Долгий путь домой

Долгий путь домой

№102 (31305) 15 сентября 2022 года
4 полоса
Автор: Владимир ЕГОРЫЧЕВ, кандидат исторических наук, член Союза писателей Беларуси.

17 сентября, отмечаемое в Белоруссии как День народного единства, — дата не случайная. В этот день в 1939 году началось воссоединение Западной и Восточной Белоруссии. Это был акт исторической справедливости в отношении белорусского народа, разделённого против его воли в 1921 году по условиям Рижского мирного договора. Затем почти 20 лет половина нашей республики с населением почти четыре миллиона человек находилась в юрисдикции польского государства и сполна изведала все тяготы полонизации, языкового и религиозного гнёта. Восстановленное единство позволило Белоруссии выстоять в Великой Отечественной войне, занять, как писал Янка Купала, «своё почётное место среди народов» и стать одним из соучредителей ООН.

Свидетельствует история

У каждого из нас есть родной язык и земля, культура и история. И если ощущение этого единства растворяется, то мирное существование людей становится зыбким. Именно знание истории делает жизнь человека осознанной. Именно история тысячекратно подтверждала истину: без прошлого нет будущего. Правда, многие годы в нашей стране освободительный поход Красной Армии старались широко не афишировать: не хотелось портить отношения с соседкой. В польско-белорусской дипломатии наша сторона долгое время придерживалась позиции: «Кто старое помянет…» Однако не по нашей инициативе трактовка событий осени 1939-го стала разительно отличаться.

Мы живём в реальном мире, и в нём национальные интересы на первом плане. С позиции национальных интересов и следует приветствовать воссоединение белорусов в одну семью, а не бросать камень в сторону тех, кто приближал день 17 сентября 1939 года. Не будем забывать, что проблема Западной Белоруссии появилась в 1921-м, когда по воле государств Антанты её территория была передана Польше до «линии Керзона».

Что касается оценки роли СССР в воссоединении белорусов, то картина становится более понятной, если, кроме общего характера эпохи, мы примем во внимание и другие факторы. Уже 14 сентября 1939 года Брест был окружён фашистами. 15 сентября пал Белосток. Из Берлина в Москву была направлена депеша с угрозой, что если СССР не начнёт военные действия против Польши (после начала войны против Польши в Берлине стали истолковывать подписанный 23 августа 1939 года советско-германский договор о ненападении как пакт о союзе двух стран против Польши), то немцы прекратят наступление и образуют на восточных землях три буферных государства: польское, западнобелорусское и западноукраинское. Осуществление этих планов привело бы к тому, что белорусский народ, скорее всего, уничтожался бы по частям, не исключая братоубийственной войны между собой и однозначно — с СССР.

9 сентября в беседе с послом Германии В. фон дер Шуленбургом народный комиссар иностранных дел СССР В.М. Молотов сообщил, что «Советское правительство было застигнуто совершенно врасплох неожиданно быстрыми германскими военными успехами» и Красная Армия не готова к выступлению. (К этому времени польское правительство уже перемещалось из Люблина в Румынию, а верховный главнокомандующий Э. Рыдз-Смиглы находился во Владимире-Волынском. — В.Е.) В ответ на призыв Шуленбурга обеспечить «быстрые действия Красной Армии» Молотов повторил, что «уже было мобилизовано более трёх миллионов человек», но потребуется «ещё две-три недели для приготовлений». (См. более подробно: «Правда», 19—22 сентября 2014 года)

Налицо дистанцирование Советского правительства от рейха, а не страстное желание «ударить в спину» Польше. Показательно, что ни одна из крупных держав не восприняла освободительный поход Красной Армии как войну против «гиены Европы». Иначе Англия и Франция объявили бы войну против СССР как союзника Германии. Подчёркивая правомерность похода «Советов», У. Черчилль без всяких экивоков констатировал: «Для защиты России от немецкой угрозы явно необходимо было, чтобы русская армия стояла на этой линии» (линии Керзона. — В.Е.). А видный английский политический деятель Д. Ллойд Джордж в своём письме польскому послу в Лондон 27 сентября 1939 года отмечал: «Русские армии заняли территории, которые не являются польскими и которые были силой захвачены Польшей после Первой мировой войны… Было бы актом преступного безумия поставить русское продвижение на одну доску с продвижением немцев».

