Ленин в сердце Памира

Ленин в сердце Памира

№50 (31253) 13—16 мая 2022 года
4 полоса
Автор: Руслан СЕМЯШКИН. г. Симферополь.

В славной плеяде писателей советского Таджикистана достойное место занимает Мирсаид Миршакар, чей 110-летний юбилей со дня рождения приходится на первую декаду мая текущего года. Этот одарённый и наделённый недюжинными талантами сын своего народа многое успел за долгую, непростую, но счастливую жизнь. Настоящий гражданин и коммунист, патриот родного края и всего огромного Советского государства, он запомнился землякам как прекрасный поэт, писатель, драматург. Одинаково успешно ему удавалось быть не только редактором, киносценаристом и крупным общественно-политическим деятелем, но и просто хорошим семьянином и отцом, воспитавшим достойную смену.

Творчество Миршакара было многогранным. Он прославился как автор целого ряда эпических поэм, ставших классикой таджикской литературы. Его имя стоит рядом с десятками имён по-настоящему талантливых писателей и поэтов, ставших известными не только в Таджикистане и других уголках Советского Союза, но и далеко за их пределами, такими как Садриддин Айни, Абулькасим Лахути, Мирзо Турсун-Заде, Мумин Каноат.

Популярность и слава пришли к нему не сразу. В начале тридцатых годов прошлого столетия он — молодой редактор газеты «Ударник Вахшстроя» и секретарь комитета комсомола строительной организации. Именно тогда впервые, переполняемый эмоциями, он начал писать стихи, посвящённые народу. Работа на Вахшстрое сыграла в судьбе Миршакара определяющую роль.

Уроженец кишлака Синдеви Горно-Бадахшанской области, Мирсаид рано потерял отца, воспитывался в детском интернате. В 1930 году окончил в Сталинабаде партийную школу, где юный поэт зарекомендовал себя с наилучшей стороны. Решением ЦК КП Таджикистана его назначили редактором газеты на Вахшстрое, где шло строительство Вахшской оросительной системы. И в 1934 году Миршакар написал свою первую поэму под названием «Знамя труда», которую посвятил героям пятилетки. Здесь же, на ударной стройке, в тесном контакте с жизнью и её главными творцами — рабочими, раскрылся его самобытный поэтический талант. Потом были созданы поэмы «Золотой кишлак» и «Непокорный Пяндж», удостоенные Сталинской премии третьей степени.

Поэма «Золотой кишлак» имела грандиозный успех, она стала событием для республики. После первого значительного успеха Миршакар оказался в центре борьбы за партийность таджикской литературы — против формалистов и пантюркистов. Поэма была создана по мотивам народной легенды о «золотом кишлаке», которая бытовала в среде угнетённых таджиков. Вековая мечта бедняков о «золотом кишлаке» стала реальностью после прихода Советской власти. Она дала народу поистине золотые кишлаки, где люди могут жить свободно, счастливо и не испытывая голода и нищеты, которые сопровождали всю их прошлую жизнь.

Созданная в 1941 году поэма «Золотой кишлак» была вскоре переведена на русский язык (автор перевода А. Адалис).

Я был в далёкой юности

своей

Не лучше остальных

и не глупей,

И в зрелости я тихий был

мужик,

Памирский камень

вспахивать привык,

И сам не знал — близка

иль далека

Дорога Золотого

кишлака.

Лирический герой поэмы долго скитался по странам Востока, в этих странствиях потерял родного брата, состарился, но так и не нашёл счастья на земле, хлебнув горя. Однажды он всё-таки находит долгожданный Золотой кишлак, место, где все люди счастливы. И этот кишлак — его родина.

Ты двадцать лет

отсутствовал, ота!

Тобой владела древняя

мечта,

Что где-то есть

счастливая страна,

Полна любви и жалости

она…

Но счастья нет готового

нигде —

Ни на земле, ни на другой

звезде!

Счастливых и несчастных

нет планет,

И жалости, отец,

на небе нет!

Ты — у себя. Всё то,

что видишь здесь —

Гирлянды роз,

и хлеб желанный весь,

И каждый плод,

и каждый новый дом, —

Добыто нашей волей

и трудом.

