«Опыт СССР будет востребован»

«Опыт СССР будет востребован»

№144 (31347) 23—26 декабря 2022 года
3 полоса
Автор: Правда.

Начнём с напоминания: в номере за 9—12 сентября с.г. «Правда» опубликовала целую страницу под заголовком «На пороге вечности. Письма другу». Письма весьма необычные. В том смысле, что написаны они буквально на пороге вечности. А конкретнее — в хосписе, где, как известно, не лечат, а лишь облегчают физические и душевные страдания перед уходом в небытие. Автор этих писем Олег Андреевич Степаненко, замечательный советский и российский журналист, обозреватель «Правды», затем её собкор в Белоруссии.

Блистательные статьи многолетнего правдиста о государственном строительстве, состоянии и перспективах экономики, прежде всего — аграрного сектора, вызывали неподдельный интерес читателей, о чём многие из них вспоминают и в откликах на его письма-завещания. В них автор тоже повествует и размышляет не столько о своём творческом пути, сколько о политике и политиках, в том числе тех, чьи необдуманные и порой заведомо провальные решения вели к гибели великой державы — СССР. И сегодня его статьи того времени не теряют актуальности. С ними, кстати, можно ознакомиться в архиве, на официальном сайте «Правды». Именно так поступили некоторые читатели, откликнувшиеся на «Письма другу».

Совсем скоро, 30 декабря 2022 года, исполняется 100 лет со дня образования Союза Советских Социалистических Республик. Знаменательная дата! Много раз, признавался

О. Степаненко, хотел он рассказать и о попытках некоторых известных политиков, стоявших у вершин власти, сохранить СССР, выправить ситуацию в стране. Сам был свидетелем и участником таких попыток. И поведал о них наконец в последних письмах. Думается, поведал не напрасно. Рассказанное им важно для осмысления нашей сегодняшней реальности и будущего. Многочисленные читательские отклики на публикацию его последних писем свидетельствуют об этом.

Напомню вкратце основные вехи биографии их автора. В послужном списке — газеты «Целинный край», «Сельская жизнь», «Известия». И, конечно, «Правда», где сполна раскрылся его талант публициста. Поработал также советником министра — главным специалистом Министерства сельского хозяйства СССР. Причём на этот ответственный пост был назначен по личному приглашению министра Дмитрия Полянского, в ту пору известного политика, члена Политбюро ЦК КПСС. В письмах он пояснил, как и почему это произошло.

Мы были знакомы с той далёкой поры, когда, презрев бытовой уют в родной Белоруссии, он ринулся на казахстанскую целину. С целью понять и осмыслить, что там происходит, как налаживается жизнь. Ну и, конечно, набраться журналистского опыта. Вместе колесили по бескрайним степям, писали статьи, репортажи в газету «Целинный край». Действительность не во всём была столь заманчивой и радужной, как её тогда рисовали в стихах и песнях.

Но к целине прикипел Степаненко надолго. Она, можно сказать, и дала ему старт в большую журналистику. Уже тогда Олег проявил себя глубоким, вдумчивым аналитиком. Детально вникал в сельхозпроизводство, бескомпромиссно критиковал ведомства, повинные в низкой его отдаче. Постепенно убеждался: причины основных неудач и просчётов — в системе управления, экономических отношениях. А работа в министерстве, общение по долгу службы с ответственными сотрудниками различных структур и ведомств позволили лучше изучить обстановку в стране, понять и оценить людей, стоявших у руля государства.

Наши с ним пути по жизни сходились и расходились, но мы не теряли друг друга из виду. Судьба, как я уже писал, вновь свела нас в восьмидесятые годы прошлого века — в стенах «Правды». Я возглавлял агропромышленный отдел, Степаненко стал в нём обозревателем. В сельском хозяйстве тогда затевались очередные «судьбоносные» преобразования: аренда, бригадный подряд, создание районных агропромышленных объединений, частных землевладений, многое другое.

И Степаненко с головой погрузился в эти проблемы. «Письма другу» свидетельствуют: газета, её авторы критически восприняли многие сомнительные новации, аргументированно против них выступали, подсказывали реальные способы вывода деревни из тупика.

