Бескрайние дороги Николая Тихонова

Бескрайние дороги Николая Тихонова

№137 (31197) 14—15 декабря 2021 года
4 полоса
Автор: Руслан СЕМЯШКИН. г. Симферополь.

Выдающимся мастером слова, крупнейшим представителем советской многонациональной литературы Николаю Тихонову — уроженцу города на Неве, сыну ремесленника, ушедшему добровольцем на фронт Первой мировой империалистической войны, — суждено было стать под влиянием очистительных ветров Великого Октября, принятого им всем сердцем, горячо приветствуя планетарного значения революционные события.

Имея уже за плечами первые поэтические пробы, оформившиеся в стихотворный цикл «Жизнь под звёздами», он вступает в Петрограде в Рабоче-Крестьянскую Красную Армию и принимает участие в отражении натиска войск генерала Юденича.

Бойцом Н.С. Тихонов, чей 125-летний юбилей со дня рождения приходится на эти первые декабрьские дни, останется и в последующие годы. Сражаться ему пришлось не только во время Советско-финляндской и Великой Отечественной войн, когда он возглавил группу писателей при Политуправлении Ленинградского фронта. Борьбу с фашизмом, империализмом, колониализмом и другими язвами XX столетия, три десятилетия возглавляя Советский комитет защиты мира, Тихонов вёл до последних дней своей жизни, и главным его оружием, метко поражавшим цель, становилось слово — мощное, проникновенное, эмоциональное, способное будить сознание людей, вести их за собой.

Тихоновское слово, находившее выражение в поэзии, прозе и публицистике, в советские годы получило широчайшее народное признание. Его произведения на русском и других языках народов СССР издавались миллионными тиражами, стали всенародно известными. Прославится Тихонов и в качестве блестящего переводчика. На русский язык он осуществил авторизованные переводы стихов таких маститых национальных авторов, как К. Хетагуров, И. Тарба, Г. Абашидзе, И. Абашидзе, Г. Табидзе, Т. Табидзе, Г. Леонидзе, С. Чиковани, И. Нонешвили, К. Каладзе, А. Исаакян, Г. Борян, Г. Цадаса, К. Кулиев, Н. Хубиев, Айбек, М. Турсун-заде, И. Шимкус, А. Венцлова, М. Кемпе, Д. Карачобан, М. Танк, и других.

Интернациональная тематика стала ведущей в его творчестве. И причина тому — не только братские чувства, которые он испытывал к народам Советского Союза и многим другим, прежде всего восточным, боровшимся за свою независимость и свободу, но и многолетнее творческое и исследовательское проникновение в существо национальных культур, традиций, менталитета этих народов.

Потому-то товарищи по перу и уважали Тихонова, ещё в ранние годы творчества взволнованно писавшего о событиях в Афганистане, Индии, Китае, а затем рассказывавшего о новой жизни в Туркмении, Узбекистане, Дагестане, Грузии, а также в Индии и Пакистане, где у него было много надёжных и преданных друзей. О том, кем был для них Николай Семёнович, обстоятельно высказался в статье «Русская душа» выдающийся таджикский советский поэт и общественный деятель М. Турсун-заде, писавший: «Николай Тихонов — один из тех русских писателей, которые многое сделали для единения разноязычных литератур всех наших республик. Он искренний друг и заботливый учитель писателей разных народов. Выдающиеся советские поэты Кайсын Кулиев и Расул Гамзатов, Ираклий Абашидзе и Самед Вургун, Гафур Гулям, Георгий Леонидзе и другие многим обязаны ему в определении своей творческой судьбы.

Николай Тихонов не раз напоминал, что в литературах братских народов закреплены в художественных образах великие перемены в жизни нашей страны, происшедшие после Великой Октябрьской социалистической революции, в результате упорного труда по переустройству общества. Он всякий раз убеждался в этом, приезжая к своим друзьям в братские республики не просто гостем, а зорким наблюдателем, умным советчиком».

Поэтические строки посвятит своему таджикскому другу, вместе с которым ему пришлось побывать во многих восточных странах и выступать на представительных конгрессах и форумах, и Тихонов, многократно посещавший Сталинабад (Душанбе) и гостивший в доме Турсун-заде. Своё стихотворение-посвящение он так и назвал — «Мирзо Турсун-заде».

Глубже самых сердечных

приветствий

Нашей песенной дружбы

итог:

Сколько прожито,

видено вместе,

Сколько пройдено

вместе дорог!

