Мёртвая нива

№16 (31076) 16—17 февраля 2021 года
4 полоса
Автор: Георгий ШИБАНОВ, доктор технических наук, профессор, заслуженный деятель науки и техники РФ.

В феврале 2020 года в Российской Федерации была принята «Доктрина продовольственной безопасности», в которой, в частности, зафиксировано, что мы стали потреблять продуктов питания меньше, чем в 1990 году. В ней признаётся, что за последние пять лет мы стали меньше покупать рыбы, мяса, молока, хлеба, овощей, фруктов. При этом отмечено, что подавляющее большинство населения страны питается низкокачественными продуктами.

ЗА ЭТИМИ ГОРЬКИМИ признаниями, свидетельствующими о неэффективной деятельности нынешнего государства и его руководства, стоит обстоятельный сопоставительный анализ количества потребляемых населением страны продуктов питания в 1990 и 2018 годах. Такое исследование было выполнено Росстатом в 2019 году. Наряду с обобщениями в нём приводятся конкретные данные, рисующие ясную картину откатного движения. Так, в 1990 году в России на душу населения приходилось, например, молока 287 килограммов, а в 2018-м — 229 килограммов, яиц — 297 штук в 1990-м и 280 штук в позапрошлом году. По хлебу и макаронным изделиям — та же картина: по 120 и 116 килограммов соответственно, по картофелю — 107 и 89 килограммов и т.д. Констатировалось также, что овощи и фрукты в основном стали закупать за границей.

Почему же продовольственная безопасность Российской Федерации за последние 30 лет понизилась? Причину следует искать в смене социального строя. Под разговоры о капиталистических коврижках перевёртышей Горбачёва, Ельцина и их подручных в ноябре 1990 года Верховным Советом РСФСР были приняты законы «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» и «О земельной реформе». В них вводились основы частной собственности на землю и пожизненное наследуемое частное владение ею. Это была откровенная атака на колхозы и совхозы. Чтобы ускорить их разрушение, им вменялось в обязанность выделять доли, а не конкретные участки для тех, кто хотел самостоятельно работать на земле.

Стараниями Горбачёва и его подельников к августу 1991 года были созданы первые очаги капиталистического хозяйствования на земле. Эту роль предназначалось выполнять около 100 тысячам фермерских и семейных хозяйств, которым были выделены доли от земель колхозов и совхозов, но не сама земля, поскольку на эти доли не было кадастра. Другими словами, эти хозяйства лишь числились на бумаге. Но по принятым законам доли эти с некоторыми ограничениями можно было продавать. В этом смысле они очень напоминали сфабрикованные Чубайсом ваучеры. Тут же нашлись и покупатели — земельные спекулянты, которые перепродавали земельные доли претендентам в российские латифундисты.

После антисоветского путча августа 1991 года вместе с уничтожением Советской власти были ликвидированы 27 тысяч колхозов и 23 тысячи совхозов. Вся обрабатывающаяся ими земля и недвижимость на ней (склады, сельхозтехника, скот, птичники, кормовая база и др.) были обречены на продажу. В качестве покупателей выступали созданные в пожарном порядке общества с ограниченной ответственностью (ООО) и акционерные общества (АО). Очень скоро они превратились в агрохолдинги, учредителями которых оказались либо иностранцы, либо высокопоставленные чиновники сколоченного антисоветчиками капиталистического государства типа бывшего губернатора Краснодарского края, а потом министра сельского хозяйства РФ А. Н. Ткачёва, бегавшего со спринтерской скоростью из одной политической партии в другую.

По данным Росстата, в ведении Российской Федерации сегодня остаётся всего 193 миллиона гектаров сельхозугодий, закреплённых за сельхозпроизводителями (пашни, залежи, сады, сенокосы, теплицы). При этом в сельскохозяйственный оборот включено земли ещё меньше: по данным на конец 2019 года, 117 миллионов гектаров. Все они территориально расположены в юго-западных регионах, богатых плодородными почвами. 76 миллионов гектаров сельхозугодий, где земля менее плодородна, сейчас не обрабатываются. Люди, получившие свою долю и не успевшие продать её земельным спекулянтам, часто вынуждены отдавать её за бесценок бывшим председателям колхозов и директорам совхозов, в которых они ранее работали.