В частности, большой резонанс получила серия публикаций «Поле — завод: единый комплекс». Здесь процесс производства, заготовки, переработки продукции рассматривался, как и должно быть, в общей технологической цепи. За эти статьи «Правда» была удостоена премии Союза журналистов СССР. И тут прежде всего — заслуга Олега Степаненко.

«Наверное, Горбачёв и его команда хотели своими реформами сделать нашу жизнь лучше, да «заблудились», «пошли не туда», — высказывают сомнения авторы некоторых откликов. Отчасти, может, и так. Но у зарубежных кураторов, которые направляли деятельность всплывших наверх отечественных либеральных политиков, были (и это следует из писем О. Степаненко!) чёткие намерения развалить СССР, его идеологию и экономику. Дескать, пустите всё «на самотёк». Не надо никаких планов, заданий предприятиям, отраслям, рынок сам необходимое отрегулирует. А в качестве своеобразного тарана использовали тех из властей предержащих, кого уже сумели «загрузить» подобными идеями, кто в прессе восхваляет эти «новации».

У себя же, на Западе, не отказались от планирования. Наоборот, перехватив его у Советского Союза, совершенствовали. В конце прошлого века, приводит конкретные факты О. Степаненко, в СССР было 200 общегосударственных плановых балансов, а в Японии — 12 тысяч. И Евросоюз планировал всё — через квоты, цены и прочее. Да и вообще планирование началось в Англии в 1203 году, а через несколько десятков лет — во Франции…

Конечно, здоровые силы в руководстве страны старались препятствовать разрушительным советам и делам. «Оглядываясь на события предгрозовых дней, подводивших страну к последней черте, — написал О. Степаненко, обращаясь к автору этих строк, — понимаю, что в сельском хозяйстве, проблемами которого пришлось заниматься вместе с тобой, борьба шла за оптимальный путь его развития. Сегодня этим путём идут народные предприятия».

И далее: «Да, у мелких товаропроизводителей есть своя экономическая ниша, но основные поставщики продукции — крупные, технически оснащённые предприятия. А победные реляции о достижениях на продовольственном рынке лишь затуманивают мозги. Собственное производство по сравнению с советским временем в России сократили. Хвастаются экспортом зерна. Хватало его, на продовольствие, и прежде, закупали лишь для скота. Теперь, когда животноводство в упадке, импортируем мясо, молоко, а фураж не нужен. Отсюда избыток».

«Горько всё это. Но, надеюсь, труд тех, кто старался сохранить страну, вывести её экономику, село на магистральный путь развития, не пропадёт. В том, что по мере сил мы помогали им, наше счастье. И сознание того, что жизнь прожита не зря».

Читатели отмечают: «Письма другу» — это, по сути, завещание ныне живущим». Накануне юбилея СССР надо вспомнить тех, кто был у истоков его создания. Но также и тех, кто, как многие герои Олега Степаненко да и сам он, доступными им средствами боролись за сохранение, укрепление и процветание Союза Советов.

Прочтите некоторые из полученных откликов.

Александр ПЛАТОШКИН,

ветеран журналистики.

Осмысливать уроки жизни

Олега Андреевича узнал я значительно раньше, чем познакомился с ним лично. «Правду» выписываю и читаю с 1964 года, с момента вступления в КПСС. А за материалами Степаненко, обозревателя «Правды», собкора в Белоруссии, следил с тех пор, как они стали появляться в газете.

За что мы особенно ценили нашего земляка — блестящего журналиста, экономиста, политика? Прежде всего за объективность, верность правде и обстоятельность. В его статьях — глубокие суждения о судьбах братских народов и государств. Он умел предвидеть негативные процессы в общественной жизни и управлении, понимал их пагубность. Доступными ему средствами пытался эти процессы вскрывать и категорически им противостоять.

Не по ковровой дорожке шёл Степаненко к вершинам профессионального мастерства. Это видно из предисловия Александра Платошкина к его письмам. Скажу немного и о себе. За плечами солидный жизненный багаж. Поработал в комсомоле, в партийных органах, за последнее время — мэром города Борисова.

Хорошо помню восьмидесятые годы прошлого века. Тогда в сельском хозяйстве СССР затевались очередные преобразования: бригадный подряд, аренда, создание РАПО (районных агропромышленных объединений), частных землевладений. В «Письмах другу» Степаненко показывает, как это происходило. А главное — имело ли практический смысл, реальный результат? Он был нулевой, чаще даже отрицательный.