Гонимый крайней нуждой, будучи малообразованным и поддавшись силе бесплодного, но красивого, сказочного предания, старик вернулся наконец домой, в один из обычных кишлаков молодого Советского Таджикистана — не богатый, но уже начинавший крепко становиться на ноги благодаря колхозному строю.

Перемены, пришедшие в эти края, стали возможны благодаря Советской власти, о чём Миршакар повествует в поэме со знанием дела. Ведь он рос и мужал уже при новом строе. Воспитанник интерната смог стать выдающимся поэтом, неповторимой личностью, посвятить себя служению народу.

Судьба Миршакара не уникальна, множество его соплеменников до Великого Октября в буквальном смысле прозябали, существуя в нечеловеческих условиях, заставлявших их верить в небылицы типа «Золотого кишлака». И только благодаря Советской власти нашли своё место в жизни.

Ещё одна поэма Миршакара стала этапной для таджикской литературы — «Ленин на Памире». Она впоследствии издавалась на русском, украинском, татарском, азербайджанском, казахском, туркменском и других языках. Написанная в 1955 году поэма стала подлинным украшением таджикской советской литературы. Как и поэмы «Ленивая степь» и «Любовь горянки», повествовавшие об освоении целинных земель и о борьбе с пережитками прошлого, поэма «Ленин на Памире» содержит автобиографические элементы и одновременно охватывает важнейшие периоды истории Советского Таджикистана.

Переведённая на русский язык А. Адалис и В. Сергеевым поэма «Ленин на Памире» начинается с рассказа о том, как накануне Октябрьской революции в таджикские кишлаки стала проникать сбивчивая и отрывочная информация о революционных событиях в России.

Старик с плешивой

головой

Кричал: «Явился

Большевой!»

Другой узнал, что

«Большевым»

Был русский с именем

простым,

Что «Ленин» русского

зовут…

Что над царём назначен

суд —

Царю грозят,

царя накажут,

Корону скинут,

руки свяжут!..

Среди таджиков находятся и такие, как юный батрак Даврон, кто уже знал и поддерживал Ленина, за что подвергался беспощадным расправам со стороны баев. Понимает он, что надо идти за русскими, за Лениным.

«Какая дорога

пройдена!

Нас никому не сломать.

Россия — Ленина

родина —

Нашей матери мать!

Ты нового мужества

нашего

Первый и верный друг…»

На земле Таджикистана начинается новая жизнь… Дети пошли в школу.

«Нам дали землю,

алый свет зажгли

в сердцах сердец, —

Ведь это Ленина декрет,

а Ленин — наш отец!

Открыло школу для детей

Правительство — народ.

Забыли люди звук плетей

И тяжкий груз невзгод —

Как соли вьюк от непогод,

Растаял вьюк невзгод —

Растаял вьюк, и путь

вперёд стал лёгок,

как полёт!

Узнали дети бедняков

И книгу и перо:

Избыток ленинских даров —

Его идей добро!»

И вот Ленин умер… Потрясён печальной вестью старик-сторож кишлачной школы:

«Слушай, Ленин!

Слушай меня!

Что ж ты землю

осиротил,

Что ж ты солнце забрал

у дня?

Разливают твои враги

Злые слухи, черней чумы…

За какие ещё грехи

Беззащитными стали мы?

Ты взгляни на детей своих!

Жгучи слёзы твоих сирот…

Хорошо ли покинуть их?

Хорошо ли бросать народ?»

«Жив! — ответил нам

добрый свет

Негасимых ленинских глаз. —

Жив!» — твердил его

взгляд в ответ,

Испытуя сурово нас.

Нет, Ленин жив, узнают дехкане и их дети. И будет жить!

Проходят годы, Памир заметно преображается, строятся сотни новых школ, светлеют дома дехкан, да и сами они меняются, каждодневно трудясь и беспрепятственно пользуясь плодами своего труда. Всё это в том числе благодаря Ленину.

Зарёю знамя Ленина

цветёт

Высоко над колхозным

кишлаком,

Здесь имя Ленина живёт,

Гордясь дехканским

праведным трудом.

Мы знаем: Ленин жив

и невредим —

И потому мы всюду

победим.

Не жили бы и мы,

не победив,

Мы победили — потому он

жив!

