Первый оскал «демократов»

Первый оскал «демократов»

№20 (31223) 25—28 февраля 2022 года
2 полоса
Автор: Михаил ЧИСТЫЙ, кандидат исторических наук.

В России после реставрации капитализма практически сразу же начались репрессии против левых сил. Так, тридцать лет назад, 23 февраля 1992 года, в День Советской Армии и Военно-Морского Флота антикоммунисты продемонстрировали своё истинное лицо, применив силу по отношению к народу. Вчерашние «демократы», дорвавшись до власти, цинично проигнорировали голос большинства соотечественников и расчленили СССР вопреки результатам мартовского референдума 1991 года. А в начале 1992-го они ясно дали понять, что будут препятствовать народу в выражении собственного мнения.

23 февраля коммунистические и патриотические организации в лице «Союза офицеров», «Трудовой Москвы» и Российского общенародного союза намеревались провести митинг и шествие к Кремлёвской стене для возложения цветов к могиле Неизвестного солдата. Оппозиция собиралась не только почтить память тех, кто отстоял в борьбе с интервентами всех мастей независимость Отечества. Речь также шла о протесте против развала и распродажи нашей страны, о борьбе за сохранение единства Вооружённых сил. Участники демонстрации намеревались выступить против реставрации капитализма, ведущей Россию к деиндустриализации, к обнищанию и к вымиранию народа, к превращению нашей Родины в полуколониальный сырьевой придаток империалистических государств.

По распоряжению мэра Москвы Гавриила Попова сотрудники правоохранительных органов применили силу в отношении манифестантов. Московская милиция организовала избиение участников демонстрации, в том числе стариков и детей. Немало ветеранов Великой Отечественной войны пострадало от рук омоновцев. Многие из них получили ранения, равно как и представители молодёжи, например Герман Лопатин. Один из демонстрантов — 70-летний генерал-лейтенант Николай Песков, прошедший Великую Отечественную войну с первого до последнего дня, — скончался, не выдержав побоев и оскорблений.

С той поры контролируемая «демократами» пресса и либерально настроенные публицисты постоянно трубили о якобы противозаконной попытке оппозиции провести уличную акцию. На этом основании именно коммунистов и патриотические силы обвиняли в «провоцировании» столкновений демонстрантов с милицией, в «раскачивании обстановки» в целом.

Напомним: сами «демократы», борясь в 1989—1991 годах против КПСС и Советской власти, регулярно выводили своих сторонников на улицы. Подчас антикоммунисты не останавливались ни перед чем. Например, 28 марта 1991 года «Демократическая Россия» провела уличную акцию, приуроченную к открытию внеочередного съезда народных депутатов РСФСР. Она пошла на этот шаг, несмотря на запрет проведения митинга и ввод в Москву армейских подразделений.

19 августа 1991 года сторонники «демократов» совершили шествие от центра столицы до Дома Советов РСФСР, не спрашивая ни у кого разрешения. И это — в условиях введённого режима чрезвычайного положения, не предусматривавшего проведения митингов и демонстраций. В обоих случаях представители «демократического» движения (вкупе с их западными вдохновителями) опирались на конституционные права свободы собраний, свободы слова и т.д.

Но как только представители иных политических течений попытались действовать, пользуясь зафиксированными в Конституции правами, так вчерашние «борцы за демократию» моментально начали приклеивать ярлыки. Коммунистов и патриотов обвиняли в «призыве идти на баррикады», в «подготовке массовых беспорядков» и прочем. При этом речь шла о реализации законных способов выражения общественного недовольства. Тем более что 48-я статья Конституции РСФСР предоставляла гражданам возможность свободного проведения митингов и шествий.

Причины нарастания протестных настроений в начале 1992 года были налицо: дезинтеграция СССР, раздел единых Вооружённых сил СНГ, начало проведения «шоковой терапии», приведшей к всплеску гиперинфляции и к обесцениванию денежных сбережений населения, и многое другое. На рубеже 1991—1992 годов оппозиция провела серию массовых политических акций. Они были приурочены к 74-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции (7 ноября 1991 года), к 50-летию начала контрнаступления Советских войск под Москвой (5 декабря 1991 года) и к протесту против расчленения СССР (12 декабря 1991 года).