Вспомню хотя бы очерк Олега Андреевича «Трое в «Заре», приуроченный тогда автором и редакцией «Правды» к Всесоюзному совещанию по сельскому хозяйству. Степаненко, ссылаясь на авторитетное мнение практиков и учёных, в том числе зарубежных, доказывал: колхозы, совхозы — наиболее эффективные, проверенные жизнью формы организации труда на селе. Если им, конечно, помогать, а не мешать развиваться.

С этим, к неудовольствию Горбачёва, который вёл вышеозначенное совещание, согласились выступавшие. Так что генсек вынужден был отложить в сторону проект заранее подготовленного документа о реорганизации колхозов и совхозов. Временно, как потом оказалось…

Моё личное знакомство с Олегом Андреевичем состоялось в 2013 году, после его статьи в «Правде» «Иудин грех». В ней он писал о белорусских «демократах» и их закордонных друзьях, под руководством которых упорно ведётся подкоп под нашу республику. Поразила опять информированность автора, а ещё максимальная точность оценок и выводов. Приведу лишь некоторые из них, касающиеся не только нашей страны:

«Демократы» всех постсоветских республик называют себя патриотами. Но ведь патриотом называл себя и предатель Власов. Российская «демократия» сообща с плутократией превозносят патриотизм белого движения. А вот объективная оценка тех, кто с этим движением был связан. Уинстон Черчилль: «Было бы ошибкой думать, что в течение всего этого года (1919-го. — О.С.) мы сражались на фронтах за дело враждебных большевикам русских. Напротив того, русские белогвардейцы сражались за наше дело».

Буржуазный классовый подход всегда приводит к предательству. Проявляется оно в разных формах, но суть одна. Великий русский поэт Некрасов говорил: «Можно простить любой смертный грех, но нельзя простить смертного греха Иуды — предательства».

Добавлю теперь от себя: особенно это надо помнить в наше время, когда буквально решается судьба Белоруссии и России. Иначе всё будет развиваться по кроваво-коричневому сценарию, написанному на Западе. А тогда я позвонил Олегу Андреевичу и поздравил его с блестящей публикацией. Сказал, что и сам очень часто над этим размышляю.

Удалось вражьим силам развалить СССР, юбилей которого мы скоро отмечаем. Удалось именно с опорой на предательство. Неужто удастся расчленить и Россию, порушить её дружбу с Белоруссией? Ведь так называемые западные лоббисты, в том числе в Минске и других городах нашей республики, тоже этому служат. Поют они не со своего голоса, есть у них покровители в различных инстанциях власти. «А вы бы, — сказал Олег, — об этом написали».

Выполнил просьбу, передал ему статью. В ней я предостерегал белорусское руководство: «Базис без соответствующей идеологической надстройки в конечном итоге рано или поздно может быть растерзан, взорван изнутри. Неужели нас ничему не научил трагический развал Советского Союза, когда идеологическим вопросам, теории общественного развития стала отводиться второстепенная роль, когда формализм всё разъел и ушло понимание сути и важности этой сферы?»

И там же напомнил предупреждение И.В. Сталина: «Ошибок у нас много. Мы можем напутать что-то в хозяйстве, но всё-таки выйдем из положения. Но если напутаем в теории, это может оказаться неисправимо. Без теории нам смерть, смерть, смерть». Олег Андреевич мою статью подредактировал, и вскоре она появилась в «Правде» под заголовком «Кто и зачем подыгрывает «пятой колонне» (№74, 16—17 июля 2013 г.).

С тех пор сложились у нас дружеские, доверительные отношения. Говорили о многом. Больше, конечно, о событиях в нашей республике и в России, о самых горячих темах дня. Так, с его подачи, появилась в «Правде» очередная моя статья — «Уроки минского майдана» (№109, 13—16 ноября 2020 г.).

