Каков он, человек эпохи социализма?

Каков он, человек эпохи социализма?

№40 (30972) 29 мая — 1 июня 2020 года
4 полоса
Автор: Правда.

Продолжаем разговор о советских людях и нынешнем времени

Просто необходимо продолжить этот разговор, прерванный внезапно нагрянувшей пандемией коронавируса.

Напомню, о чём идёт речь. В 26-м номере нашей газеты за 13—16 марта сего года был опубликован большой материал под рубрикой «Приглашение к разговору». Собственно, такое приглашение содержалось уже в заголовке, который представляет собой вопрос, обращённый к читателям: «Что же это значит — быть советскими?»

По мнению нашей редакции, вопрос данный чрезвычайно актуален. И в тексте моей беседы с заместителем главного редактора журнала «Историк» Арсением Замостьяновым объясняется, что исследование феномена советского человека имеет огромное значение не только для лучшего понимания нашего прошлого, а ещё более — для борьбы за наше будущее.

В самом деле, судите сами. Предстоящий год станет годом тридцатилетия контрреволюционного переворота в нашей стране, который привёл к уничтожению Советской власти и великого Советского Союза. Иезуитскими происками врагов социализма внутри страны и за рубежом строй жизни у нас был заменён на капитализм.

Лучше или хуже стало от такой замены? Больше ли справедливости ощущаем после захвата власти олигархами и их обслугой? Ускорилось или замедлилось развитие страны в экономике, культуре и социальной сфере?

Ответы на эти и другие аналогичные вопросы, я думаю, для многих уже давно очевидны. Однако не для всех, к сожалению. Ведь невероятный по масштабам и затрате средств размах антисоветской пропаганды, которая агрессивно господствует всё это тридцатилетие, делает своё подлое дело. В головах людей, особенно молодых, создаётся совершенно извращённое представление и о советском времени, и о советских людях.

Зачем? Да для того, конечно, чтобы не допустить возрождения социалистических норм и принципов жизни. Именно ради этого самыми чёрными красками рисуются новым поколениям советская действительность и советский человек.

Не останавливаются лжецы, ненавистники всего советского! Буквально каждый день слышишь и видишь их по телевидению и радио, читаешь в газетах и социальных сетях.

Вот ведь даже в разгар коронавирусной пандемии бывший глава Роспотребнадзора академик (!) Геннадий Онищенко заявляет по главному российскому телеканалу следующее. Чуть ли не основная причина того, что не всё ладится у нас в борьбе с эпидемией, состоит якобы в том, что многие всё ещё остаются советскими людьми и им присущ... детский инфантилизм.

Как говорится, хоть стой, хоть падай. «В огороде бузина, а в Киеве дядька». Но академик нисколько не смущается, неся с телеэкрана такую нелепицу. Тут главное — пнуть ещё раз советских людей. Согласно «тренду», то бишь властному запросу.

А кинорежиссёр Андрей Смирнов, снявший в своё время неплохой фильм «Белорусский вокзал», но ставший с тех пор лютым антисоветчиком, возмущается по радио юбилейным концертом Александры Пахмутовой. Нет, не проколами в современном исполнении знаменитых и любимых народом песен, что было бы справедливо, а самим фактом их исполнения. «Торжество совка!» — вот его приговор. «Надо же, — злобно изрыгает, — песни про геологов, про московскую Олимпиаду...»

Уж чем не угодили-то ему геологи? Ясно: тем, что они советские. В советских песнях. «Совок, — бубнит с нервной дрожью, — опять совок!»

А телесериал «Зулейха открывает глаза», появившийся недавно? Продолжает мрачную череду антисоветских поделок, которым несть числа.

Словом, конвейер по дискредитации эпохи социализма и творивших её людей, запущенный ещё в пору горбачёвской катастройки, действует вовсю. И вред от него — колоссальный.

Особенно горько, что влияет он даже на некоторых из тех, которые сами по-прежнему считают себя советскими. Например, поразил меня такой факт. В статье одного нашего внештатного корреспондента я обратил внимание на приведённые слова Сталина. Усомнился в точности цитаты и попросил автора статьи её проверить. Но какова оказалась реакция? Получаю в ответ письмо, где сообщается, что замечание моё на поверку подтвердилось. Приводится достоверный сталинский текст. Однако далее следует не благодарность мне за проявленное внимание, которое помогло избежать ошибочного цитирования, а раздражённый выговор.

