Как создавалось великое единство

Как создавалось великое единство

№15 (31218) 11—14 февраля 2022 года
3 полоса
Автор: В.Я. ГРОСУЛ, доктор исторических наук, профессор, лауреат премии Ленинского комсомола.

ОТ РЕДАКЦИИ. Сегодня «Правда» открывает ещё одну новую рубрику, посвящённую этапной дате нынешнего года — 100-летию образования СССР. Задача проекта видна уже в его названии: «СОЮЗ БЫЛ. СОЮЗ БУДЕТ!»

Враги социализма продолжают твердить, будто государство по имени Союз Советских Социалистических Республик не выдержало испытания временем, а потому остаётся лишь признать «неудачу большевистского эксперимента» и забыть о нём. Однако выводы честных и наиболее глубоких исследователей об опыте СССР, о значении его достижений для будущего совершенно иные. Вот их-то наша газета и намерена представить в публикациях под данной рубрикой.

Начинаем её статьёй автора поистине выдающегося. Он, Владислав Якимович Гросул, внёс огромный вклад в отечественную историческую науку на ряде направлений. И одним из важнейших считал исследование темы образования и дальнейшего развития Советского Союза.

Ранее учёный не раз обращался к ней на страницах «Правды». Но он понимал, что в связи со 100-летием СССР, который (временно!) перестал существовать, многие его проблемы требуют дополнительного разъяснения и углублённого рассмотрения. Начиная с того, как создавалось великое единство народов, о чём большинство теперешних наших соотечественников имеют, увы, весьма смутное и существенно искажённое представление.

Именно об этом предложил Владислав Якимович написать для «Правды» в своей первой предъюбилейной статье, планируя далее продолжить её целой серией материалов, противостоящих современной фальсификации истории СССР.

Однако успел он завершить только первый свой замысел. Сердце не выдержало, и 14 января сего года В.Я. Гросула не стало. Статью замечательного учёного-коммуниста, оказавшуюся последней его работой, публикуем в память о нём сегодня, 11 февраля, когда ему исполнилось бы 83 года.

Надеемся, что его ученики и другие авторы, кому по-настоящему дорого бесценное наследие Советского Союза, продолжат это исключительно важное и особенно актуальное ныне дело — обстоятельное изучение опыта социалистического строительства, чтобы максимально использовать его в будущем.

Массовый читатель сегодня слабо представляет характер и масштабы межнациональных отношений в нашей стране до революции. Россия всегда была многонациональным государством. Специалисты по средневековой истории насчитывают более двадцати народностей, которые населяли Древнюю Русь. И по мере увеличения пространства русского государства число представленных в нём народностей всё более и более увеличивалось.

Ни один народ, вошедший в состав России, не исчез, не потерял своей идентичности, своего языка и культуры. Это при всём том, что государственные управленцы, естественно, стремились к унификации страны, продвижению русского языка как языка общения, и подобное было характерным для всех других стран, безо всякого исключения. Говоря о таких вполне объективных процессах, нельзя не видеть и немалых издержек, порой довольно значительных, приводивших к большим шероховатостям в межнациональных отношениях и способствовавших наличию в старой России национального вопроса как такового.

Можно вспомнить разного рода национальные восстания, некоторые из которых длились довольно долго, а другие были скоротечными, но тоже не безболезненными. Кавказская война продолжалась полвека, казахское восстание под руководством Кенесары Касимова — десять лет, а Андижанское восстание 1898 года было подавлено едва начавшись. Однако из-за этого восстания было осуждено 383 человека, 18 из них повесили.

Кроме вооружённого подавления выступлений как на западе, так и на востоке империи, существовали установки по мирному, каждодневному проведению чёткой политики русификации и унификации. Ликвидировались — где-то сразу, а где постепенно — традиции местного самоуправления, вводились новые налоги, осуществлялись ограничения в области языка, религии, вплоть до того, что запрещали обучаться на родном языке и принудительно обращали в православие.

В XIX веке в России был один крупный национальный вопрос — польский, особенно заявивший о себе во время восстаний 1830-х и 1860-х годов. Но после заметного общественного подъёма, последовавшего вслед за масштабным голодом 1891 года, сразу заявили о себе несколько национальных движений в разных регионах империи.