Казалось бы, для «майдана» нет причин. Экономика Белоруссии выгодно отличается от экономики других постсоветских стран. Сохранены и развиваются на базе современных научных технологий основные отрасли производства. «Белазы», «Мазы», тракторы, комбайны наших заводов востребованы в десятках государств мира. В прошлое уходит белорусская деревенька, сельская местность застраивается агрогородками с хорошими дорогами, инженерными коммуникациями, со всей социальной сферой. Мясомолочная продукция поступает на рынки ближнего и дальнего зарубежья — по её поставкам республика занимает одно из первых мест в мире. Практически отсутствует безработица, на многих предприятиях даже не хватает рабочих рук. Зарплаты и пенсии постоянно растут и вовремя выплачиваются. Идёт большое строительство жилья, социальных объектов, культурных и спортивных сооружений, новых предприятий промышленности, транспорта, сельского хозяйства.

И при всём этом вдруг — столь массовый «майдан»! Многие не могут скрыть удивления: почему протесты приняли такой масштаб? Десятки тысяч людей стали орудием в исполнении планов Запада. Всем, кто следит за событиями в Белоруссии, ясно: здесь, в самом центре Европы, была совершена попытка «цветной революции», то есть прозападного, антинародного переворота.

Силы, которые руководили и продолжают руководить «протестными маршами», находятся за пределами республики. Уже более четверти века США и их сателлиты — страны Евросоюза с помощью подвластных им многочисленных фондов, СМИ и «пятой колонны» ведут подрывную работу, которая превратилась в «гибридную войну» против республики. Войну, перешедшую в очередную попытку «цветного переворота». Думаю, ничего у них не получится. Наш покойный друг был в этом уверен. Капитализм — тупик, следует из рассуждений О. Степаненко. А к началу третьего десятилетия ХХI века порождённые им проблемы завязываются во всё более тугой узел, и ни одна из них не решается. Но мы должны быть бдительнее, активнее, энергичнее в борьбе с врагами!

Вновь возвращаюсь я к его финальным «Письмам», своего рода завещанию другу, а по сути, всем нам. Время от времени прерывает он повествование краткими, сдержанными комментариями о своём самочувствии. Ни охов от него, ни вздохов, а сердце читателя невольно сжимается. Чувствуешь почти физическую боль за его состояние. Он старался передать нам доброе, разумное, честное, что накопилось за годы жизни и что, по его мнению, может послужить на пользу ныне здравствующим.

Вечная ему память и благодарность!

Виктор КАПУЛЬЦЕВИЧ,

ветеран Компартии и труда.

г. Борисов,

Республика Беларусь.

О дружбе и верности идеалам

Сильное впечатление производят «Письма другу». Спасибо «Правде», что напечатала их. Они приходили из дружественной нам Белоруссии, за которую мы болеем сердцем, как и белорусы за Россию, за наши беды и наши проблемы.

Всё это — в письмах Олега Степаненко, адресованных Александру Платошкину. Я с особым вниманием прочитывал в «Правде» каждую статью Степаненко, рассказывающую о братской республике, и у меня невольно возникали ассоциации с письмами от моих друзей из Болгарии. В этой стране я в своё время представлял «Правду» — около пяти лет. Все помнят, какими дружественными государствами были СССР и НРБ. А теперь Болгария — в НАТО. Но в письмах, которые я получал из Софии, звучали такие слова: «Не верьте! Не верьте, что мы все можем предать нашу дружбу и стать другими!»

Из братской Белоруссии в самые сложные и критические моменты Олег Степаненко писал только правду, писал о стойкости истинных патриотов республики и непоколебимой их дружбе с Россией.

«Письма другу», по моему убеждению, имеют огромную общественную значимость. В них и политика, и экономика. С удивительной глубиной разбирался Степаненко (как, впрочем, разбирается и Платошкин, многолетний руководитель агропромышленного отдела «Правды») в аграрной тематике.

Платошкин и Степаненко стали близки с той далёкой поры, когда оба работали на целине, колесили по казахстанским степям. Дружбу и верность своим принципам они пронесли через всю жизнь. В письмах Степаненко добрые воспоминания о вошедших в Историю деятелях нашего государства. Таких, как Лигачёв, Стародубцев, Кручина. С ними Олегу довелось общаться, к ним обращаться за поддержкой.

Степаненко в своих статьях проявил твёрдую принципиальность, когда Горбачёв решил «реформировать» колхозы и совхозы. Ярко и убедительно писал о крепких хозяйствах, раздражая «катастройщика» Горбачёва. И, естественно, позднее радовали Олега успехи в сельском хозяйстве его родной Белоруссии, чем делился он и в своих письмах к Платошкину.

