Отважное сердце матери

Отважное сердце матери

№98 (31158) 9 сентября 2021 года
2 полоса
Автор: Алёна ЕРКИНА.

Бьётся как рыба об лёд — так говорят о каких-либо настойчивых, но напрасных усилиях, которые не приносят результата. Именно эта пословица подходит под определение тех действий, которые прикладывала мать горняка Александра, получившего производственную травму и серьёзные травмы на шахте «Зиминка» г. Прокопьевска Кемеровской области, Вера Васильевна Шихова в течение 10 лет, пытаясь найти справедливость и отстоять права своего сына всеми возможными способами, в том числе организуя протестные акции не только у себя на родине, но и в Москве. В августе 2021 года после трёхлетнего отсутствия она вновь прибыла в столицу. Но напомним читателям немного предысторию этой борьбы.

Август 2010 года принёс семье Шиховых страшную беду, которая и разделила их жизнь на «до» и «после». Именно тогда 23-летний горняк во время рабочей смены получил очень серьёзные травмы, которые сделали из молодого здорового парня глубокого инвалида. Достаточно перечислить некоторые из них, чтобы оценить тяжесть состояния молодого человека: семь переломов в грудном отделе позвоночника, черепно-мозговая травма, разрыв связок с обеих сторон левого коленного сустава, выпадение грыжи. А если добавить к этому ещё инсульт, развившееся впоследствии травматическое заболевание головного мозга, то получим, что называется, полный букет. Естественно, ни о каком продолжении трудовой деятельности речь вести уже не пришлось.

Но беда, как говорится, не приходит одна. Вместо помощи со стороны руководства шахты, в конце концов — городских властей семья Шиховых столкнулась с вопиющим равнодушием практически всех причастных к этой истории и тех, к кому пришлось впоследствии Шиховым обращаться с просьбами о помощи.

А началось всё это практически сразу с того момента, как искалеченный молодой человек попал в больницу. Оформлять страховой случай тогда не стали, а поставили диагноз «рвано-ушибленная рана левого коленного сустава», чему поспособствовал представитель руководства шахты, прибывший в больницу. Мол, А. Шихов годен к труду(!!!), сделал он вывод. Циничное издевательство и насмешка.

Добиться проведения медико-социальной экспертизы Шиховым не удалось, пришлось самостоятельно проходить эту процедуру в Томске, которая и подтвердила, что молодой человек утратил трудоспособность полностью. Тогда было принято решение добиваться от прокопьевской МСЭ установления группы инвалидности через суд. И Фемида осталась на стороне тяжело травмированного шахтёра: в 2011 году суд обязал МСЭ г. Прокопьевска группу инвалидности установить. Но это решение суда было проигнорировано.

И с этих пор начались мытарства Веры Васильевны, вставшей на защиту социальных прав своего сына. Так и не добившись от местных чиновников ровным счётом ничего (а требовала она проведения МСЭ и признания травмы Александра производственной и установления группы инвалидности),получая в ответ отписки, она решила ехать в Москву. Уж в столице-то, думала женщина, им точно помогут, разберутся, накажут нерадивых прокопьевских чиновников и всё наладится. Ведь подобное вопиющее беззаконие трудно проигнорировать. Но не тут-то было. Московские чиновники оказались точно так же непробиваемы, как и прокопьевские. И в адрес Веры Шиховой стали вновь поступать отписки. Тогда женщина решилась на крайние меры — организацию в столице акции протеста против произвола и беззакония.

Трудная вахта Веры Васильевны началась летом 2013 года, тогда она установила в столичном Ильинском сквере, недалеко от приёмной президента РФ, палатку и организовала бессрочный пикет. Но твердолобых чинуш и такими действиями разжалобить не удалось, лишь через полгода проживания на улице, в центре Москвы, аж в декабре 2013 года, когда в Москву прибыли чиновники из Прокопьевска, дело вроде бы обещало начать продвигаться. Сама имевшая группу инвалидности, Вера Васильевна вынуждена была до зимы круглосуточно жить в палатке на улице, подвергаясь периодически провокациям хулиганов и подвергая опасности своё здоровье. Только представьте себе: измученной женщине провести на улице целых полгода вблизи приёмной гаранта Конституции РФ.