А помнят ли имя Ленина в современном Таджикистане, пережившем после крушения Советского Союза и варварского сноса в сентябре 1991 года памятника Ленину в Душанбе гражданскую войну? Более 26% населения нынешнего Таджикистана, по официальным данным, живёт за чертой бедности…

Памятники Ленину сносили не только в столице Таджикистана, о вожде мирового пролетариата современная государственная пропагандистская машина старается вообще не упоминать. Тем не менее в стране действует Компартия, входящая в состав СКП—КПСС, многие граждане старшего поколения с ностальгией вспоминают советское прошлое, которое было временем активного и созидательного развития. Известны случаи, когда снесённые бюсты Ленина простые таджикские граждане забирали в свои дома, дабы спасти их от уничтожения. А несколько лет назад в посёлке городского типа Шахритузе Хатлонской области на юге страны памятник Владимиру Ильичу, требовавший восстановления, отреставрировали местные имамы (только вдумайтесь в это!) на пожертвования прихожан местных мечетей. Значит, Ленин по-прежнему жив в сердцах сотен и тысяч памирцев!

В годы Великой Отечественной войны Миршакар написал немало замечательных стихов о героической борьбе советских людей на фронте: «Клятва Тешабоя», «Пулемётчик», «Сердце матери», «Наш привет», о самоотверженном труде в тылу: «Люди с Крыши мира», «Кумрихон» и другие.

Творчество Миршакара разнообразно, немало его стихов адресовано молодёжи и детям. Один из его сборников стихов, вышедший в 1940 году, так и называется — «Весна молодости». Широкую известность, помимо названных уже произведений, получили и такие его поэмы, как «Родник рассказывает» (написана по мотивам известной на Памире старинной легенды о таджикском учёном и поэте Носире Хисроу), «Ключ счастья» (о вдохновенном труде советских людей в первые послевоенные годы), «Мы приехали с Памира» (путешествие из долин Памира к звёздам Кремля), «Любовь и долг» и «Взгляд Ленина» (исторические вехи жизни таджикского народа). В более поздние годы Миршакар пишет философические поэмы «Страницы дневника» и «Бунт разума».

Размышляя о существе человеческой природы уже практически через двадцать лет после окончания той страшной войны, в 1964 году Миршакар создал наполненное философскими раздумьями стихотворение «Я — человек», в котором содержится его поэтическое и гражданское кредо.

Я — человек.

Земли меридианы

Моим трудом и волей

осиянны.

Я был бы кучей мяса

и костей,

Но мысль кипит, и сердце

неустанно,

И жизнь хмельна

моих страстей вином,

И цель проблёскивает

из тумана.

Цветут тюльпаны

на пути моём.

Я звёзды покорю и океаны,

Я подчиню стихии, а потом

Считают пусть меня

своим рабом

Те муравьи,

чьей пищею я стану.

(Перевод Н. Гребнева)

Незадолго до своей смерти признанный классик таджикской литературы МирзоТурсун-заде в интервью «Литературной газете» сказал слова, которые можно отнести и к творчеству Миршакара: «Важен общий комплекс проблем действительности — самых жгучих проблем! — постоянно владеющих думами поэта, степень его увлечённости ими. Иначе говоря, воплощённый в личной судьбе опыт времени и народа. Смею утверждать, что творческий потенциал любого поэта прямо пропорционален масштабу этого опыта».

В стихотворении «Поэт, скажи свежее слово» Миршакар написал:

Поэт, своей эпохи не черни,

Её не унижай избитым

словом.

Одежды, ношенной

в былые дни,

Не предлагай ни девушкам,

ни вдовам,

Поэт, не будь

старьёвщикам сродни,

Нас удивляй и радуй

словом новым.

(Перевод Н. Гребнева)

И, что самое главное, поэт в представлении Миршакара не может быть таковым вне родины, без постоянного с ней соприкосновения.

Мне родина дала поэта

званье.

Без родины —

я вне существованья.

Ей отдал силы я души

и тела —

И предан до последнего

дыханья.

(Перевод Л. Пеньковского)

Ну и, разумеется, поэт обязан возвысить своё поэтическое реалистичное слово о стране и о великом времени, в котором ему посчастливилось жить.

О времени великом,

о стране,

Поэт, я слово должен

молвить ясно,

А если это не по силам мне,

Я, значит, мучусь и живу

напрасно.