События, о которых писал Степаненко в семи письмах другу, всколыхнули в моей памяти многое из пережитого. Какую страну мы потеряли! История современного мира была бы совсем другой, скольких жертв можно было бы избежать. Но я уверен: опыт СССР будет востребован, его будут изучать, использовать, развивать. «Письма другу» — это искренняя, правдивая исповедь, которая никого не оставит равнодушным. Причём она будет работать не только сегодня, но и завтра. Во имя справедливости на нашей земле.

Леонард КРАЙНОВ,

журналист.

г. Москва.

Чтоб не пропасть поодиночке

С Олегом Степаненко лично не был знаком, но помню, что он работал в Казахстане. Я же в ту пору был студентом сельхозинститута. Скажу без ложной скромности: студентом любознательным. Много читал, в том числе газетные статьи, особенно на темы аграрные, целинного земледелия. Находилось оно тогда в плачевном состоянии.

Из-за интенсивной эксплуатации пашни, с оборотом пласта, почвы оскудели, началась ветровая эрозия, когда из-за туч песка и пыли ясный полдень превращался в непроглядную ночь. Надо было наводить порядок, спасать землю для современников и потомков. Это и было сделано — с помощью учёных Шортандинского НИИ зернового хозяйства. Под руководством академика Александра Ивановича Бараева была тогда разработана почвозащитная система земледелия.

Первый секретарь Целиноградского обкома партии Николай Ефимович Кручина требовал строжайшего соблюдения научных рекомендаций. А Степаненко в своих статьях сообщал, как эти указания исполняются. И меня нисколько не удивляло, что русские учёный и партработник, русский журналист (не знал, что Степаненко — белорус, да и какое это имеет значение) так страстно, настойчиво, порой эмоционально борются за благополучие казахстанских степей, за внедрение научно обоснованных севооборотов.

А как же иначе! Мы — граждане единой страны, Советского Союза. И в нашей республике, можно сказать, представлен весь интернационал: казахи, русские, украинцы, белорусы, немцы, другие народы. Не было серьёзных конфликтов между ними. Хотя порой и в семье, на бытовом уровне, случаются недоразумения, но это не значит, что дети не желают друг другу добра.

Накануне приближающейся исторической даты — 100-летия образования СССР — с горечью наблюдаю, что сегодня происходит на постсоветском пространстве. То там, то здесь вспыхивают междоусобицы, кровавые конфликты. Не обошёл эту тему и Олег Степаненко. На пороге вечности автор «Писем другу» тяжело переживал сложившуюся ныне обстановку.

Все мы нынче с тревогой следим за ходом специальной военной операции на Украине. Процитирую «Письма другу»: «В трагические часы, когда немцы дикими темпами развивали наступление, Сталин спросил у Жукова, в чём причина наших неудач. «Мы опаздываем, — ответил Жуков, — в получении данных, их анализе и отправке приказов».

Тогда опаздывали на часы, на дни, а вот здесь опоздали на годы. И ведь так называемые англосаксы уже не ограничиваются только славянским миром. Сумев добиться развала СССР, они стремятся править на всей планете. А прежде всего — перессорить входившие в Советский Союз республики, ныне отдельные государства. Так будет легче и проще завладеть богатыми природными ресурсами, коих у Запада остаётся всё меньше.

«Если был бы верующим, — пишет Степаненко, — каждое утро начинал бы с молитвы: «Боже, спаси Россию. И Белоруссию тоже». Я бы к этому добавил: а также Казахстан, другие наши бывшие советские республики, их народы. От раздоров и конфликтов, взаимных претензий и обид…

О человеке, отошедшем в мир иной, давая ему оценку, на Востоке говорят: «Аллах забирает к себе лучших». Лучшим был, как видим, Олег Андреевич Степаненко. Публикация «Писем другу» — не только дань его памяти. Накануне юбилея СССР следует глубже осмысливать и оценивать уроки прошлого, дабы не допускать впредь трагических ошибок. И ценить, оберегать дружбу наших народов! Чтоб не пропасть поодиночке.

Сабит КАИПБЕРГЕНОВ.

г. Астана,

Республика Казахстан.

