Детство под пятой фашистских оккупантов

Детство под пятой фашистских оккупантов

№67 (31270) 24—27 июня 2022 года
4 полоса
Автор: Владимир ДРОЗДОВ.

В один из дней 2021 года в библиотеку, где я работаю, позвонила женщина и попросила позвать к телефону Наталью Бухвал, то есть меня. Представилась она Натальей Ивановной и вот что мне сказала: «Моему дяде, Владимиру Алексеевичу Дроздову, очень нравились ваши газетные публикации. Он тоже был внештатным автором, а незадолго до кончины попросил найти вас и отдать папку с какими-то бумагами. Не знаю, пригодятся ли они вам, но я бы хотела выполнить завещание дяди».

Конечно, мы встретились. В папке я обнаружила наброски статей и опубликованные газетные материалы Владимира Алексеевича, его стихи, рассказы. В послевоенные годы он, деревенский паренёк из Бежаницкого района Псковской области, устремился в мореходное училище далёкой Одессы. Ведь курсанты «мореходок» обеспечивались питанием и формой, так что, кроме всего прочего, подросток облегчил положение семьи, обнищавшей после фашистской оккупации.

И ходил потом наш земляк по морям-океанам, отработав полвека механиком Дальневосточного морского пароходства. Работая, окончил вечерний Университет марксизма-ленинизма, стал лектором-международником Всесоюзного общества «Знание». И хотя Владимир Алексеевич прочно обосновался во Владивостоке, обзавёлся там семьёй и любимой дачей, малую родину всё равно не забывал.

Среди бумаг Владимира Дроздова меня особенно взволновали его воспоминания о фашистской оккупации родной деревни Тигощи Бежаницкого района, который относился в тот период к Калининской (ныне Тверской) области, а сейчас — к Псковской. Поражаешься, в каких нечеловеческих условиях приходилось выживать нашим людям! После захвата Бежаницкого и других районов будущей Псковской области (она возникла в августе 1944 года) оккупация лавиной покатилась дальше. Но какие ещё края страдали от неё и боролись против неё так долго, как Псковщина, — три года?

Я решила предложить заметки Владимира Алексеевича «Правде», поскольку ведь в нашей газете за последние годы постоянно звучит тема фашистского геноцида советского населения.

Мальчику Володе исполнилось восемь лет, когда летом 1941 года его мирное детство в тихой деревне Тигощи посреди лесов и лугов окончилось. Судя по материалам подаренной мне папки, автор до конца дней своих остался истинно советским человеком, категорически отвергающим два явления — фашизм и капитализм. Так, после уничтожения Советской власти и развала СССР он страстно писал в газеты, в том числе и в «Правду», о том, что начало твориться в Приморье в хорошо известных ему сферах рыболовства и торгового флота.

Жаль, что не состоялось наше очное знакомство, когда в 2019 году в возрасте восьмидесяти шести лет Владимир Алексеевич вдруг перебрался из Владивостока в родные края — в Псков. Переехать смог, но сил на новые знакомства, видимо, уже не хватало. На малой родине, в Бежаницком районе, он и похоронен. «Дети войны» — это, конечно, особо трагическая страница в истории Великой Отечественной. Кому-то из детей выпала участь стать частью почти девятнадцати миллионов мирных советских граждан, погибших от фашизма. А кому-то посчастливилось пройти интересный и долгий жизненный путь, оставив о нём письменные воспоминания, как это сделал Владимир Дроздов.

Наталья БУХВАЛ,

библиограф областной библиотеки для детей

и юношества имени В.А. Каверина.

г. Псков.

Фашизм — это как пожар в открытом море

В июне 1941 года на деревню Тигощи обрушился с неба «листовочный снегопад». Председатель колхоза приказал сжигать листовки не читая. Однако многие, в том числе и я, одну зиму ходивший в первый класс, старались хотя бы бегло ознакомиться с содержанием бумажки. В листовке говорилось: «Немецкая армия несёт освобождение». От чего и от кого? «Немецкая армия продвигает европейскую культуру в массы». Что за европейская культура? В нашей деревне вряд ли кто мог это объяснить, да и некогда было разводить антимонии по бумажкам...

Когда деревню оккупировали, солдаты заняли жилые дома. Хозяев, не церемонясь, выпихнули в хозяйственные постройки. Фашизм, принесённый на штыках немецких захватчиков, оживил классовую борьбу в деревне. Возвратившись из мест ссылки, кулаки и недобитые нэпманы расправились с остатками колхозных активистов, по-бандитски порезав ножами шестерых ночью, и деревня проснулась от воя женщин. Вскоре бандиты с немецким оружием сбились в отряд и начали потрошить окрестные сёла, находя ямы со съестными припасами. Всё это свозилось в немецкую комендатуру.

Приход фашизма сравним с пожаром на пароходе в открытом море. Или ты пожар победишь, или он спалит тебя. А с нашими доморощенными фашистами бороться было некому. Основная масса мужчин ушла на фронт и в партизаны.