Это побудило Особый отдел Департамента полиции завести специальное архивное дело, которое состоит из многих частей. Благодаря ему мы можем получить довольно обстоятельное представление об этих движениях. Подробно там говорится об украинском национальном движении того времени, имевшем заметную тенденцию ко всё большему усилению, а также о некоторых других подобных — армянском, грузинском, литовском, эстонском, еврейском, мусульманском, прежде всего татарском. В общем, с 1891 года можно начинать отсчёт первого этапа подъёма национальных движений в России, который продолжался до 1905 года.

С революции 1905—1907 годов датируется его второй этап, отличающийся ещё большей интенсивностью и широтой охвата. Практически на всех национальных окраинах создаются национальные партии, имевшие свои программы и уставы. Ещё больше усилятся национальные движения после Февральской революции, с которой можно датировать их новый, третий этап.

Своё мнение о национальных проблемах в России высказали А. Герцен, Н. Чернышевский, Н. Добролюбов и многие другие «властители дум» русского общества. Вот Чернышевский считал, что каждый народ имеет полное право устраивать свою судьбу по собственному усмотрению. Он также подчёркивал: «Удерживать в своей зависимости чужое племя, которое негодует на иноземное владычество, не давать независимости народу только потому, что это кажется полезным для военного могущества и политического влияния на другие страны, — это гнусно».

Если кратко определить, то Н. Чернышевский, А. Герцен, М. Бакунин и ряд других видных российских общественных деятелей были федералистами, в то время как П. Ткачёв и Г. Плеханов являлись убеждёнными централистами. Централистом был и В.И. Ленин, уделявший большое внимание национальному вопросу.

Ещё в 1895 году он в качестве программного положения предлагал требование «свободы вероисповедания и равноправия всех национальностей». При этом Ленин неоднократно выступал против создания в России федерации. Например, в статье «О Манифесте «Союза армянских социал-демократов» он, поддерживая лозунг самоопределения наций, категорически выступает против федеративизма и акцентирует внимание на сближении народов.

А в известном ленинском письме С.Г. Шаумяну от 6 декабря 1913 года можно прочитать следующие слова: «Мы за демократический централизм, безусловно. Мы за якобинцев против жирондистов… Мы в принципе против федерации — она ослабляет экономическую связь, она негодный тип одного государства. Хочешь отделиться? Проваливай к дьяволу, если ты можешь порвать экономическую связь… Автономия есть наш план устройства демократического государства…»

Вместе с тем в статьях, посвящённых Балканским войнам 1912—1913 годов, Ленин подчёркивал, что конкретно-исторические условия могут диктовать необходимость федерации с целью демократического решения национального вопроса.

И.В. Сталин, который специально занимался национальным вопросом, также был противником федеративного устройства России. В статье в газете «Правда» от 28 марта 1917 года, которая так и называлась «Против федерализма», Сталин полемизировал с эсеровской газетой «Дело народа», где отстаивалось «федеральное государство». Сталин в этой статье подчёркивал, что «неразумно добиваться для России федерации, самой жизнью обречённой на исчезновение». Несколько позднее сам Сталин признал ошибочность этой своей статьи, поскольку именно в 1917 году большевики изменили своё отношение к федерации. Почему же? В чём суть?

С учётом конкретных исторических условий

После Февральской революции произошло чрезвычайное усиление национального движения, активизировался стремительный процесс создания различных национальных организаций. Созданная 20 марта 1917 года в Киеве Центральная Рада явочным порядком провозгласила приоритет собственной власти над центральной, формируя собственные структуры управления и издавая даже собственные законы. Так ещё до Октябрьской революции шёл процесс создания независимой, украинской государственности. В этих условиях центральная власть особенно нуждалась в привлекательной и объединительной национальной программе, и такая программа оказалась у большевиков.

Руководители большевиков, прежде всего В.И. Ленин, не могли не учитывать расклад сил в национальном движении. Анализ революционных событий и их последствий приводит Ленина весной 1917 года к выводу о возможности федеративного устройства страны. Это хорошо прослеживается уже при изучении материалов Апрельской конференции. В выступлении Ленина на этой конференции 29 апреля (12 мая) 1917 года подчёркивалось: «Мы хотим братского союза всех народов. Если будет Украинская республика и Российская республика, между ними будет больше связи, больше доверия, если украинцы увидят, что у нас республика Советов, они не отделятся, а если у нас будет республика Милюкова, они отделятся».