Автор убеждён, что не следовало мне «придираться» к нему. Аргументирует так: дескать, «Правда» — «не академическое издание, а газета, которая живёт один день, и тут допустимы вольности, приблизительность».

Я привёл этот аргумент дословно. И мне интересно, согласны ли вы с ним, дорогие читатели. Меня-то за долгие годы работы в «Правде» учили иному. Точности учили. Во всём.

А ещё хочется узнать читательское мнение о конечном выводе, который сделал из этой истории упомянутый автор. Вывод, адресованный мне, таков: «Не надо быть слишком серьёзным, как и слишком советским».

Насчёт серьёзности спорить не буду. Может быть, это и верно, смотря что иметь в виду. Но вот можно ли (в принципе!) быть СЛИШКОМ советским?

Впрочем, предложенная тема разговора — о советских людях и нынешнем времени — ставит много вопросов, над которыми стоит основательно подумать. И прислать к нам в редакцию свои размышления, наблюдения, оценки. Некоторые из уже полученных откликов публикуем сегодня.

Виктор КОЖЕМЯКО,

политический обозреватель «Правды».

Остаюсь советским

Верен клятвам детским,

Меченый войной,

Остаюсь советским

В стороне родной.

Эти строчки из стихотворения прекрасного поэта, моего земляка-нижегородца Валерия Шамшурина повторяют теперь вслед за мной мои внуки.

Что же означает быть советским? В беседе политического обозревателя «Правды» Виктора Кожемяко с заместителем главного редактора журнала «Историк» Арсением Замостьяновым — поиск ответа на этот вопрос. Полностью согласен с участниками беседы в том, что интерес к советской эпохе не уходит из общественного сознания, а с годами даже усиливается. Но чтобы правда о Союзе Советских Социалистических Республик доходила до наших потомков, мы, оставшиеся навсегда советскими, не имеем права на молчание, на забывчивость, не можем быть равнодушными к неожиданным порой вопросам детей.

Всё начинается с семьи.

— Дедушка, ты рассказывал о строительстве сельской гидроэлектростанции. Вы тогда были студентами, а сколько вам заплатили за работу? — такой вопрос задала мне внучка, шестиклассница.

— Мы заработали интересные летние каникулы, запомнившиеся на всю жизнь. Мы были счастливы, что нас взяли на эту стройку, и мы не думали о деньгах. Колхоз привозил нам продукты, мы сами готовили обеды и жили большой дружной семьёй. Пели песни с утра до ночи. Пели и на стройке, и на отдыхе.

Показываю девочке памятные фотографии из своего студенческого альбома, которые рассматривает она с явным интересом.

Искренность в рассказах близких всегда вызывает особое доверие. Теперь внуки усомнятся в правдивости льющихся с телеэкрана небылиц о Советском Союзе, о нашей жизни. Теперь они критически оценят злопыхательские статьи, усомнятся в добросовестности авторов учебников, искажающих правду о самых важных годах нашей истории.

«Деньги, деньги и деньги! — слышится с мутного экрана. — Выиграй миллион!» Не просто рассказать молодым о радостях, которые приносил свободный труд без эксплуататоров, без мошенников, без спекулянтов. Но как насущно необходимо это донести!

Что больше всего поразило великого индийского писателя и философа Рабиндраната Тагора, приехавшего в 1930 году из далёкой страны в Советский Союз?

«В России мне больше всего понравилось полное отсутствие мерзкой кичливости богатством, — писал Тагор. — Всё, что я вижу, кажется чудом. Нигде в других странах нет ничего подобного».

Эстафета памяти доносит в наших воспоминаниях о пережитом не только факты личной, семейной родословной, но и события всего нашего Отечества, образ жизни советских людей, их мечты, их идеалы. Я рассказал внукам о студенческой стройке, но мой рассказ побудил меня также вспомнить, что слышал я от своего отца о стройках первых пятилеток. В них мой папа принимал личное участие. И я рассказал своим внукам о строительстве Горьковского автозавода. Вспомнились мне даже незатейливые стихи из довоенной детской книжки, где были такие строки:

Здесь недавно был пустырь

И песчаные пески…

— Как же вы, — спрашивал я отца, — так быстро построили на пустыре и автозавод, и целый город?

