Москва, устремлённая ввысь

Москва, устремлённая ввысь

№99 (31302) 8 сентября 2022 года
4 полоса
Автор: Михаил КОСТРИКОВ, кандидат исторических наук.

К дню своего 800-летия (правильнее сказать, первого письменного упоминания) столица СССР получила подарок: 7 сентября 1947 года, 75 лет назад, в разных районах города состоялась закладка первых в Москве высотных зданий. В принятом 13 января того же года декрете «О строительстве в Москве многоэтажных зданий» говорилось о восьми проектах.

О строительстве высотных зданий в столице задумались ещё в 1920—1930-е годы. Антисоветская мифология усматривает в этом копирование американской моды на небоскрёбы. Конечно, стремление показать, что «мы тоже можем», скорее всего присутствовало. Страна Советов вообще в то время стремилась быть на передовом рубеже технического прогресса во всех отраслях, преодолевая вековое отставание царских времён с каким-то радостным упорством и азартом и не оглядываясь на трудности.

Но всё же побудительные мотивы у высотного строительства в США и в Советском Союзе были разными. За океаном небоскрёбы возникли чисто по экономическим причинам: земля в городах становилась всё дороже, недвижимость, соответственно, тоже, и бизнес стремился впихнуть максимальное количество этажей на единицу площади ради наибольшей прибыли. Так возникли знаменитые каменные джунгли Нью-Йорка, а потом и других городов. То же самое мы можем видеть и в современной столице РФ, где небоскрёбы «архитектурного ансамбля» ММДЦ «Москва-Сити» теснятся, как сорняки на пустыре. Кстати, на значительной части этой территории и был пустырь, так что получилось символично.

В СССР же во главе угла оказалась скорее эстетика, и высотные здания были призваны «держать» архитектурную композицию той или иной части города. Утверждения о том, что Сталин собирался утыкать всю Москву высотками, мы оставим для подвинутых любителей антисоветских баек. Проектов было действительно немало, но, как мы увидим, далеко не все из них дошли до подробной проработки, а уж реализованы были и вовсе единицы. Изобилие же это возникло в результате свершившейся в СССР культурной революции, раскрывшей творческие силы народа, которые ранее сдерживали сословные ограничения. Отсюда и такой крутой взлёт — не только в архитектуре, а практически во всех областях.

До войны из проектов столичных высотных зданий ближе всего к началу реализации был дворец Советов. Его создал один из самых известных архитекторов сталинской эпохи Б.М. Иофан — автор знаменитого павильона СССР на Всемирной выставке в Париже в 1937 году, увенчанного скульптурной группой Веры Мухиной «Рабочий и колхозница». Гигантская, более чем четырёхсотметровая высотка со скульптурой В.И. Ленина на вершине должна была разместиться в самом центре Москвы.

Строить дворец Советов было решено на месте храма Христа Спасителя, который был взорван в 1931 году. Вокруг этого решения позже было накручено множество антисоветских вымыслов, но на самом деле в момент его принятия оно не выглядело таким уж откровенно спорным. Храм Христа Спасителя построили лишь к 1860 году, а освятили в 1883 году. Москвичи новодельный храм восприняли по-разному, иные злословили: «Купчиха села на Москву», намекая на тяжеловесные пропорции здания и источники финансирования его строительства — купеческие капиталы. В общем, объективно на рубеже 1920—1930-х годов это строение не воспринималось как архитектурная ценность, а уж ценностью исторической в силу небольшого возраста и вовсе не являлось, как, впрочем, и нынешний, лужковский его железобетонный макет в натуральную величину.

Так что если кому-то очень хочется оплакать архитектурные потери в ходе реализации сталинского плана реконструкции Москвы, то стоит поискать другой объект. Вполне подойдут на эту роль утраченные почти полностью, за исключением двух фрагментов стен и одной башни (Птичьей), укрепления Китай-города, которые действительно очень жалко. Впрочем, серьёзному разрушению они, ставшие бесхозными, подверглись ещё в дореволюционные времена…

Так или иначе, строительство дворца Советов началось, но фундамент его был готов лишь к 1939 году. Понятно, что в тот момент приоритеты у руководства СССР изменились: война — на пороге, и все силы были брошены на подготовку к отражению агрессии коллективного европейского Запада, объединённого фашистской идеологией. Поэтому реализация проекта Иофана была заморожена, чтобы уже не состояться никогда.