В резолюции Апрельской конференции по национальному вопросу чётко говорилось о признании за всеми нациями, входившими в состав России, права на свободное отделение и образование самостоятельных государств. Но вместе с тем здесь содержался призыв не смешивать права на отделение с целесообразностью отделения. Также подчёркивалось: «Партия требует широкой областной автономии, отмены надзора сверху, отмены обязательного государственного языка и определения границ самоуправляющихся и автономных областей на основании учёта самим местным населением хозяйственных и бытовых условий, национального состава населения и т.п.».

В этой резолюции отвергались культурно-национальная автономия, привилегии каких-либо наций и подчёркивалась необходимость слияния в единых организациях рабочих различных национальностей — как средство борьбы с международным капиталом и буржуазным национализмом.

Таким образом, на Апрельской конференции прозвучала идея союза советских республик и широкой областной автономии в совокупности с другими базовыми положениями русских марксистов по национальному вопросу. В целом программа большевиков по этому вопросу получила своё дальнейшее развитие. К Октябрьской революции 1917 года у большевистской партии имелась довольно чётко разработанная программа подхода к проблемам национальных отношений. Она строилась прежде всего на принципе интернационализма («Пролетарии всех стран, соединяйтесь!»), принципе права наций на самоопределение вплоть до отделения и принципе федерализма или союзного государства. В то время это был оптимальный вариант построения взаимоотношений с многочисленными народностями огромной страны под названием Россия.

Последующее регулирование национальных отношений прошло при доминирующем влиянии Великой Октябрьской социалистической революции и принятых резолюций, решений Советской власти. На II Всероссийском съезде Советов заявлялось, что новое руководство страны «обеспечит всем нациям, населяющим Россию, подлинное право на самоопределение». Внимание молодого Советского государства к национальным отношениям в стране подтверждалось и тем, что в составе первого Советского правительства был предусмотрен Наркомат по делам национальностей (Наркомнац), который возглавил И.В. Сталин.

Советское правительство сразу же признало независимость Польши и Финляндии. Польша тогда была оккупирована германскими войсками, но признание её независимости имело в перспективе большое значение для воссоздания польской государственности. «Декрет Совета Народных Комиссаров о государственной независимости Финляндии» был пописан 18 (31) декабря 1917 года.

Как пошли дела на Украине

Что касается Украины, то 7(20) ноября 1917 года Центральная Рада провозгласила Украинскую народную республику (УНР) в составе России. Свою власть она объявила над девятью губерниями. С самого начала существования УНР между её руководством и большевиками наметились серьёзные противоречия, вылившиеся затем в открытую борьбу.

11—12 декабря 1917 года в Харькове был созван Первый Всеукраинский съезд Советов, провозгласивший образование Украинской социалистической советской республики. На Украине, таким образом, возникли два государства, между которыми разгорелась ожесточённая борьба. В принятой резолюции подчёркивалось: «I Всеукраинский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов, признавая Украинскую республику как федеративную часть Российской Республики, объявляет решительную борьбу пагубной для рабоче-крестьянских масс политике Центральной Рады, раскрывая её буржуазный контрреволюционный характер».

В ситуации всё большего обострения отношений между двумя украинскими республиками 11 (24) января Центральная Рада объявляет УНР независимой, но уже 26 января (8 февраля) Киев был взят советскими войсками, а 30 января (12 февраля) сюда переезжает правительство Советской Украины. Советская власть устанавливается почти на всей украинской территории.

Однако с учётом военной интервенции Второй Всеукраинский съезд Советов, проходивший с 17 по 19 марта 1918 года, одобрил Брестский мир и объявил Украину независимой Украинской Советской республикой. Руководство Советской России, признавая независимость Украинской Советской Республики, потребовало от своих представителей на Украине, прежде всего от командования советских войск, уважения к украинской государственности и более того — чтобы они соблюдали «архитакт национальный».

К борьбе двух основных сил за утверждение своей власти на Украине следует добавить и формирование советских республик по территориальному принципу. Первая такая республика — Одесская Советская Республика провозглашается сразу же после установления Советской власти в Одессе 17 (30) января 1918 года. Создаётся даже Одесский СНК во главе с В.Г. Юдовским. Эта республика, в основном охватывавшая Херсонскую губернию, просуществовала до 13 марта, когда Советская власть в Одессе пала в результате интервенции германских и австро-венгерских войск.

