, но уже в меньшем объёме. Судьба сделки зависела от решения Мексики, отказавшейся от предложенного ей снижения на 400 тысяч баррелей в сутки. В итоге глава латиноамериканского государства согласился на уменьшение лишь на 100 тысяч баррелей. Россия и Саудовская Аравия в мае-июне на равных будут урезать добычу «чёрного золота» от 11 млн баррелей в сутки до 8,5 млн, а в целом она сокращается сейчас на 23%. Вслед за соглашением ОПЕК+ министры энергетики стран G20 обязались принять немедленные меры по обеспечению стабильности энергетического рынка на фоне пандемии коронавируса.

6 дней календаря

14 апреля

— 275 лет со дня рождения Д.И. Фонвизина (1745—1792) — основоположника русской социальной комедии. В своих пьесах, особенно в знаменитом «Недоросле» создал сатирические образы представителей дворянского сословия, ставшие нарицательными.

— 105 лет назад родился П.П. Глебов (1915—2000) — народный артист СССР. Актёр Московского драматического театра им. Станиславского (1941—1969) и Театра студии киноактёра. Снимался в фильмах «Тихий Дон», «Поднятая целина» и др. Лауреат Государственной премии РСФСР.

— 90 лет со дня трагической гибели великого советского поэта Владимира Владимировича Маяковского (1893—1930).

Кому в карантине жить хорошо

Находиться в длительной самоизоляции тяжело: достаточно посмотреть на огромное количество солидных штрафов, ежедневно выписываемых по всему миру за нарушение режима общенационального карантина, объявленного в связи с пандемией коронавируса в целом ряде государств. Нелегко без внимания посетителей и обитателям вынужденно закрывшихся зоопарков: животные явно скучают по человеческому вниманию. Однако, как говорится, нет худа без добра, что в очередной раз подтвердилось в гонконгском питомнике «Оушн пак», где эпидемия COVID-19 сделала то, что местным сотрудникам не удавалось в течение десяти лет: проживающие здесь панды Ин-Ин и Ле-Ле наконец стали парой.

Коронавирус: почему остальная Европа завидует немцам? Коронавирус: почему остальная Европа завидует немцам?

Низкая смертность от COVID-19 в ФРГ, с учётом общего количества населения страны и числа инифицированных, во многих странах вызывает удивление и даже зависть. Она объясняется тремя ключевыми факторами, констатирует «Дойче велле».

Коронавирус продолжает уносить жизни людей, в том числе - в Германии. Однако в крупнейшей стране Евросоюза количество смертей остаётся на удивление низким. Как в относительных, так и в абсолютных величинах. Почему?

Страна на пороге 15 новых «Чернобылей»

Вести с Украины

Мало для страны проблем с борьбой против эпидемии короновируса, с провалом экономики, с лесными пожарами, а тут ещё представители Ассоциации ветеранов атомной энергетики и промышленности Украины заявила о критической ситуации в ядерной энергетике страны и об опасности «очередного Чернобыля».

Юрий Гайдук: «Государство не желает взять на себя ответственность»

Завершилась первая декада апреля, объявленного президентом России Владимиром Путиным нерабочим месяцем и режимом самоизоляции. Первоначальные эмоции улеглись и уступили место здравому рассудку. Мы как законопослушные граждане, конечно, стараемся не нарушать данный режим, хотя он вызывает массу сомнений и вопросов. Если эпидемия коронавируса объявлена как пандемия, то почему не вводится в стране карантин или режим чрезвычайной ситуации (ЧС), как это сделано во многих странах? Наглядный пример – Китай, где только полный запрет и жёсткая дисциплина позволили в достаточно короткий срок справиться с этой заразой.

Русский богатырь, кадровый офицер Русский богатырь, кадровый офицер

 26 апреля 1986 года мир узнал о страшной техногенной катастрофе – аварии на Чернобыльской АЭС

В ликвидации её последствий участвовали сотни тысяч советских людей. Среди тех, кто принял на себя радиационный удар, было более 30 тысяч сотрудников органов внутренних дел и военнослужащих внутренних войск МВД СССР. Столько стражей общественного порядка выполняли в период с 26 апреля 1986 года по 31 декабря 1990 года служебный долг на радиоактивно загрязненных территориях. Кстати, среди них более 500 человек – работники центрального аппарата министерства. В 1996 году была создана и зарегистрирована общественная организация Ассоциация сотрудников МВД России и военнослужащих внутренних войск - инвалидов-ликвидаторов катастрофы на Чернобыльской АЭС «МВД-Щит Чернобыля». Возглавил её генерал-лейтенант внутренней службы Николай Иванович Демидов, в те далекие годы занимавший должность заместителя министра внутренних дел СССР.
СОЦИАЛИЗМ - ЛУЧШЕЕ ЛЕКАРСТВО ОТ КОРОНАВИРУСА СОЦИАЛИЗМ - ЛУЧШЕЕ ЛЕКАРСТВО ОТ КОРОНАВИРУСА
Коммунисты Ростова-на-Дону отметили 59-ю годовщину первого полета в космос.

Несмотря на ситуацию с коронавирусом представители Компартии не стали изменять сложившейся традиции и собрались 12 апреля на площади имени Гагарина. Они принесли красные гвоздики к бюсту покорителя Вселенной у здания Донского государственного технического университета.

Все статьи номера