— Мы же советские люди, — улыбался отец. — Я вот недавно был в командировке в Магнитогорске…

И рассказывал мне о легендарной стройке на Южном Урале, о городе, в кратчайший срок выросшем у подножия горы Магнитной.

Но вскоре тогда грянула война. Мой отец погиб 20 сентября 1944 года, освобождая Советскую Эстонию. В письмах с фронта он мне советовал, что читать: «Обязательно книжки о Чкалове, о папанинцах! Мы с тобой до войны не успели их прочесть. А это настоящие советские люди, герои, которыми мы всегда будем гордиться».

И я, перечитывая письма отца, поместил спустя много лет в сборнике стихов о наших истоках стихотворение, в котором есть такие строки:

Мы с детства знали, кем мы станем

В стране великой, в СССР,

Чкалов и Иван Папанин

Показывали нам пример.

В одном из последних своих писем отец писал: «Кончится война, и мы обязательно съездим с тобой в Советскую Эстонию».

В Эстонию на могилу отца мы съездили, но вот теперь, чтобы туда поехать, надо оформлять визу. Национализм, русофобия и антисоветизм поразили и прибалтийские республики, и Украину, Грузию...

«Что же произошло?» — спрашивают меня внуки. Объясняю ребятам, что поощрительный пример антисоветчикам из бывших союзных республик подали наши доморощенные перевёртыши в России. Обласканные Советской властью, ставшие при ней даже известными и знаменитыми, они вдруг вслед за Ельциным «прозрели» и начали поливать грязью Советскую Родину. Забыли в одночасье, что их бесплатно выучили советские школы и университеты, забыли о пионерских лагерях и дворцах пионеров, забыли о дружбе народов, забыли о нашей Великой Победе и о спасении Европы советскими людьми. Одни перевёртыши были скрытыми с давних времён, другие приобрели беспамятство позже, обратив после контрреволюционного переворота 1991 года свои восхищённые взоры на капиталистический Запад.

Что значит быть советским? Что значила для нас Советская власть? Это мне помогла понять в далёком военном детстве моя мама. Я приходил из хлебного магазина, отоварив наши хлебные карточки, а мама говорила: «Посмотри, как заботится о нас государство. Немцы захватили Украину и все наши чернозёмные районы, а мы получаем хлеб без перебоя каждый день».

Мама убегала на свой химфак, где не только преподавала всю войну, но и ездила со студентами на торфозаготовки, навещала вместе со своими воспитанниками раненых в госпиталях, проводила практические занятия на химических заводах города Дзержинска.

Обо всём этом я тоже внукам рассказываю, а в стихотворении «Мамины медали» написал так:

Отец и дяди на фронтах сражались,

А мамин подвиг совершён в тылу,

Недаром моей маме две медали

Вручили за труды её в войну.

В беседе Виктора Кожемяко и Арсения Замостьянова очень верно говорится о том, как ненавистно антисоветчикам всё доброе, что связано с Советским Союзом. Ни в коем случае не хотят они допустить, чтобы до наших потомков дошло это доброе и светлое, чем жили их деды и что воплощено в одном слове: справедливость.

Родословная нашего Советского Отечества берёт начало в 1917 году. Она слагается из родословных, как говорится, простых советских семей, для которых чувство справедливости и буржуазная мораль несовместимы. Значит, надо бороться и бороться, чтобы вернуть народам нашей страны справедливость.

Леонард КРАЙНОВ,

ветеран «Правды».

г. Москва.

Это не только о прошлом

Человеку свойственно сравнивать. Когда я читала в «Правде» от 13—16 марта 2020 года материал под названием «Что же это значит — быть советскими?», то невольно добавила: и в чём отличие советских от нас сегодняшних? Ведь речь идёт об особенностях мировоззрения, а не просто о названии страны — СССР или Россия.

Сопоставление длится в обществе все те почти тридцать лет, что мы живём вне социализма, потому и не исчез интерес к советскому прошлому. Невозможно не задумываться над вопросом: как было тогда и как сейчас? Прекрасно видно, сколько ценного утрачено вместе с советским временем и к чему привёл развал великой страны. Жуткое социальное неравенство, натовские базы у российских границ, извращение истории…

Но остался богатейший советский опыт созидания! Верится, что Россией он всё же будет по-настоящему востребован. А значит, разговор о советском человеке, о советской цивилизации, начатый в «Правде» заместителем главного редактора журнала «Историк» А. Замостьяновым и журналистом-правдистом В. Кожемяко, не только о прошлом. Он и о будущем тоже — вот что особенно важно.

