Нефтяная война

№139 (31342) 13—14 декабря 2022 года
1 полоса
Автор: Татьяна КУЛИКОВА, экономист.

В понедельник, 5 декабря, вступили в силу санкции западных стран против российского нефтяного экспорта, включающие в себя потолок цен на российскую нефть, перевозимую морским путём. Сработает ли эта мера и к каким последствиям для России и для мира в целом она может привести?

Новые западные санкции, вступившие в силу 5 декабря, касаются российского экспорта нефти морем и включают в себя два типа ограничений. Во-первых, вводится полное эмбарго на экспорт российской нефти в страны Евросоюза. Эта мера была объявлена ещё в шестом пакете санкций, принятом Евросоюзом в начале лета, но дата вступления эмбарго в силу была отложена до 5 декабря. Во-вторых, вводится ограничение максимальной цены российской нефти при экспорте в прочие страны — так называемый потолок цен; сейчас он установлен на уровне 60 долларов за баррель, но будет регулярно пересматриваться.

Подчеркнём ещё раз: эти меры касаются только нефти, перевозимой по морю; трубопроводный экспорт российской нефти под указанные санкции не подпадает. Далее в нашей статье мы не будем это дополнительно оговаривать: затем под российским экспортом нефти всюду будет пониматься только экспорт нефти морскими танкерами.

На данный момент в коалицию по потолку цен (далее: коалиция) вошли все страны Евросоюза, а также все прочие страны «большой семёрки» (G7) и Австралия. Смысл коалиции не в том, чтобы обеспечить самим странам-участницам прямые поставки российской нефти по низким ценам. Все указанные страны с 5 декабря обязались не покупать у России танкерную нефть вообще — ни по какой цене: Евросоюз (кроме Болгарии, для которой сделано временное исключение) прекращает её покупать в результате только что вступившего в силу эмбарго, а остальные страны-участницы (кроме Японии) если когда и покупали российскую нефть, то лишь в незначительных количествах и к настоящему времени уже полностью отказались от этих закупок.

Основная цель коалиции (во всяком случае, цель, декларируемая её участниками как основная; подробнее — ниже) состоит в том, чтобы заставить Россию продавать нефть по низким ценам третьим странам. Они могут присоединиться к потолку цен, а могут и просто воспользоваться моментом и вытребовать у России дополнительные скидки, формально к коалиции не присоединяясь. Всё это, по мысли авторов идеи, должно ограничить российские нефтегазовые доходы и тем самым затруднить финансирование СВО на Украине.

Западные страны, конечно же, не могут напрямую повлиять на цену в контрактах между российскими поставщиками нефти и её покупателями в дружественных странах, однако кое-какие инструменты повлиять косвенно у них имеются. Во-первых, весьма значительная часть мирового флота танкеров, особенно танкеров большого водоизмещения, необходимых для перевозки нефти на дальние расстояния, принадлежит компаниям из западных стран (главным образом Мальте, Греции и Кипру). Во-вторых, почти все страховые компании с достаточно высоким рейтингом, для того чтобы их страховки повсеместно признавались, также зарегистрированы в недружественных странах (в первую очередь в Великобритании). Соглашение предусматривает, что компании из стран-участниц коалиции не будут оказывать услуги по перевозке российской нефти морскими танкерами и услуги по страхованию таких перевозок, если цена нефти в соответствующих контрактах окажется выше установленного потолка.

Идея ограничить экспортную цену российской нефти появилась ещё в начале лета текущего года. Сперва западные страны хотели вообще запретить своим компаниям оказывать услуги по перевозке нефти из России и страхованию таких перевозок. Однако такой запрет привёл бы к выпадению значительной части российской нефти из мирового баланса спроса и предложения, а значит, цена «чёрного золота» на глобальном рынке улетела бы «в стратосферу», что вызвало бы очередной виток разгона инфляции. Поэтому глава минфина США Джанет Йеллен предложила «гениальный» выход: уменьшить доходы России от нефтяного экспорта, не уменьшая его объёмы, а ограничивая цену российской нефти. И вот теперь, после многих месяцев обсуждений и согласований, идея ценового потолка на российскую нефть всё-таки реализована.