Прошла осень, начались зимние морозы, и только к концу декабря были получены хоть какие-то обещания. Вера Васильевна ещё не знала, что и они окажутся просто-напросто обманом. Впрочем, кое-чего всё же удалось добиться: насквозь больного Александра признали утратившим трудоспособность… но лишь на 20 процентов. Тяжёлого инвалида, которому не то что работать, жить обычной жизнью было неимоверно трудно, признали на 80 процентов трудоспособным! Большей насмешки над здравым смыслом придумать было нельзя.

Пришлось Вере вновь ехать в Москву, так оставить дело она просто не могла. В июле 2014-го вновь начались пикеты в столице, в этот раз и вовсе завершившиеся насильственным выдворением Веры в Прокопьевск, где состоялся суд по обвинению матери шахтёра в клевете на председателя МСЭ И. Чулянчик, которая настаивала на том, что больше чем 20-процентной утраты трудоспособности у Александра Шихова не было.

Первую группу инвалидности так и не дали. Семье катастрофически не хватало денег, отсутствовали средства и на реабилитацию. Время шло, ситуация не менялась.

И в июле 2015 года Вера Васильевна вновь вернулась в Москву. На этот раз был организован пикет у телецентра в Останкино. Она надеялась, что, возможно, журналисты помогут на центральных телеканалах осветить ситуацию, создадут информационный шум и тогда ситуация кардинально поменяется. Но периодически выходившие к матери представители СМИ дали ей понять: такого рода материал не будет пропущен руководством, а значит, рассчитывать ей не на что. Но отважная Вера не намерена была сдаваться, слишком много пережито, слишком много стоит на кону — здоровье и реабилитация сына. Таким образом она вновь организовала круглосуточную вахту протеста, соорудив на скамейке у останкинского пруда нечто подобное палатке, установив рядом плакат, на котором кратко описала свою ситуацию. И вновь — полное игнорирование со стороны абсолютно всех структур, которые призваны вроде бы заниматься подобными проблемами. Вера Шихова продержалась у телецентра, на скамейке, год и три месяца(!), пока ухудшившееся здоровье сына не вынудило её покинуть Москву.

Вновь вернулась она в столицу в мае 2017 года, на этот раз силы и здоровье не позволили ей организовать круглосуточную акцию протеста, она вставала в ежедневные пикеты у различных ведомств. Но и это точно так же не дало результатов, как и её предыдущие акции. И в апреле 2018-го она вернулась в Прокопьевск, сыну опять потребовалась помощь. На месте она тоже не перестала отстаивать социальные права сына, но успеха не добилась. Ситуация оставалась прежней.

Упорная женщина вновь в столице. Первый пикет она провела 21 августа у здания администрации президента РФ, 23 августа — у здания минздрава РФ, 24 и 25 августа — у зданий минтруда и администрации президента. Её обращения принимали, в частности в минздраве РФ, но говорили: возвращайтесь к себе на родину, ждите там результата. Но Вера этих результатов ждёт вот уже 10 лет и никак не дождётся.

— После несчастного случая представители минздрава должны были заполнить медицинскую документацию, необходимую для расследования случая травмирования моего сына на шахте, но сделано это не было, — рассказала корреспонденту «Правды» Вера Шихова.— Подчеркну: сын проходил лечение на протяжении 6 месяцев после аварии на шахте. И за это время документами никто так и не занялся. Уже в эти дни на пикете у приёмной Генпрокуратуры РФ ко мне вышел представитель ведомства, пообещав заняться решением моего вопроса, но у меня мало надежды на его справедливое рассмотрение. Я буду добиваться приёма также у генпрокурора РФ. В какие только инстанции я не обращалась по поводу ситуации с сыном. Результат — ноль. Росздравнадзор даже не стал рассматривать моё обращение, направив его в министерство соцзащиты Кемеровской области, откуда я вновь получила отписку.

Обращалась в Верховный суд, там даже не стали рассматривать мой вопрос. И к уполномоченному по правам человека Москальковой с просьбой обратиться в Генпрокуратуру или в Следственный комитет РФ, на что получила ответ, что судебные решения обжалуются только в Верховном суде. Документы и обращения я отправила в Генпрокуратуру, которая опять-таки переслала их в Кемерово, откуда я вновь получила отписку, что нарушений нет.