Я хочу, чтоб в грядущие

годы,

Откликаясь на времени зов,

Новым грозам, горам

и народам

Ты читал свои строки,

Мирзо!

Вклад Тихонова в развитие многонациональной советской литературы огромен. С годами он стал непререкаемым авторитетом и, имея колоссальное влияние в Союзе писателей, будучи вхожим в высокие кабинеты в ЦК КПСС, Верховном Совете и Совмине СССР, старался помочь тем, кто в этом нуждался, не просто словом, хотя и оно имело большое значение, но и делом. Таким волевым, способным решать конкретные вопросы, не отступая при этом от жизненных принципов, не идя на сомнительные сделки с совестью, его знали не только литераторы, но и представители всей многогранной советской культуры, ведь Тихонов долгие годы возглавлял Комитет по Ленинским и Государственным премиям СССР в области литературы, искусства и архитектуры при Совете Министров СССР, был заместителем председателя Комитета по Сталинским премиям в области литературы и искусства.

Надо отметить, что беспартийный Тихонов придавал общественной работе большое значение. Многие годы он был в руководстве Союза писателей, с 1944 по 1946 год его возглавляя; избирался депутатом Моссовета, Верховного Совета РСФСР, Верховного Совета СССР восьми созывов; на протяжении трёх десятков лет был председателем Советского комитета защиты мира, неоднократно избирался членом Всемирного Совета Мира и членом его Бюро. Как посланник Советского Союза Николай Семёнович в составе делегаций, которые нередко возглавлял, побывал во многих странах мира, выступая там с высоких трибун и в различных аудиториях, неся людям правдивое слово о мире и о тех достижениях СССР, которые в западных странах сознательно искажались или замалчивались. К нему прислушивались, так как авторитет его был высок, а слово своё он умел донести доходчиво и убедительно.

На глазах Тихонова проходили грандиозные события ХХ столетия, значение которых трудно переоценить. «Мне, — говорил Николай Семёнович, — выпало огромное счастье быть свидетелем и участником исторических событий, видеть бессмертную победу моей страны, видеть, как переустраивается жизнь на новых началах, как ширятся силы свободы и демократии, как поднимаются народы Азии, Европы, Америки, Африки на пути борьбы за независимость и свободу, и всё пережитое, увиденное волновало меня как поэта… Счастье поэта… Это чувство «семьи единой», чувство гигантского родного дома, ибо куда бы я ни поехал — в города севера и юга, в края Востока и Запада, как и в столице нашей Родины — славной Москве, не говоря о родном Ленинграде, — всюду я дома и всюду мои великолепные земляки, друзья и товарищи — люди великой Советской державы. Счастье поэта… Это окружающий писателя мир, который, требуя от него постоянного творческого беспокойства, даёт ему новую энергию и способствует его творческому долголетию».

На почётную и ответственную должность председателя Советского комитета защиты мира на первом его заседании в 1949 году, прошедшем сразу же после Первой Всесоюзной конференции сторонников мира, кандидатуру Тихонова предложил А. Фадеев. С тех пор он и стал одним из самых авторитетных советских защитников мира. Вот как писал о своём старшем товарище секретарь правления Союза писателей СССР В. Озеров: «К высокому общественному посту Николая Семёновича подготовила вся его жизнь. В самом её начале он оказался свидетелем Кровавого воскресенья 9 января 1905 года. Был участником четырёх войн. Стал родоначальником интернациональной темы в советской поэзии. Первый выезд Тихонова за рубеж — поездка в 1935 году на Парижский конгресс писателей. Затем — участие в обоих Всемирных конгрессах сторонников мира. Тихонова избрали почётным президентом этой организации. <…> По докладу депутата Тихонова сессия Верховного Совета СССР приняла в 1951 году Закон о защите мира. Откликнувшись на тихоновское предложение, Советский комитет защиты мира создал Фонд мира, располагающий ныне (речь идёт о второй половине 70-х годов прошлого столетия. — Р.С.) солидными материальными средствами.

Герой Социалистического Труда Николай Семёнович Тихонов награждён золотой медалью Жолио-Кюри, его циклы стихов увенчаны Государственной премией СССР (ему трижды, в 1942, 1949, 1951 годах, присуждалась Сталинская премия первой степени, в 1970-м он был удостоен и Ленинской премии. — Р.С.). Ему присуждена Международная Ленинская премия «За укрепление мира между народами». <…>

Это, так сказать, анкетные данные. А за ними — личность яркая и многогранная: неутомимый путешественник, образованнейший литератор, великолепный поэт, прозаик, публицист. Характерны название книги Тихонова: «Времена и дороги», его самоопределение: «Я — человек дороги».