После войны к идее высотного строительства вернулись, причём, как утверждается, по инициативе самого И.В. Сталина. Закладка высоток стала подарком Москве на символический юбилейный «день рождения» и наградой за стойкость в 1941 году, когда город не покорился гитлеровскому нашествию. Итак, как говорилось выше, высоток должны были построить восемь, и очень разных. Начнём с самых высоких.

Здание Московского государственного университета на Ленинских (Воробьёвых) горах долгое время считалось самым высоким (не считая радиотехнических сооружений, телебашен) не только в стране, но и во всей Европе и лишилось этого статуса лишь в 1990-е. Общая его высота, включая шпиль, составила 240 (можно найти и цифру 236) метров, а самого здания — 183,2 метра. Его возведение было сопряжено с большими трудностями, вызванными спецификой выбранного места с весьма сложными геологическими условиями.

Как часто происходило в сталинские времена, конкуренция проектов была исключительно высокой. Приоритетной стала концепция Б.М. Иофана, определившая общий вид здания, верх которого, как и в случае с проектом дворца Советов, планировалось увенчать скульптурой. Выбор могли сделать как в пользу М.В. Ломоносова, так и в пользу основателя Советского государства В.И. Ленина. Однако в 1948 году руководство проекта сменилось, претерпел изменения и сам замысел: верх теперь был решён в форме хорошо всем нам знакомого шпиля с пятиконечной звездой в венке.

Почему всё же отказались от скульптур? Конечно, идея, когда всё здание является своеобразным пьедесталом, выглядела очень интересной. Но она оказалась практически неосуществимой: скульптура на вершине дома не позволяла достичь визуальной пропорциональности со всех ракурсов, притом что любое высотное здание априори доступно обзору со всех сторон. Зато с задачей гармонизации общего облика строения прекрасно справлялся шпиль, в пользу которого и был в итоге сделан выбор во всех сталинских высотках.

Проект, авторами которого были архитекторы Л.В. Руднев, С.Е. Чернышёв, П.В. Абросимов, А.Ф. Хряков и В.Н. Насонов, предполагал разместить здание почти у самого склона высокого берега Москвы-реки. Но амбициозному замыслу Льва Руднева, приступившего к осуществлению своей давней мечты (его дипломная работа называлась «Университет крупного города»), помешала опасность оползней: оказалось невозможным надёжно разместить гигантский фундамент. Как ни хотелось Рудневу максимально эффектно показать высотку, однако всё же строительство пришлось переместить подальше от зыбкого края.

Но даже после этого задача, хотя и стала выполнимой, не превратилась в простую. Поэтому рытьё котлована началось лишь в самом конце 1948 года. К числу спекуляций относится и миф о том, что чуть ли не всё здание МГУ построено зеками. Как и в случаях с прочими антисоветскими страшилками, тут всё нужно делить минимум на десять: заключённых к стройке привлекали, особенно на земляные работы, но всё же в основном здание возвели строители, потому что проект был для своего времени архисложным.

Для упрощения доставки стройматериалов от станции Очаково пробросили специальную железнодорожную ветку. Особые трудности вызвал монтаж шпиля. Для выполнения этой задачи применялись, как сейчас говорят, инновационные решения, в числе которых был и самоподъёмный высотный кран, и временная шахта внутри уже почти построенного здания. Что касается художественного оформления фасадов, то к этой работе привлекли мастерскую Веры Мухиной.

Об особом значении этого строительства говорит тот факт, что 6 марта 1951 года его лично посетил И.В. Сталин. Но торжественного открытия здания МГУ он не увидел: оно состоялось 1 сентября 1953 года, уже после его смерти. На возведение строения, которое почти полвека удерживало звание самого высокого дома в Европе, потребовалось менее пяти лет.

Второй по высотности стала 206-метровая гостиница «Украина», которую построили в 1953—1957 годах по проекту А.Г. Мордвинова при участии П.А. Красильникова и В.К. Олтаржевского. На ранних этапах проработки проекта здание планировали разместить в районе станции метро «Динамо» и одноимённого стадиона. Но позже в связи со строительством Кутузовского проспекта как одной из главных московских магистралей было решено возвести высотку в Дорогомиловской слободе, которая в тот момент ещё сохраняла все черты дореволюционной неприбранной и неустроенной городской окраины, по преимуществу деревянной. Гостиница, которую назвали «Украина» (в честь 300-летия воссоединения Украины с Россией), заняла центральную часть комплекса, а боковые корпуса стали жилыми домами.