Какие последствия для России и для мирового рынка нефти будет иметь эта мера, пока сказать сложно. Прежде всего мы пока не знаем, какие объёмы нефтяного экспорта Россия сможет направлять в дружественные страны в обход западных ограничений.

За последние несколько месяцев наша страна проделала определённую подготовку к введению потолка цен, приняв меры для создания механизмов для экспорта своей нефти в обход указанных ограничений. Это прежде всего закупка танкеров для перевозки нефти: есть сведения (не подтверждённые официально), что Россия уже создала свой «теневой» танкерный флот. Во-всяком случае, начиная с лета этого года в мире резко выросло количество сделок купли-продажи нефтяных танкеров с неназванными покупателями, а цена подержанных танкеров резко взлетела до рекордных уровней.

Кроме того, увеличен капитал Российской национальной перестраховочной компании (РНПК), являющейся дочерней компанией Банка России. Её объявленный капитал вырос с 71 до 300 млрд рублей, и при этом ЦБ объявил, что в случае необходимости он гарантирует увеличение капитала РНПК до 750 млрд рублей.

Напомним, что под термином «перестрахование» понимается ситуация, когда страховая компания частично передаёт перестраховочной компании (или некоторому пулу страховых компаний) свои обязательства по возмещению потенциальных рисков по договорам со своими клиентами и за это платит той определённую сумму денег. Это позволяет распределить риски на более широкий круг страховщиков, тем самым делая возможным страхование рисков, которые были бы слишком велики для каждой отдельной страховой компании.

Одним из основных направлений деятельности РНПК является обеспечение страховой защиты предприятий, попавших под международные санкции: российские страховщики могут передавать ей в перестрахование риски, которые нельзя передавать компаниям недружественных стран. Ответственность перевозчика по транспортировке российской нефти, застрахованная в российских компаниях или компаниях из дружественных стран, тоже может быть перестрахована в РНПК. По сути это означает наличие суверенной гарантии от Российской Федерации по возмещению таких рисков.

Пока мы не можем сказать, какую часть потенциального российского нефтяного экспорта можно будет обеспечить с помощью указанных мер. Мы не знаем, сколько и каких именно танкеров закуплено компаниями из России или из дружественных стран для транспортировки российской нефти. Мы также не знаем, в каких странах будут признаваться страховки танкеров, перестрахованные в РНПК. Так, например, Китай уже заявил, что признавать их не планирует; возможно, это связано с тем, что китайцы хотят обеспечить выгодные контракты своим страховым или перестраховочным компаниям, но доподлинно это пока неизвестно.

Индия вроде бы собирается признавать страховки РНПК, но далеко не факт, что где-то на пути туда (например, при проходе через Суэцкий канал) танкеру не потребуется страховка от «правильной» страховой компании. Также пока не ясно, смогут ли танкеры с российскими страховками, перевозящие российскую нефть, входить в порты нейтральных стран на дозаправку или проходить через те или иные проливы.

С другой стороны, существует множество схем обхода экспортных ограничений; эти схемы уже «обкатаны» на теневом экспорте иранской и венесуэльсой нефти, на который Запад ранее вводил эмбарго. Пока не ясно, насколько эффективно будут работать подобные схемы для обхода потолка цен на российскую нефть или же западные страны всё-таки смогут воспрепятствовать их широкому применению. Вопросов множество, и только практика ближайших нескольких месяцев даст на них ответы.

Поэтому сейчас можно с уверенностью сказать лишь то, что если Россия действительно откажется поставлять свою нефть с соблюдением потолка, то российский нефтяной экспорт должен будет сократиться. Насколько значительным будет это сокращение, мы узнаем через два-три месяца, когда у нас будут ответы на указанные выше вопросы.

Однако основная интрига всей истории с потолком цен не в этом. Она состоит в том, действительно ли Россия, как заявляют наши власти, готова сократить физические объёмы экспорта настолько, чтобы вообще не продавать свою нефть с соблюдением потолка. К сожалению, информация, которую мы получали на минувшей неделе, свидетельствует скорее в пользу того, что российские власти не готовы проявить достаточно твёрдости в этом вопросе. Поясним это подробнее.

