Воистину народный Берды Кербабаев

Воистину народный Берды Кербабаев

№83 (30870) 2—5 августа 2019 года
6 полоса
Автор: Руслан СЕМЯШКИН, кандидат в члены ЦС СКП—КПСС, член Крымского рескома КПРФ.

Не одно десятилетие, и главным образом в 50—70-е годы прошлого столетия, этого рослого, статного, с идеальной выправкой и доброй улыбкой, а в более поздние годы жизни и с благородной сединой сына древнего туркменского народа прекрасно знали во всей огромной Советской стране. Для большинства советских граждан он стал олицетворением глубоких социально-экономических и культурных преобразований, пришедших на туркменскую землю вместе с Советской властью, давшей его соотечественникам небывалые возможности для созидательного труда и всестороннего развития. Признанного и любимого народом писателя Берды Мурадовича Кербабаева — общественного деятеля, академика Академии наук Туркменской ССР, Героя Социалистического Труда, кавалера трёх орденов Ленина, ордена Октябрьской Революции, трёх орденов Трудового Красного Знамени, дважды лауреата Сталинской премии и Государственной премии Туркменской ССР имени Махтумкули — и в его родной республике, и во всём Советском Союзе справедливо воспринимали как одного из самых значимых и видных представителей национальных культур содружества братских народов. Причём тех народов, о культуре которых, в широком её понимании, до прихода Советской власти в мире практически ничего не знали. В год 125-летия со дня его рождения и 45-летия ухода из жизни светлый, незабываемый образ замечательного, самобытного писателя, исследователя, коммуниста, крупного общественного деятеля Советской Туркмении вновь увлекает нас в странствие по волнам доброй памяти о нём.

В МНОГОНАЦИОНАЛЬНОЙ советской литературе Берды Мурадович Кербабаев известен как основоположник советской туркменской литературы, человек удивительной судьбы, многогранного и самобытного таланта, кипучей, созидательной энергии. За долгие годы литературного труда он выступал во многих жанрах: писал рассказы, повести, романы, пьесы, лирические стихотворения, поэмы, книги для детей, литературоведческие исследования, статьи о своих товарищах по перу, готовил многочисленные переводы на туркменский язык с русского, татарского, азербайджанского, узбекского, персидского языков. Именно он познакомил свой народ с произведениями Грибоедова и Крылова, Пушкина и Лермонтова, Льва Толстого и Горького, Омара Хайяма, Айбека, Мусы Джалиля и Мирзы Ибрагимова. И всё же его прежде всего следует считать писателем, тяготевшим к преобладанию больших литературных форм, в которых глубокий анализ судеб героев, отвергавших всё мелкое и незначительное на пути решения важных общенациональных и государственных задач, преподносился на фоне масштабных исторических событий. Такими крупными, отобразившими эпоху полотнами стали его романы и повести «Решающий шаг», «Айсолтан из страны белого золота», «Небит-Даг», «Чудом рождённый», «Капля воды — крупица золота».

Приход в литературу не был для него простым и безоблачным. Да и вообще, очень многое пришлось ему испытать в молодые годы, в то бурное время слома старого, отжившего, но яростно сопротивлявшегося мира и борьбы за мир новый, справедливый, без векового угнетения, бесправия, мракобесия, бесчестия и нищеты. Революционные события и на закаспийских землях ввергли и его, по тем меркам прекрасно образованного молодого человека, в свой стремительный водоворот. Развернувшееся столкновение красных с белыми и басмачами с их многочисленными, сколоченными из беднейших, безграмотных крестьян бандами, заставило и Берды после его принудительного пребывания в одном из басмаческих отрядов, где он был писарем-переводчиком, вступить в мае 1919 года в ряды Красной Армии. Грамотного и способного красноармейца заметили. Он становится работником политотдела Закаспийского фронта, организует работу ликбезов в родном Тедженском уезде, избирается председателем волостного исполкома. С полной самоотдачей включается он в непростое дело строительства новой жизни. И как бы трудно ему ни было, но он находился на земле своих предков, самоотверженно, быстро постигая новое, то, о чём ещё совсем недавно даже не грезилось, трудился там, где ему суждено было появиться на свет.

А родился Берды Кербабаев в семье бедного неграмотного крестьянина, происходившего из древнего текинского рода, в ауле Коуки-Зерен Тедженского уезда Закаспийской области. И вряд ли бы его судьба — самого что ни на есть простого сына туркменского народа — сложилась бы так, что он, бедняк в забитой, нищей, малограмотной царской провинции, добился таких высот в своей жизни, если бы не закономерный приход Великого Октября.