Но некоторые историки утверждают, что в сентябре 1939-го лишь произошла замена польского угнетения советским. Здесь явно проглядывают патологическое отрицание всего, что связано с социализмом, и странная любовь к своему народу, которому, оказывается, «полезнее» быть разорванным на части. Вот что писали авторы (кстати, доктора исторических наук) учебного пособия для 10—11-х классов средней школы «История Беларуси. XX столетие», изданного в 1993 году. После утверждений о том, что СССР и Германия поделили Польшу, читаем: «Это решение (имеется в виду приказ Красной Армии перейти польскую границу. — В.Е.), несмотря на захватнические цели правящих кругов как Москвы, так и Берлина, с одобрением было встречено советскими людьми». Вот такие каламбуры, далёкие от правды истории.

Подобным авторам можно ответить словами Василия Петровича Ласковича, человека героической судьбы, борца за народное счастье в Западной Белоруссии, который за это пять лет просидел в тюрьмах во время польской власти: «Красную Армию оккупантами не называл никто. В Белоруссии этого ужасного обвинения не то что прозвучать, а даже и в мыслях у людей промелькнуть не может. Оккупанты же не дают землю, не открывают школы, оккупанта простой крестьянин не встретит словами облегчения: «Идут наши!»

Справедливости ради, нельзя не сказать и о том, что были среди белорусов и те, кто стоял на антисоветских позициях. Они в сентябре 1939 года пытались даже создать Западно-Белорусскую Республику (ЗБР). Было уже сформировано теневое правительство, которое возглавил В. Вир (Пинский). В состав последнего также входили: ксёндз Адам Станкевич (министр религиозных дел), бывший «президент» БНР (Белорусская Народная Республика, провозглашённая 25 марта 1918 года и просуществовавшая до 3 декабря 1918 года, когда Минск был занят РККА; официально ликвидирована в 1925 году на Всебелорусской политической конференции в Берлине. — Ред.) Роман Скирмунт (министр иностранных дел), Ю. Стасевич и другие. Командующим вооружёнными силами был назначен И. Тарасюк, его заместителем атаман Хоревский. Но их планам не суждено было сбыться. Помешала, видите ли, «большевистская оккупация» 1939-го…

Однако, как пишет некто Сергей Ёрш в статье «Крах «Белой» республики», опубликованной в газете «Свободные новости» (№17 за 1994 год), «уцелевшие от репрессий белорусские патриоты, не потерявшие веры в идеалы БНР», атаманы Хоревский и Перегуд действовали на Полесье до конца 1945 года, когда их отряды перешли в Польшу, а затем и в Западную Германию». На чужбине «змагары» (борцы) и завершили свой жизненный путь. Что было, то было. Пусть каждый подумает об их «вкладе» в дело «освободительной» борьбы белорусского народа за лучшее будущее»…

В «восточных кресах»

После присоединения Западной Белоруссии к Польше экономика восстанавливалась медленно, новые предприятия почти не строились. Подавляющее большинство промышленных предприятий Западной Белорусии были мелкими. Единственной отраслью промышленности края, которая получила развитие, была деревообрабатывающая, что привело к безудержной эксплуатации лесных богатств иностранными монополиями. С 1921 по 1936 год площадь лесов края уменьшилась на 400 тыс. га.

Экономическое положение рабочих Западной Белоруссии было хуже, чем в центральных и западных воеводствах Польши. Постоянным спутником промышленного развития была хроническая безработица. Крестьяне страдали от малоземелья и безземелья, налогового гнёта и чиновничьего самовольства. На основе закона «О наделении землёй солдат польской армии» (декабрь 1920 года) началось заселение западнобелорусских земель военными колонистами — бывшими офицерами и унтер-офицерами польской армии, так называемыми «осадниками».

Уже к концу 1924 года в Западной Белоруссии их насчитывалось свыше 5 тысяч. Они являлись политической опорой польской власти на белорусских землях. В то же время белорусы вынуждены были уезжать в США, Канаду, страны Латинской Америки. С 1921 по 1939 год Западную Белоруссию покинули около 130 тысяч человек.

