Уроки коммуниста Александра Каверзнева

Уроки коммуниста Александра Каверзнева

№94 (31297) 26—29 августа 2022 года
6 полоса
Автор: Алексей ПАРФЁНОВ, рабочий, член ЦК КПРФ. г. Дмитров, Московская область.

«Каким призван быть партийный журналист?» — такой вопрос задал читателям «Правды» В.С. Кожемяко. В своей статье «А вы чего ждёте от журналиста?» («Правда», 4—7 февраля 2022 года) политический обозреватель газеты не только, на мой взгляд, очень своевременно поставил этот вопрос, но и на примере журналиста газеты «Орловская искра» Михаила Тутыхина, совсем недавно ушедшего от нас на семьдесят третьем году жизни, показывает, каким должен быть работник нашей коммунистической печати. Показывает, опираясь как на пришедшие в «Правду» после смерти Михаила Тутыхина письма, так и на свои личные впечатления.

Я тоже хочу рассказать читателям нашей газеты о журналисте. Правда, ушёл от нас тот, о ком я пишу, почти сорок лет назад, в 1983 году.

Известие о смерти Александра Александровича Каверзнева (1932—1983), журналиста, политического обозревателя Центрального телевидения, стало большим горем для многих советских людей. В адрес нашего телевидения пришло в связи с этим полторы тысячи телеграмм и писем со всех концов страны. Письма и телеграммы доставлялись тогда и по адресу: «Москва, семье Каверзневых».

«Мы всегда его любили» — так написала после смерти коллеги по профессии известный советский журналист Галина Шергова. Любили не только те, кто лично его знал, любили везде, где только видится и дрожит в окнах отсвет экрана телевизора. Я даже первоначально хотел озаглавить свои заметки так: рассказ о человеке, которого я любил. В сборнике, посвящённом Александру, один из авторов пишет об «эффекте Каверзнева» как об удивительной способности расположить к себе самых разных людей, вызвать не только доверие, но и симпатию миллионов телезрителей.

Сборник этот вышел после смерти Александра Каверзнева («Александр Каверзнев. Сценарии. Воспоминания. Статьи». Москва, издательство «Искусство», 1985).

Вот об Александре Каверзневе как о партийном журналисте, «всесоюзном пропагандисте» (так его тогда называли), опираясь на свои личные впечатления от общения через экран телевизора и воспоминания его друзей, коллег, учеников, я и расскажу сегодня читателям «Правды».

* * *

Саша (так просто в книге называют его друзья детства) родился в буржуазной Латвии, в Риге. Его отец был преподавателем русского языка и литературы в школе. Гитлеровцы, оккупировавшие Латвию, отправили пожилого учителя в лагерь смерти Саласпилс. Когда была восстановлена Советская власть, ему предложили кафедру языкознания Рижского педагогического института. Александр Каверзнев-старший принадлежал к числу образованнейших людей. Как всякий учёный-филолог той поры, Александр Григорьевич знал несколько современных европейских языков.

Саша отлично учился. В доме учёного-филолога была библиотека избранных книг. Мальчик читал русскую классику, книги лучших немецких писателей.

Но поступил он в Ленинградский корабельно-строительный институт. Проскучав там целый год, юноша вернулся в Ригу и устроился геодезистом на строительстве дорог в Латвии. Как отметил его друг Владимир Абрамов, «эту тяжёлую работу ради заработка, работу под дождём и мокрым снегом, он любил. Как любил всё, чем занимался».

Затем служба в Советской Армии. Интересно, что Саша, профессорский сын и сам по сути интеллигент, без всяких проблем вошёл в армейский коллектив. «Солдат справный», — сказал о нём ротный старшина.

Но, конечно, гуманитарные традиции семьи сказывались. Он по-прежнему много читал, привозил из редких отпусков по десятку томов домашней библиотеки. Он был единственным, кто совмещал армейскую службу с заочной учёбой: стал студентом-филологом Латвийского университета. И ещё отметим, что старший сержант Каверзнев написал рассказ для окружной армейской газеты, к сожалению, так и не увидевший свет.

Поздней осенью 1954 года закончилась армейская служба, Саша возвратился в Ригу и вернулся к профессии геодезиста. Об этом периоде жизни Александра Каверзнева оставил свои воспоминания его друг Олег Иванов:

«Тогда Саша работал в геологической партии, учился заочно на филфаке Латвийского университета и пробовал перо.

Пробы огорчали. Он приносил их в отдел информации республиканской газеты к старому «волку репортажа», который, обкорнав материал, вдохновенно написанный ночью, направлял его в набор с неизменными словами: «Так-то, пацан… Благодарить потом будешь за науку!»