Наступала осень с холодными утренними росами. Семьи в подсобных постройках мёрзли. В одну из дождливых ночей деревня собралась на колхозном гумне и ждала кого-то. Были тут и мальчишки. Наконец, прошелестело: «Пришёл!» Мужчина уверенно сказал: «Товарищи, колхоз не распущен, его устав действует. В своих домах нам жить не дадут, так что пора рыть землянки, одну — на три, на четыре семьи». И ещё говорилось о предстоящем питании «земляных жителей» из одного котла, ради чего придётся обобществить схроны. В этот момент громко пискнул девчоночий голосок: «Идут патрули!» И я прошмыгнул в свою сараюшку…

К великому сожалению, по малолетству не понял я тогда, кто был тот мужчина. Не знаю и до сих пор.

«Земляные жители»

Ямы для землянок рыли женщины, подростки и старики. Немцы с полицаями наблюдали издали, ухмыляясь. Вскоре пошли у нас кровавые мозоли, но простуженные дети и утренние заморозки со снегом дисциплинировали. Очень помогал коллективизм труда, пусть и такого тяжёлого да ещё несправедливого: ведь наши тёплые дома стояли рядом! Только жили в них фашисты. Зато у нас дед Васька оказался мастером на все руки: печник, плотник, кровельщик. Он практически на одной ноге прыгал с костылями от ямы к яме и для каждого у него хватало шуток-прибауток. Не знаю, был ли дед коммунистом, но полицаи называли его «коммунистической кочергой».

Измученные односельчане ждали заселения, особенно мы — детвора. Но что вышло в итоге! Пока мы копались в земле, полицаи сожгли девять окрестных деревень. Естественно, женщины и дети перебежали оттуда к нам. Это были в основном родственники. Землянки переполнились. И в первый же вечер, набившись битком в подземелье, люди запели. Пелись «Бродяга», «Раскинулось море широко», «Ермак» и, наконец, «Вставай, страна огромная». Петь, лёжа на боку, было неудобно, но побеждал энтузиазм.

Немцы выходили из тёплых домов, стояли на холоде в темноте. О чём они думали, слушая непонятных русских, загнанных под землю? Особенно ярко звучали детские голоса. Потом полицаи приказали молчать, пригрозив бросить гранату. Вскоре стало не до песен, потому что вспыхнули вшивость и чесотка, коклюш, куриная слепота… Когда мимо проходил офицер, то мы, мальчишки и девчонки, чумазые от лечебного дёгтя, с синюшными лицами, окружали офицера и просили «брот», то есть хлеб, протягивая коростовые ручонки. Немец брыкался, что-то ругательно бубнил и спешил прочь.

Мы понимали, кто враг

А время шло своим чередом. По-прежнему грохотала канонада, самолёты бомбили Локню, Сущёво. В периоды межвластья, когда менялись немецкие воинские части в деревне, полицаи теряли свою наглость. В такие благодатные дни вся земляночная рать бежала в поле, долбила ломиками мёрзлую землю, даже не боясь мин. Картошку, слегка подмороженную, расхватывали, везли на саночках в землянки, варили и ели. Такую вкусную, сладкую от мороза! И ещё мы вскрывали ямы с зерном ржи. Нас продолжал кормить колхоз.

Однажды дядя Федя Анютин увидел в своём хлеву, открытом с осени, потерявшуюся корову Красавку и понял, что она пришла домой телиться. Как же она не угодила к немецким патрулям или на минные поля? Загадка. Через час все земляночные жители знали: к Анютину вернулась корова! Первой собралась у хлева детвора. Мы тогда не бегали, а плелись, как старички, кашляя и хлюпая носами. Вдруг из дома дяди Феди вышли два немецких солдата с винтовками. Они накинули корове на рога верёвку и повели во двор. Дядя Федя махал руками, что-то горячо объяснял, пытаясь помешать грабежу.

Тогда один из солдат вскинул винтовку и выстрелил в упор. Брызнув кровью, дядя Федя упал замертво. Следующим выстрелом была свалена и корова. Тут выскочили из домов вооружённые офицеры, но, полопотав с солдатом, успокоились. А тётя Дуня зашлась в плаче над бездыханным телом мужа. Взвыли и другие женщины, призывая на помощь Красную Армию. Дело закончилось тем, что подкативший грузовик увёз коровью тушу на немецкую кухню. По заснеженной улице протянулся кровавый след…

Через пару дней солдата, что убил дядю Федю, нашли на огороде мёртвым, с вилами в спине. Полицаи начали шумное расследование, но воинская часть вскоре ушла в ту сторону, где грохотала канонада.

Не за партой проходила моя школьная зима 1942 года. Учила тогда сама жизнь. Детским чутьём, словно двуногие зверёныши, мы понимали, кто враг и откуда пришла «культура» убийства, голода и болезней.

Освобождение

Деревня Тигощи не была сожжена, партизаны защитили. Но она пережила столько бедствий! В Тигощах было сорок два жилых дома, а погибло на фронтах двадцать восемь мужиков.