Когда я решила откликнуться на эту тему, вроде бы далёкую во времени, то задумалась прежде всего как раз о проблемах нынешних. Вот обострился экономический кризис, упали курс рубля и цены на нефть. Человечество атаковано пандемией коронавируса. И кто же стал успешно сопротивляться бедствию? Общество западной демократии? Нет, «на коне» оказались как раз те «режимы», как их зовут на Западе, которым свойственны какие-то черты советской модели. У них основные ресурсы в руках государства, а не рынка. Ясно же, что сияет на мировом небосклоне звезда Китая — страны с прогрессивными социалистическими преобразованиями. Китай, где главенствует Коммунистическая партия, показал всем: вот как можно организовать борьбу с коронавирусом, заботясь о людях, а не о наживе.

Глобальная экономика, боготворимый рынок, сила Евросоюза и США — где это всё? Уязвимость их очевидна, как и миф о нравственном превосходстве западной демократической системы. У стран ЕС вместо примера солидарности — поведение по принципу «моя хата с краю». Напротив, помощь им приходила из того же Китая, который поливали и поливают грязью.

Вспомним, как прекрасно работала медико-санитарная служба в СССР. Ведь мы тогда быстро победили чуму, холеру, сибирскую язву. Нынешнему здравоохранению есть что перенять от предшественников. И отрадно, что прагматичная реальность не совсем убила в людях советское желание бескорыстно помогать другим. Я имею в виду волонтёров.

А насчёт самого этого слова «волонтёры» согласна с авторами публикации в «Правде». Мне оно тоже кажется странным и каким-то безликим что ли по сравнению с действительно благородными делами этих людей. Есть же хорошее слово «доброволец» — человек, творящий добро по своей воле, бескорыстно. Кажется, этого слова теперь избегают по причине довольно яркой «советскости». Ведь с кем в первую очередь в народной памяти связано понятие добровольцев? Конечно, с советскими коммунистами и комсомольцами! Они были на передовом рубеже в труде и в бою. Добровольно шли на самые тяжёлые и опасные участки. Членов партии и комсомола призывали первыми подниматься в атаку на фронтах Великой Отечественной. «Коммунисты, вперёд!» — кричали командиры подразделений, выскакивая из окопов.

Или вот ещё какое мерзкое слово придумано в 1990-х — «совки», тоже упомянутое в диалоге А. Замостьянова и В. Кожемяко. Недавно я услышала его в Псковском обкоме КПРФ, общаясь в очередной раз с В.П. Бондаревым, первым секретарём Псковского райкома. «Знакомые иногда посмеиваются, что я, мол, «совок» совсем!» — говорит он. И тут же с вызовом подтверждает: «Да, я «совок»!» То есть человек советского склада, что некоторым другим странно. А к чему, спрашивается, ирония? Достижения советских людей в самом деле поражают. Народным трудом создавалось нечто принципиально новое в истории — государство социализма. Ничего подобного прежде не было! Полупатриархальная Россия превратилась в космическую супердержаву благодаря замечательному советскому народу. Разве не повод гордиться, что ты был его частью?

Можно много рассуждать о характерных чертах истинно советского человека. Они точно подмечены в беседе В. Кожемяко с А. Замостьяновым: культ труда, коллективизм, воспитание на достойных, положительных образах, патриотизм, идущий из глубин души… Я бы подчеркнула, что по-настоящему советские не зацикливались на себе. У них было какое-то чувство сопричастности ко всему, чем жила страна. И они умели совмещать своё личное с большим понятием Родина.

Каким, например, получилось первое поколение, выросшее после победы Октября? Множество молодых людей стремились в гущу событий общественно значимых. Комсомольцам-добровольцам не хотелось просто слушать, как кто-то другой строит Магнитку или Днепрогэс. Они сами ехали туда работать. А потом рвались на фронт Великой Отечественной, причём нередко пряча в карман очки с толстыми стёклами, переделывая в документах 1925-й на 1923-й год рождения и убегая к передовой в товарняках.