«Пацан» белел от ярости и чувствовал себя непонятым и оскорблённым. Но и в этом состоянии он стремился понять смысл правки, постичь жёсткие требования газетного листа. Он умел учиться и потом, уже став асом советской журналистики, не утратил этой способности.

...В конце концов ему повезло: в рижском пароходстве открыли многотиражную газету «Латвийский моряк». Туда и пригласили Сашу Каверзнева, молодого человека, написавшего и блестяще защитившего дипломную работу по «Жизни Клима Самгина» М. Горького.

Саша начал писать. Писал и писал. Это были пятидесятистрочные заметки, десятистрочные информации, стострочные репортажи, отчёты, небольшие статьи. Он примерялся к возможностям многотиражки, искал контакты с читателем».

Затем — работа в системе Гостелерадио СССР, которой он отдал 25 лет своей жизни. Сначала был на иновещании, то есть радиовещании Московского радио для зарубежного слушателя. В середине 1960-х годов Александра Каверзнева направляют на работу корреспондентом Советского телевидения в Венгрию.

С 1973 года он — политический обозреватель Гостелерадио СССР. Ведущий программы «Содружество» и один из ведущих программы «Сегодня в мире» (с 1978 года).

А. Каверзнев известен был также как автор интересных документальных телефильмов. Когда он на достаточно длительный срок исчезал с телеэкрана, люди понимали: наверное, в командировке, скорее всего — за рубежами нашей страны. Делал он и прямые эфирные телерепортажи со съездов КПСС и с праздничной Красной площади, с открытия Московской Олимпиады. И говорил друзьям, что эти работы особенно любил.

Он уже думал, как найти форму для своих размышлений о виденном за рубежом и в нашей стране. Как-то обронил: «Политический роман — в сущности самая современная литературная форма...» «Как почти каждый из журналистов, он мечтал о большой и добротной книге, которую можно с удовлетворением утвердить на полке среди томов уважаемых тобой писателей» (Олег Иванов, «Человек долга»). Не получилось.

23 марта 1983 года Александр Каверзнев уехал в Афганистан. А через несколько дней после возвращения из Кабула, 29 марта, он скоропостижно скончался от невыявленной инфекции.

* * *

Со времени смерти А. Каверзнева прошло 39 лет, и в нынешнем июне отмечено 90-летие со дня его рождения. Сменилась эпоха, сменился общественный строй. Чем сегодня для нас интересен советский журналист, коммунист Александр Каверзнев? Чему мы можем научиться у этого действительно незаурядного человека?

Автор предисловия к сборнику «Александр Каверзнев», его коллега по работе на телевидении Григорий Оганов пишет, что удивительная способность А. Каверзнева «расположить к себе самых разных людей, вызвать не только доверие, но и симпатию миллионов телезрителей и ничем не поступиться в содержательной сложности, в многогранности разговора, нисколько не заигрывать со слушателями, не подлаживаться к ним — и составляли основу огромной популярности Каверзнева у самых разных категорий телезрителей».

Как это достигалось? — ставит вопрос автор. И продолжает: «О журналистике вообще, а о серьёзной тележурналистике в особенности, можно во многих отношениях говорить как о сочетании партийной страстности, эрудиции и таланта (выделено мной. — А.П.). Причём эти три составные части должны присутствовать и составлять гармонию».

Разумеется, сочетание партийной страстности, эрудиции и таланта важно не только для говорящего, но и для пишущего. Не только для журналиста советской эпохи, но и для партийных журналистов КПРФ нынешнего времени.

В рассматриваемой мною книге приводятся сценарии Каверзнева. Не все они были предназначены для печати, не все отделаны. И всё же, как отмечает Григорий Оганов, «каждый из них — литература. Страстная, партийная и очень человечная русская литература».

Каверзнев мастерски пользовался методами марксистско-ленинского анализа, обладал безошибочным классовым чутьём. Но одного этого, чтобы быть великим советским журналистом, мало. Надо иметь незаурядные профессиональные качества, неразрывно связанные с качествами личными. О Каверзневе как о журналисте и человеке рассказала Галина Шергова в очерке «Уроки профессии».

«От телезрителей приходилось слышать: «Как он свободно держится перед камерой». Я подумала тогда: действительно, он держится свободно, потому что легко работает, работает легко потому, что свободен» (выделено мной. — А.П.).