Детство было трудным, безрадостным, голодным. Впоследствии в автобиографическом очерке «Путь одолеет идущий» писатель напишет: «Почти до девяти лет… даже не слыхал… о школе. Ни в нашем ауле, ни в близлежащих селах её не было. Но мой отец задался целью обучить одного из своих сыновей грамоте. Однажды он повёз меня к своему знакомому, проживавшему вдалеке от нас, и оставил у него, чтобы я учился в тамошней школе. Так как годом моего рождения был тысяча восемьсот девяносто четвёртый, то это событие произошло в начале века… Школа, в которой я впервые начал приобщаться к культуре, представляла собой сырую глинобитную мазанку, кое-как покрытую хворостом и травой. От влажных дров, разжигаемых в очаге помещения, валил густой, едкий дым. И если половина его поднималась высоким столбом через отверстие в крыше, то остальная половина пропитывала одежду и тела учащихся. Дети непрестанно вытирали глаза грязными руками не от избытка набожности, а из-за этого едкого дыма.

На двойной кошме посредине мазанки гордо восседал бородатый жирный мулла… У него под рукой лежала целая охапка свежесрезанных ивовых прутьев, являвшихся нашими первыми «учебными принадлежностями». Эти ивовые прутья применялись для телесных наказаний. Естественно, в таких условиях «учёба двигалась так же медленно, как стоячая вода от лёгкого дуновения ветерка».

Не менее тяжёлыми для Берды были и условия последующего обучения в медресе Теджена, Каахки и Чарджоу, где преследование передовой мысли и запрет на чтение художественной, классической литературы считались обязательными проявлениями мер по защите веры. Муллы в своём неистовом усердии вбивали в головы учащихся на всю жизнь запомнившиеся восприимчивому юноше заклинания и призывы об отречении от Махтумкули, от его стихов, «оскверняющих святую веру нашу».

НО САМА ЖИЗНЬ вторгалась в те патриархальные устои. В начале XX века в Туркмению из разных городов России стали проникать газеты и журналы, оказавшие значительное влияние на культурное развитие региона. Подпал под это влияние и Кербабаев. Литература захватила его целиком. В нём, как позднее он скажет сам, «…укоренилась горячая любовь к литературе. Это пламенное увлечение продолжало расти и тогда, когда я в 1915 году переехал в Бухару, хотя официальным занятием моим являлась религия». С большим удовольствием, учась в Бухарской духовной семинарии, читал он книги арабских и персидских классиков, хотя в то же время появился у него интерес и к русской литературе. «В дни пребывания в Бухаре я со своими единомышленниками тайком посещал квартиру одного учителя-татарина, где мы изучали русский алфавит… Знания давались нелегко. В пору фанатической веры в устои ислама жизненные соки молодых людей месяцами и годами высасывались религиозным тарантулом. Тёмные и сырые кельи, напоминавшие мрачные подземелья, отнимали у юношей остатки сил, бодрости, обескровливали не только души, но и тела слушателей. И как только я избавился от этих узких мрачных конур, похожих на могилу, то очутился в бурном потоке исторических событий, революции и гражданской войны…»

В те молодые годы Б. Кербабаев начинает писать сатирические стихи на злободневные темы. С 1924 года его первые литературные пробы публикуются в печати. Занимаясь редакторской деятельностью в газете «Туркменистан», журнале «Токмак» и в Государственном издательстве Туркмении, в 1924—1926 годах он собрал и подготовил к изданию первый сборник стихов великого туркменского поэта XVIII столетия Махтумкули. Исследованием творчества этого виднейшего поэта и философа Б.М. Кербабаев будет заниматься и в более зрелые годы.

В 1927—1928 годах по направлению ЦК КП(б)Т Кербабаев учится в Ленинградском институте востоковедения. Однако учёбу ему придётся оставить по болезни.

В конце 1920-х — начале 1930-х годов выходят первые крупные поэтические произведения Берды Кербабаева: поэмы «Девичий дар», «Закрепощённая, или Жертва адата», «Ранней весной», «Высохшие губы», «К новой жизни». В них он выступает против феодально-байских пережитков, за раскрепощение туркменской женщины и за торжество новых социалистических отношений между людьми, как в семье, так и в обществе, за утверждение подлинной морали.