Как признаётся В. Кожемяко, знакомство с однополчанами Зои Космодемьянской помогло ему многое понять о военном поколении. У меня произошло нечто подобное, когда я подружилась с людьми, причастными к подпольной комсомольской организации «Молодая гвардия». Встречи с ними в разных городах и поездки в Краснодон, тогда ещё советский, оказались потрясением. Вот так осознаёшь, что все мы жизнью обязаны военному поколению и его непостижимому подвигу. «В первый же день войны я с друзьями пошёл в военкомат и райком комсомола проситься на фронт, — рассказывал мне член штаба «Молодой гвардии» В.И. Левашов в 1988 году. — Но нас, несовершеннолетних, даже не выслушали и прогнали. Потом школа отправила нас в колхоз убирать урожай».

Мальчишки, разобиженные резкостью военкомов, ещё не знали, что их фронтом будет родной Краснодон. По зову сердца, а не по приказу несколько десятков таких добровольцев объединятся в «Молодую гвардию» и почти все погибнут. Вот абсолютно советские по духу люди!

Окончив институт, я уже начинала работать в псковской библиотеке, когда в конце 1980-х — в начале 1990-х всему советскому снова была объявлена война. И, конечно, ниспровергатели социализма расправлялись с исторической памятью о моих дорогих краснодонцах (четверо из них ещё оставались живы), с памятью о Зое Космодемьянской и других известных героях. Пресса, проходившая через мои руки каждый рабочий день, дружно оскорбляла наши святыни. Как же быстро она повернулась в антисоветскую сторону! Лишь «Правда» и «Советская Россия» не вписывались в общий ряд. Многое из того, что я там читала, незабываемо.

Вспоминаю такой эпизод. Начало декабря 1991 года. Я на рабочем месте и, как обычно для библиографа, с пачкой газет и журналов. Раскрыв номер «Правды» от 29 ноября 1991-го, замираю. «Трагедия Зои Космодемьянской» — так озаглавлена газетная полоса, а ниже подзаголовок: «Полвека спустя после гибели эту девушку вновь пытают и казнят».

Действительно, таких, как Зоя, уничтожали дважды. Фашисты отнимали жизнь, а «перестроечные» антисоветчики — доброе имя. А тут ещё полувековая дата Битвы за Москву и юбилей Зоиного подвига по времени совпали с развалом СССР. Зловещая символика! На фоне общего мракобесия статья «Правды» о Зое показалась мне глотком свежего воздуха. Стало ясно, что дотошный автор провёл целое журналистское расследование, и теперь фактами он опровергал клевету. Как же его зовут? Я взглянула на подпись: Виктор Кожемяко. Фамилия правдиста у меня невольно отложилась в памяти. И, сталкиваясь с его новыми работами на разные темы, я уже радовалась «встрече» с ним как с единомышленником: это тот, кто защищает наших любимых героев! Хотя предательство превращалось тогда буквально в норму жизни, всё равно оставались подлинно советские журналисты.

Соглашусь с А. Замостьяновым и В. Кожемяко: там, где гонка за прибылью превыше всего, трудно растить достойное молодое поколение. О тонкостях воспитания спорили во все времена, а я уверена в одном: детство должно быть с книгой. Без прекрасных книг и, добавлю, кинофильмов советской эпохи не зародишь в ребёнке лучших качеств советского человека. А граждане советского склада не перевелись по сей день, несмотря ни на что. У них словно какой-то иммунитет к хищническим бациллам капитализма. Думается, что вот за такими духовно красивыми и сильными людьми — будущее. И они проявят себя в полной мере, когда для справедливого жизнеустройства наше общество возьмёт на вооружение советский опыт.

Конечно, само собой это может произойти и не очень скоро. Желанное ускорение, я думаю, зависит от всех нас, кому истинно дорога наша Родина.

Наталья БУХВАЛ,

библиограф областной библиотеки

для детей и юношества

имени В.А. Каверина.

г. Псков.

Были, есть и будут

«Что же это значит — быть советскими?» — так называется напечатанная в «Правде» беседа политического обозревателя газеты Виктора Кожемяко с заместителем главного редактора журнала «Историк» Арсением Замостьяновым.