Хотя отдельным пунктом Рижского мирного договора польское правительство гарантировало соблюдение прав и свобод белорусского и украинского населения, на деле Варшава практически сразу взяла курс на жёсткую полонизацию и окатоличивание непольских народов. Характерную оценку политике Польши в отношении белорусов в 1921 году дало даже правительство БНР, деятелей которого трудно заподозрить в просоветских или «промосковских» настроениях. Однако и оно в письме Патриарху Московскому и всея Руси Тихону констатировало: «Всем белорусам в польской дельнице грозит национальная смерть».

Высокомерное отношение «ясновельможных панов» испытали на себе и белорусские националисты. Те из них, кто не был готов к слиянию с польской нацией, клеймились «москалями». «Отношение к белорусам со стороны многих начальников и определённой части общественности очень пренебрежительное, — отмечали виленские «Белорусские ведомости» 10 октября 1921 года. — Нас считают то москалями, то большевиками, то вообще людьми второго сорта. Беларусь, частично попавшая под власть Польши, поделена на провинции-воеводства, и не видно, чтобы в этих воеводствах проводилась политика по принципу, объявленному в первые дни польского господства в нашем крае: равные с равными, вольные с вольными».

«Катехизис польского ребёнка»

Этот «учебник» для детей был написан поэтом Владиславом Белзой в 1900 году. На вопрос учителя: «Кто ты?» — ученики вне зависимости от национальной принадлежности должны были отвечать: «Маленький поляк». И далее, как во время переклички на стадионе, следовал заученный диалог: «Каков твой символ? — «Белый орёл» — «Где ты живёшь?» — «Среди своих» — «В какой стране?» — «На польской земле».

Однако равенства такого и быть не могло. Известна секретная докладная записка белостокского воеводы Генрика Осташевского главе МВД Польши от 23 июня 1939 года с говорящим названием «Проблемы укрепления польского господствующего положения в Белостокском воеводстве». Полагаясь на гриф секретности, воевода был вполне откровенен:

«Выражаясь кратко, наше отношение к белорусам может быть определено так: мы желаем одного и настойчиво требуем, чтобы это национальное меньшинство думало по-польски, ничего взамен не давать и ничего не делать в ином направлении. В настоящее время белорусов ещё можно ассимилировать в единое русло польской культуры. Тем не менее в этом направлении у нас почти ничего не сделано. А если и делается, то очень мало. Рано или поздно белорусское население подлежит полонизации. Они представляют собой пассивную массу без широкого народного сознания, без собственных государственных традиций. Желательно, однако, этот процесс ускорить, иначе могут возникнуть различные недоразумения, мы должны одолеть древнюю белорусскую культуру».

Высказывался на эту тему и виленский воевода Ботяньски: «Максимальная цель — это национальная ассимиляция местного элемента (белорусского), который сам себя называет «здешними». Дискутируя на тему методов, ведущих к ассимиляции, необходимо принять во внимание, что любая огласка на эту тему может быть вредной, надо действовать спокойно, но последовательно. Местная масса национально не осознаёт себя… Местные земли очень отличаются от других. Они не являются польскими. Следовательно, их обязательно надо сделать польскими».

Белорусская часть населения «восточных кресов» за два десятка лет пребывания в составе Польши практически полностью лишилась национальной интеллигенции.

В 1930-е годы в Полесском воеводстве (примерно нынешняя Брестская область) среди интеллигенции насчитывалось не более 3 процентов белорусов, и доля их неумолимо приближалась к нулю… В результате если в БССР был сформирован слой белорусской гуманитарной и технической интеллигенции, то в «восточных кресах» доминирующее положение в интеллектуальной элите занимали поляки. Если в БССР была фактически ликвидирована неграмотность, то в Западной Белоруссии по состоянию на 1931 год 43 процента жителей старше 10 лет были неграмотными. К сентябрю 1939-го на 100 квадратных километров в Виленском и Новогрудском воеводствах приходилось 5,4 школы, в Полесском — 3,4, в то время как средний показатель по Польше составлял 7,3.