С 1930 года он всё больше времени начинает уделять литературному поприщу. Тогда же начинается и работа над самым крупным и значительным его произведением — романом «Решающий шаг». На свет появляется поэма о романтике социалистического строительства «Аму-Дарья». В следующем году из-под пера писателя выходит первый сборник рассказов и очерков «Действительность». Крепнет и совершенствуется его мастерство, растёт писательский кругозор, расширяется сфера творческих интересов. К Кербабаеву в его молодой республике приходит признание. В середине тридцатых Берды Мурадовичу пришлось поработать и в органах государственной власти. С 1934 по 1936 год он был начальником управления науки при Наркомате просвещения Туркменской ССР.

Как и абсолютное большинство соотечественников, с началом Великой Отечественной войны писатель страстно желал отправиться на фронт, в действующую армию и с оружием в руках защищать своё социалистическое Отечество. Но такой возможности у него не оказалось. Он был оставлен в республике для продолжения организации работы писательского Союза Туркменской ССР, правление которого и возглавил в 1942 году. Всю войну, воюя своим проникновенным словом, написав повесть о первом туркмене — Герое Советского Союза — «Курбан Дурды», поэму о трогательной любви туркменских девушки-медсестры и солдата кавалерийского полка, воевавших под Москвой, «Айлар», пьесы «Народный поэт» и «Братья», трагедию «Махтумкули», либретто первой туркменской оперы на современную тему «Абадан», рассказы «Кто победил», «Стремление», помогая в создании условий для жизни и творчества советских писателей, эвакуированных в Ашхабад, переживая за всех фронтовиков, в том числе и за своего сына Бакы (в советские годы он много лет возглавлял Центральный ботанический сад при Академии наук Туркменской ССР), Кербабаев был в первых рядах трудового фронта.

ПОСЛЕВОЕННЫЕ ГОДЫ становятся самыми плодотворными в жизни писателя. В 1947 году он завершает работу над первой и второй книгами романа-эпопеи «Решающий шаг», ставшего родоначальником историко-революционного романа в советской туркменской литературе. В 1948 году Берды Мурадович за это грандиозное произведение был удостоен Сталинской премии второй степени. Роман имел огромный успех и был переведён на ряд языков народов СССР. Заметила его и литературная критика, дав «Решающему шагу» в целом достаточно высокую оценку. Однако сам автор на этом признании романа не остановился, согласившись с пожеланиями читателей и профессиональных литераторов, он продолжил работу над ним. В переработанном и дополненном виде, в трёх книгах, роман увидел свет в 1955 году.

ПОЧТИ четверть века ушло у Кербабаева на работу по созданию этой крупнейшей реалистической картины, в которой блестяще нарисован извилистый путь борьбы рабочих и крестьян Туркмении под руководством партии большевиков за утверждение власти Советов. В романе ярко и выразительно изображён революционный решающий шаг народа к осуществлению своих вековых дум и чаяний о национальном и социальном освобождении, о новой и счастливой жизни. В фокусе романа мы наблюдаем не только большой событийный ряд, основанный на исторических фактах, но и людей, находившихся в 1916—1920 годах в Тедженском оазисе, снабжавшем хлебом не только Закаспийскую область, но и Фергану с Самаркандом. Значение этого района в годы Гражданской войны приобрело особую важность из-за близости к границе и проходившей через оазис единственной на то время Среднеазиатской железнодорожной магистрали. Разгоревшаяся здесь борьба туркмен, боровшихся бок о бок с русскими большевиками за свержение угнетателей, построение нового, справедливого общества, и становится основным лейтмотивом этого захватывающего повествования, читающегося и в наши дни, что называется, на одном дыхании.

Предельно реалистично, без нарочитого украшательства и пресыщенной искусственности Берды Кербабаев в романе «Решающий шаг» создал и галерею живых человеческих образов. Во всей красе, с глубинным смысловым содержанием, отображающим весь драматизм и величие описываемых событий, предстают перед нами положительные герои эпопеи: главный герой, бедняк-дейханин Артык Бабалы, его друг и боевой соратник Ашир, обманутый баем батрак Мавы, полные внутреннего света и очарования женщины Айна и Мехенли, большевик-железнодорожник Иван Тимофеевич Чернышов, солдат, а затем и комиссар полка Алёша Тыжденко. В числе героев романа оказываются и реальные исторические фигуры, видные революционеры и организаторы установления Советской власти в Туркестане Валериан Куйбышев и Павел Полторацкий. Так как, по словам автора, «роман автобиографичен», то и в одном из героев — посланце тедженских дейхан Дурды — «читатель найдёт некоторые особенности автора». И всё же писатель однозначно подытожил: «Да, путь Дурды — это мой собственный путь. Но, разумеется, Дурды — это не Берды тех лет, между нашими судьбами имеются существенные различия, поэтому большую ошибку сделает тот, кто попытается их отождествить».