Вторая республика, тоже организованная на принципах территориальной автономии, — это Донецко-Криворожская советская республика. Она была создана в конце января 1918 года и распространяла свою власть на Харьковскую, Екатеринославскую и частично Херсонскую губернии, а также на некоторые районы войска Донского. Областной съезд Советов рабочих депутатов, провозгласивший эту республику, поначалу объявил её в составе РСФСР. Она тоже имела свой СНК во главе с Артёмом (Ф.А. Сергеевым). На Втором Всеукраинском съезде Советов (17—19 марта 1918 г.), проходившем в Екатеринославе, руководители этой республики заявили о своём вхождении в состав Украинской советской республики, которая, однако, к середине апреля того же года также была захвачена войсками интервентов.

И третья территориальная советская республика, созданная в этом регионе, носила официальное название Советская социалистическая республика Тавриды. Образована она была на Первом учредительном съезде Советов рабочих, солдатских, крестьянских, поселянских и батрацких депутатов, состоявшемся в Симферополе 7—10 марта 1918 года в составе РСФСР, и до 19 марта включала в свой состав территорию всей Таврической губернии, то есть не только Крымский полуостров, но и земли севернее его, прилегавшие к Чёрному и Азовскому морям. Несмотря на то, что территория республики входила в состав РСФСР, 18 апреля она подверглась вторжению германских войск и 30 апреля прекратила своё существование.

Вообще вторжение германских и австро-венгерских войск привело к ликвидации Советской власти на значительной территории, составлявшей к лету 1918 года свыше 1 млн кв. км европейской части России, где проживало более 50 млн человек. Революции в Австро-Венгрии и Германии привели к ликвидации их господства на этих территориях, и созданная при оккупантах Украинская держава, полностью им подчинённая, сменяется 14 декабря 1918 года петлюровской директорией, восстановившей Украинскую народную республику. Но вскоре на Украине вновь провозглашается Советская власть и, следовательно, воссоздаётся Советская республика.

Преодолевая трудности, препоны и противоречия

Советская власть вновь устанавливается и в ряде других регионов. Действующие там советские республики одна за другой проявили интерес к максимальному сближению. Появились планы создания Союза советских республик. И вот 1 июня 1919 года был принят документ чрезвычайной важности, который назывался «Постановление ЦИК о военном союзе советских республик России, Украины, Латвии, Литвы и Белоруссии». В действительности речь в нём шла не только о военном союзе. В этом документе подчёркивалось: «Военный союз всех упомянутых советских социалистических республик должен быть первым ответом на наступление общих врагов. Поэтому, стоя вполне на почве признания независимости, свободы и самоуправления трудящихся масс Украины, Латвии, Литвы, Белоруссии и Крыма и исходя как из резолюции Украинского Центрального Исполнительного Комитета, принятой на заседании 18 мая 1919 г., так и предложения советских правительств Латвии, Литвы и Белоруссии, — Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет признаёт необходимым повести тесное объединение». Объявлялось объединение при том, что признавалась независимость всех советских республик, более того — эта независимость в постановлении прямо подчёркивалась.

Однако реализовать на практике это объединение тогда не удалось. При активном содействии стран Антанты началось наступление сил белого движения, и к началу осени 1919 года были упразднены все независимые советские республики, кроме РСФСР. Деникин, войска которого дошли до Орла и Воронежа, выступил с позиций «единой, великой, неделимой России». Он, как и Колчак, отказался признать независимость Финляндии. Политика великодержавности встретила вскоре сопротивление со стороны националистических партий и организаций Украины, Северного Кавказа, Закавказья. Белогвардейские власти столкнулись также с руководством донского, кубанского и терского казачества. В целом национальная политика белых правительств потерпела полный провал. Серьёзное неприятие встретила и их аграрная, рабочая политика.

Белый террор, чрезвычайно широкий, получивший трагическое распространение всюду, где устанавливалась соответствующая власть, не укрепил её положение. Наоборот, способствовал лишь всё большему отходу от белого движения широких масс, в том числе и представителей национальных районов. Сам Деникин вынужден был признать слабую поддержку со стороны русского народа. Подобное же признание сделал и премьер-министр Великобритании Д. Ллойд-Джордж, подчеркнувший, что, поскольку «русский народ отдаёт свои симпатии большевистскому режиму, наш (то есть войск Антанты. — В.Г.) уход стал неизбежен».