«Соль соли земли»

«На пороге вечности» — ещё и укор, назидание некоторым представителям молодого поколения, расслабленным, инертным. Но такие письма, к сожалению, до них не доходят. Встречая великую дату — столетие СССР, многие из нас глубоко переживают его развал, в душе надеются на возрождение в какой-то новой форме. Многие, но не все. Иные сюжеты предлагают россиянам наше телевидение, официозные газеты, другие СМИ. О светских тусовках, отдыхе на Канарах, модных «шмотках», реклама которых звучит чуть ли не из каждого утюга и пылесоса.

Характер того же О. Степаненко и его друга А. Платошкина, если судить по письмам, формировался в послевоенных спартанских условиях, в пионерской, комсомольской среде. Отсюда целеустремлённость, настойчивость, понятие чести, гражданского долга перед обществом, страной. Вызывает глубокое уважение стойкость духа на краю пропасти…

В общем, печальная и в то же время жизнеутверждающая повесть! Всего-то в семи кратких письмах. Надо отдать должное литературному дару их автора. А сколько оставил он нам полезной, поучительной информации. О времени прошедшем, нынешнем. И сдержанно, сжато — о себе, своём самочувствии в эти роковые, трагические дни и часы.

От Степаненко мы узнаём интересные подробности о людях, про которых либо не знали, либо имели неполное, искажённое представление.

Памятной для меня, пишет он, была встреча с Егором Кузьмичом Лигачёвым. Любопытен эпизод, характеризующий и Егора Гайдара, в ту пору члена редколлегии «Правды». Тот настойчиво требовал убрать из следующего номера статью «Ленив ли российский крестьянин». Степаненко напомнил ему, что автор — министр сельского хозяйства РСФСР, доктор экономических наук: можно не сомневаться в его компетентности. Но Е. Гайдар продолжал требовать, чтобы статью сняли. И с неприкрытой озлобленностью приводил доводы против крупных хозяйств: их надо разделить и передать частным арендаторам. Но у Степаненко были ещё и свои выкладки, расчёты, взятые из советской и мировой статистики. Так что разбить «веские доводы» Гайдара он сумел. Снять статью с полосы тому не удалось. «Уже тогда, — замечает Степаненко, — я увидел перед собой даже не надутого макро-, а спущенного микропузыря, поражавшего своим незнанием и неподготовленностью».

Будущее за социализмом. Это убеждение ко всему прочему выстрадано теперь тридцатью годами жизни при капитализме. Да и во всём мире, по мнению многих компетентных экспертов, капитализм зашёл в тупик. Полагаю, наши дети и внуки возьмут всё лучшее из СССР, не повторяя допущенных ошибок, о которых пишет Степаненко. Богатый опыт государственного строительства в Советском Союзе обязательно послужит будущему. И запрос на справедливость никуда не делся, он актуален сегодня как никогда.

Но возвращаюсь к «Письмам другу». Перед нами в полный рост — гражданин Страны Советов. Честный, профессиональный, принципиальный. Использующий своё оружие — перо прицельно, точно и вдумчиво. Словом, как говорил о своих героях Николай Чернышевский, «соль соли земли». Очень нам сегодня нужны такие борцы за идею, за интересы Отечества. В том числе среди журналистов.

Николай ПОПОВ.

г. Старый Оскол,

Белгородская область.

Не щадя себя ради других

Публикация писем Олега Степаненко, адресованных коллеге-правдисту Александру Платошкину, невольно заставила вспомнить первую встречу с Олегом, которая произошла в середине 1960-х в пыльном и до одури знойном Павлодаре. Куда я, студент факультета журналистики МГУ, проходивший практику в газете «Целинный край», приехал в командировку. На практику нас тогда отправляли по желанию. Хотели, чтобы мы как можно больше узнали о родной стране, её людях. Можно было отправиться на Байкал, во Владивосток, даже на Сахалин. Благо полёты на прекрасных и надёжных самолётах «Аэрофлота» были не так уж дороги. Да и подобные траты государство брало на себя полностью. К слову, хлеб и горчица в студенческих столовых тогда были даром…

Выбрал же я Целиноград совершенно не случайно. Знал, что там теперь трудится мой земляк из Орловской области. И, отправляя меня в командировку от «Целинного края», Саша советовал непременно познакомиться с кем-нибудь из павлодарских газетчиков и обязательно с собкором в этой зоне Олегом Степаненко.