В результате целенаправленной политики польских властей к 1934/35 учебному году осталось только 16 белорусско-язычных школ, а к 1938/39 учебному году все без исключения они были переведены на польский язык.

По сути, закрытым для западных белорусов было и высшее образование. В 1938/39 учебном году во всей Польше насчитывалось всего 218 студентов-белорусов. Среди учащихся Виленского университета количество белорусов в 1930—1936 годах составляло не более 1—2 процентов, а вот доля поляков в 1937/38 учебном году составляла 72,6 процента (там же). Особенно и не скрывалось, что проводится политика целенаправленного уничтожения белорусской нации.

Народная борьба

Белорусы не смирились с национальным и социальным угнетением. В октябре 1923 года была создана Коммунистическая партия Западной Белоруссии (КПЗБ). Это был авангард революционных масс. Компартия выступала за целостность белорусской земли, защищала родной язык, историю, национальную культуру и самобытность своего народа. Партия призывала к самоопределению Западной Белоруссии, вплоть до отделения её от Польши, в защиту СССР. КПЗБ входила составной частью в Коммунистическую партию Польши, признававшую за Западной Белоруссией и Западной Украиной право на самоопределение, вплоть до отделения от Польши и воссоединения с советскими республиками.

Полиция и дефензива (контрразведка) жестоко расправлялись с коммунистами. Их бросали в тюрьмы, пытали, заключали в концентрационный лагерь, созданный пилсудчиками в Берёзе-Картузской. Наряду с террором полиция применяла против Компартии такой гнусный метод, как провокация. КПЗБ всегда вела беспощадную борьбу с методами провокации и террора. В 1936 году в результате провокации агента дефензивы Стрельчука, которому удалось пролезть на руководящую должность в ЦК Коммунистического союза молодёжи Западной Белоруссии (КСМЗБ), был арестован и предстал перед фашистским судом в Вильно ряд активных коммунистов и комсомольцев.

27 января 1936 года, когда провокатор Стрельчук в качестве свидетеля давал перед судом гнусные показания на арестованных, в зал заседания суда прошёл молодой коммунист, инструктор ЦК КСМЗБ С.О. Притыцкий. Выполняя решение партии об уничтожении провокатора, он выстрелом в упор тяжело ранил Стрельчука и, воспользовавшись наступившей в зале суда растерянностью, бежал. Но полиция начала преследование и открыла по нему огонь. С.О. Притыцкий получил несколько тяжёлых ранений и был схвачен. После выздоровления отважный борец за дело народа предстал перед фашистским судом, который вынес ему смертный приговор.

По призыву Коммунистической партии в Западной Белоруссии поднялась мощная волна движения в защиту С.О. Притыцкого. В городах и деревнях Западной Белоруссии и всей Польши проходили забастовки, митинги, собрания. Резолюции гневного протеста шли в Польшу также и из-за границы. И польское правительство было вынуждено заменить смертную казнь пожизненным тюремным заключением. Жизнь героя была спасена, под фамилией Метельский образ Притыцкого показан в фильме «Красные листья». Ни суровые приговоры, ни террор, ни провокации не могли сломить волю коммунистов к революционной борьбе.

Несмотря на тяжёлые условия подполья, КПЗБ росла и крепла организационно, добивалась новых успехов в сплочении трудящихся вокруг партийных организаций. Если к моменту образования КПЗБ в коммунистических организациях на территории Западной Белоруссии было около 500 членов, то к началу 1930-х годов их уже насчитывалось около 4 тысяч. Кроме того, в тюрьмах томилось более 3 тысяч членов КПЗБ. Таким образом, число членов Компартии Западной Белоруссии составляло более 7 тысяч человек.