Свой роман-эпопею, не отходя от исторической правды, художник, который и сам был активным участником описываемых событий, завершает на философской ноте: главный герой Артык, после пережитых испытаний и потрясений став отчаянным и бесстрашным красноармейцем, с оружием в руках проложив путь к новой, справедливой жизни, вглядывается в «безбрежные дали Каспийского моря». И писатель, обращаясь в том числе и к будущим поколениям, через мысли Артыка, говорит: «Весь путь его — путь горячего стремления к свободе, к счастью народа, путь ошибок, раскаяния, испытания кровью, борьбы вместе с народом и несказанного счастья победы». Победы всего туркменского народа во имя светлого будущего в советской семье братских народов.

СУДЬБА романа «Решающий шаг» была по-настоящему счастливой. Его читали и перечитывали, он был переведён на многие языки. Герои произведения полюбились массовому читателю. Новый всплеск интереса к роману, после десяти лет с момента выхода в окончательном, завершённом варианте, был вызван его экранизацией в 1966 году на киностудии «Туркменфильм».

Двухсерийный одноимённый фильм, снятый талантливейшим туркменским советским режиссёром, актёром, драматургом, народным артистом СССР Алты Карлиевым, с большим успехом прошёл в кинопрокате Советского Союза, был показан за рубежом и отмечен наградами на различных международных кинофестивалях. Исполнители главных ролей актёр Баба Аннанов (сыграл Артыка) и актриса Жанна Смелянская (в образе Айны) не сходили с первых полос журналов и газет страны. К ним пришла всесоюзная известность, со временем они достигли высоких званий, а прекрасный актёр Б. Аннанов в середине восьмидесятых стал народным артистом СССР. Тогда же, в 1966 году, за создание фильма писатель Б. Кербабаев, режиссёр А. Карлиев, оператор А. Карпухин, актёры Б. Аннанов, Ж. Смелянская были удостоены Государственной премии Туркменской ССР имени Махтумкули.

В конце 1960-х Б.М. Кербабаев напишет роман о строительстве Каракумского канала, о напряжённом и изнурительном труде в опасной пустынной зоне, о светлых стремлениях строителей канала «Капля воды — крупица золота». Этот роман в какой-то мере станет продолжением «Решающего шага». В нём нам повстречаются Артык Бабалы и его сын, выросший в советской действительности, молодой руководитель стройки Бабалы Артык. Возвращение к главному своему литературному герою и показ его сына, добившегося в социалистическом обществе больших высот, не были случайными. Кербабаев рассказывает читателю о том, что борьба Артыка не была напрасной: он не обманулся в своём давнем выборе, его родная республика, пройдя тернистый, но созидательный путь, преображается на глазах, и светлое будущее родного края — в надёжных руках его детей и внуков, а значит, в очередной раз победила правда, правда советской жизни, его — Артыка Бабалы, за которым чётко просматривается фигура самого Берды Кербабаева.

Всецело посвятив себя литературе, Берды Мурадович в зрелые годы написал и другие крупные и талантливые прозаические произведения: повесть, удостоенную в 1951 году Сталинской премии, о жизни колхозного аула «Айсолтан из страны белого золота», роман о нефтяниках Туркмении «Небит-Даг», роман-хронику о выдающемся туркменском революционере и государственном деятеле Кайгысызе Сардаровиче Атабаеве (1887—1937) «Чудом рождённый». Эти вещи, и в частности вышедший в русском переводе с предисловием, написанным председателем Союза писателей СССР Г.М. Марковым, роман «Чудом рождённый», стали также заметным явлением в туркменской советской литературе 1950—1970-х годов.

Немало сил, времени и здоровья отдал беспартийный большевик, а с 1948 года — член КПСС Берды Кербабаев общественной работе. Он много лет возглавлял Союз писателей Туркменской ССР и сделал необычайно много для его становления и развития, особенно для поддержки талантливой молодой смены, к которой всегда испытывал тёплые, по-настоящему отеческие чувства. Был он заметной и авторитетной фигурой и в Союзе писателей СССР, неоднократно избирался членом правления и секретарём правления этого Союза писателей. Работал он и в составе Комитета по Сталинским, а затем и Государственным премиям СССР. Был активным участником зарождения широкого движения сторонников мира. В 1951 году был избран академиком Академии наук Туркменской ССР и прилагал немало усилий для организации научно-исследовательской деятельности по истории туркменского национального литературного наследия. Неоднократно избирался депутатом Верховного Совета Туркменской ССР.