Эти дороги — длиной в сотни тысяч километров и в шестьдесят с лишним советских лет. Только на русском языке вышли 233 книги Тихонова — от первых сборников «Орда» и «Брага», поэмы об индусском мальчике Сами до книги о предвоенной Европе — «Тень друга», до многочисленных изданий, посвящённых пробуждающемуся, освобождённому Востоку: «Пакистанские рассказы», «Два потока», «Зелёная тьма», «Шесть колонн». В поле зрения автора не одна Европа, а ещё Индия и Пакистан, Бирма и Индонезия, Шри Ланка и Ливан… <…>

Диву даёшься, сколько знал Николай Семёнович и об «окружающем писателя мире». И о событиях политического характера, и о достижениях науки, о литературе, искусстве. И по личным впечатлениям, и по книгам. Ему отлично знакомы творчество современного афганского писателя, литературный быт XII века в Индии, он помнил древние иранские стихи и многое другое. <…>

Не меньше удивлялись неутомимому гражданскому темпераменту Тихонова, помноженному на пришедшую с годами мудрость. В книге, митинговой речи, личном общении — всегда и везде Тихонов горячо отстаивал свои принципы и продуманно вырабатывал необходимую тактику действий.

И наконец, невозможно не сказать о душевной отзывчивости, которая привлекала самых различных людей к этому седому человеку с юношеским блеском в глазах».

Из этих слов В. Озерова перед нами предстаёт и поэт, и крупный общественно-политический деятель. Но всё же на первом месте у Тихонова было творчество.

А художником он был по-настоящему революционным и входил в литературу как поэт революции и в последующие годы оставался им. «В год Октябрьской революции мне было только двадцать лет, — вспоминал Николай Семёнович. — Под впечатлением первых месяцев революции я написал целую книгу стихов, которая осталась в рукописи, хотя некоторые стихотворения, входившие в неё, читались на митингах и литературных вечерах красноармейской самодеятельности». Однако заявил о себе Тихонов немного позже, в 1922 году, когда его первые поэтические книги «Орда» и «Брага» рассказали читателю о событиях революции и Гражданской войны.

Тогда же он начинает размышлять над судьбами соотечественников, показывая победоносную поступь Советской власти на территории России. Проникновенно говорит он и о любви к Родине:

Разве жить без русского

простора

Небу с позолоченной

резьбой?

Надо мной, как над

студёным бором,

Птичий трепет —

облаков прибой.

Говоря о революции, о любви к России, Тихонов выступал как романтик. Сама повседневная действительность навевала ему романтическое настроение, не отвлечённое при этом от реальной жизни.

Те ранние стихи отличались искренней горячностью, страстностью, боевым задором, пылкостью. Особенно полюбились тогда читателю знаменитые тихоновские баллады из «Браги». Надо сказать, что баллады у Тихонова, где он поначалу писал о героях Гражданской войны, имели особое звучание и глубокий смысл. Этот жанр стал для Тихонова во многом определяющим.

Баллады его были эпичны, в них отчётливо просматривались пафос всенародного порыва, революционная страсть, направленная на достижение высокой цели. Показательны в этом отношении строки из баллады «Перекоп».

За море, за горы,

за звёзды спор,

Каждый шаг — наш

и не наш,

Волкодавы крылатые

бросились с гор,

Живыми мостами мостят

Сиваш!

Но мёртвые, прежде

чем упасть,

Делают шаг вперёд —

На гранате, на пуле

сегодня власть,

И не нам отступать черёд.

О формировании героических характеров пишет Тихонов свою ставшую широко известной «Балладу о гвоздях» — ту самую, которая завершается афористичными строками:

Гвозди б делать

из этих людей:

Крепче б не было

в мире гвоздей.

Эти слова, конечно, усиливают смысловую нагрузку всей баллады, повествующей о героизме революционных моряков:

«Команда, во фронт!

Офицеры, вперёд!»

Сухими шагами командир

идёт.

И слова равняются

в полный рост:

«С якоря в восемь.

Курс — ост.

У кого жена, дети, брат —

Пишите, мы не придём

назад.

Зато будет знатный

кегельбан».

И старший в ответ:

«Есть, капитан!»

Как видно, следование долгу для тихоновских героев — внутренняя, жизненная необходимость. Для самого поэта гражданский долг на протяжении всей его жизни тоже имел первостепенное значение. Он, по сути, и обуславливал столь активную деятельность Тихонова, бывшего всегда в первых рядах строителей нового социалистического общества.

