Валерий ТАРНАЕВ: «Кто, если не я?»

Валерий ТАРНАЕВ: «Кто, если не я?»

№3 (30790) 15—16 января 2019 года
4 полоса
Автор: Александр ПЕТРОВ, соб. корр. «Правды». Самарская область.

С коммунистом из села Мамыкова Кошкинского района Валерием Тарнаевым мы встретились у входа в Самарский горком. Только познакомились, как подъехала машина со свежими номерами «Правды» и «Трудовой Самары» — газеты обкома КПРФ.

— Помочь? — спросил Валерий у водителя.

Не дожидаясь ответа, подхватил пару пачек и поспешил с ними в библиотеку горкома. Пока я соображал, не требуется ли моя помощь, он уже бегал с газетами взад-вперёд, и вскоре они с водителем перенесли весь тираж.

Вспомнились слова первого секретаря Кошкинского райкома КПРФ Татьяны Журавлёвой: «Тарнаев всегда готов прийти на помощь людям, если она требуется. Это знает всё село. Он из тех коммунистов, кто чувствует причастность и ответственность за всё, что происходит вокруг».

И В ГОРКОМ Валерий приехал не по каким-то личным делам. Его помощь требуется семье, в которой пятеро детей. Домишко так себе, нуждается в основательном ремонте. В нём нет ни газа, ни отопления, ни воды. Удобства на улице. Тарнаев забил тревогу, написал заметку в областную газету. В редакции побоялись судебного иска и заметку не напечатали. Вот он и привёз в горком, где находится «Трудовая Самара», пачку документов, которые подтверждают изложенные им факты.

Здесь состоялся у нас разговор о жизни — и самого Тарнаева, и других. Жизнь нынче хуже некуда. Село вымирает. Работы нет. Сам Валерий зимой мотается в Самару на заработки, летом сажает около дома картошку, морковку и всё остальное, без чего в селе просто не выжить. Была хорошая школа — закрыли. И теперь ребятишек возят в соседнее село, где школа пока ещё цела. Был в райцентре, в селе Кошки, хороший автовокзальчик, где имелось всё, что нужно человеку перед долгой дорогой. Ведь до Самары сотня с лишним вёрст. Сначала часть его сдали в аренду, а потом и вовсе закрыли и продали очередному супермаркету. А взамен поставили павильончик от дождя и ветра.

Подобных примеров множество по всей российской глубинке. Но говорят о них по-разному. Одни спокойно: куда денешься, если жизнь такая? А Тарнаев говорит с болью, как о чём-то личном. Но и таких у нас немало. Поохают, поахают — и делу конец. К сожалению, меньше тех, кто борется с этой властью, которая говорит одно, а делает другое и давно уже наплевала на интересы простых людей. Тарнаев из числа борцов. Воровство и махинации в самых разных формах Валерий не может ни понять, ни принять. Если видит различные безобразия, пишет заявления в районную администрацию, обращается в правительство области. Получает отписки и снова требует, чтобы приняли меры.

— Меня воспитывали не для этой жизни. С самого детства внушали, что надо жить честно, хорошо работать, помогать людям, не брать чужого, — вспоминает он.

Родителей Валерий не помнит, до пяти лет воспитывался в одном из детских домов Самары. Затем его усыновила сельский библиотекарь коммунист Лидия Алексеевна Тарнаева. Жили они вместе с её мамой, Татьяной Ефимовной. Она в партию вступила во время войны, в 1942 году. И много рассказывала о прежней жизни — коллективизации и военной поре, которая выкосила немало мамыковских мужиков. И женщинам досталось на всю катушку. В колхозе работали от зари до зари. А если выпадали выходные, несли на железнодорожную станцию ведра с молоком — за десять километров, чтобы продать. И никто не роптал — война… В партию тогда вступали, чтобы вместе пережить и одолеть все беды.

Коллективизацию и репрессии память жителей Мамыково сохранила без той газетной и литературной жути, которой забивают наши головы. В историях, которыми односельчане охотно делились во время разговоров с Валерием, порой звучала обида по поводу уведённой в общее стадо коровы. А у одной семьи отобрали даже матрац, набитый соломой. Но приехал какой-то районный начальник, узнал про это и спросил у местных коллективизаторов:

— Вы что, сдурели?

И приказал матрац немедленно вернуть.

Перегибов и всяческой глупости хватало, но шло время и всё больше сельчан понимало, что в одиночку из разрухи после Гражданской войны было не выбраться. А потом пришло ещё одно тяжёлое испытание — Великая Отечественная война. С неимоверными трудностями жили, но голода не было. На всю жизнь запомнил Валерий, как Сергей Трофимович Чугунов, у деда которого забрали в колхоз корову и кое-что ещё, своим крестьянским нутром почувствовал, чем грозит простому люду «перестройка». И предупреждал односельчан:

— Вот скоро придёт новый барин Зубов, и все мы быстро почувствуем прелести капитализма. И не раз добрым словом вспомним Советскую власть...

