Бюджет стагнации

Бюджет стагнации

№100 (31032) 22 октября 2020 года
2 полоса
Автор: Татьяна КУЛИКОВА, экономист.

Проект федерального бюджета на 2021 год и на плановый период 2022—2023 годов предполагает безусловный приоритет финансовой стабильности над экономическим развитием. Так было и в прошлые годы, но сейчас, когда мир вошёл в эпоху экономической трансформации и на жизнь за счёт продажи углеводородов рассчитывать больше не приходится, такой приоритет стабильности над развитием ведёт страну к полному провалу.

ПЕРВОЕ, что бросается в глаза даже при беглом взгляде на внесённый в Госдуму проект федерального бюджета, — это недооценка влияния пандемии на российскую экономику в ближайшем будущем. Создаётся впечатление, будто разработчики исходили из предположения, что хотя весной 2020 года экономика и подверглась серьёзному шоку, но на этом влияние пандемии закончилось, так что теперь осталось только восстановиться от шока. Некоторые ограничения, конечно же, остаются и ещё останутся, вплоть до массовой вакцинации, но их влияние на экономическую активность предполагается незначительным. Ведь, например, запрет массовых мероприятий и требование о ношении масок на экономику почти не влияют, а новых локдаунов — даже частичных или локальных — разработчики не ждут ни в России, ни в остальном мире.

Авторы проекта не говорят напрямую о том, что они исходили из такого сценария, но это видно из цифр. После падения темпов роста ВВП в 2020 году на 3,9% они ожидают достаточно быстрое восстановление экономики с выходом на темпы экономического роста более 3% ВВП (в 2021 году ожидается рост 3,3%, в 2022-м — 3,4%, в 2023-м — 3,0%). И это при том, что бюджетные расходы в 2021 году кардинально сократятся по сравнению с 2020-м: общий объём расходов федерального бюджета в 2021 году составит 21,5 трлн руб., что даже в номинале (то есть без учёта инфляции) на 4,9% меньше, чем в нынешнем году (ожидается, что по итогам 2020 года общий объём расходов федерального бюджета составит 22,6 трлн рублей).

Отметим, что в следующем году расходы бюджета всё-таки будут несколько выше, чем планировалось на 2021 год в «докризисном» бюджете 2020—2022 годов — 20,6 трлн рублей, но эта «антикризисная прибавка» составляет менее триллиона рублей. Для сравнения: в текущем году такая «антикризисная прибавка» расходов федерального бюджета составит порядка 3 трлн рублей (ожидаемый объём фактических расходов бюджета в текущем году — 22,6 трлн рублей, а на 2020-й планировалось 19,5 трлн рублей).

И эта государственная поддержка далеко не избыточна: значительная часть населения и бизнеса находится на грани выживания. А в следующем году эта «антикризисная прибавка» даже в номинале сократится более чем втрое. Этого может быть достаточно только для завершения восстановления экономики от прошлого шока, но если влияние пандемии на экономику продолжится, то указанных средств явно будет мало.

Между тем уже сейчас ясно, что избежать новых экономических шоков от пандемии не удастся. В северном полушарии вторая волна повсюду набирает силу. Сезон холодов ещё только начинается, но во многих западных странах «весенние» максимумы по числу заражений за день уже превышены, и постепенно начали расти цифры как госпитализаций, так и летальных исходов. Поэтому неудивительно, что ограничительные меры там постепенно возвращают, хотя ещё летом власти в большинстве стран заявляли, что впредь постараются избежать таких мер.

Так, например, во Франции в наиболее эпидемически неблагополучных городах введены локальные локдауны, а в Испании на 15 дней закрыли кафе, бары и рестораны — как и весной, они могут работать только на вынос. Есть даже пример возвращения к тотальному локдауну — это Израиль. Так что мировую экономику ждёт новый шок от пандемии, хотя скорее всего он будет не таким жёстким, как весной этого года, когда локдауны почти повсюду были тотальными.

В РОССИИ значительно и устойчиво превышен уже не только весенний максимум по числу заражений за день, но и максимум по числу смертей. Тем не менее пока ещё наши власти избегают принудительного закрытия бизнеса даже в наиболее «пандемически опасных» отраслях, таких, как, например, кинотеатры и ночные клубы. Эта политика выглядит логично, поскольку, если закрыть какие-то отрасли принудительно, бизнес будет требовать дополнительной поддержки от государства в качестве компенсации за простой. И эту поддержку власти будут вынуждены предоставить, чтобы не спровоцировать протестные настроения.

Однако далеко не факт, что избежать локдаунов удастся и дальше. Уже сейчас в некоторых регионах ковидный коечный фонд почти исчерпан, а врачей катастрофически не хватает. Так, по сообщениям новостных агентств, подобная ситуация сложилась в Воронеже: там больные коронавирусом не могут дождаться медицинской помощи и вынуждены лечиться самостоятельно, используя схемы лечения из интернета и соцсетей. Поэтому в таких регионах отказ от более жёстких ограничений может привести к резкому росту смертности.