(Перевод Н. Гребнева)

Воспевая советскую действительность, Миршакар старался наполнять свои стихи высокими патриотическими, гражданственными чувствами, вдохновляющими земляков на новые трудовые подвиги. Так, в стихотворении «Всемогущий человек» повествуется о том, как человеку покорялась река Вахш, где в 1961 году началось строительство самой мощной в Средней Азии Нурекской гидроэлектростанции.

Ничего не сказал Человек,

Был он, видно,

строитель бывалый.

Лишь флажком он

взмахнул… И в Нурек,

Громыхая, пошли

самосвалы.

Караваны тяжёлых

машин,

Неизменной соляркой

пропахших, —

Как строитель плотины

решил —

К непокорному двинулись

Вахшу.

И, о прошлом уже

не скорбя,

Из тоннелей, пробитых

искусно,

Мощно двинулся,

пену клубя,

Вахш могучий

по новому руслу —

Вниз, в долину,

с гранитных высот,

Где его ожидали дехкане,

Где, приветствуя реку,

народ

Воду смуглыми черпал

руками.

(Перевод Ю. Гордиенко)

А в четверостишье 1961 года Миршакар выразил неподдельную гордость за выдающиеся успехи родной социалистической республики, где развернулось небывалое доселе строительство.

Твердили нам:

«Во власти неба люди!»

В сердца людей оно вселяло

страх.

Теперь мы сами боги,

сами судьи.

Судьба небес теперь

у нас в руках.

(Перевод Н. Гребнева)

Есть в поэтическом арсенале Миршакара и полное любви к Таджикистану стихотворение «Знамя», написанное в 1956 году, в котором он говорит о государственном знамени республики, как величественном символе её побед.

Налетает молодости

ветер,

Шёлковый багрянец

шевеля,

И в его нестарящемся

цвете —

Свет созвездий древнего

Кремля.

Величаво поднятое нами,

Видное из отдалённых

стран,

Реет государственное

знамя,

Реет твой огонь,

Таджикистан.

Мудростью народною

воспето,

Добыто в страданьях

Навсегда,

Это — знамя счастья

и победы,

Это — знамя дружбы

и труда.

Это — знамя мира

и свободы,

И его,

Весь мир зовя вперёд,

Передал

Таджикскому народу

Русский несгибаемый

народ.

Мы трудиться будем

неустанней,

Мы поднимем выше

алый стяг —

Под его немеркнущим

сияньем

Краше расцветай,

Таджикистан!

(Перевод Б. Дубровина)

Безграничной верой в счастливые перспективы таджикского народа наполнены многие поэтические строки Миршакара.

Из племени людей,

Я горд за Человека!

Я сделал всё, что мог…

Среди забот и дел

Я постарел в трудах,

Шагая в ногу с веком,

Чтобы родимый край

С годами молодел.

Сокровищ не скопив

Ни малых, ни великих,

Я думал о другом…

Мечта мне сердце жгла:

Чтобы водой живой

Наполнились арыки,

Чтоб жажду утолить

Моя земля могла.

От суховея лист

Чернел в садах опавших…

Но с верой я глядел

В грядущее, вперёд;

Я знал: в родных горах,

Подобно водам Пянджа,

Проложит к счастью путь

Свободный мой народ.

(Перевод Ю. Гордиенко)

Но не только гражданственные стихи создавал поэт, прекрасна и его любовная лирика. Известен он также и как успешный драматург и сценарист. Истовое служение таджикской литературе Миршакара получило от Советского государства достойную оценку — звание «Народный поэт Таджикской ССР». Кавалер двух орденов Ленина, ордена Октябрьской Революции, двух орденов Трудового Красного Знамени, двух орденов «Знак Почёта», ордена Дружбы народов и почётной медали «Борцу за мир» Советского комитета защиты мира, лауреат Сталинской премии и Государственной премии Таджикской ССР имени А. Рудаки, а также премии имени Ленинского комсомола Таджикистана, Мирсаид Миршакар много времени и сил отдавал и общественной работе. Он неоднократно избирался депутатом Верховного Совета Таджикской ССР, а с 1961 по 1975 год возглавлял его. Избирался он и членом ЦК Компартии Таджикистана, ответственным секретарём правления республиканского Союза писателей и членом правления Союза писателей СССР, председателем Таджикского комитета солидарности стран Азии и Африки, а также возглавлял Комитет по присуждению Государственных премий Таджикской ССР имени А. Рудаки.