Как-то так совпало, что на ту же самую тему я сам в очередной раз совсем недавно размышлял. Поводом стал двадцатилетний юбилей памятного неравного боя горстки псковских десантников с многократно превосходящей их по численности бандой террористов на Северном Кавказе. Как известно, большинство этих ребят погибли, но банду остановили, уничтожив до трети её состава.

Слов нет, ребята проявили себя настоящими героями. Но кто же им противостоял? Захватчики, напавшие на Россию из-за границы? Да, там были и арабские наёмники. Но в большинстве это были свои же, в недавнем прошлом советские люди — чеченцы и, возможно, дагестанцы, учившиеся в советских школах, где их, естественно, воспитывали в духе братской дружбы советских народов.

Так почему же они стали такими, какими стали? По-видимому, тут-то и сказалась упомянутая в материале «Правды» оголтелая пропаганда, с конца восьмидесятых и в девяностые годы сеявшая вражду ко всему советскому, презрительно называвшая советских людей «совками». Вероятно, примешалась и память о высылке чеченцев в Среднюю Азию и Казахстан, откуда они смогли вернуться лишь в 1956 году.

Конечно, вся эта яростная пропаганда вот уже тридцать с лишним лет отравляет сознание наших соотечественников, и результаты налицо. Но не всё абсолютно мрачно и бесперспективно. О благотворном действии на воспитание молодёжи фильмов советских лет упоминается в правдинской беседе. Стоит вспомнить также и о книгах, на которых воспитывались поколения советских людей. Первая — это, конечно, «Как закалялась сталь» Николая Островского. Кстати говоря, фельдмаршал Паулюс, прочитав в плену этот роман, заявлял, что «если бы мы знали, что у русских так много Корчагиных, мы бы по-другому планировали наши операции».

Вторая книга — «Повесть о настоящем человеке» Бориса Полевого. Один из её героев — комиссар Воробьёв, с которым главный герой Алексей Мересьев лежал в военном госпитале. Во многом именно благодаря Воробьёву лётчик Мересьев понял, что, несмотря на ампутацию ног, он вновь сможет летать и бить фашистов.

Но теперь перенесёмся в нынешнее время. Что заставляет молодых симпатичных ребят и девчат вступать в комсомол и в КПРФ? А таких молодых людей я постоянно вижу на митингах и демонстрациях. По-видимому, сделать этот шаг их побуждает сама действительность, с запредельным богатством нуворишей и бедностью немалого числа соотечественников.

Напоследок хотел бы выразить некоторое несогласие с заместителем главного редактора журнала «Историк» Арсением Замостьяновым. Он говорит, что «в нынешнее время, наверное, не всегда имеет смысл проявлять свои советские качества. Ведь на нас действует логика животного, хищнического капитализма. Подставляться под удар не стоит. Самое важное — сберечь, сохранить в себе советское начало. Сохранить веру в цивилизацию, в науку, в человека, в братство людей труда. Но при этом понимать, что сегодня мы — во враждебном окружении, как в разведке. И не должны расслабляться, а тем более поддаваться врагам».

Но что это значит: «подставляться под удар не стоит»? Иногда жизнь ставит вопрос ребром: советский ли ты человек или только хочешь таковым казаться? Тем же псковским десантникам, может, не стоило «подставляться под удар», а лучше пропустить многократно превосходившую их в численности банду террористов? Нет, они «подставились», и правильно сделали, повторив подвиг их дедов в годы Великой Отечественной войны и доказав, что они остались советскими людьми в самом лучшем смысле этого слова.

А вообще, советские люди были, есть и будут. В этом я абсолютно уверен! Как уверен и в том, что будущее за социализмом.

Андрей ТАРАБРИН.

г. Москва.