На протяжении последних месяцев от российских властей, включая президента, мы получали много громких заявлений о том, что наша страна не подчинится потолку цен, однако пока это только заявления, не имеющие никаких практических последствий. Дело в том, что продавцом нефти является не сама Российская Федерация (в отличие от Советского Союза в России нет монополии на внешнюю торговлю), а российские компании, которые по текущему законодательству вольны продавать свою продукцию по любой цене, которую они согласуют с покупателем.

Между тем у российских нефтяных компаний сейчас есть большой соблазн подчиниться требованиям Запада, поскольку предельная цена установлена на достаточно комфортном для них уровне в 60 долларов за баррель. Это всего на 10% ниже, чем средняя цена нефти Urals по итогам ноября, которая, по данным минфина, составляет 66,5 доллара за баррель. Более того, по сообщениям ценового агентства Argus, в первых числах декабря нефть Urals с отгрузкой в Приморске и Новороссийске стоила 52 доллара за баррель. По-видимому, наши экспортёры пытались сбыть свою продукцию по любой цене в преддверии обещанного властями запрета на соблюдение потолка.

Поэтому для того, чтобы наши компании всё-таки отказались подчиниться ценовому потолку, необходимо внести изменения в законодательство. Однако с момента введения потолка цен уже прошла целая неделя, а обещанного президентского указа на эту тему так и не последовало. Пока он «находится в стадии подготовки». Здесь так и хочется задать вопрос: «Господа, а о чём вы думали все последние полгода?» Дата вступления в силу потолка цен была известна ещё с лета. Почему нельзя было вовремя подготовить ответные действия?

Тем не менее рано или поздно какой-то президентский указ на тему потолка нефтяных цен наши власти всё-таки сочинят — хотя бы ради сохранения лица. В качестве российского «жёсткого ответа» на официальном уровне пока заявлена только одна мера: полный запрет на продажу нефти государствам, которые поддержали ограничение, в том числе продажу им нефти через страны-посредники. Это звучит весьма грозно, однако на самом деле значимых практических последствий эта мера иметь не будет. Как было сказано выше, все страны, присоединившиеся к коалиции (за редкими исключениями), уже и так отказались от закупок российской нефти. Кроме того, непонятно, как российские власти смогут воспрепятствовать продажам нефти в какие-то страны, если эти продажи делаются через цепочку посредников.

Что же касается прочих («условно-дружественных») стран, то они вполне могут начать требовать от России поставки нефти по ценам ниже потолка, формально не присоединяясь к коалиции. Для этого достаточно, например, потребовать «правильную» страховку для танкеров, входящих в их территориальные воды. Будут они так делать или нет, зависит от твёрдости позиции России. Если покупатели увидят, что Россия панически боится любого сокращения объёмов своего экспорта (а сейчас ситуация выглядит именно так), то они попытаются продавить наших экспортёров в вопросе цены, а созданный западными странами механизм ценового потолка будет в этом для них полезным инструментом. Ничего личного, только бизнес.

Таким образом, велик шанс, что обещанный президентский указ окажется такой же профанацией, как и весенний указ о продаже газа за рубли (см. «Замах на рубль — удар на копейку», «Правда», №35, 05.04.2022). То есть Россия, вероятно, примет потолок цен фактически, продолжая жёстко осуждать его на уровне риторики.

Поведение глобальных нефтяных цен на минувшей неделе подтверждает этот тезис. До 5 декабря участники глобального нефтяного рынка по большому счёту верили громким заявлениям со стороны России, так что в котировки нефтяных фьючерсов на глобальном рынке закладывались ожидания роста цен из-за сокращения российского экспорта. Поэтому, даже несмотря на ожидаемую всеми глобальную рецессию, нефтяные котировки оставались на весьма высоких уровнях. В первых числах декабря нефть эталонного сорта Brent торговалась в диапазоне 85,5—87 долларов за баррель. Однако начиная с 5 декабря котировки резко повалились вниз, и сейчас (по состоянию на конец минувшей недели) они находятся на уровне примерно 76 долларов за баррель. Основная причина этого падения состоит в том, что участники рынка теперь ожидают, что Россия потолку цен всё-таки подчинится, а значит, сокращения объёмов российского экспорта не произойдёт.