Здание строилось очень быстро, потому что хронологически оказалось последним среди семи возведённых высоток. К этому моменту и у проектировщиков, и у строителей был накоплен соответствующий опыт, а степень механизации строительства существенно выросла. Зыбкие пойменные грунты не стали препятствием: котлован по периметру окружила сложная система скважин и трубопроводов, эффективно удалявшая грунтовые воды, и строительство велось практически в сухом грунте.

Жилой дом на Котельнической набережной является третьим по высоте —176 метров. Авторами проекта стали лауреат трёх Сталинских премий главный архитектор Москвы в тот период Д.Н. Чечулин и А.К. Ростковский. В этом здании любопытно то, что изначально оно не считалось высотным и часть его была построена ещё в конце 1930-х. В послевоенное время с выходом упомянутого постановления 1947 года его создатели добавили высотную секцию, которая и стала архитектурной доминантой и самого комплекса, и близлежащей городской территории. Строительство началось в 1948 году, а уже в 1953-м в доме появились первые новосёлы.

Лишь немного, всего четыре метра, уступает высотке на Котельнической 172-метровое здание Министерства иностранных дел СССР архитекторов В.Г. Гельфрейха и М.А. Минкуса, построенное в числе первых в 1948—1953 годах. В начале 1930-х годов на месте, где ныне размещается МИД, началось строительство Дома иностранного туризма, причём, как и в предыдущем случае, уже построенное здание было включено в новый послевоенный проект. А таковых изначально насчитывалось три, потом в ходе жёсткого конкурентного отбора осталось два: 16-этажный с ярко выраженной ярусностью и более цельный 20-этажный.

Наконец выбор сделали в пользу последнего, причём изначально он не предусматривал шпиля. Именно в ходе работы над зданием МИД московские архитекторы и пришли к выводу о том, что шпиль — наилучшее решение для формирования верхней части высотного здания, отказались от экспериментов со статуями, и это сказалось на всех без исключения проектах сталинских высоток.

По строчке «Шли ребята мимо зданья, что на площади Восстанья» из известнейшего стихотворения Сергея Михалкова «Дядя Стёпа», впервые опубликованного в 1954 году, можно датировать и окончание строительства жилого высотного здания, украсившего эту площадь, ныне переименованную в Кудринскую. А возводить 156-метровое строение по проекту архитекторов М.В. Посохина и А.А. Мндоянца начали в 1948 году. Здесь зодчим тоже пришлось преодолевать определённые трудности.

Сегодня городская застройка скрадывает весьма сложный рельеф долины, по которой когда-то протекала речка Пресня. Теперь она заключена в коллектор и засыпана огромным количеством грунта, взятого со строительства метро. По сути, высотку пришлось вписать в довольно крутой речной берег. Потребовалось подсыпать массу грунта для выравнивания стройплощадки, а также возводить подпорные стенки.

Две оставшиеся высотки выглядят «малышами» по сравнению с первыми пятью. Здание на Лермонтовской площади (после 1992-го — площадь Красные Ворота) имеет высоту 138 метров, а гостиница «Ленинградская» — 136. Первое создано по проекту А.Н. Душкина и Б.С. Мезенцева. Высотную часть новостройки заняло Министерство транспортного строительства СССР, а в боковых секциях были квартиры, как и в здании гостиницы «Украина». Несмотря на относительно небольшие масштабы этого здания, возводилось оно тоже непросто, и его строительство было завершено в 1953 году.

С самого начала предполагалось, что в его нижней части расположится вестибюль метрополитена, а под ним — наклонный ход эскалатора. Наземные строители работали одновременно с метростроевцами, причём последних ждал крайне неприятный сюрприз: они наткнулись на плывун.

Технология борьбы с этим бедствием к тому времени уже имелась, и плывунные грунты начали замораживать рассолом хлористого кальция. Для этого пробурили более двухсот скважин глубиной до 27 метров. Но всем, кто имеет дело со строительством, хорошо известно, что такое морозное пучение грунта. Было ясно, что для строящегося здания возникла неиллюзорная опасность: при разморозке грунта после окончания строительства метро высотка могла наклониться и начать разрушаться.