При этом Миршакар везде и всё успевал вовремя делать… Недаром он сам о себе написал так (перевод

А. Кронгауз):

Мне каждую букву душа

подсказала,

И каждое слово,

И каждую фразу.

А родина всё записать

приказала.

Отчизны и сердца

Я счастлив приказу.

Просмотров: 158

Другие статьи номера

И снова о долгожданном Мемориале скорби и гнева
Восемь лет «Правда» неустанно поднимает жгучую проблему, которая волнует многих, включая меня. Суть проблемы такова: фашистская оккупация времён Великой Отечественной войны уничтожила почти девятнадцать миллионов человек советского гражданского населения, но в постсоветской России их память не увековечена никаким достойным мемориалом всероссийского, общегосударственного значения. Разве не кощунство?
Разорванное Знамя Победы
30 апреля, в день Знамени Победы, делегации Псковского областного отделения КПРФ не разрешили развернуть красные знамёна, заставили коммунистов снять партийную атрибутику на открытии памятника «Зарождение Знамени Победы» в посёлке Идрица Себежского района Псковской области.
По примеру бандеровцев?
Ханты-Мансийский губернатор Наталья Комарова под видом борьбы с ковидом запретила публичные мероприятия, которые организованы не чиновниками. Вне закона оказались первомайские митинги под Красным флагом. Коммунисты отказались терпеть произвол власти и массово подают иски в суд.
«Революционная идея жива»
Собственный корреспондент «Правды» в странах Западной Европы Андрей ДУЛЬЦЕВ беседует с Жан-Марком РУЙЯНОМ о его новой книге «Инфинитив настоящего времени» («Infinitif présent»). Жан-Марк Руйян, участник антифранкистского вооружённого сопротивления в 1970-е годы, находился в заключении с 1987 по 2011 год за свою деятельность в рамках группы «Аксьон директ». Он является автором более двадцати книг, опубликованных издательством «Агон».
Искры пионерского костра
В Первомайском районе столицы Белоруссии заложили аллею «Век пионерии», сообщило агентство «Минск-Новости». Торжественно открыла акцию председатель Центрального совета Белорусской республиканской пионерской организации (БРПО) Александра Гончарова.
Противостоять эпидемии совместно

На 12-й встрече министров здравоохранения стран БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР) достигнута договорённость о запуске системы раннего предупреждения о крупномасштабной пандемии.

В мероприятии, которое проходило 11 мая в формате видеоконференции, приняли участие более 70 человек, включая министров здравоохранения стран БРИКС и заместителя генерального директора Всемирной организации здравоохранения. Встреча была организована Китаем — председательствующей страной в БРИКС в нынешнем году.

«Золотая» солярка

Молдавские сельхозпроизводители негодуют, заявляя, что обещанная им правительством компенсация менее чем на 3% стоимости топлива — «пыль в глаза».

Ассоциация «Сила фермеров» накануне первомайских праздников объявила, что со следующей недели начнутся консультации с фермерами по организации протестов. Сельхозпроизводители недовольны содержанием регламента, утверждённого правительством Гаврилицы, о частичной компенсации акцизов на дизельное топливо, используемое сельхозпроизводителями в 2022 году.

ПУЛЬС ПЛАНЕТЫ
РИГА. Парламент Латвии разрешил снос памятника Освободителям Риги. Депутаты в срочном порядке одобрили законопроект, прекращающий действие статьи латвийско-российского договора о сохранности мемориальных сооружений. 
Единому фронту — быть!
Так совпало, что в 86-ю годовщину формирования правительства Народного фронта на основе союза коммунистов и социалистов во Франции в ходе предвыборной кампании в Национальное собрание достигнуто соглашение о формировании «Нового народного социального и экологического союза» — коалиции левых сил, состоящей из «Непокорённой Франции» Жан-Люка Меланшона, Французской коммунистической партии, Социалистической партии и левоцентристской партии «Европа Экология Зелёные».
Стальные цепи «демократии»

Назвав Китай главным соперником в XXI веке, США ищут предлоги для атак. Очередной их вал вызван соглашением между КНР и Соломоновыми Островами. Под прикрытием «защиты демократии» укрепляются военно-политические блоки.

Все статьи номера