При таком сценарии долгосрочные последствия и для России, и для мира в целом будут весьма серьёзными. На самом деле ограничение экспортных доходов России — это лишь одна из целей введения потолка цен, а его главная цель — это разработка и обкатка механизма, позволяющего вводить в международной торговле ценовые потолки на любые товары, в первую очередь, конечно, на сырьё.

Механизм работает следующим образом. Западные страны намеренно установили потолок на «комфортном» для России уровне 60 долларов за баррель, чтобы подчинение потолку оказалось более выгодным для России, чем активное противодействие, — по крайней мере, в краткосрочном аспекте.

Ведь надо понимать, что сокращение экспорта для России будет означать сокращение производства нефти. Дело в том, что увеличение объёмов нефтепереработки — сейчас не вариант, поскольку в феврале вступит в силу эмбарго Евросоюза на импорт российских нефтепродуктов, так что в России и без этого увеличения ожидается избыток нефтепродуктов, который ещё надо будет куда-то перенаправлять. А расширение производства пластика — это процесс весьма длительный, и решить проблему избытка нефти на горизонте ближайших месяцев оно также не поможет.

Таким образом, в случае отказа подчиниться потолку цен сокращение объёмов добычи неизбежно, а значит, будут затраты на консервацию скважин, будет падение прибыли нефтяных компаний, потеря рабочих мест, не говоря уже о том, что бюджет недополучит экспортную выручку. Так что неудивительно, что у российских властей не хватает политической воли для реального противодействия введению потолка цен.

Однако если Россия подчинится ценовому потолку, то краткосрочная выгода обернётся стратегическими потерями в долгосрочном аспекте. Дело в том, что предельная цена на российскую нефть будет регулярно (раз в два месяца) пересматриваться: новое значение потолка планируется устанавливать на 5% ниже рыночной цены в предыдущий период. Если потолок соблюдался, то и среднее значение рыночной цены было ниже прежнего предельного значения, а значит, новое предельное значение будет ещё ниже. Таким образом, маленькими шажочками ценовой потолок на российскую нефть будет опускаться, и каждый раз нашим компаниям будет проще и выгоднее чуть-чуть опустить цену, чем сворачивать производство.

Если западным странам удастся отработать такой механизм на «пилотном проекте» с российской нефтью, то потом его можно будет применять и к другим видам сырья, и к другим странам (поводы для объявления санкций всегда найдутся). Этот механизм поможет западным странам в борьбе с разогнавшейся инфляцией, и сделано это будет за счёт стран-поставщиков природных ресурсов, в первую очередь за счёт России. Эта цель не афишируется, но особо и не скрывается. Так, в недавнем выступлении глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен заявила, что введение потолка цен на российскую нефть «также поможет нам стабилизировать мировые цены на энергоносители, что принесёт пользу странам по всему миру, которые в настоящее время сталкиваются с высокими ценами на нефть».

Кстати, в руководстве ОПЕК+ все это прекрасно понимают; они знают, что в случае успеха нынешнего антироссийского «пилотного проекта» их страны могут оказаться следующими кандидатами на введение потолка цен. Именно поэтому ОПЕК+ категорически отказалась увеличивать квоты на добычу нефти для замещения выпадающего российского экспорта.

Так что если Россия откажется подчиниться потолку и, соответственно, сократит свой нефтяной экспорт, то мировые цены на нефть вырастут (хотя грядущая мировая рецессия не позволит им вырасти слишком сильно). Значит, вырастут и наши доходы от трубопроводного экспорта, а также от сохранившейся части экспорта морским путём в «дружественные» страны. Так что в итоге потери российского бюджета вряд ли будут такими уж катастрофическими. А вот для Запада такой сценарий будет крайне тяжёлым, поэтому велик шанс, что западные страны в таком случае довольно быстро откажутся от идеи ценового потолка.