Тот дореволюционный барин в памяти местных крестьян остался злобным и жестоким. И вот пришли перестроечные зубовы. Жестокость у них цивилизованная, соответствующая пословице, по которой мягко стелют, да жёстко спать. Нет уже мудрого Чугунова, а ведь как он был прав! Советскую власть в селе действительно вспоминают добрым словом. В доме Тарнаевых, когда ещё были живы приёмная мать и бабушка, частенько собирались женщины, чтобы долгими зимними вечерами повспоминать прежнюю жизнь при Советской власти и вынести приговор власти теперешней. Валерий слушал их разговоры и соглашался с этим приговором, чувствуя неразрывную связь с этими много испытавшими в жизни, чистыми и дорогими ему людьми.

После школы, как и многие другие выпускники, он пошёл работать в колхоз. Специальности, конечно, никакой не было. Мать и бабушка говорили, что надо учиться. Да он и сам понимал, что надо. Пришлось из села уезжать, а когда вернулся после окончания профтехучилища, колхоз уже развалили. Выпускники школы дома не задерживались, ведь работать негде. Главными обитателями села стали пенсионеры, которые жили своим подсобным хозяйством. А что за хозяйство без крепких мужских рук?

С той поры и по сегодняшний день Валерий Тарнаев помогает односельчанам в самых разных делах. Одной соседке вырубил кусты на участке, выкосил сорняки и наколол дров для бани. Другой вскопал огород. Третьей привёз с тока зерно, которое причиталось ей за земельный пай, сданный в аренду. Это раньше, когда был колхоз, людям бесплатно помогали и со вспашкой огородов, и с кормами для скота. А теперь за всё надо платить, да и молодых мужиков не осталось. А пенсионеру трёхпудовый мешок не по силам.

Но сельская жизнь состоит не только из посадочной да уборочной страды. Люди обращаются к местной власти и с другими проблемами. Чиновники от них отпихиваются. И снова сельский народ идёт за помощью к Тарнаеву. Морга в районе нет, чтобы оформить документы для погребения, покойника надо везти в Самару или в один из райцентров, где имеется это учреждение. Едет Тарнаев — больше некому. В этом деле тоже нужны сильные мужские руки. Немало помыкался Валерий с односельчанином Константином Колотухиным, который переболел туберкулёзом и оказался никому не нужным. Однажды чуть не замёрз по пьяному делу в своей нетопленой избёнке. Соседи сказали Валерию, что надо спасать мужика. Пришёл к нему, а входная дверь заперта. Хорошо, что удалось открыть окно веранды. Привёз Колотухина к себе домой, отогрел, а потом ещё долго ходил по кабинетам, чтобы оформить ему инвалидность и отправить в интернат.

Не спрашивайте у Тарнаева, зачем ему всё это надо. Он даже во время нашего разговора сам себе не раз задавал такой вопрос. Но так и не ответил на него. Наверное, постеснялся высоких слов. А ведь его активная жизненная позиция наверняка продиктована и влиянием двух замечательных женщин, коммунистов Лидии и Татьяны Тарнаевых. Возможно, боль за родную землю передалась от далёких предков, поэтому и живёт в его душе тревога за будущее родного села, всего Кошкинского района и всей нашей страны.

При теперешней власти ничего хорошего ждать не приходится. Происходит самое страшное — людей отлучают от земли, без которой нет будущего. В селе примерно полторы сотни жителей, много собственников долей, доставшихся от прежнего колхоза. Но обрабатывать их у стариков нет сил, нет и техники. Вот и сдают её в аренду богатеям. А уж они решают, сколько каждому дать зерна или чего ещё. Народ соглашается, деваться некуда.

Некоторые из сельчан открыли свои фермерские хозяйства, но конкуренции с агрохолдингами им не выдержать. Землю и все её богатства прибирает к рукам крупный капитал. В районе начали добычу нефти. Вывозят её цистернами на машинах. Вонь от выхлопных газов несусветная. Земля сельскохозяйственного назначения приходит в негодность. Угодья прежних колхозов скупила некая самарская компания. Для их обработки использует варягов со стороны.

Сельскую молодёжь родительские паи не прокормят, она обживается в городах, а те доли, что ещё принадлежат ветеранам бывших колхозов, постепенно переходят в руки сельских магнатов. С барского стола не перепадает людям ни гроша. Местные жители с их проблемами никому не нужны. Разве что Тарнаеву. «Кто им поможет, если не я?» — спросил он меня. При этом удивляет Валерия, почему люди безропотно всю колхозную технику и недвижимость, которую отцы и деды наживали десятилетиями, отдали хапугам.

— За судьбу российской деревни надо бороться, иначе её угробят совсем, — говорит он. — Я и в партию вступал, чтобы вместе с другими коммунистами участвовать в этой борьбе.