Отдельно стоит упомянуть о прошедшем 22 декабря 1991 года «Марше голодных очередей», о митинге против «шоковой терапии» 12 января 1992 года, о «походе на Белый дом» 9 февраля 1992 года. Все эти акции носили строго мирный характер, беспорядков и погромов не было и в помине. Следовательно, если бы власти не препятствовали демонстрантам в проведении акции 23 февраля 1992 года, не было бы и никаких столкновений.

Если кто и раскачивал обстановку, так это те, кто проводил бесчеловечный реформаторско-западнический эксперимент над обществом, подчинял внутреннюю и внешнюю политику интересам «ведущих мировых держав». Распад СССР, обрушение экономики, обороноспособности, резкое ухудшение жизненного уровня народа — всё это вызывало боль и гнев здравомыслящих патриотически настроенных деятелей, обездоленных людей труда. И они использовали легальные возможности для выражения своего протеста.

Что же касается запрета мэрией Москвы проведения 23 февраля 1992 года манифестации и «самовольства» оппозиции, то важно учитывать существенные нюансы. Действовавший в тот момент указ Президиума Верховного Совета СССР №9306-XI от 28 июля 1988 года «О порядке организации и проведения собраний, митингов, уличных шествий и демонстраций в СССР» предусматривал согласование вопросов проведения уличных мероприятий с исполнительными комитетами местных Советов народных депутатов. Следовательно, решение соответствующих вопросов входило исключительно в компетенцию органов законодательной власти. Остальные государственные структуры не обладали полномочиями решения вопроса о согласовании проведения демонстраций и митингов. Тем не менее столичный градоначальник Г.Х. Попов запретил акцию 23 февраля 1992 года.

Примечательно, что многие чиновники мегаполиса, отнюдь не связанные с оппозицией, отдавали себе отчёт в сути происходившего. Например, годы спустя Аркадий Мурашёв, занимавший в 1992 году должность руководителя ГУВД Москвы, утверждал, что он с самого начала «был против того, чтобы как-то мешать демонстрантам». Он понимал: «народ привык к тому, что никто ничего не запрещает и можно митинговать где придётся, и поэтому любое применение силы будет по определению неадекватным». Впрочем, это не снимает с данного деятеля ответственности за то, что произошло в центре Москвы тридцать лет назад.

Столичная мэрия явно превысила полномочия, а незаконные распоряжения исполнению не подлежат. Недаром Московский городской совет, представлявший собой по Советской Конституции высший орган власти в столице, отменил постановление правительства Москвы о запрете всех митингов и демонстраций 22—23 февраля 1992 года. Следовательно, коммунисты и патриотические силы использовали согласие высшего органа столичной власти на проведение шествия.

23 февраля организаторы демонстрации сперва пытались провести переговоры с омоновцами, вставшими поперёк Тверской улицы. Однако никаких результатов это не дало. Возмущение участников мероприятия нарастало, завязались потасовки. Власти сами спровоцировали столкновение. Вполне понятно, что им нужно было «загнать в угол» левопатриотические силы, чтобы в дальнейшем изобразить их «нарушителями закона», «экстремистами», а в дальнейшем раздавить их окончательно.

Так называемая прогрессивная общественность в то время открыто призывала к расправе над противниками курса Ельцина, над, как они выражались, «красно-коричневыми». Первый московский мэр в середине 1992 года, уже будучи не у дел, рассуждал в газете «Либерасьон» о целесообразности захвата власти «тонким слоем» для того, чтобы подавить народ и «заставить страну» перейти к рынку. Одно то, что Гавриил Попов, по словам упомянутого нами Аркадия Мурашёва, требовал после февральских событий 1992 года проведения репрессий в отношении видных представителей оппозиции, говорит о многом.