В составе КПЗБ постоянно действовало 6 окружных комитетов (Белостокский, Брестский, Гродненский, Виленский, Слонимско-Барановичский и Пинский), более 50 районных и несколько городских комитетов партии. Возглавлял КПЗБ её Центральный Комитет, в состав которого в разные периоды входили Л.Н. Аронштам, М.А. Блинчиков, Ю. Брун, С. Будзинский, Р.Д. Вольф, Г. Дуа, С.Н. Малько, А.А. Ольшевский, Н.С. Ольшевский, Н.С. Орехво, Ф.Б. Пиришко, Л.И. Родзевич, А.М. Розеншайн, И.Ф. Семеников, Ш.Я. Шварц, Е.И. Шоломов, Л.М. Янковская и другие. За время существования КПЗБ состоялись её три конференции и два съезда. Периодически проходили пленумы ЦК КПЗБ.

Компартия Западной Белоруссии издавала и широко распространяла среди трудящихся нелегальную революционную литературу. Центральным органом КПЗБ являлась газета «Чырвоны сцяг». В конце 1924 года начал выходить теоретический журнал ЦК КПЗБ «Бальшавік» («Большевик»). Выходила газета на польском языке «До вальки» («К борьбе») и другие. Большой популярностью у трудящихся пользовались брошюры, листовки и воззвания, издававшиеся ЦК КПЗБ на белорусском, русском, литовском, польском и еврейском языках.

Боевым помощником КПЗБ являлся Коммунистический союз молодёжи Западной Белоруссии, созданный в январе 1924 года на І конференции КСМЗБ.

К началу 1930-х годов в рядах западнобелорусского комсомола насчитывалось около 3 тысяч членов. Центральный Комитет КСМЗБ нелегально издавал газеты «Молодой коммунист», «Голос молодёжи», выпускал листовки, воззвания. Наиболее известными руководящими работниками КСМЗБ были В.З. Хоружая, С.О. Притыцкий, Н.Н. Дворников, Н.П. Масловский, В.П. Ласкович, А.И. Федосюк, Н.И. Андроюк, М.С. Майский, С.Г. Анисов, И.В. Малец и другие.

КПЗБ беспощадно разоблачала такие буржуазно-националистические организации, как «Белорусская христианская демократия» во главе с ксёндзами А. Станкевичем, В. Годлевским, И. Позняком, выпускавшую газету «Белорусская криница»; «Белорусский селянский союз», руководимый В. Рогулей и Ф. Яремичем, издававший газету «Селянская нива»; так называемый Центральный союз культурных и хозяйственных организаций, возглавлявшийся А. Луцкевичем и Р. Островским, издававший газету «Вперёд», которые разжигали национализм, вели яростную антисоветскую, антикоммунистическую пропаганду. Борясь совместно с польскими коммунистами против угнетателей, члены КПЗБ разъясняли рабочим и крестьянам сущность соглашательской политики реакционной верхушки Польской социалистической партии (ППС), а также буржуазного национализма Бунда и других мелкобуржуазных националистических партий.

В начале 1924 года прекратила свою деятельность Белорусская социал-демократическая партия (БСДП), а в июне заявила о роспуске Партия белорусских эсеров (ПБСР), признав БССР и проведённые в ней преобразования. Революционно настроенные члены её вступили в КПЗБ.

По инициативе ЦК КПЗБ в 1925 году была создана массовая легальная революционная организация — Белорусская крестьянско-рабочая Грамада (БКРГ). В начале 1927 года около двух тысяч первичных организаций (кружков) Грамады объединяли в своих рядах 117 тысяч человек. Наиболее видными руководителями Грамады были депутаты Польского сейма Б. Тарашкевич, С. Рак-Михайловский, П. Метла и П. Волошин.

Коммунисты Западной Белоруссии сумели разоблачить и изолировать в Грамаде буржуазных националистов и направить эту массовую революционную организацию на путь борьбы против эксплуататоров. Благодаря этому БКРГ всё более усиливала своё влияние среди трудящихся, особенно в деревне, содействовала объединению разрозненных стихийных крестьянских выступлений в единый фронт революционной борьбы. Фашистская клика Пилсудского ответила на это усилением репрессий, а в начале 1927 года разгромила организацию, бросила в тюрьмы её руководителей и сотни активистов из рабочих и крестьян.