Не мог в советское время настоящий партийный журналист быть просто винтиком партийно-государственного аппарата пропаганды. И простым «подручным партии», по выражению Н.С. Хрущёва, он быть не мог. Не может, не должен быть и сейчас.

«Да, правы зрители, — пишет далее Галина Шергова, — Каверзнев свободно держался перед камерой. Но так же он держался перед любым собеседником, какого бы высокого ранга тот ни был. Помню, мы вместе с ним брали интервью у товарищей Яноша Кадара и Луиджи Лонго. Каверзнев беседовал с той же свободой, которая не покушается на панибратство или выпячивание собственного «я». Он разговаривал с той степенью доверительности, которую даёт лишь одно качество: человеческое достоинство, если ты им обладаешь по праву».

Вернёмся теперь к тому, что я уже отметил в своих заметках, — к «эффекту Каверзнева». На эту тему размышляет его товарищ по телепередаче «Сегодня в мире», политический обозреватель советского телевидения Владимир Дунаев. Ведь были же другие, и очень талантливые журналисты, телеведущие, обозреватели на нашем телевидении того времени: Валентин Зорин, тот же Владимир Дунаев, Фарид Сейфуль-Мулюков, Игорь Фесуненко. Чем же Александр Каверзнев выделялся на фоне этих весьма незаурядных людей?

Интеллигентностью. В этом, по мнению В. Дунаева, он, бесспорно, превосходил своих коллег.

«Культура, знания, начитанность. А отсюда и свой — особый — язык и умение держаться. Он никогда не унижался до примитивных обличений противника, до жёлчных «прищуров» и наигранных жестов. Он был убедителен, остроумен, беспощаден — беспощаден логикой и приговором, а не бранью...

Полемистом Каверзнев был отличным, собеседником — блестящим, глубоким, всегда поражавшим необычным ходом мысли, оригинальностью. Для этого мало — знать. Мало — думать. Надо уважать чужие взгляды, надо уметь слушать и анализировать даже неприемлемое.

Не было для него готовых схем, расхожих истин, игр в «угадайку» и в «молчанку». Каверзнев был страстным, убеждённым партийным публицистом (выделено мной. — А.П.) и потому хотел, чтобы вместе с ним сострадали, увлекались, поражались, радовались, огорчались, вместе с ним добирались до сути, до истины, а не получали её уже перетёртой, которую остаётся только проглотить».

* * *

Ну а теперь, уважаемые читатели, сравните Александра Каверзнева с нынешними работниками буржуазной телепропаганды — ведущими, обозревателями и прочими. Разве у таких её столпов, как Дмитрий Киселёв и Владимир Соловьёв, не видим мы эти самые «примитивные обличения противника, жёлчные «прищуры» и наигранные жесты»? А много ли уважения чужих взглядов и умения слушать у Ольги Скабеевой?

Пусть читатель, помнящий советское телевидение, сам сравнит советских и несоветских телеведущих. А кто не помнит, не знает, пусть посмотрит документальные фильмы Александра Каверзнева — они есть в интернете.

Каверзнев был коммунистом. Константин Цаголов, с кем он работал в Афганистане, приводит такой эпизод. Старики из кишлака Тарайхеля вели неторопливый разговор о жизни. В этом разговоре участвовал и Александр Александрович. «Под конец разговора он так расположил стариков своей мягкой манерой ведения беседы, своими суждениями о самых насущных интересах крестьянина, что один из сидящих сказал:

— Всё ты правильно говоришь, сынок, но... — старик довольно ухмыльнулся щербатым ртом, протёр свисающим концом чалмы слезящиеся глаза и продолжил, — но ты же коммунист?

— Да, я коммунист, — спокойно ответил Каверзнев, — и горжусь этим!

Немного помолчав, как бы собираясь с мыслями, он заговорил горячо и страстно. Я даже удивился этой ранее не замеченной мною черте Каверзнева. Он говорил так просто и убедительно, с такой любовью описал портрет коммуниста-созидателя, что притихшие старики позабыли даже отгонять назойливо налетавших мух...»

Так вот он, положительный герой, которого так искала советская литература? Он почти каждый день приходил к нам тогда с экранов телевизора.

Положительный, но, наверное, не идеальный. Хорошо об этом написала Галина Шергова:

«Рассказывая о своём друге, я не хочу делать из него ангела только потому, что его уже нет среди нас. Хотя не грешу против истины, говоря, что был он замечателен. Бывал он и легкомыслен, мог необдуманно попасть в передрягу. Но это было, я бы сказала, какое-то моцартовское легкомыслие, которое тоже делало его свободным. Свободным от скучных прописей «идеального героя».