Вернёмся, однако, к тому, что произошло в центре Москвы в День Советской Армии и Военно-Морского Флота в 1992 году. Столкновения были около станции метро «Маяковская» и на Пушкинской площади. Однако это отнюдь не означало, что протестовавшие стремились окончательно сокрушить милицейские заслоны и прорваться любой ценой к Кремлю. Напротив, один из организаторов мероприятия, кандидат на выборах президента РСФСР в 1991 году, генерал-полковник А.М. Макашов предложил демонстрантам дойти до Александровского сада в обход омоновских оцеплений. Как видим, речь шла о стремлении не допустить новых стычек со «стражами порядка».

Убедившись, что миновать расставленные в районе Пушкинской площади на пути к центру города заграждения не удастся, демонстранты пытались обойти их. Принимавший участие в событиях депутат Моссовета, один из руководителей Российской коммунистической рабочей партии (РКРП), лидер движения «Трудовая Россия» В.И. Анпилов в своей книге «Наша борьба» вспоминал, как люди пошли по Бульварному кольцу к проспекту Калинина. Однако они и там встретили спешно поставленные баррикады из грузовиков. Дальше народу пройти не удалось.

Тем не менее манифестанты всё же смогли добраться разрозненными группами до станции метро «Библиотека имени В.И. Ленина», где им снова пришлось вступить в переговоры с милиционерами. В конечном итоге демонстрантам даже предоставили автобус, который двумя рейсами довёз их до могилы Неизвестного солдата и обратно. Таким образом, народу всё же удалось пройти к Вечному огню у Кремлёвской стены и почтить память погибших на полях сражений защитников Отечества. В морально-политическом плане коммунистическая и патриотическая оппозиция в тот день, по сути, одержала победу над замаравшими себя насилием «демократами». Уличное протестное движение в дальнейшем шло по нарастающей.

Примечателен комментарий автора журнала «Московский литератор» Светланы Гладыш: «23 февраля 1992 года ветераны Великой Отечественной шли поклониться могиле Неизвестного солдата… До сих пор с ужасом вспоминают этот день дожившие до сегодня старики и, надеюсь, со стыдом и сознанием греха — молодые каратели, поднявшие дубинки на тех, благодаря которым они живы. Генерал, дошедший до Берлина, не смог дойти до Кремля — упал на Тверской, как на поле сражения… Уличные развалы Арбата пополнились орденами и медалями за оплаченное кровью мужество. Отца моей знакомой двое дюжих молодцов избили до потери сознания и вырвали «с мясом» орден Боевого Красного Знамени и медаль «За взятие Будапешта»: «Ты, дед, — мразь красно-коричневая». Плакали по всей России ни Бога ни чёрта не боявшиеся старики от унижения и непонимания происходящего».

Сегодня в постсоветских республиках, включая Россию, под различными предлогами вводятся прямые запреты на проведение уличных мероприятий, идут аресты участников встреч с депутатами, возбуждают уголовные дела даже за призывы к легальным акциям. Дело дошло уже до задержаний даже обладающих статусом неприкосновенности депутатов. Всё это — наследие того, что произошло 23 февраля 1992 года. Ведь стоит только столкнуть с вершины горы тяжёлый камень, как он покатится вниз, сметая абсолютно всё на своём пути. Тридцать лет назад начал раскручиваться процесс, ведущий в конечном итоге к установлению прямого диктата над народом.

Просмотров: 2055

Другие статьи номера

Планета протестует
В мире не стихают антиправительственные выступления против обязательной вакцинации и внедрения паспортов иммунизации. При этом география протестов постоянно расширяется: если до недавнего времени акциями противников ужесточения санитарно-эпидемиологических мер была в основном охвачена Европа, то с февраля на улицы всё чаще выходят жители стран Северной и Южной Америки, а также Австралии и Новой Зеландии.
Почему не приватизировали сапоги фельдмаршала

Из хроники пикирующего семейного бизнеса

Эта история о том, как в витринах знаменитого универмага преломился по-своему тот постсоветский мир, где в погоне за вожделенными миллионами вёрткие дельцы готовы растоптать и народную память, и народный подвиг. Вполне могло случиться и так, что универмагу была бы отведена лишь строчка в городском путеводителе для туристов, если бы не эпохальные события, разыгравшиеся там в начале 1943 года. Итак, обратимся к приложению 14, обнародованному в книге кадрового сотрудника госбезопасности Владимира Марковчина «Фельдмаршал Паулюс: от Гитлера к Сталину».