Берды Мурадович был частым и желанным гостем в любом уголке Советского Союза. Он побывал на многих встречах, конференциях, съездах, писательских декадах, проходивших не только в Москве и Ленинграде, но и в большинстве советских республик. Его всегда тепло встречали, прислушивались к сказанному им мудрому слову. Отдавали дань уважения и его жизненному и литературному пути. На многие годы он стал одним из самых авторитетных аксакалов советской литературы. Было у него и много друзей-писателей, среди которых такие корифеи многонациональной советской литературы, как Мухтар Ауэзов, Самед Вургун, Константин Симонов, Кайсын Кулиев и другие.

Неоднократно в составе писательских делегаций бывал Кербабаев и в зарубежных странах. В первую очередь сильные, незабываемые впечатления остались у него от посещения Индии — этой удивительной страны, где ему в числе командированных Союзом писателей СССР небольших групп писателей, возглавляемых виднейшими писателями и общественными деятелями Страны Советов, предстояло многое увидеть, побывать на приёмах у самых высоких государственных лиц, в числе которых был и легендарный премьер-министр Индии Джавахарлал Неру, приобрести добрых друзей среди индийских писателей. Свидетельством тёплых дружеских отношений и высокого писательского признания Б.М. Кербабаева в Индии стал и тот факт, что выдающийся индийский прогрессивный писатель Яшпал перевёл на хинди его лучший роман «Решающий шаг», вызвавший и у индийских читателей неподдельный интерес.

Зачинателю туркменской советской литературы предстояло прожить долгую и интересную жизнь. Восемьдесят раз приходила к нему его весна. Он искренне любил жизнь, людей, свято верил в коммунистические идеалы, был убеждённым сторонником мира, взаимопонимания и дружбы между народами. Этим высоким стремлениям он и посвятил свою жизнь, всю без остатка. Надо признать, что и народ, которому он служил и который он воспевал, для которого двери его дома в Ашхабаде были всегда открыты, отвечал ему, воистину народному писателю Советской Туркмении, взаимностью. Отметила его и родная страна, удостоив своих самых высоких наград и высочайшего звания Героя Социалистического Труда. Но, справедливости ради, следует сказать и о том, что все эти признания и почётные регалии пришли не сразу, не в одночасье. Им предшествовали титанический труд, большие жизненные испытания, где были, к сожалению, и зависть, и оговоры, и клевета, и применение в отношении него репрессивных мер, не говоря уже о таких незначительных для Кербабаева вещах, как повседневные тяготы очень скромного быта. И он выстоял, не сломался, всё пережил, так как верил в Советскую власть и в то, что светлое будущее не за горами, а где-то на пути, рядом, и до него осталось только руку протянуть…

СОРОК ПЯТЬ ЛЕТ прошло с того июльского дня, когда Берды Мурадович ушёл в вечность. Нет больше великой Советской страны, которую он любил и во имя которой самозабвенно трудился. На больших просторах некогда единого братского Союза его имя стали забывать, книги его, по крайней мере в нашей стране, не переиздаются. Но это ни в коем случае не говорит о том, что творческое наследие Кербабаева напрочь стёрто из нашей сегодняшней жизни. Его книги остались в библиотечных фондах. Можно их найти и на книжных развалах. Приобретают их и через интернет-пространство.

Отрадно и то, что на его родной земле, в самой ныне закрытой для внешнего взора бывшей советской республике, он так же почитаем, как и в советские годы. В центре Ашхабада, в не так давно созданном художественно-парковом комплексе «Аллея вдохновения», среди товарищей по перу времён Туркменской ССР занял свою достойную нишу и бюст Берды Кербабаева. Писатель оказался среди тех национальных героев, которых в Туркмении чтят на государственном уровне.

И пусть вышеназванные памятные даты, связанные с жизнью одного из лучших мастеров советского художественного слова, вновь привлекут к нему взоры читателей. Для тех же, кто впервые соприкоснётся с творчеством Б.М. Кербабаева, его произведения, вне всякого сомнения, станут добрым и светлым открытием.