А так — жизнь была щедра к нему, всё у него было: ум, талант, красота, обаяние, верность друзей...

Мы всегда его любили. Потому мы тоже свободны. Свободны от забвения».

* * *

Александр Каверзнев говорил, что ему труднее всего даются первая и последняя фразы. Я долго думал, чем закончить свои заметки.

Закончить хочу эпизодом из его последнего фильма об Афганистане.

Пожилой человек, душманы убили всех его родственников, пресёкся род, он опозорен. Александр беседовал с ним через переводчика почти два часа. В конце беседы старик сказал, что «этот иностранец впервые выслушал меня до конца». И заплакал.

Какие внимание и любовь к простому человеку надо иметь, чтобы так его выслушать. Не сосед, не представитель местной власти стал в этот миг для несчастного афганца самым близким, а русский советский журналист, коммунист Александр Александрович Каверзнев. Давайте будем помнить таких людей из страны СССР.

Просмотров: 322

Другие статьи номера

Память о советском партизане неизгладима

Новый военно-исторический музей имени Героя Советского Союза Константина Заслонова появился в белорусском городе Орша

«Открытие военно-исторического музея, который получает вторую жизнь в Год исторической памяти, стало знаменательным событием, — отметил председатель Витебского облисполкома Александр Субботин.
Дни казачьей славы
На днях на Кубани торжественно отметили 80-летие знаменитой Кущёвской атаки — крупнейшего сражения Великой Отечественной войны, в котором массово использовалась казачья конница. Лучшие части вермахта прочувствовали на себе всю мощь казачьей лавы, убедились в храбрости и доблести сынов Кубани и Дона…
А зонт и ныне там
На исходе весенней сессии Госдумы её зампред из партии «Новые люди» Владислав Даванков отметился громким заявлением о необходимости решительной борьбы с борщевиком Сосновского. Не сомневаемся, что многие работники аграрного сектора и дачники встретили это известие с воодушевлением.
СООБЩАЕТ СИНЬХУА
Грузовой самолёт Boeing 767-300 вылетел на днях из аэропорта Хуаху в городе Эчжоу провинции Хубэй (Центральный Китай), что положило начало работе первого в КНР узлового аэропорта, специализирующегося на грузоперевозках. Более того, это первый такого рода аэропорт в Азии и четвёртый в мире.
Сотрясают воздух
Пока одна часть беглой белорусской оппозиции во главе с самоназначенным нацлидером С. Тихановской формирует в Вильнюсе «объединённый переходный кабинет», вторая во главе с обиженными В. Цепкало, О. Карач и Д. Болкунцом собирается провести выборы в альтернативный «парламент». Как состыковать потом обе виртуальные структуры, их создатели, занятые публичной руганью из-за денег, пока не придумали.
ПУЛЬС ПЛАНЕТЫ
ВАШИНГТОН. Пентагон, возможно, предоставит боевые самолёты Украине, сообщил замминистра обороны США по политическим делам Колин Каль, добавив, что поставка отдельных видов вооружения займёт от одного года до трёх лет (некоторые из них находятся на стадии разработки). А президент Джо Байден объявил о выделении очередной военной помощи Киеву на 2,9 млрд долларов.
Люди останутся без работы
Крупнейший завод по производству алюминия в Словакии Slovalco к концу сентября полностью остановит производство из-за высоких цен на электроэнергию. Об этом сообщает корреспондент БЕЛТА со ссылкой на словацкую газету «Правда».
Поляки затягивают пояса
Если сравнивать с прошлым годом, число поляков, экономящих на покупках, значительно выросло, пишет в статье, опубликованной в польском интернет-издании Gazeta.pl, её автор Кацпер Колибабский. И связано это с тем, что сейчас темпы роста цен являются самыми высокими за последние 25 лет. Экономисты предупреждают, что это ещё не предел и полякам придётся куда туже затянуть пояса.
Недолив саке… в бюджете
Власти Японии, обеспокоенные снижением налоговых поступлений от продажи алкоголя, объявили в стране конкурс на… популяризацию потребления спиртных напитков среди молодёжи. При этом в налоговой службе нашли и дополнительный повод: там заявили, что удалённая работа во время пандемии отбила у многих людей желание выпивать с друзьями и коллегами. А этот «недостаток» нужно непременно устранить!
Политическое изуверство
Страдания трудящихся масс — непременное условие процветания буржуазной верхушки. Власти Израиля в преддверии выборов провели интервенцию против сектора Газа. Опасное противостояние разгорается в Ираке.
Все статьи номера