Большевикам отдали свои симпатии и многие другие народы России. Не случайно так называемые националы дали Красной Армии ряд выдающихся командиров: И. Вацетиса, М. Фрунзе, Г. Рая (Бжишкяна), А. Иманова, В. Киквидзе, А. Корка, Г. Котовского, Ю. Коцюбинского, С. Лазо, А. Немитца, А. Пархоменко, Р. Сиверса, С. Тимошенко, И. Уборевича, Я. Фабрициуса, Н. Щорса, И. Якира и других. Ни белые, ни розовые (меньшевики и эсеры), ни зелёные, ни чёрные (анархисты) столь видных командиров, представлявших различные народности страны, не дали. Такова одна из безусловных причин победы большевиков и в Октябрьской революции, и в Гражданской войне, поскольку нужно было создать новую армию, причём в кратчайшие сроки и в чрезвычайно сложных условиях.

После окончания Гражданской войны и разгрома иностранной интервенции на земном шаре было несколько советских государств: РСФСР, Украина, Белоруссия, Азербайджан, Армения, Грузия, а также Хорезмская, Бухарская и Дальневосточная республики. Эти государства в правовом отношении являлись независимыми. Естественно, вопрос об урегулировании отношений между ними стал одним из самых главных.

Предстояло одолеть ещё весьма значительные трудности. Объяснялись они в том числе столкновением интересов центра и окраин, различным пониманием основ строительства совместного будущего — то ли в форме федеративного государства, то ли в форме союза государств, вплоть до конфедерации. Эти разные взгляды особенно проявились в 1922 году.

Серьёзные вопросы возникли, например, уже при подготовке объединённой советской делегации на международных конференциях в Генуе и Гааге, призванных вывести Страну Советов из международной изоляции и добиться установления нормальных экономических отношений с зарубежной Европой. Разные подходы выявились у Г. Чичерина, руководителя российского дипломатического ведомства, и председателя Совнаркома Украины Х. Раковского. Оба они планировались и действительно вошли в состав объединённой советской делегации. Но в письме В. Молотову 10 января 1922 года Чичерин сообщил о плане включения братских республик в состав РСФСР ещё до конференции. А вот Х. Раковский в письме тому же Молотову от 28 января 1922 года признал проект Чичерина «как величайшую политическую ошибку». Глава правительства Украины выступил против прямого подчинения иностранной политики советских республик Наркоминделу РСФСР, поскольку счёл это отменой существующих договоров между РСФСР и союзными республиками, что идёт вразрез с советской политикой по национальному вопросу.

Более того, Раковский даже писал, что «на самом деле проект Чичерина формально упраздняет независимые советские республики». При этом автор письма отнюдь не отвергал необходимости явиться на Генуэзскую конференцию единой делегацией и вообще ратовал за единую иностранную политику советских республик. Пришлось даже создать тогда специальную комиссию для урегулирования отношений между Россией и Украиной во главе с М.В. Фрунзе. И она определённым образом сумела сгладить возникшие противоречия между двумя независимыми республиками.

Параллельно в 1922 году велась работа по созданию проекта договора о взаимоотношениях между независимыми советскими республиками. Оргбюро ЦК РКП(б) утверждает состав Комиссии во главе с В.В. Куйбышевым, которой было поручено подготовить проект соответствующего национально-государственного строительства. В состав комиссии вошли представители России, Украины, Белоруссии, Азербайджана, Армении, Грузии, ДВР, Хорезма и Бухары.

Первоначальный проект резолюции под названием «О взаимоотношениях РСФСР с независимыми республиками» был составлен И.В. Сталиным. В нём чётко проводилась идея «автономизации», что означало объединение национальных советских республик путём их вступления в РСФСР на правах автономии. Сталин предлагал создать не союзное, а единое государство. Вследствие этого высшие органы государственной власти РСФСР превращались в общефедеральные, и формальная независимость республик таким образом упразднялась.

В составе Комиссии не было единства. Известно, что тот же Раковский решительно выступал против этого проекта, но, видимо, большинство всё-таки поддержало проект «автономизации». На заключительном заседании Комиссии, где председательствовал В.М. Молотов, заменивший отсутствовавшего Куйбышева, её решение было принято большинством в один голос (пять против четырёх). Однако если бы на этом заседании присутствовал Раковский, то нетрудно предположить, чем бы оно закончилось. В этой ситуации по требованию Г.И. Петровского, представлявшего Украину, вносится запись о том, что ЦК КП(б)У не обсуждал вопрос о взаимоотношениях с РСФСР… Ситуация начала обостряться, ибо представители четырёх республик не желали брать ответственность на себя и предлагали посоветоваться с товарищами на местах.