Просмотров: 1465

Другие статьи номера

Это был крупнейший смотр гуманистического кино

В начале августа исполняется 60 лет со дня проведения первого Московского международного кинофестиваля

Фестиваль 1959 года был довольно скромен по масштабам. Но прошло несколько лет, и на ММКФ стали приезжать делегации многих десятков — до сотни — стран, в конкурсе полнометражных художественных фильмов порой было представлено более 40 произведений. Московский кинофестиваль вскоре получил высшую категорию наряду с Каннским, Венецианским, Берлинским…

Наследники Нерона
В Бразилии ширится протест против неолиберальной политики правительства, а популярность президента упала до исторического минимума. Вопреки ясно выраженным настроениям граждан, власти проталкивают пенсионную реформу, хотят узаконить детский труд и лишают прав коренное население страны.
Руины со стажем
По данным Рижской думы, в столице Латвии, пишет местная газета «Сегодня», 209 зданиям присвоен статус развалин. Кроме того, в городе насчитывается 321 здание, фрагменты которого могут в любой момент упасть. В списке, мягко говоря, запущенных построек числятся 596 домов. Так, в Старой Риге у здания по ул. Пейтавас,7, прошлой осенью обвалилась часть стены, не исключено повторное более мощное обрушение, так как об укреплении кирпичей речь до сих пор не идёт.
Не пожал руку — не получишь гражданства
В ДАНИИ вступил в силу закон, обязывающий пожимать руку бургомистру во время церемонии получения гражданства. По мнению правых и крайне правых партий, ставших инициаторами новой меры, она вводится из-за мусульман, которые по религиозным соображениям отказываются протягивать руку представителям другого пола, если те не связаны с ними кровными узами.
Пульс планеты
СОФИЯ. Депутаты Народного собрания Болгарии от крупнейшей оппозиционной Болгарской социалистической партии внесли на рассмотрение парламента проект решения о необходимости отмены санкций в отношении России. В своих аргументах они указывают на то, что санкционная политика наносит ущерб экономике как Болгарии, так и «всей Европы». Отмечается, что от санкций страдают целые секторы экономики страны, включая туризм, теряются потенциальные доходы и рабочие места.
Замбия: бедные бегемоты…

Власти Замбии намерены уничтожить (из-за обмеления реки Луангва) около двух тысяч бегемотов, сообщил министр туризма страны Чарльз Банда.

«В НАЦИОНАЛЬНОМ парке Южная Луангва популяция бегемотов на сегодняшний день уже превышает 13 тысяч, однако район этот идеально подходит для проживания лишь пяти тысяч этих животных», — пояснил он.
На радость и родителям, и детям
Более 400 торговых объектов столицы Белоруссии предложат покупателям расширенный ассортимент товаров к школе. Об этом сообщила журналистам начальник отдела развития торговли Главного управления потребительского рынка (ГУПР) Мингорисполкома Жанна Зоткина, передаёт корреспондент БЕЛТА.
Конец байкам о процветании

Только за последний месяц госдолг страны вырос на 2 миллиарда долларов

ПОСЛЕ антисоциалистического переворота в СССР и реставрации капитализма Украина из разряда высокоразвитых скатилась до уровня страны с периферийной экономикой, маргинализированной культурой, отдана олигархами-коллаборантами под внешнее управление международного капитала и ТНК, посажена на кредитную иглу МВФ, сообщил в своём выступлении на последнем Европейском форуме левых, зелёных и прогрессивных сил первый секретарь ЦК Компартии Украины Пётр Симоненко.

Среди китайцев растёт популярность туристических поездок в Россию

ЛЕТОМ В РОССИИ наступает пик туризма, богатые местные туристические ресурсы и особенный культурный опыт приобретают всё большую привлекательность для туристов из КНР.

Представитель китайского туристическо-исследовательского центра Mafengwo Фэн Жао отметил, что за последние несколько лет Россия из страны, доступной для небольшого количества людей, превратилась в популярное туристическое место назначения для многочисленных китайцев. КНР стала крупнейшей страной — источником туристов для РФ.

Персонализированные туры набирают популярность
В ОТЛИЧИЕ от групповых и индивидуальных туров, персонализированные поездки составлены на базе конкретных потребностей путешествующих, они стали обязательным требованием в процессе перехода массового туризма из начального в этапы среднего и высокого уровней развития. Китайская академия туризма на днях опубликовала «Доклад о развитии персонализированных туров в КНР (2019 год)», согласно которому такие туры постепенно входят в жизнь народа, становятся более доступными для населения страны.
Все статьи номера