Итак, резюмируем сказанное. Несмотря на то, что сейчас предельная цена на российскую нефть установлена западными странами на достаточно комфортном для наших нефтяных компаний и для федерального бюджета уровне, соблюдение потолка приведёт к кардинальному изменению правил игры в мировой торговле и, соответственно, к огромным потерям России в стратегической перспективе. Чтобы этого не допустить, российские власти должны уже сейчас принять реальные (а не декларативные) меры для того, чтобы российские экспортёры не подчинились ценовому потолку. Это приведёт к необходимости сокращения производства нефти со всеми вытекающими отсюда негативными последствиями, однако на это следует пойти, чтобы избежать ещё более серьёзных негативных последствий в будущем.

Просмотров: 420

Другие статьи номера

С чем аграриям в поле выходить
Семеноводы Воронежской и Ивановской областей сформировали запасы для проведения посевной кампании весной 2023 года. Для нужд местных растениеводов материала должно хватить. Но чтобы обеспечить семенной суверенитет страны, необходимо развивать государственно-частное партнёрство в сфере селекции и семеноводства, а также увеличивать её финансирование.
Стоит ли инвестировать в рекорды?
Российские фермеры жалуются на низкие закупочные цены, на отсутствие возможности экспорта из-за скрытых санкций против поставок российского зерна и подорожание удобрений, сельхозтехники и горюче-смазочных материалов. А министр сельского хозяйства объявил, что экспортная пошлина на зерно снята не будет.
Молочную отрасль ждёт удар
Дело в том, что, по данным Росстата, по сравнению с 2021 годом в нынешнем году цены на молочную продукцию заметно увеличились: пастеризованное молоко подорожало на 24%, ультрапастеризованное — на 36%, кисломолочные продукты — на 22%, сливочное масло — на 26%, творог и сметана — на 20%, сливки — на 37%. Поэтому немудрено, что в 2023 году российский молочный рынок будет испытывать серьёзные потрясения.
Возрождение села — трудная задача

Решить её способен социализм

Очень важный вопрос был рассмотрен на последнем пленуме ЦК КПРФ. 100-летие образования Советского Союза — это не только наша гордость за героическое прошлое, но и наше знамя в борьбе за социалистическое будущее.

Глоток исторической правды
Чем дальше в прошлое уходит Советский Союз, тем отчётливее грандиозность его достижений. Об этом говорилось на открытии выставки, посвящённой 100-летию образования СССР. Она проходит в Бишкеке и привлекает внимание горожан разных поколений.
Рыбьи головы разбирают быстро
Даже весьма обеспеченные британцы ощутили кризис стоимости жизни. Согласно новому докладу, подготовленному сетью британских супермаркетов Waitrose & Partners, продажи рыбьих голов, ранее обычно использовавшихся для приготовления карри и куда реже — бульонов, выросли на 34%, а число покупателей, которые теперь кладут консервы Spam в свои тележки, увеличилось на 36%, пишет в газете «Таймс» журналистка Эмма Таггарт.
Каждый третий на учения не явился

Эстония поэтапно к 2026 году намерена увеличить квоту ежегодного призыва в Силы обороны. Соответствующее постановление подписал министр обороны Ханно Певкур, информирует Rubaltic.Ru .

Согласно документу, число призывников возрастёт до 3800 человек в 2024 году и до 4000 — в 2026-м.

ПУЛЬС ПЛАНЕТЫ
КОСОВСКА-МИТРОВИЦА. Школы на севере Косова, функционирующие в сербской системе образования, закрылись из-за обострения обстановки в крае. В Сети появилась видеозапись, на которой видно, как колонна военной техники из Сербии движется в направлении косовских территорий.
«Дело» братьев Кононовичей
3 марта в Киеве спецназовцами СБУ были арестованы и заключены под стражу зампредседателя Антифашистского комитета Украины, первый секретарь ЦК ЛКСМУ Михаил Кононович и его брат Александр — тоже молодой инициативный коммунист, возглавлявший общественное объединение белорусов, проживающих на Украине.
Судьба человека — судьба страны
С начала года Белорусский государственный музей истории Великой Отечественной войны в Минске посетили около 400 тысяч человек. Об этом рассказала в пресс-центре БЕЛТА заведующая отделом научно-просветительской работы музея Екатерина Котловская.
Все статьи номера