Дальше началось то, что иначе, как строительной эквилибристикой, назвать невозможно. Конструктор Виктор Абрамов рассчитал нагрузки на почву, а также высоту подъёма грунта из-за морозного пучения. В соответствии с результатами этих расчётов высотку строили с наклоном. И когда метрострой завершил работы, а замороженный грунт оттаял, то здание под своим весом дало осадку и ровненько встало на место. Кто там что рассказывает про «отсталый «совок»?

Гостиницу «Ленинградская» проектировали архитекторы Л.М. Поляков и А.Б. Борецкий, а строилась она в числе последних: с 1949 по 1954 год. Создатели здесь также столкнулись с трудностями, но ненадёжные московские грунты оказались едва ли не наименьшей бедой. Хотя из-за них тоже пришлось помучиться, создавая под будущей гостиницей мощный коробчатый фундамент.

Но самым сложным испытанием стала начавшаяся борьба с архитектурными «излишествами». А.В. Власов был главным архитектором Москвы с 1950 года, а до того с 1944-го занимал тот же пост в Киеве. При нём в обоих городах активно строились «сталинки», но после смерти вождя, чутко уловив настроение Н.С. Хрущёва, он совершил кульбит с переобуванием в воздухе и обрушился с критикой за «нерациональное расходование средств» на строительство, а в качестве одного из негативных примеров привёл именно гостиницу «Ленинградская».

К чести Полякова и Борецкого будь сказано, оба отказались признавать несуществующие «вину» и «ошибки» и не стали менять проект. Это стоило обоим архитекторам званий лауреатов Сталинских премий, которых их лишил Хрущёв. Критика же высотки стала на какое-то время «модной» с эпитетами вроде «буржуазной помпезности» и «необузданного украшательства». Так начиналась хрущёвская десталинизация в архитектуре.

Что же касается восьмой сталинской высотки, то ею должно было стать 275-метровое административное здание в Зарядье, спроектированное Д.Н. Чечулиным и И.М. Тиграновым. Но не стало. Территорию под строительство подготовили, начали работать над фундаментом, но дальше дело не пошло.

В ноябре 1955 года вышло печально знаменитое хрущёвское постановление «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве», а сам Никита-«чудотворец» обозвал сталинские проекты «архитектурой свадебных тортов». В нашей жизни появилось явление, которое в среде архитекторов получило ироничное наименование «обдирные дома». То есть проекты сталинских времён, с которых «ободрали» все элементы декора.

Что это такое, можно увидеть на примере дома №30 по Кутузовскому проспекту. Те части здания, что смотрят на набережную Тараса Шевченко и Киевскую улицу с Третьим транспортным кольцом, представляют собой классические, богато декорированные «сталинки». А вот часть дома, непосредственно выходящая на проспект, хотя и является «сталинкой» по проекту, но достраивалась позже и уже подпала под постановление об архитектурных «излишествах». Она осталась без всего декора и дисгармонирует как с остальными частями здания, так и со стоящим напротив домом №35, который должен по идее составлять единый ансамбль с «тридцаткой».

Так всё же: были ли сталинские высотки «излишеством» и испортили ли они Москву, где ранее высотных строений не было? Последнее — в значительной степени дело вкуса. Кому-то в целом (как Хрущёву) не нравится всё, что делалось при Сталине. При этом заметим, что в 1990-е, когда недвижимость обрела рыночную стоимость, оказалось, что ярые критики «сталинизма» не брезгуют квартирами в «сталинках», а совсем даже наоборот.

Рискнём высказать своё мнение. В ХХ веке в условиях активной урбанизации в передовых странах, в число которых стремительно ворвался СССР, площадь городов увеличивалась очень быстро. В такой ситуации наличие архитектурных доминант — необходимость, иначе городской пейзаж начинает сливаться и напоминать бесконечную трущобную застройку, где глазу не за что зацепиться. К тому же исторически такие доминанты в Москве всегда были. Их роль выполняли башни Кремля и церковные колокольни. Однако со временем бывшие великаны скрылись за новыми, более высокими зданиями, и виноваты тут вовсе не большевики: этажность домов начала быстро расти ещё до революции.