В Кемеровской области добиться результата возможности нет. А из Москвы мои обращения отправляют туда. Я нахожусь в замкнутом круге, чиновники друг за друга горой, признать нарушения социальных прав сына не хотят. Видимо, исходя из такой логики: если они удовлетворят мои требования, за мной потянется вереница таких же обиженных чиновниками людей, и тогда нужно будет удовлетворять не только наши требования, но и других пострадавших. Выходит, помощи ждать неоткуда. Потянуть реабилитацию мы не можем, это лечение требует серьёзных затрат, обследования стоят очень дорого. А без лечения прогресса в улучшении состояния никакого нет. Пострадавшим шахтёрам положены компенсации, но, видимо, выделенные деньги оседают в карманах чиновников. И делиться ими никто не хочет.

Я продолжу бороться за социальные права сына, другого выхода не вижу. Главное, хоть в какой-то степени восстановить его здоровье, а для этого необходимо добиться положенных ему льгот, выплат и компенсаций.

Просмотров: 529

Другие статьи номера

В преддверии выборов народ всё жёстче предъявляет свой счёт власти

Карательный инструмент

В эти дни в населённых пунктах Оренбургской области коммунисты проводят протестные акции против решения ЦИК об исключении Павла Грудинина из списка КПРФ на выборах в Государственную думу.

Родное поле — чужому дяде
Кандидат в члены ЦК КПРФ Андрей Жирнов провёл в Новосибирске одиночный пикет возле здания администрации области, протестуя против захвата земельных участков в Татарском районе — сёлах Дмитриевка и Егорьевка.
Помогает только КПРФ
В городском комитете КПРФ Екатеринбурга собрались обманутые пайщики кредитных потребительских кооперативов «Первый», «Первый Уральский» и «Первый Северный», где с ними встретились первый секретарь Свердловского обкома КПРФ, депутат областного Законодательного собрания Александр Ивачёв, член фракции коммунистов в Екатеринбургской городской думе Олег Гордеев, юрист обкома КПРФ Руслан Камалетдинов.
Против принудиловки
Серия одиночных пикетов против обязательной вакцинации от коронавируса прошла в Барнауле. Несогласные с крайней необходимостью прививки в борьбе с COVID-19 выступили сразу в нескольких частях города.
С целью Развалить

Депутат городской Думы Биробиджана Александр Логин (фракция КПРФ) выступил против разрушения системы государственной медицины в Еврейской автономной области.

Народный избранник возле входа в областную поликлинику провёл акцию в знак протеста против прекращения записи на терапевтический приём, сообщает областная независимая интернет-газета «Набат».

Не видят, не слышат…

Обманутые дольщики жилого комплекса «Новинки Smart City» вышли с протестом на Большую Покровскую улицу и Чкаловскую лестницу Нижнего Новгорода.

Они прошли по центру города в футболках с надписью: «Smart City — позор НН» и обратились к нижегородцам с просьбой поддержать их.
Рождённый в СССР не сдаётся
Житель посёлка Новозарянский, что в Ростовской области, Сергей Азаров вышел в одиночный пикет на дорогу, ведущую из хутора Маркин в хутор Мокрый Лог, с требованием, чтобы её отремонтировали.
Игра под «крышей»?
Железнодорожный районный суд Пензы оштрафовал помощницу депутата гордумы Елену Васягину за проведение пикета возле здания городской полиции — выступление против незаконной работы игровых автоматов.
Хлеб как символ единства
В Белоруссии проходит республиканский автопробег «Символ единства». В течение двух недель автоколонна, украшенная государственной символикой, проедет по всем шести областям страны, символизируя единство нации.
Работу и зарплату!
В Прикарпатье, в Долинской городской общине Ивано-Франковской области, 20 учебных заведений 2 сентября приостановили образовательный процесс из-за забастовки учителей. Причина — задолженность по зарплате. Об этом сообщила заместитель Долинского городского головы Алла Шевченко.
Все статьи номера