Олег же первым делом справился, как в бытовом плане устроен я. Поскольку с гостиницей в городе было трудновато, предложил остановиться у него. Но, зная, что он и сам только что получил с женой и ребёнком двухкомнатную малогабаритку, не стал их теснить. Да и некогда было задерживаться в городе. Из этой пятидневной поездки требовалось привезти как минимум три авторских материала.

Мимолётной была та наша первая встреча, но запомнились запредельно усталые глаза Олега. То ли сказывалась долгая работа за письменным столом, то ли ночные бдения у кровати беспокойного малолетнего сынишки. Запомнился и медлительный, несколько певучий говор Олега, свидетельствующий о том, что в жилах обладателя его течёт если не украинская, то белорусская кровь. Оказалось, что на целину Олег действительно приехал из Белоруссии. Несколько смутившись, признался, что его, как и жену Тамару, как и многих других сверстников, позвала в целинные степи романтика…

Неисправимым романтиком он и остался на всю свою жизнь, веря в справедливость, в то, что все могут и должны жить честно, следуя высоким принципам чести и морали, к чему и призывал обнародованный тогда же, в начале шестидесятых, Моральный кодекс строителя коммунизма. Олег, как и многие из нас, понимал, что не всё ладно в стране, но старались как бы не замечать, мирились с этим.

Однако всякая несправедливость, особенно со стороны властей, тотчас вызывала отклик в его душе, нередко начисто отбрасывая всяческие предостережения, и прежде всего то, что уже отлилось в многовековой мудрости: мол, как ни старайся, обух плетью не перешибёшь. Олег был, да и остался не только романтиком, но и убеждённым борцом, или бойцом, как любил говаривать поэт и гражданин Владимир Фирсов, давая определение тому или иному стихотворцу: боец — не боец.

Олег Степаненко, конечно же, был бойцом! Настоящим. Пытался всё-таки перешибить плетью, а точнее — своим прекрасно отточенным пером этот тяжёлый властный обух. Полагая, что какие-то возможности у него для этого есть, тем более когда совершенно неожиданно для себя оказался близким к «верхушке» власти.

Но близость была недолгой. Как бы итожа её, обронил однажды, ни к кому конкретно в нашей дружеской компании не обращаясь, памятное некрасовское: «Суждены нам благие порывы, но…» Что следовало за этим, мы, седовласые теперь мужики, ровесники Олега, хорошо помнили…

И всё же ему непременно хотелось перешибить этот «обух»! Ну как же можно было согласиться, пусть даже в те «лихие девяностые», что колхозы и совхозы начисто изжили себя, что пора остановить свой выбор на фермерских хозяйствах, которые непременно в достатке обеспечат страну необходимыми продовольственными продуктами. Ну нет, конечно же, нет! И нечего «либералам-демократам» рассказывать сказки про преимущества фермерского ведения хозяйства.

Наши мысли должны быть устремлены к созданию в стране мощных аграрно-производственных комплексов. При этом надо стремиться не к отказу от государственного планирования, а к совершенствованию его. О чём он и рассуждает в своих письмах, вспоминая встречи и беседы с умелым организатором и руководителем Василием Александровичем Стародубцевым.

Адреса статей и очерков Олега — Россия и Белоруссия, Узбекистан и Украина, Грузия и Молдавия. Братские республики единого Союза, столетие которого грядёт. Не уберегли его от развала, недопустимо демобилизовались, расслабились, передоверились…

О многом болела душа Олега. И об этом он неустанно думал и писал, когда был в строю. Не оставляли эти заботы его и тогда, когда слёг, оказавшись в хосписе в обнимку с ноутбуком. Нетрудно представить, сколь тяжкими были его последние дни. И, пожалуй, помогали выдержать всё лишь думы о будущем родной страны. Некогда единой, Советской.

Доживая последние дни в Минске, напряжённо думал о Москве. Россию и Белоруссию он, полагаю, всегда воспринимал как единое целое. Олег Степаненко верил, что испытанный московский друг Александр Платошкин не подведёт, донесёт его сокровенные раздумья до других, не равнодушных к судьбе наших братских народов.

И в этом не ошибся.