Пока же резолюция Комиссии от 24 сентября 1922 года «по вопросу о взаимоотношениях РСФСР с независимыми республиками» уже своим первым пунктом провозглашала: «Признать целесообразным заключение договора между советскими республиками Украины, Белоруссии, Азербайджана, Грузии, Армении и РСФСР о формальном вступлении первых в состав РСФСР, оставив вопросы о Бухаре, Хорезме и ДВР открытыми и ограничившись принятием договоров с ними по таможенному делу, внешней торговле, иностранным и военным делам и прочее».

Проект «автономизации» получил поддержку в ЦК компартий Азербайджана и Армении — правда, касательно Азербайджана с заметными оговорками. На пленуме ЦК Азербайджанской компартии признавалась необходимость создания единой Советской Федерации, то есть в принятом решении проводилась идея федеративного устройства страны, но применялся термин «широкая автономия». А создание будущего СССР было названо реформой, и при этом рекомендовалось не проводить агитации по этому решению, а только выяснить общественное мнение. Словом, авторы такого варианта отнюдь не выступали за унитарное государство, хотя между федерацией и даже широкой автономией не существует полного единства, и здесь можно было усмотреть некоторое противоречие в понимании будущих основ общего советского государства.

Этот проект был отклонён ЦК Компартии Грузии, настаивавшим, чтобы каждая республика самостоятельно входила в состав Союза на равноправных началах. За сохранение договорных отношений между республиками высказался ЦК Компартии Белоруссии, а ЦК КП(б) Украины не вынес определённого решения о путях объединения республик. Получилось так, что три республики не поддержали плана «автономизации», а четвёртая внесла заметные поправки. Вопрос решён не был, и ситуация с дальнейшим сближением республик заметно обострилась.

На заключительном, решающем этапе

В.И. Ленин болел с конца мая 1922 года. К концу сентября его состояние улучшилось, и 22 сентября материалы Комиссии (среди них были проект Сталина, резолюция и протоколы заседаний Комиссии, резолюции Центральных Комитетов компартий Азербайджана, Армении и Грузии, а также, наверное, и материалы по Белоруссии и Украине) направляются в Горки, где Ленин тогда находился. Изучив все эти материалы, он пригласил Сталина на беседу, которая продолжалась 2 часа 40 минут. В тот же день Ленин направляет Каменеву письмо для членов Политбюро ЦК РКП(б), специально посвящённое работе Комиссии и позиции Сталина.

Из этого письма Ленина следовало, что он 25 сентября, то есть накануне встречи со Сталиным, уже имел встречу с одним из членов Комиссии — Сокольниковым, а на следующий день намерен встретиться с Мдивани, представителем Грузии. Далее Ленин писал: «По-моему, вопрос архиважный. Сталин немного имеет устремление торопиться. Надо Вам (Вы когда-то имели намерение заняться этим и даже немного занимались) подумать хорошенько; Зиновьеву тоже». И далее Ленин сообщает об одной уступке, которую Сталин согласился сделать: «Вместо «вступления» в РСФСР предлагалось написать: «Формальное объединение вместе с РСФСР в союз советских республик Европы и Азии». Дух этой уступки, надеюсь, понятен: мы признаём себя равноправными с Украинской ССР и др. и вместе и наравне с ними входим в новый союз, новую федерацию, «Союз Советских Республик Европы и Азии».

Поправка действительно носила принципиальный характер. Аналитики прямо писали о том, что в своём письме от 26 сентября Ленин «выдвинул и обосновал гениальную идею образования Союза ССР на началах полного равноправия всех независимых советских республик, максимально бережного соблюдения их суверенных прав». Коренным образом менялась будущая конструкция новой страны и, таким образом, создавалась федерация нового типа — двухэтажная федерация, что было новым словом государственного строительства.

Когда раздались возражения и кое-кто заявил, что в таком случае мы распадёмся, то Ленин ответил вполне резонно: «У нас есть партия, партия всё поправит». Действительно, к 1922 году уже вполне сложилась советская политическая система, в которой руководящей и направляющей силой стала Коммунистическая партия. Примечательно, что партия на 99 процентов была общественной организацией, аппарат её содержался не за счёт государственного бюджета, а за счёт самих коммунистов. Во многом роль партии в управлении страной объяснялась тем, что в большинстве наркоматов преобладали старослужащие, то есть специалисты, работавшие до революции в старых российских учреждениях. По данным материалов переписи советских служащих в Москве в августе 1918 года, меньше всего старослужащих было в ВЧК — 16,1% и в Наркоминделе — 22,9%, тогда как в Наркомфине — 97,5%, НКПС — 88,1%, Наркомпроде — 60,8%, Наркомземе — 58,8%.