Вот он и борется. Всячески помогает престарелым, активно участвует во всех предвыборных кампаниях. В селе один коммунист Тарнаев, и ему верят. На выборах в сентябре прошлого года Мамыково отдало за кандидата в губернаторы от КПРФ вдвое больше голосов, чем в среднем по области. А сейчас ему надо добиться, чтобы тот дом, где живёт многодетная семья, отремонтировали за счёт районной власти. Если будут созданы нормальные условия, те пятеро ребятишек вырастут и, может быть, останутся на родной земле. Без детей нет у российских сёл никаких перспектив.

Районную власть такая активная позиция Тарнаева раздражает. В местной газете как-то поместили заметку, в которой советуют ему уехать куда подальше. Его ответ: «Уезжайте сами!»

Просмотров: 1535

Другие статьи номера

Ударяют в колокола, не заглянув в святцы
Эта несколько по-иному звучащая пословица пошла от того, видимо, нередкого явления, когда звонарь, слишком понадеявшись на свою память, не посмотрев в церковный календарь, ударил в колокола совсем не тем распорядком, что в тот день полагался. Применяется эта пословица к тем случаям, когда кто-то приводит в своей речи явно неверные цифры и факты, ложность которых легко проверить, если спросить знающего человека, заглянуть в учебник или соответствующий справочник. А вынес я её в заголовок потому, что и в наши дни не только нерадивый пономарь, но и лица, занимающие самые высокие должности, грешат верхоглядством, не утруждая себя советом со специалистами, не заглядывая, когда нужно, в святцы-справочники.
Почему дорожают продукты

Во многих письмах в редакцию читатели просят разъяснить: почему дорожают продукты питания. Разъясняем.

ВАЖНАЯ причина для роста стоимости продуктов — повышение НДС с 1 января 2019 года на два процентных пункта, но по факту — на 11%, так как этот налог включается в стоимость любого товара несколько раз (по всей цепочке его производства и доставки до потребителя).
Когда главный стимул — нажива
Недавно СМИ передали сообщение, которое, на первый взгляд, может показаться неожиданным: в Белгородской области штрафы за нарушения в сфере АПК за 9 месяцев прошлого года составили 20 миллионов рублей, на четверть превысив этот показатель за весь 2017 год. Речь идёт прежде всего о выявлении некачественной продукции.
Аттракцион невиданной щедрости
Казахстанские власти на все лады твердят о «новогоднем подарке», сделанном ими населению. Имеется в виду снижение коммунальных тарифов, произошедшее после критического выступления президента. В действительности значение этого шага сильно преувеличено, на благосостоянии жителей оно почти не отразилось.
Мнимое процветание и реальная бедность
Таджикистан движется к процветанию, а начавшийся год станет решающим в этом процессе. Такой вывод можно сделать из послания президента страны парламенту. Однако, перечисляя достижения, Эмомали Рахмон умолчал о проблемах, без которых картина не может быть полной.
Пульс планеты
ВАШИНГТОН. Дональд Трамп побил рекорд Билла Клинтона по длительности шатдауна: временная приостановка деятельности правительства США продолжается уже 25-й день из-за разногласий между главой Белого дома и демократами в конгрессе. Трамп отказывается одобрить бюджет, если в нём не будет учтено финансирование строительства стены на границе с Мексикой, а демократы не желают выделить средства на это. С 22 декабря в США не функционируют четверть федеральных учреждений, их сотрудники не получают зарплату. Это уже третий американский шатдаун с момента избрания Трампа президентом. Предыдущий рекорд — 21 день — был зафиксирован 23 года назад.
Новые рабочие места
В СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ Республике Вьетнам, в столичном технопарке «Хоа Лак», появился первый завод по производству деталей для авиационных двигателей. По сообщению издания VNExpress, деньги в строительство предприятия вложила южнокорейская компания Hanwha Group.
Кровь пауков для электромобилей
«Будь то электромобили или стационарные накопители альтернативной энергии, пока не ясно, какая именно технология производства аккумуляторов окажется лучшей в будущем. Бесспорным лидером рынка уже несколько лет являются литий-ионные аккумуляторы (ЛИА), однако учёные давно ищут альтернативу», — пишет швейцарская газета «Тагес-Анцайгер».
Социальный протест за рубежом
11 ЯНВАРЯ «жёлтые жилеты» в девятый раз вышли на улицы Парижа, Марселя, Лиона, Нанта, Страсбурга, Лилля, Тулузы, Бордо и других городов, требуя отставки президента Эмманюэля Макрона и усиления в стране борьбы с бедностью. Очередная волна антиправительственных выступлений, в которой приняли участие более 80 тысяч человек, прокатилась по всей Франции в преддверии общенациональных дебатов, начинающихся 15 января.
За корью придёт дифтерия?

По сообщению Центра общественного здоровья при министерстве здравоохранения Украины, заболеваемость корью за прошлый год в стране выросла в 17 раз.

ИЗ-ЗА ТОГО что наблюдается резкое обострение эпидемиологической ситуации в связи с заболеванием гриппом и корью, в школах города Луцка (центр Волынской области) по решению местных властей продлили зимние каникулы до 20 января.

Все статьи номера