Просмотров: 1322

Другие статьи номера

Голос русской души
Уже в самом звуке этого имени — музыка. Чайковский — это ощущение праздника. Чайко — так на севере России люди называли первого чаянного, желанного ребёнка. И совершенно естественным кажется, что день рождения этого замечательного человека приходится на череду майских праздников. Так уж исторически сложилось: День мира и труда — Чайковский — День Победы. И все эти радостные дни проходят под торжествующую музыку замечательного композитора, взлетающую, как знамя, и сверкающую, как фейерверк. Есть что-то знаковое в том, что о композиторе-патриоте, чьё творчество буквально пронизано чувством Родины, непременно вспоминают именно в дни нашей гражданской чести и воинской славы.
Незнайка на Луне, то бишь в нынешней России
В «Правде» за 17—20 января была опубликована заметка Всеволода Надеждина «Узнали себя». В заметке сообщалось, что прокуратура Краснодарского края усмотрела «признаки экстремизма» в книге советского детского писателя Николая Носова «Незнайка на Луне». «Уж не показалось ли им, — пишет Всеволод Надеждин, — что сказанное в 31-й главе «Незнайки на Луне» (именно в этой главе и нашла «признаки экстремизма» прокуратура. — А.П.) реально отражает очень многое из современной российской действительности, о чём рассуждать сейчас ни в устной, ни в письменной форме не принято? А как думаете вы, читатели?»
В Псков — к Пушкину

В Пскове 20 мая XXVII Пушкинский театральный фестиваль открылся постановкой спектакля «Шинель. Dress Code» по повести Н.В. Гоголя в театре «Приют комедианта» (Санкт-Петербург, режиссёр Тимофей Кулябин).

ВСЕ ПОСТАНОВКИ транслируются в онлайн-формате на сайте фестиваля pushfest.ru (а также на сайте Псковского театра драмы им. А.С. Пушкина). Зрители увидят видеотрансляции 22 спектаклей театров Санкт-Петербурга, Финляндии, Израиля, Литвы, Эстонии, Башкортостана, Бурятии, Карелии, Коми-Пермяцкого автономного округа, Красноярска, Кемеровской, Омской, Саратовской, Тюменской, Челябинской и Псковской областей.

Цифровая Дубинка
Самые отвратительные фантазии авторов антиутопий о власти искусственного интеллекта над человеком в России становятся реальностью в эпоху коронавируса. «Социальный мониторинг» — мобильное приложение для москвичей, больных COVID-19 или ОРВИ и решивших переболеть дома, — нередко превращает жизнь заболевших в настоящий ад.
Смерть в обнимку с капиталом
Катастрофа с коронавирусом в Бразилии стала следствием преступной политики Жаира Болсонару. Теряя вчерашних соратников, президент угрожает стране диктатурой. Иной курс избрала Аргентина, сумевшая предотвратить вспышку инфекции и поддержать трудящихся.
Полиция пусть подождёт

В Риге состоялся массовый пикет против запланированного на нынешний год строительства нового здания полиции безопасности на месте бывшего велотрека Марс, сообщил 28 мая интернет-портал Nra.lv.

ПО ДАННЫМ журналистов, свыше 400 человек с плакатами были рассредоточены в районе места застройки. Чтобы соблюсти требования действующего режима ЧС, введённого в республике на период с 13 марта до 9 июня и не допускающего массовые акции числом более 25 человек, организаторы послали 16 заявок на пикетирование от разных лиц.

«Боинг»: кого без оплаты в отпуск, а кого вообще за ворота
ПОЧТИ 2,5 тысячи своих сотрудников отправит из-за пандемии коронавируса и резкого падения авиаперевозок в неоплачиваемый отпуск американская корпорация «Боинг». О таком решении может быть объявлено уже 29 мая. Первыми в такие отпуска отправят работников производства в Сиэтле (штат Вашингтон), рассказали члены профсоюза предприятия.
Отложить или потратить?
Вслед за отменой карантинных мер в Европе остро встал вопрос, что делать с экономикой. Во время режима самоизоляции европейцы, по вполне понятным причинам, начали меньше тратить и гораздо больше откладывать. Как ожидали эксперты, после возвращения жизни в прежнее русло люди вернутся к прежней модели потребления товаров. Но не тут-то было!
Пульс планеты
БРЮССЕЛЬ. Еврокомиссия во главе с Урсулой фон Дер Ляйен представила план преодоления в ЕС экономического кризиса, вызванного коронавирусом, предложив выплатить странам-членам 750 млрд евро. 500 млрд из этой суммы будут распределены в виде грантов, а 250 млрд — в виде кредитов, переданных государствам сообщества.
Поставить заслон голоду
Генеральный директор Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО) Ку Донгю предупредил мировое сообщество о необходимости уделять повышенное внимание продовольственной безопасности в условиях кризиса из-за COVID-19, в том числе в области здравоохранения.
Все статьи номера