«Орда» и «Брага» сделали Тихонова знаменитым. Сам же он, как взыскательный творец, написанным остался недоволен. Об этих самокритичных настроениях он писал в январе 1925 года М. Горькому. А вот классик такого мнения молодого коллеги о своей поэзии не разделил и назвал Тихонова «первым и значительнейшим поэтом революции».

Важно отметить и то, что уже в этих первых поэтических книгах Тихонов, говоря о революции, начинает показывать её интернациональный характер. Так в «Браге» появляется навеянная жутким фактом расстрела английскими войсками мирных индийцев в городе Амритсаре поэма «Сами», написанная в 1920 году и посвящённая писательнице М. Шагинян. В поэме повествуется об англичанине-колонизаторе и его слуге — индийском мальчике Сами, в образе которого Тихонов, через его внутренний мир, показывает рост национального сопротивления против эксплуатации, гнёта и насилия. Ощущаем мы и моральное превосходство Сами над колонизатором. За ним правда и справедливость, говорит нам поэт, и она обязательно восторжествует, ведь даже там, в далёкой Индии, до простых людей доносится молва о Ленине.

А Сами стоял на коленях,

Маленький, тихий и строгий,

И молился далёкому Ленни,

Непонятному, как иоги, <…>

Так далеко был этот

Ленни,

А услышал тотчас же Сами,

И мальчик стоял на коленях

С мокрыми большими

глазами,

А вскочил легко и проворно,

Точно маслом намазали

бёдра.

Вечер пролил на стан

его чёрный

Благовоний полные вёдра,

Будто снова он родился

в Амритсаре —

И на этот раз человеком, —

Никогда его больше

не ударит

Злой Сагиб своим жёстким

стеком.

Эта поэма была популярна, её читали в рабочих клубах и красноармейцы. Принципиально важно подчеркнуть и то, что, помимо интернациональной темы, которая станет одной из ключевых во всём последующем творчестве поэта, Тихонов в ней одним из первых в советской литературе попытался обратиться к образу Ленина.

О Владимире Ильиче, его деятельности, об учении и о наследии Тихонов напишет и во многих других своих произведениях. Как правило, поэт показывал Ленина во взаимосвязи с жизнью, с конкретными явлениями, порой вроде бы и не выводя вождя на передний план. Но образ Ленина запечатлён в каждом советском большом деле. Показывал Тихонов в своих стихах и духовное единение Ленина и Сталина, они для него были цельной могучей силой, в действенности и праведности которой он никогда не сомневался.

Интересно в этом отношении предвоенное стихотворение, в котором Тихонов, в год пятнадцатилетия со дня смерти Ильича, рассуждает о том, что потерял народ с уходом Ленина и как умело смог продолжить его дело Сталин.

Пятнадцать лет

тому назад,

Под самый лютый вой

метели,

Навек закрылись те глаза,

Что сквозь грядущее

глядели. <…>

Казалось, жизни больше нет,

Печаль над всем крыло

простёрла,

И слёзы, словно в полусне,

Неслышно подступают

к горлу.

И в ожиданье все сердца

Как будто биться перестали,

И клятвой, верной до конца,

За целый мир ответил

Сталин.

И словно неба синева

Зажглась опять

по всей отчизне,

И были клятвы той слова —

Как продолженье нашей

жизни!

О Сталине у Тихонова есть и другие замечательные строки, которые, по известным причинам, даже сегодня мало кому известны.

«Ночь в Смольном» — так Тихонов, который в годы Великой Отечественной войны пережил все неимоверные тяготы, выпавшие на долю блокадного Ленинграда, назвал свою поэму, написанную им в 1949 году и рассказывающую о том, как партийное руководство города на Неве планировало отбивать вражескую атаку.

...Вновь Смольный был тем

кораблём, который

Как флагман вёл эскадру

за собой,

И Жданов шёл по гулким

коридорам,

Хранившим чуткий

фронтовой покой.

Ещё по снегу крались

ночи тени,

Едва дымилась зимняя заря,

И он вошёл в ту комнату,

где Ленин

Жил в первый год

священный Октября.

Здесь всё дышало строгой,

мудрой силой,

И даль времён в ночной

вернулась мгле,

Как будто только приняла

Россия

Декреты те о мире и земле.

Как будто Сталин сам

под эти своды

Сейчас входил, и Ленин

с ним вдвоём

Решал судьбу бесчисленных

народов

Земли родной за этим вот

столом.