КПЗБ организовала широкое движение протеста в защиту Грамады. В Западной Белоруссии прокатилась мощная волна революционных выступлений. Так, в Коссове на Полесье 3 февраля 1927 года несколько тысяч рабочих и крестьян вышли на демонстрацию против кровавой расправы с Грамадой. Полиция вместе с вооружёнными бандами осадников открыла огонь по безоружным демонстрантам, в результате чего 6 человек было убито, много ранено.

Разгром польской буржуазией Белорусской крестьянско-рабочей Грамады вызвал гневный протест и возмущение народов Советского Союза. Против разгрома Грамады решительно выступили прогрессивные организации Чехословакии, Франции, Канады и других стран.

Просмотров: 195

Другие статьи номера

В центре плана — инновации

Китайские власти опубликовали план действий по повышению научно-технического и инновационного потенциала предприятий.

Совместно выпущенный министерством науки и технологий и министерством финансов план на 2022—2023 годы предусматривает меры поддержки по 10 направлениям, включая создание механизма регулярного участия предприятий в принятии решений в сфере научно-технических инноваций.

Авиаторам подрезали крылья
Жителей Молдавии возмутил лицемерный фарс вокруг государственной авиакомпании Air Moldova, устроенный европейскими структурами и их молдавскими марионетками, когда она сообщила, что с 1 октября, по многочисленным запросам соотечественников, собирается возобновить полёты в Москву, приостановленные в конце февраля после начала специальной военной операции на Украине.
Укрепляются братские связи
Во время недавней встречи в Гаване заведующего идеологическим отделом ЦК Компартии Кубы Рохелио Поланко с членом ЦК Компартии Вьетнама, первым заместителем председателя ЦК Компартии Вьетнама, членом комиссии по образованию и пропаганде Лай Сюань Моном было подтверждено стремление к укреплению существующих братских отношений между обеими организациями и странами.
Турфирма разорилась

Одна из крупнейших в Восточной Европе туристических фирм — Soley Tour — объявила о своей неплатёжеспособности, о чём сообщил бухарестский интернет-сайт News.ro.

Эта румынско-турецкая компания имела отделения в 35 странах мира. Ежегодный оборот её исчислялся сотнями миллионов долларов.

Всё больше банкротств
В Литве с начала года чуть ли не вдвое увеличилось количество предприятий, начавших процедуру банкротства. Об этом заявили в Департаменте статистики республики, информирует интернет-портал RuBaltic.RU со ссылкой на Delfi.lt.
Бесплатное образование — по-настоящему!
Своим законопроектом 105 депутатов левого блока Новый народный экологический и социальный союз (Nupes) хотят «гарантировать равный доступ и условия обучения всем учащимся», включая бесплатные столовые, транспорт, снабжение учебными пособиями, экскурсии, прогулки, а также спортивные секции.
Авторы и жертвы либерального поветрия
Власти Туркмении постановили форсировать переход к «свободным рыночным отношениям» и пересмотреть систему госрегулирования цен. Решение стало закономерным этапом либерализации экономики, бьющей по интересам трудящихся.
ПУЛЬС ПЛАНЕТЫ
НУР-СУЛТАН. Фракция правящей казахстанской партии «Аманат» в мажилисе (нижняя палата парламента) поддержала инициативу о введении семилетнего президентского срока на будущих выборах. Одновременно пресс-секретарь лидера Казахстана Руслан Желдибай сообщил, что предложение депутатов о возвращении столице республики Нур-Султану предыдущего названия Астана включено в проект поправок в Конституцию с согласия главы государства Касым-Жомарта Токаева.
Изучая экзопланеты с «бурной» молодостью
Космический телескоп «Джеймс Уэбб» (орбитальная инфракрасная лаборатория), который уже успел прославиться своими завораживающими снимками космоса, снова это сделал: он впервые зафиксировал чёткие свидетельства присутствия диоксида углерода в атмосфере планеты, находящейся за пределами Солнечной системы.
Торжествует система фальсификаций и подтасовок
Завершились выборы представительных органов местного самоуправления в Москве, результат которых подтвердил сокрушительный погром процедуры выборного законодательства, начиная с регистрации кандидатов в депутаты Советов депутатов муниципальных образований и заканчивая трёхдневным голосованием.
Все статьи номера