Принципиальный вопрос построения нового государства был решён, и все республики согласились с таким его устройством. Предстояло теперь воплотить намеченное в жизнь, что, конечно, требовало немалых усилий. Нельзя отрицать и немалых дискуссий, которые продолжались в дальнейшем. Важный момент: 6 октября 1922 года Пленум ЦК РКП(б) принял специальное постановление «О взаимоотношениях РСФСР с независимыми Советскими Социалистическими Республиками», в основе которого были принципы построения нового государства, предложенные Лениным. Республики по-прежнему назывались независимыми, и взаимоотношения между ними надлежало построить на основе равноправия.

На этом же Пленуме создаётся комиссия из представителей центра и национальных республик, которая занялась выработкой документов будущего союза республик. Именно в это время и было решено назвать новое государство Союзом Советских Социалистических Республик. Предыдущая комиссия выполнила основную подготовительную работу по созданию СССР, а новая уже должна была реализовать её предначертания.

На местах прошли многочисленные собрания трудящихся и заседания, конференции, съезды полномочных органов власти, поддержавших создание СССР и пославших на I съезд Советов СССР своих делегатов. В работе съезда, который открылся 30 декабря 1922 года, участвовали делегаты от РСФСР, Украины, Белоруссии и Закавказской Федерации (Азербайджан, Армения, Грузия), ставших учредителями СССР. Всего прибыло 2214 делегатов, из них 1673 с решающим голосом и 541 — с совещательным. Съезд принял Декларацию и Договор об образовании СССР, избрал Центральный Исполнительный комитет Союза СССР.

В Декларации подчёркивались как международные факторы объединения республик, так и внутренние, причём прежде всего делался упор на классовую природу строения Советской власти. Выдерживались все три главных принципа национальной политики Компартии, хорошо прослеживавшиеся ещё в канун Октябрьской революции: принцип интернационализма, принцип права наций на самоопределение вплоть до отделения и принцип федерализма — советского федерализма. Всё это вместе взятое предусматривало уничтожение в корне национального гнёта, создание обстановки взаимного доверия и развитие основ политики, заложенной в октябре 1917 года.

В Договоре чётко разграничивались функции верховных органов СССР, Совета Народных Комиссаров, союзных республик. Устанавливалось единое союзное гражданство для лиц всех союзных республик, учреждались флаг, герб и государственная печать СССР, а столицей объявлялась Москва. Признавалось право свободного выхода союзных республик и необходимость внесения изменений в их конституции соответственно с Договором.

Съезд избрал в состав ЦИК СССР 371 члена и 138 кандидатов. Председателями ЦИК СССР избраны были М.И. Калинин, Г.И. Петровский, Н. Нариманов и А.Г. Червяков. Секретарём ЦИК Союза стал А.С. Енукидзе.

В дальнейшем работа по созданию Советского Союза продолжилась. На Втором съезде Советов СССР, работавшем с 26 января по 2 февраля 1924 года, утверждается Конституция СССР. Её текст готовился при активном участии всех республик и областей с обсуждением на многочисленных собраниях и комиссиях, а также на съездах Советов союзных республик. В целом Второй съезд Советов завершил процесс создания СССР как единого федеративного государства. Но это отнюдь не означало, что дальнейшее союзное строительство полностью прекратилось. Происходили некоторые территориальные изменения, создавались новые союзные республики. Так, в 1924 году была образована Узбекская ССР, в 1925-м — Туркменская ССР, в 1929-м — Таджикская ССР и т.д.

Несколько позднее вступают в СССР республики, находившиеся в 1922 году в составе других государств. В стране, где насчитывались десятки наций и народностей, нелегко было регулировать национальные отношения. Возникали определённые коллизии, например, связанные с территориальными проблемами. Но в целом основы национальных отношений были достаточно прочными. Они привели к формированию советского народа как исторической, социальной и психологической общности, выдержавшей серьёзные испытания. Самое главное из них — Великая Отечественная война, в которой советский народ одержал историческую победу над мировым фашизмом.

Именно против советского народа прежде всего был направлен затем удар недругов СССР, но это уже совсем другой этап истории Советской страны. На него газета «Правда» обратила особенно пристальное внимание в 2021 году — в связи с 30-летием антисоветского переворота, и уроки этого времени, безусловно, будут ещё глубже изучаться как в нашей стране, так и за рубежом.