Владимир МУССАЛИТИН,

давний, со школьных лет,

читатель «Правды»,

главный редактор международного

общественно-политического

и литературно-художественного журнала «Форум».

г. Москва.

Просмотров: 314

Другие статьи номера

Планета протестует
На фоне принятия Евросоюзом девятого пакета антироссийских санкций подготовка к Рождеству и новогодним праздникам в западных странах напоминает массовое представление под названием «Бастуют все и всюду!». И это отнюдь не преувеличение, ведь протестуют даже гробовщики: в Шотландии с начала ноября периодически устраивают стачки сотрудники единственной в Соединённом Королевстве фабрики по производству гробов, что создаёт серьёзные проблемы для похоронной индустрии страны.
Кому и почему нелюб СССР?

Если начать ответ на этот вопрос в исторической последовательности, то совершенно очевидно: прежде всего надо назвать белогвардейцев и фашистов.

Для первых создание 100 лет назад Союза республик, приступивших к строительству социализма, стало мощным подтверждением постигшего их поражения.
Зимняя сказка
В преддверии новогодних праздников в Центральном выставочном комплексе «Экспоцентр» прошла выставка-ярмарка народных художественных промыслов (НХП) «Ладья» «Зимняя сказка». На площади более 25000 квадратных метров развернулось настоящее царство красоты: свои творческие работы представили не только организации промыслов, но и индивидуально работающие мастера, а также творческие объединения.
За рулём... Дед Мороз

Яркий костюмированный новогодний автопарад «За рулём Дед Мороз» прошёл в Могилёве. По центру этого города проехали более 70 украшенных автомобилей со сказочными персонажами и новогодними флагами.

Праздничная автоколонна проследовала по ул. Первомайской от площади Ленина до городского парка в Подниколье.
«Следующий год будет для Кубы лучше»
Именно так заявил заместитель премьер-министра и министр экономики и планирования Республики Куба Алехандро Хиль, добавив, что для этого существуют условия. В ходе очередной сессии Национальной ассамблеи народной власти (парламента) 9-го созыва чиновник уточнил перед депутатами, что в стране прогнозируется рост ВВП в районе 3% в 2023 году.
Контрабандой из США

Полиция Доминиканской Республики совместно с таможенниками изъяла на днях пять пистолетов, 13 зарядных устройств, 158 капсул наркотиков, взрывчатые вещества, 31550 долларов и несколько партий марихуаны.

Всё это находилось в коробках и цистернах, поступивших из США, и было замаскировано под предметы первой необходимости, о чём проинформировали власти латиноамериканской страны.
ПУЛЬС ПЛАНЕТЫ
ВАШИНГТОН. Всемирный банк одобрил новый пакет помощи Киеву. На социальные нужды населения Украины выделили 610 млн долларов. Часть средств пойдёт на закупку лекарств, на детские и семейные пособия и на зарплаты госслужащим. Деньги также направят на укрепление первичного медицинского звена. Финансирование заложено в виде кредита Международного банка реконструкции и развития. Долгосрочный заём выдадут под гарантии Великобритании. С 24 февраля Всемирный банк собрал для Украины 18 млрд долларов, причём 15 млрд из общей суммы Киев уже освоил. Ранее страны ЕС утвердили объём помощи Украине на 2023 год в размере 18 млрд евро.
Родители нервничают
В медучреждениях сразу нескольких регионов Румынии, о чём сообщил местный телеканал Digi24, налицо нехватка препаратов для вакцинации новорождённых младенцев, а в некоторых уездных больницах врачи заявляют даже о полном отсутствии стратегических запасов подобных медикаментов.
На улицах городов промышляют преступные группировки

В Финляндии резко выросло число преступлений, совершённых несовершеннолетними, а на улицах городов страны да-же промышляют преступные группировки, сообщают журналисты Пяйви Хаппонен и Сейя Ваахеркумпу.

Министр внутренних дел Криста Микконен обеспокоена резким ростом преступности среди молодёжи.
Под прицелом — Северная Африка

Насколько низко ценится при капитализме жизнь человека, видно на примере Северной Африки. Ливию чужие интересы поставили на грань новой войны, в Тунисе закрепляется авторитарный режим. А вот самостоятельный курс Алжира вызывает растущее давление Запада.

Все статьи номера