Большинство же крестьян, получивших доли, бросили их, поскольку кадастровый их учёт оказался существенно дороже, чем стоимость выделенной по этим долям земли. В результате этого население, ранее занятое в сельскохозяйственном производстве, стало массово уезжать из деревень в города и посёлки городского типа. Появилось огромное количество заброшенных деревень. На конец прошлого года таких деревень, например, по Тверской области, насчитывалось 2234, по Вологодской — 2106, по Псковской — 1923. В 20 тысячах деревень людей вообще нет. В 36 тысячах деревень доживают свой век всего по одному человеку. В основном это запустение происходит на тех 76 миллионах гектаров, которые новоявленные латифундисты сочли невыгодным включать в так называемые агрохолдинги. В Смоленской, Тверской, Вологодской, Ярославской, Кировской областях не используется до половины сельхозугодий.

В декабре 2019 года состоялось заседание Госсовета, на котором наконец-то заговорили о введении в оборот 76 миллионов гектаров тех самых заброшенных земель. Ничего не скажешь, спохватились лишь тридцать лет спустя после принятия этой же самой капиталистической властью разрушительных законов. А теперь гадают, куда делись эти земельные доли. И никто из участников Госсовета (кстати, нового государственного органа, получившего конституционный статус после летнего прошлогоднего «плебисцита на пеньках») не мог дать членораздельного ответа на возникший «вдруг» вопрос.

По итогам работы Госсовета президент дал 23 поручения разным ведомствам. Однако, похоже, всё это — лишь симуляция деятельности. Иначе как понять, что правительство только 24 сентября 2020 года (через семь с лишним месяцев после заседания Госсовета!) обсудило «признаки заброшенных земель». Оказалось, что из 298 поручений президента по этой теме выполнено лишь 15.

Пока президент и правительство рассуждают о своей безразмерно большой озабоченности состоянием дел в сельском хозяйстве, там уже произошли такие изменения, которые никакими поручениями президента не исправишь. Как выражается профессор МГИМО В. Осипов, «в российском сельском хозяйстве уже сложился государственно-олигархический капитализм. Точно такой же экономический уклад, как в других сферах экономики. И было бы странно, если бы было иначе».

Всероссийская сельскохозяйственная перепись подтверждает выводы учёного. В стране 445 «сельскохозяйственных организаций» (это 1,4% от их общего количества) владеют почти 70% всей земли, находящейся в распоряжении этого типа хозяйств. В то же время более 4 тысяч нынешних сельскохозяйственных организаций имеют в своём распоряжении не более 20 (всего-навсего!) гектаров земли.

НО ЕЩЁ более странно, что и среди фермерских хозяйств есть весьма значительный полюс безземельных и очень немногочисленный полюс помещиков. Вот данные последней сельскохозяйственной переписи, проходившей в 2016 году. Имения 522 фермеров превышают 6 тысяч гектаров каждое. Эти данные интересно сравнить с официальной статистикой Роскомстата РСФСР за 1988 год. В России тогда было 12,2 тысячи колхозов. Каждый из них имел в среднем по 7 тысяч гектаров земли. В каждом колхозе в среднем трудилось около 340 человек. По сколько же батраков горбатится на каждого из этих 500 с небольшим фермеров-помещиков?! А на другом полюсе более 24 тысяч фермеров, у каждого из которых не более 4 гектаров земли.

И по времени, и по методам формирование холдингов в промышленности и сельском хозяйстве шло одним и тем же маршрутом. Как и в промышленности, основными производителями продукции на селе стали вертикально-интегрированные компании, владеющие огромными банками земли. В их руках оказались вся сельскохозяйственная техника, откормочные предприятия и мощная перерабатывающая база.