С философским подтекстом, напоминая о силе Советской державы и великой жизненной правде, заложенной в коммунистической идее, завершает Тихонов эту эпическую поэму:

Всей правдой

большевистскою владея,

Мы в прах сотрём любой

вторженье тьмы,

На свете нет и не было

сильнее

Вот этой правды.

Ею жили мы!

Монолитность и неразрывность ленинско-сталинской политики, её историческую миссию на благо народов всей земли Тихонов воспевает такими словами:

…Настанет день, когда

на всей земле

Восторжествует ленинское

знамя,

Войдут тогда в великий

мавзолей

Послы планеты стройными

рядами,

Чтоб благодарность мира

принести

За мировую вольную отчизну,

За то, что Ленин указал пути,

Какими Сталин вёл их

к коммунизму!

Большую смысловую нагрузку несло и стихотворение «Ленин», написанное в грозном 1943 году. В нём поэт в триединой взаимосвязи объединяет Ленина, Сталина и Россию. Причём он напоминает и о том, что русское воинство в лихую годину в бой идёт под знаменем Ленина, к чему, как известно, призывал Сталин на историческом параде на Красной площади в Москве 7 ноября 1941 года, когда и сама-то Москва находилась на осадном положении.

Вновь над Кремлём

         заря горит, в огне

просторы снеговые,

И Сталин миру говорит

о гордом жребии России!

Страна в походе,

      бой идёт, в народном

сердце мести пламя,

И знамя Ленина встаёт

опять над русскими полками!

Есть в поэтическом арсенале Тихонова замечательное стихотворение, написанное им в 1939 году и посвящённое Иосифу Виссарионовичу. Поэт вложил в него всю свою душу.

Он нас повёл на приступ

Октября,

К Царицыну, где бури

бушевали,

Он нас учил победе на Урале.

Могучих битв высокая заря

Великое носила имя: Сталин!

Когда врагов тянулись

руки все,

Чтоб Петроград ударить

в сердце сталью,

Тот грозный меч, что руки

им отсек,

Богатыря носил он имя:

Сталин!

А наш народ героями богат,

И мы в делах геройских

не устали,

И нас ведёт не знающий

преград,

Герой труда, герой героев —

Сталин!

Тихонову, как и другим его современникам, пришлось многие свои произведения после 1956 года спрятать в архив, а то и переписать отдельные их строки. Увы! А как относился к Сталину, воспетому им при его жизни, Николай Семёнович? Из ряда источников, основанных на воспоминаниях его современников, следует, что Тихонов до конца дней своих оставался в душе верным сталинцем и возмущался тем, что Сталина оклеветали, навешав на него обвинительные ярлыки, воспользовавшись тем, что сам он их уже не опровергнет…

В этом контексте нельзя не отметить и такое знаковое произведение, как поэму «Киров с нами», за которую поэт в 1942 году был удостоен Сталинской премии первой степени.

Сам Николай Семёнович так описывал историю появления этой поэмы, имевшей огромное значение для поднятия боевого духа жителей блокадного Ленинграда и всех тех, кому было суждено освобождать Отечество от ненавистного врага. «В эту ночь <…>, накинув на плечи бурку (было очень холодно), я думал о просьбе из Москвы. «Правда» просила написать к 1 декабря о Сергее Мироновиче Кирове. Много раз к этому дню я готовил статьи о Кирове в мирные времена, но что написать теперь, когда за окном война и разрушения?

Смутны были мои мысли. <…> Никогда Ленинград не переживал таких ночей, никогда великий город не был, как сейчас, на краю гибели. <…>

Я должен был написать о Кирове! <…> Я понял, что не могу написать новый очерк, статью или даже новый рассказ о нём. Нет, если уж говорить самым сокровенным, самым громким и правдивым голосом о том, что Киров среди нас, он, презиравший смерть, умевший вести в бой большевиков, сближавший народы Кавказа, — то надо говорить об этом стихами».

Так и появилась поэма, в которой Киров в 1941 году как бы проходит по городу для того, чтобы убедиться в мужестве и стойкости ленинградцев. В речи старого рабочего поэт сконцентрировал непобедимый дух жителей города Ленина на Неве.

Пусть наши супы водяные,

Пусть хлеб на вес золота

стал,

Мы будем стоять,

как стальные,

Потом мы успеем устать.

Враг силой не смог

нас осилить,

Нас голодом хочет он взять,

Отнять Ленинград у России,

В полон ленинградцев

забрать.