Красная Армия освободила нас весной 1944 года. Сразу началась наша учёба устная. Не было бумаги, чернил, учебников, мы остались голые и босые. Однако Страна Советов нас не бросила. В областных центрах открылись ремесленные училища, в портовых городах — мореходные школы, в одну из которых я уехал учиться. Всё это бесплатно, за государственный счёт — в стране, разорённой войной. Такое могло быть только при Советской власти!

Вспоминается, как нас, курсантов Одесской мореходки, созвали на торжественное собрание в честь очередной годовщины Октябрьской революции. В ожидании начала собрания молодые ребята изрядно шумели. И тут открываются двери, в зал входят наши преподаватели — в морской парадной форме, при погонах, с орденами и медалями. Молодёжь замерла… Мы, «дети войны», понимали цену боевых наград. Герои, свалившие с земного шара фашистскую и самурайскую чуму, стояли перед нами, звеня наградами. И вот они, настоящие герои, потом учили нас премудростям судоремонта…

Так было на всей оккупированной части СССР.

Просмотров: 446

Другие статьи номера

Сорвавшие «блицкриг»
9 мая 2020 года телеканал НТВ показал фильм «Лейтенант Суворов», рассказывающий о начальном периоде Великой Отечественной войны — середине июля 1941 года. Фильм начинается с многообещающей заставки: «Памяти наших отцов и дедов посвящается».
Земля прошла точку невозврата?
«Жизненно важные показатели» Земли ухудшились — изменения климата подталкивают планету к преодолению переломных моментов, которые, возможно, не удастся обратить вспять. Учёные опубликовали новое исследование — обновление результатов, впервые напечатанных в 2019 году.
Псковские лётчики — люфтваффе: «Иду на вы!»
27, 28 и 29 июня 1941 года младшие лейтенанты Пётр Харитонов, Степан Здоровцев и Михаил Жуков на самолётах И-16 таранили в псковском небе Ju-88. Асы люфтваффе летели бомбить Ленинград, но юные лётчики, показав изумительное пилотирование, сорвали их планы. 8 июля 1941 года вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении комсомольцам, кандидатам в члены ВКП(б) Степану Здоровцеву, Петру Харитонову и Михаилу Жукову звания Героя Советского Союза. Они стали первыми Героями Великой Отечественной войны.
Прощай, пальмовое масло!

В России появилась надежда возродить производство своих качественных молочных продуктов.

Отечественный пищепром постигла внезапная беда: далёкая Индонезия запретила экспорт пальмового масла.
Над Купянском — Знамя Победы!

22 июня, в день начала Великой Отечественной войны, на Харьковщине было поднято ещё одно Знамя Победы. Оно стало развеваться над администрацией Купянска — третьего по величине города Харьковской области.

Купянск, крупный железнодорожный узел на востоке Украины, во время проведения СВО не пострадал — российские войска вошли в него уже 27 февраля.

В помощь спасателям

Областная молодёжная профилактическая акция «Летний патруль» стартовала в Бресте.

Около 40 бойцов молодёжных отрядов охраны правопорядка (МООП) из числа старшеклассников, учащихся учреждений профессионального и высшего образования собрались на Брестской спасательной станции ОСВОД «Гребной канал», где специалисты провели для них мастер-классы по оказанию первой медицинской помощи и использованию оборудования для спасения людей на воде, напомнили правила поведения на водных объектах летом, раздали наглядную агитацию.

ПУЛЬС ПЛАНЕТЫ
СОФИЯ. Премьер-министр Болгарии Кирил Петков после вынесения парламентом вотума недоверия его правительству возложил ответственность за это на посла РФ в стране Элеонору Митрофанову, а также на бизнесмена и экс-депутата Деляна Пеевски, лидера инициировавшей голосование партии ГЕРБ Бойко Борисова и главу вышедшей из правительственной коалиции партии «Есть такой народ» Слави Трифонова.
Власти Молдавии торгуют суверенитетом
Руководство страны собирается нарушить Конституцию, уступив Евросоюзу очень важную часть суверенитета государства. Об этом в ходе заседания молдавского парламента заявил экс-президент Республики Молдова, депутат от Блока коммунистов и социалистов Владимир Воронин.
Дожить до 1 июля

«Настало время позаботиться о стражах порядка, и правительство это сделает» — именно так сказал на днях на Болгарском национальном радио министр внутренних дел страны Бойко Рашков.

И посочувствовал правоохранителям во многих регионах, у которых зарплата до сих пор остаётся на уровне пятилетней давности, а тем временем инфляция год от года набирает темпы и людям всё труднее содержать семью из-за роста цен на необходимые товары и коммунальные услуги.

Турция: кто не бастует, тот уже уехал
В стране состоялась общенациональная забастовка медработников, организованная Турецкой медицинской ассоциацией (ТМА) при поддержке ещё десяти профобъединений врачей и медсестёр.
Все статьи номера