Вот почему главный архитектор Москвы (в 1945—1949 годах) Дмитрий Чечулин не стал скучивать все высотки в одном месте, а рассыпал их по городу: он просто воспроизвёл на новом уровне то, что было ранее. Теперь композицию столичных пейзажей «держали» шпили высотных зданий, которые все выдержаны в одном стиле, но при этом все разные, как и кремлёвские башни. Это лишнее свидетельство того, что сталинские архитекторы любили Москву и хотели видеть её красивой.

Что касается «излишеств», то тут сказывается поверхностность, недальновидность и грошовая экономия, которые в целом стали характерной приметой хрущёвского времени. Строительство во все времена считалось одним из локомотивов экономического развития любого государства. Возведение столь сложных объектов, которыми были сталинские высотки, очень серьёзно продвинуло вперёд технологии и помогло преодолеть трудности в строительной отрасли, которые остались после войны. Ведь на всю столицу в 1946 году имелось лишь 26 подъёмных кранов.

Возводя высотки, московские зодчие перешли от доминировавшего ранее кирпичного строительства к монолитным железобетонным конструкциям. В окрестностях Москвы появились соответствующие производства, которые потом занялись изготовлением деталей крупнопанельных домов. То есть без сталинских высоток не появилось бы и «хрущёвок». Были отработаны технологии закачки бетона на большие высоты, созданы новые типы строительной техники, включая самоподъёмные башенные краны, которые по мере строительства здания «затаскивали» сами себя всё выше и выше.

Кроме того, все сталинские высотки оборудовались самыми передовыми инженерными системами: телефонной связи (своя АТС), автономного отопления и горячего водоснабжения, вентиляции, кондиционирования и увлажнения воздуха. Имелась даже централизованная система пылеудаления со встроенными в стены пылесосами, которые прогоняли воздух через фильтрующие установки, а грязь сбрасывали в канализацию. На этом фоне наличие мусоропровода, который, конечно же, тоже был, уже не сильно впечатляет. Москва действительно рвалась ввысь и в прямом смысле, и в фигуральном, достигая новых высот технического прогресса.

Помимо чисто строительных аспектов, отрабатывались и совершенно новые подходы к формированию городской среды. Каждая из высоток была замкнутым объектом городской застройки с собственными разнообразными элементами коммунально-бытовой инфраструктуры. Проще говоря, в них закладывалось всё необходимое: от магазинов и поликлиник до кинотеатров и бомбоубежищ. И такой подход надолго закрепился в советском градостроении.

Сравните это с современной практикой, когда с дозволения городских властей девелоперы впихивают в уже сложившиеся районы — на места, где когда-то располагались промышленные предприятия или порты, новые тесные кварталы-гетто в десятки этажей высотой. А потом начинаются муки с транспортной и социальной инфраструктурой, которая не справляется с многократно возросшей нагрузкой. Впрочем, мучаются-то простые горожане, а вот у властей и девелоперов, судя по всему, всё в порядке, потому что эта градостроительная вакханалия не прекращается.

Возвращаясь к сталинским высоткам, стоит заметить, что строились они не только в Москве и даже не только в СССР. К ним также причисляют 107-метровое здание Академии наук в Риге, Дворец науки и культуры в Варшаве (высота до верхушки шпиля — 230 метров), бывший «Дом «Скынтейи», то есть здание редакции и типографии румынской газеты «Искра», в Бухаресте (92 метра) и бывшую гостиницу «Дружба» в Праге (88 метров). Ещё есть похожие проекты, которые пострадали от борьбы с архитектурными «излишествами», и их, подобно «обдирным» домам, можно назвать «обезглавленными». Прежде всего это гостиница «Украина» в Киеве, лишившаяся шпиля.

Что же касается Москвы, то никаких других подробно проработанных проектов для столицы не существовало. Утверждения, встречавшиеся в рекламе строительных концернов времён мэров Лужкова и Собянина, о том, что та или иная новодельная дылда со шпилем — «переосмысление» нереализованного проекта сталинских времён, оставим на совести строительного бизнеса (если она у него есть) и его рекламщиков. Да и любому человеку при взгляде на эти новостройки, пусть даже это «самый высокий жилой дом в Европе», видно, что нет в них ни монументальности, ни изящества сталинских высоток. А всё потому, что во главу угла при их возведении были поставлены совсем иные цели: не преподнести подарок городу и его жителям, не украсить городскую среду и сделать её более гармоничной, а впихнуть наибольшее количество дорогущих квадратных метров на единицу площади золотой (в смысле стоимости) московской землицы. В общем, «рыночек порешал» с обычным результатом.