Да, под руководством коммунистов у нас было создано поистине великое единство народов. И опыт его не может бесследно исчезнуть. Он обязательно будет использован грядущими поколениями.

Просмотров: 2110

Другие статьи номера

Планета протестует
Международный политический календарь на 2022 год насыщен выборами разных уровней: президентскими и парламентскими, всеобщими и региональными, плановыми и внеочередными. А лучшая площадка для продвижения предвыборных программ — демонстрации и митинги. Так, на фоне избирательной кампании, предшествующей назначенным на 13 февраля досрочным выборам в испанской автономии Кастилии-Леоне, где в центре внимания находятся предложения по борьбе с депопуляцией и реформированию сельхозполитики, в Мадриде состоялась масштабная манифестация против экологической и экономической политики правительства королевства.
«И врагу никогда не добиться»
На протяжении нескольких месяцев я встречаю в «Правде» размышления читателей о советских песнях, незаслуженно преданных ныне забвению. Много их, душевных, лирических, патриотических, создано было в советское время, так что самую любимую в ответ на предложение редакции трудно выделить. Но вот об этой, по-моему, стоит вспомнить непременно, тем более потому, что сейчас отмечается 80-летие Битвы за Москву.
Моя Москва

Я по свету немало хаживал,

Жил в землянках, в окопах,

в тайге,

Похоронен был дважды заживо,

Очередная медаль России в Пекине
К позднему вечеру среды, 9 февраля, по пекинскому времени, когда и в Москве дело шло к сумеркам, над российской командой нависла реальная угроза впервые с начала розыгрыша олимпийских медалей Пекина-2022 остаться без наград. Соревнования дня заканчивались, а наша медальная копилка оставалась прежней.
Масштабная модернизация
В ОАО «Белорусский металлургический завод» завершается модернизация стана 320 горячей прокатки металла сортопрокатного цеха №1, сообщает БЕЛТА. Это самый масштабный объём работ с момента пуска стана в 1984 году. На модернизацию действующей автоматизированной системы управления нагревательной печью, станом и холодильником, а также наладку нового оборудования отведено 45 суток
Есть и другая страна…

«Комсомол — за мир!», «НАТО — это война!», «Украине — внеблоковый статус!» — с такими плакатами коммунисты и комсомольцы города Днепропетровска вышли на днях к зданию областной государственной администрации.

Столица Украины принимала в это время участников IX «Бандеровских чтений». И депутат Киевсовета от ВО «Свобода»* Юрий Сиротюк радовался, что «Украина и Киев становятся всё более бандеровскими».

Признак варварства и бессилия

В Полтаве демонтировали памятник знаменитому русскому полководцу Александру Суворову

Бронзовое скульптурное изображение генералиссимуса стояло на территории Полтавского музея бомбардировочной авиации — филиала Национального военно-исторического музея Украины. Оно появилось там осенью прошлого года как экспонат военной тематики. В музей авиационной техники под открытым небом памятник Суворову привезли из киевского военного лицея имени Ивана Богуна. Так ныне именуется бывшее Киевское Суворовское военное училище.

Вот за что ныне дают срок в Латвии
Латвийский общественный деятель, правозащитник и антифашист Александр Гапоненко признан судом Видземского предместья Риги виновным по трём политическим статьям и приговорён к году и шести месяцам тюремного заключения условно и к двум годам полицейского надзора.
Молдавия: цена на хлеб взлетела

Что ни месяц, новая «радость» для населения Молдавии! Уже не знают люди, что делать. Закупать продукты впрок? Так для этого надо иметь лишние деньги, а их и без того далеко не на всё хватает.

На сей раз речь идёт о хлебе: один из самых дешёвых и популярных его видов — 400-граммовый нарезной батон «Ботаника» — подскочил в цене почти на 40 процентов — с 4,5 до 6,2 лея (до 26 руб.).

ПУЛЬС ПЛАНЕТЫ

ВАРШАВА. В Польше протестуют фермеры, перекрывшие автодороги в 50 населённых пунктах. Сельхозпроизводители возмущены тем, что не имеют возможности реализовать свою продукцию: страны Западной Европы не принимают их товар, одновременно насыщая польский рынок собственным, а в Россию польская продукция не попадает по причине контрсанкций.

Все статьи номера