С учётом всего этого теперь уже ясно, что базовый сценарий должен учитывать новые «пандемические» шоки для российской экономики — и со стороны внешнего спроса, и от частичных локдаунов в самой России. Так что предусмотренная федеральным бюджетом антикризисная поддержка экономики в 2021 году явно недостаточна даже для поддержания текущего состояния экономики, не говоря уже о развитии.

Что же касается экономического развития, то предлагаемый проект федерального бюджета выглядит удручающе даже по сравнению с предыдущим федеральным бюджетом, который коммунисты справедливо критиковали, в частности, за неадекватность сумм, выделяемых на экономическое развитие, особенно в несырьевых и наукоёмких отраслях. В новом проекте бюджета ассигнования на эти цели урезаны ещё сильнее.

Это можно проиллюстрировать, сравнив в этих федеральных бюджетах запланированные на 2021 год ассигнования на финансирование национальных проектов, призванных способствовать развитию экономики. Так, например, на нацпроект «Комплексный план модернизации и развития магистральной инфраструктуры» на 2021 год ранее планировалось потратить 391,9 млрд рублей, а в новом законопроекте эта сумма сократилась до 373,4 млрд рублей. На нацпроект «Наука» в 2021 году планировалось потратить 69,8 млрд рублей, а сейчас эта сумма сократилась до 54,9 млрд. Для нацпроекта «Безопасные и качественные автомобильные дороги» ассигнования сократились с 137,4 до 117,4 млрд рублей, а для нацпроекта «Производительность труда и поддержка занятости» — с 6,9 до 6,4 млрд рублей (хотя, казалось бы, поддержка занятости сейчас должна быть первостепенной задачей).

Из нацпроектов в сфере развития экономики объём финансирования вырос только для нацпроекта «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы»: с 51,3 в прошлом бюджете до 56,3 млрд рублей в проекте нового. Однако дополнительные 5 млрд рублей — это просто крохи, если учесть, что именно малый и средний бизнес, особенно в секторе услуг, принял на себя основной удар от локдауна весной, а сейчас потребительский спрос в этом сегменте ещё очень далёк от докризисных уровней.

Зато с финансовой стабильностью в новом проекте федерального бюджета всё в порядке. Уже в 2021 году предполагается постепенное возвращение к бюджетным правилам, которые были временно отменены в 2020-м. Первый заместитель председателя правительства А.Р. Белоусов на заседании Совета Федерации 23 сентября сформулировал это так: «2021 год является переходным годом к возобновлению действия бюджетных правил, что обуславливает необходимость снижения расходов федерального бюджета более чем на 1 трлн рублей». А начиная с 2022 года докризисные бюджетные правила возвращаются в полном объёме.

При этом на протяжении всего периода 2021—2023 годов федеральный бюджет будет дефицитным. Дефицит бюджета предполагается финансировать в основном за счёт наращивания госдолга, но темп его роста при этом предполагается весьма скромным: с уровня 19% ВВП в 2020 году до 21,3% ВВП в 2023-м. По мировым меркам это безопасный уровень.

ФИНАНСОВАЯ стабильность и формирование финансовой «подушки безопасности» — это, конечно, хорошо, но всё должно быть своевременно и в оптимальном объёме. Проиллюстрирую это на простой аналогии. У отдельного человека, который хочет обеспечить себе экономическую безопасность, тоже возникает выбор между двумя стратегиями: можно отложить какую-то сумму денег на «чёрный день» (например, чтобы можно было прожить несколько месяцев без работы), а можно эти деньги потратить на повышение своей квалификации или освоение новой профессии, которая в случае потери работы поможет быстро найти новую.

Если речь идёт о том, чтобы переждать недолгую экономическую рецессию, то первый способ — создание «подушки безопасности» — вполне может быть более предпочтительным, поскольку в нём меньше риска. Однако если речь идёт о человеке, профессия которого вот-вот уйдёт в прошлое (как, например, с появлением диктофонов ушла в прошлое профессия стенографиста), единственно возможным вариантом становится освоение новой профессии.

Так же и с государством. Созданная Россией в предыдущие годы финансовая «подушка безопасности», несомненно, сыграла свою положительную роль в ходе острой фазы мирового экономического кризиса весной текущего года. В частности, удалось избежать обвального падения рубля и соответствующей дестабилизации финансовой системы.