Ну а что будет дальше — покажет время. Пока что построенные на века сталинские архитектурные «излишества» благополучно пережили «хрущобы», не потеряв при этом ни своей художественной, ни материальной ценности. Сдаётся, что переживут они и «лужковки» с «собянинками», ибо качество современного строительства хорошо известно.

Просмотров: 277

Другие статьи номера

Герои трудового фронта

Брестская область первой в Белоруссии отметила «Дожинки-2022». Праздник хлеборобов состоялся в городском посёлке Телеханы Ивацевичского района и собрал гостей со всей республики.

«Подготовка и проведение «Дожинок» — это серьёзный комплекс мероприятий, — отметил глава администрации президента Белоруссии И. Сергеенко
Отгородились…

Строительство заграждения на границе Литвы с Белоруссией завершено. Об этом сообщила избранная подрядчиком по данному проекту компания Epso-G, информирует RuBaltic.RU со ссылкой на интернет-портал Delfi.lt.

«Установлены последние сегменты так называемого физического барьера, вся протяжённость которого составляет 502 километра.
Ученикам окажут поддержку

В Румынии, где учебный год в средних школах начинается 15 сентября, власти, как сообщила 4 сентября столичная газета Ziare, объявили о намерении выплатить одноразовую материальную помощь в размере 500 леев (104 долл), охватив ею более 900 тысяч учащихся из малоимущих семей по всей стране.

ПУЛЬС ПЛАНЕТЫ
ВИЛЬНЮС — РИГА — ТАЛЛИН. Литва, Латвия и Эстония договорились об ограничении на передвижение граждан РФ через границы с Россией и Белоруссией. При этом глава МИД Эстонии Урмас Рейнсалу заявил, что Таллин вместе со своими прибалтийскими партнёрами намерен запретить въезд большинству россиян уже в ближайшие недели.
Трасс продолжит дело Джонсона
Число бедных граждан в Великобритании в ближайшие год-два увеличится сразу на три миллиона человек. Таковы результаты прогноза специалистов аналитического центра «Резолюшн Фаундэйшн» (Resolution Foundation — RF), который приводят агентство РИА «Новости» и другие СМИ.
Торжество демагогии
Президент Казахстана обратился с очередным посланием к народу. Ни одного пригодного рецепта преодоления кризиса беднеющие граждане не услышали. Им подали «блюдо с душком», состоящее из неолиберальных реформ и мелких подачек.
Настрой на победу
В Волгограде в рамках акции КПРФ «Антикапитализм-2022» состоялся митинг-концерт в поддержку российских солдат, выполняющих сегодня воинский долг, и программы КПРФ «Двадцать неотложных мер для преображения России».
Частник поперёк дороги
Жители города Урай (ХМАО) Иван Карелин и Александр Соколов вышли на пикеты рядом со шлагбаумом пропускного пункта «Тетерево», через который идёт дорога на месторождения ТПП «Урайнефтегаз» (дочернее предприятие компании «Лукойл — Западная Сибирь»).
Права рабочих отстоим!

В городе Иванове прошла серия одиночных пикетов в поддержку работников предприятий, расположенных на территории Новописцовского льнокомбината Вичугского района области.

Напомним, что 25 июля первый секретарь Ивановского обкома КПРФ, руководитель фракции коммунистов в областной Думе А. Бойков и депутат-коммунист областной Думы А. Тимохин провели встречу с работниками ООО «Гамма Текстиль», ООО «Ранг», ООО «НЭК» и ООО «СТОК», которые располагаются на территории Новописцовского льнокомбината.
Отличное завершение Предсезонья
Заключительным аккордом предсезонной подготовки вице-чемпионов страны — футболистов МФК КПРФ — к новому чемпионату по футзалу в российской Суперлиге стало участие нашей команды в традиционном сентябрьском турнире на призы Тюменской области.
Все статьи номера