Такого вовеки не будет

На невском святом берегу,

Рабочие русские люди

Умрут, не сдадутся врагу.

Мы выкуем фронту обновы,

Мы вражье кольцо разорвём,

Недаром завод наш суровый

Мы Кировским гордо зовём.

О занявшей видное место в литературе военных лет поэме «Киров с нами» А. Толстой писал: «Вдохновение этой прекрасной поэмы сурово и возвышенно. Ритмика стиха — непреклонный марш, как поступь колонн, идущих в бой… Полчища варваров должны отпрянуть, как ночные тени, при звуке железных шагов Кирова по ленинградским гранитам, звук его шагов — это биение сердца Ленинграда».

Обратите же свой взор на эту литературную глыбу по имени Николай Тихонов. Почитайте его поэзию, прозу, публицистику. Задумайтесь и поразмышляйте вместе с ним, прошагав его дорогами по бескрайним советским и зарубежным просторам, пройденным им во имя справедливости, правды и мира на земле.

Просмотров: 1028

Другие статьи номера

Барьер для фальсификаций
Парламент Белоруссии принял законопроект “О геноциде белорусского народа”. В его основе — Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него от 1948 года и Конвенция о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества от 1968 года.
Уроки организованной борьбы
Уничтожение общеобразовательных заведений перестало быть «прерогативой» украинских сёл. К примеру, руководство города Вознесенска Николаевской области собралось закрыть сразу две местные школы — №2 и №7, а также лицей «Инсайт».
Обезглавленная История
В Казахстане уничтожают последние памятники Ленину и собираются заменить тысячи «чуждых» географических названий. Борьба с советским прошлым становится тем более ожесточённой, чем очевиднее неудачи в решении проблем страны.
Перуанский министр в тревоге
Министр здравоохранения, труда и социальной защиты Перу Эрнандо Севальес бьёт тревогу: в национальном бюджете на следующий год, подготовленном правительством и обсуждаемом в парламенте, заложено недостаточно средств, чтобы вывести этот сектор из опасной ситуации, в которой тот оказался. Речь идёт, подчеркнул он, о дополнительных ресурсах в сумме 3—5 млн солей (от 750 до 120 млн долл
Аист зачастил на крайний север Европы
Исландия готовится к новому бэби-буму: текущие исследования показывают, что нынешний год побьёт все рекорды рождаемости, в том числе и высшее достижение 2017-го, когда после выдающихся результатов чемпионата Европы по футболу на острове появилось на свет необычно большое число детей. Нынешний пик главным образом связан с локдаунами из-за пандемии COVID-19, но не только.
Медики против минздрава
В столице Болгарии идут массовые манифестации работников медицинской сферы против очередного этапа оптимизации лечебных учреждений страны, о чём на днях информировало Болгарское телевидение. По сути, это бессрочная забастовка медиков.
ПУЛЬС ПЛАНЕТЫ
ФРАНКФОРТ. Десятки людей по-прежнему числятся пропавшими без вести в Кентукки, пострадавшем от самого смертоносного в истории этого американского штата торнадо. Именно сюда пришёлся основной удар стихии, по касательной задевшей ещё несколько штатов. В Кентукки смерч убил свыше 80 человек, оставил полосу разрушений протяжённостью 400 км. Город Мэйфилд с 10-тысячным населением превратился в руины. Президент США Джо Байден объявил режим чрезвычайной ситуации, что позволит выделить штату федеральные ресурсы.
Где что гибелью грозит
Землетрясения, цунами, ураганы: мировой рейтинг, составленный немецким обществом Bündnis Entwicklung Hilft (ФРГ), объединяющим несколько благотворительных организаций, показывает, в каком регионе планеты риск погибнуть от последствий природных катастроф выше всего, сообщает немецкий журнал «Шпигель».
На зимние пастбища
Каждый год у скотоводов Синьцзян-Уйгурского автономного района (Северо-Западный Китай) наступает сезон перегона животных на зимние пастбища. На днях пункт снабжения кочующих скотоводов, расположенный на восточной стороне долины Гоцзыгоу в уезде Хочэн Или-Казахского автономного округа, покинула последняя в этом году группа пастухов со стадами. Зимний перегон скота в Синьцзяне в целом завершён.
Власть на опасном повороте
9 декабря Госдумой был принят во втором чтении закон об общих принципах организации публичной власти в регионах. По мнению первого заместителя председателя комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Юрия Синельщикова, за последние годы это самый важный закон после поправок в Конституцию.
Все статьи номера