Однако теперь уже ясно, что дальше жить за счёт продажи углеводородов не получится. Мировое потребление нефти практически перестало расти ещё до пандемии (с 2017 года оно стабилизировалось на уровне порядка 100 миллионов баррелей в сутки и оставалось таким вплоть до начала пандемии). А теперь весь мир освоил удалённую работу и переговоры по видеосвязи, поэтому транспортные потоки уже никогда не восстановятся до предкризисных уровней. Кроме того, сложилась устойчивая тенденция к сокращению производства пластика, так что в перспективе нескольких лет в мире вероятно введение углеродного налога.

России неизбежно придётся «осваивать новую профессию», то есть ускоренно развивать несырьевые и особенно наукоёмкие сектора экономики. При этом именно государство должно взять на себя ведущую роль — и организационно, и финансово (опыт показывает, что рассчитывать на частный сектор в этом вопросе не приходится). Ради этого можно было бы допустить несколько больший дефицит бюджета и, соответственно, объём госдолга. Госдолг на уровне 25—30% ВВП считается вполне безопасным, особенно если деньги идут на экономическое развитие, в результате которого ВВП вырастет.

А ещё дополнительные ресурсы для развития страны можно было бы найти, введя по-настоящему прогрессивный подоходный налог. Так что решить задачу ускоренного развития несырьевых и наукоёмких отраслей при наличии политической воли вполне возможно. Однако, судя по предлагаемому нам проекту федерального бюджета, российские власти делать это не намерены.

Просмотров: 1001

Другие статьи номера

«Европа как неолиберальный проект трансформации общества нежизнеспособна и обречена на распад»

Беседа лидера австрийских коммунистов Мирко МЕССНЕРА с собственным корреспондентом «Правды» Андреем ДУЛЬЦЕВЫМ

— В 2012 году вы возглавили Коммунистическую партию Австрии. С какими проблемами сталкивается КПА сегодня?

Пандемия станет эндемией?
Всемирная организация здравоохранения признала, что COVID-19 может перестать быть пандемией и стать эндемическим, то есть постоянным заболеванием, при котором SARS-CoV-2 не исчезнет, и мир должен приготовиться жить с ним.
Праздновать здесь нечего
День тридцатилетия «присоединения» Германской Демократической Республики к ФРГ правящий германский класс планировал пышно и широко отметить. Но празднества подорвала не только пандемия: всё громче по всей стране звучат протестные голоса против политики деиндустриализации бывшей ГДР, милитаризации Германии и агрессивной риторики в адрес первого социалистического государства на немецкой земле.
Преодолеть разгул стихии
В центральных регионах Вьетнама в результате наводнений, оползней и других стихийных бедствий, вызванных ливнями, с начала октября погибли 105 человек, 27 пропали без вести, информируют местные СМИ.
Изъято более тонны наркотиков

Правоохранительные органы провинции Керман на юге Ирана конфисковали 1340 килограммов наркотиков в ходе двух отдельных операций, сообщило национальное агентство Mehr News.

НАЧАЛЬНИК ПОЛИЦИИ провинции второй бригадный генерал Абдолреза Назери сообщил, что в результате разведывательных мероприятий изъято 683 килограмма опиума в районе Джаз-Муриан, арестован один контрабандист.
Пульс планеты
РИМ — ЛОНДОН — МАДРИД. Коронавирус активно распространяется в странах Западной Европы, в то время как власти ужесточают санитарные нормы. Италия вслед за Францией с конца этой недели вводит комендантский час в некоторых регионах. В Ломбардии и Кампаньи как минимум до середины ноября нельзя будет выходить на улицу с 23 часов до 5 утра. В Великобритании идёт полемика о необходимости более строгих ограничений в Манчестере.
Есть в Бресте пушкинский лицей…
Вряд ли найдётся в Белоруссии ещё один город, где с таким уважением относятся к великому русскому поэту А.С. Пушкину, как Брест. Имя классика мировой литературы носят университет, городская библиотека и лицей №1. В каждом из этих учреждений проводятся многочисленные мероприятия по популяризации творческого наследия поэта.
Кровавый тупик межкультурного взаимодействия
На фоне очередного теракта во Франции, которым было признано обезглавливание школьного учителя Самюэля Пати 18-летним мигрантом из Чечни, намерения президента страны Эмманюэля Макрона построить ислам, «живущий в мире с Республикой», выглядят малоперспективными.
Вопросы не о том

Неожиданное вынесение президентом Владимиром Зеленским на обсуждение общественности пяти далеко не самых актуальных вопросов вызвало реакцию даже за пределами страны.

ПО ОПРЕДЕЛЕНИЮ лидера Компартии Украины Петра Симоненко, странные во всех отношениях вопросы могли появиться только в не вполне здоровом воображении главного героя известного телесериала «Пять вопросов Голобородько».
Если у вас ковид, кушайте морковку
В своей недавней заметке «Ковид на дороге «лидерства» я выразил робкую надежду, что эта заразная инфекция проникнет в организм высоких должностных лиц и заставит их побольше внимания уделять здоровью народа.
Все статьи номера