Могут спросить: «А что в этом плохого?» А то, что цены на продукты питания растут в магазинах быстрее, чем объёмы сельскохозяйственного производства. У агрохолдингов цель одна — прибыль, а не продукция. И они выпускают её столько, сколько у них могут купить наши соотечественники, характеризующиеся крайне низкой платёжеспособностью. Сверх этого агрокапиталисты не произведут ни тонны. И цены на продовольствие устанавливают они.

Капитал и обслуживающая его власть совместными усилиями привели Россию в области сельского хозяйства на грань утраты продовольственной безопасности, что особенно опасно сейчас, когда планета вступила в полосу очередного передела мира.

Просмотров: 2062

Другие статьи номера

Вместо инноваций — Деградация
В любой капиталистической национальной экономике размер государственного сектора зависит не только от стратегических и тактических задач государства. Так, при оценке госсектора современной Российской Федерации важно иметь в виду, что по своей социально-экономической сути это государственно-монополистический капитализм.
Символы деиндустриализации
Пустые глазницы пустых корпусов, захламлённые подъездные пути в ещё недавно работавший цех, в котором на месте демонтированных станков повсюду хлам, — это не фото военных корреспондентов города в руинах, оставшегося после Сталинградской битвы.
Дрезден: «Нет — неонацизму!»
Одной из драматических страниц заключительного этапа Второй мировой войны, проходившего уже на территории самой Германии, стали варварские ковровые бомбардировки английской и американской авиацией 13—15 февраля 1945 года города Дрездена, в результате которых погибли несколько десятков тысяч мирных жителей (точная цифра до сих пор не известна), а город почти полностью был стёрт с лица земли. С тех пор здесь ежегодно проходят траурные памятные мероприятия, посвящённые этой трагедии города и его жителей.
ПУЛЬС ПЛАНЕТЫ
БАРСЕЛОНА. Каталонские партии, выступающие за независимость, укрепили своё парламентское большинство по итогам региональных выборов. Впервые сепаратисты набрали более 50% и займут 74 из 135 мест в законодательном органе испанской автономии. Второй финишировала Социалистическая партия Каталонии (33 кресла), выступающая за единство королевства. В местный парламент прошла и крайне правая партия «Вокс».
Трудящиеся учатся борьбе
В Центральной Азии ширится забастовочная активность. Рабочие нефтеперерабатывающего завода в Узбекистане выступают против увольнений и снижения зарплат. Всё новые очаги протестов возникают на карте Казахстана.
В шахту — в костюме и галстуке
В богатой углём провинции Шаньси на севере Китая создана инновационная лаборатория интеллектуальных угольных шахт, призванная способствовать цифровой трансформации этой отрасли промышленности страны.
Каспий в опасности
«Каспийское море может потерять до трети своей площади, предостерегают учёные. При этом население совершенно не осознаёт опасности», — пишет немецкая газета «Тагесшпигель».
Мороз протестам не помеха

В Одессе, Николаеве, Херсоне, Измаиле, Мариуполе и Киеве 12 февраля прошли акции протеста, организованные Украинским объединением моряков.

ПРИЧИНА — злоупотребления в сфере выдачи различных морских документов, в частности так называемых рабочих дипломов и сертификатов. Первый протест моряков проходил в нескольких городах ещё 25 января. И вот снова моряки и члены их семей пикетировали центральные магистрали и перекрывали трассы.

Кто ответит за гибель Хосты?
Посёлок Хоста, зелёная жемчужина в курортном «ожерелье» Сочи, считается центром русских субтропиков. Он расположен в уютной бухте Тихая, окружён мысом Видный, горой Ахун и горным хребтом Овсянникова. На склонах этого хребта звенит птичьими голосами реликтовый лес — самшит, тис, вековые дубы и липы, сосны, кипарисы, магнолии...
Уж очень есть хочется…

Супермаркеты захлестнула волна продуктовых краж

Если нынче в сельской местности одно из самых частых правонарушений — кража дров, то в городах хитом сезона, похоже, становится кража продуктов из магазина. Об этом можно судить не только по многочисленным полицейским сводкам, но и на собственном опыте. Буквально за одну прошедшую неделю я стала свидетелем сразу двух подобных происшествий, при том что такого в наших краях в прошлом даже не припомню.

Все статьи номера