Время выбирать «Правду»

Во всех почтовых отделениях России проводится подписка на газету «Правда» на апрель — июнь 2022 года.

Оформить подписку на «Правду» можно через интернет на сайтах агентства «Книга-Сервис»:

www. akc. ru; www. pressa-rf. ru или направив письмо в произвольной форме по электронному адресу:

[email protected]. Заявки на подписку принимаются агентством «Книга-Сервис» и по факсу: (495) 680-90-48.

Последыши и кукловоды
Валеев-Моргенштерн после «наезда» на него Следственного комитета РФ (рэпера обвинили в распространении наркотиков) улетел в тёплые края, пообещав вернуться. Но это вовсе не обязательно. Дело его, как мы и предполагали в предыдущей публикации («Силиконовый рай Моргенштерна», «Правда», №133), даже без его присутствия в России живёт и процветает. Сеятелей идей поклонения золотому тельцу и без башкирского самородка предостаточно.
Уведомление о намерении передать страховой портфель
Акционерное общество «Объединённая страховая компания» (сокращённое наименование АО «ОСК», адрес: 443099, г. Самара, ул. Молодогвардейская, д. 94, ОГРН 1026301414930, ИНН 6312013969, далее — Страховщик) уведомляет заинтересованных лиц о своём намерении передать страховой портфель по обязательному страхованию гражданской ответственности владельца опасного объекта за причинение вреда в результате аварии на опасном объекте и обязательному страхованию гражданской ответственности перевозчика за причинение вреда жизни, здоровью, имуществу пассажиров в соответствии с Разделом II Правил профессиональной деятельности НССО «Особенности передачи страхового портфеля по обязательному страхованию членами НССО с учётом требований страхового законодательства» следующей управляющей страховой организации:
В Ханое ждут особого гостя

Национальная экспозиция Белоруссии будет представлена на Vietnam Expo 13—16 апреля в Ханое, сообщили БЕЛТА на выставочном предприятии «Белинтерэкспо» Белорусской торгово-промышленной палаты.

Экспозиция Белоруссии в Социалистической Республике Вьетнам проводится уже в восьмой раз. Ранее мероприятия проходили в Ханое в 2007, 2009, 2012, 2016 годах и в Хошимине в 2011, 2014 и 2018 годах. Традиционно белорусская экспозиция — крупнейший страновый павильон на Vietnam Expo.

В борьбе с коррупцией не сдалась

Несмотря на огромные сложности, есть у трудящихся республики и небольшие победы в борьбе за свои права.

В рамках крупнейшего на Украине международного аэропорта Борисполь существует такое его подразделение, как государственное предприятие «Зал официальных делегаций», где действует первичная ячейка Независимого профсоюза авиаработников.

По ком звонят осколки мемориала?
Антифашистский комитет Украины (АКУ) выразил гневный протест против очередного преступления украинских нацистов. В столичном Голосеевском районе, где летом 1941-го проходила линия обороны Киева, разрушен мемориальный комплекс защитников города.
ПУЛЬС ПЛАНЕТЫ
ОТТАВА. Действие закона о чрезвычайных ситуациях в Канаде, вступившего в силу 14 февраля из-за протестов дальнобойщиков, прекращено, сообщил премьер-министр страны Джастин Трюдо. Протесты против коронавирусных ограничений, инициированные дальнобойщиками, начались в Канаде в конце января. В Оттаве прошла самая крупная акция, стартовавшая 29 января и разогнанная полицией только в минувшие выходные.
Их подвиг не забыт
Литовские власти после выхода из состава СССР отказались от праздника 23 февраля, но и теперь в этот день в стране продолжают вспоминать тех, кто защищал государство и погиб в борьбе за свободу и независимость.
Все статьи номера