Главная  >  Номера газеты  >  №97 (30448) 2—5 сентября 2016 года  >  Кто не работает, тот не ест

Кто не работает, тот не ест

№97 (30448) 2—5 сентября 2016 года
4 полоса
Автор: Виктор ТРУШКОВ.

Документы, о которых идёт речь в этом цикле статей, были отправлены в архив почти 70 лет назад. Но не потому, что утратили актуальность. Вот уж тот случай, когда уверенно можно говорить о решающей роли субъективного фактора. Смерть А.А. Жданова (хотя, конечно, не только она) сыграла решающую роль в том, что в архиве оказался «проект новой программы ВКП(б) в последней редакции». Считая, что этот документ и сегодня представляет интерес, а то и политическую актуальность, «Правда» решила полностью опубликовать его текст с комментариями, а также основные вехи его создания. Эту публикацию редакция посвящает 100-летию Великой Октябрьской социалистической революции. Публикации этого цикла выходят в пятничных номерах.

Труд остаётся обязанностью

Сегодня «Правда» начинает знакомить читателей со второй частью последней редакции проекта программы ВКП(б) 1947 года. Если первая часть в постановлении Политбюро ЦК ВКП(б) от 15 июля 1947 года была названа общей, то вторая — политически-практической. (Ф. 17. Оп. 3. Д. 1066. Л.12). Её связь с практикой в том, что здесь определены политические задачи партии (а значит, и всего советского общества) на ближайшие 20—30 лет. В отличие от второй программы партии, принятой VIII съездом РКП(б), здесь чётко определён рубеж, к которому большевистская партия обязывалась вести страну, — коммунизм. При этом в документе были достаточно чётко даны общие очертания общества, к которому партия прокладывала маршрут:

«Коммунизм — это такое общество: а) где на основе роста производства достигнуто изобилие продуктов и господствует равная обязанность всех трудиться по своим способностям и равное право всех трудящихся получать за это по их потребностям, а все труженики общества являются людьми, ведущими вполне зажиточную и культурную жизнь; б) где всё народное хозяйство базируется на общественной собственности на средства производства, оснащено высокоразвитой техникой и управляется по единому плану; в) где нет классов и классовых различий, а все работники индустрии, сельского хозяйства и других отраслей общественной деятельности являются тружениками единого бесклассового общества; г) где на основе огромного повышения технической базы сельского хозяйства и подъёма культурного уровня деревни до уровня передового города ликвидирована противоположность между городом и деревней; д) где на основе роста квалификации, профессионального мастерства и культурного уровня работников индустрии и сельского хозяйства ликвидирована противоположность между физическим и умственным трудом; е) где созданы все условия для удовлетворения непрерывно растущих материальных и духовных потребностей людей и всестороннего развития их способностей и дарований» (выделено мной. — В.Т.; Ф. 629. Оп. 1. Д. 128. Л. 33).

Честно говоря, в политических документах, в научной и научно-популярной (в том числе пропагандистской) литературе такого образа коммунизма видеть не доводилось. Тем более он не совпадает с «официальным» определением коммунизма, данным в третьей Программе партии, принятой XXII съездом КПСС. Есть смысл привести здесь это определение, чтобы читатель мог сам сопоставить фактически две несовпадающие концепции коммунизма:

«Коммунизм — это бесклассовый общественный строй с единой общенародной собственностью на средства производства, полным социальным равенством всех членов общества, где вместе с всесторонним развитием людей вырастут и производительные силы на основе постоянно развивающейся науки и техники, все источники общественного богатства польются полным потоком и осуществится великий принцип «от каждого — по способностям, каждому — по потребностям». Коммунизм — это высокоорганизованное общество свободных и сознательных тружеников, в котором утвердится общественное самоуправление, труд на благо общества станет для всех первой жизненной потребностью, осознанной необходимостью, способности каждого будут применяться с наибольшей пользой для народа» (выделено в тексте Программы КПСС. — В.Т.; XXII съезд Коммунистической партии Советского Союза. 17—31 октября 1961 года. Стенографический отчёт. Т. III. М.: Политиздат. 1962. С. 274).

Надо признать, что такое толкование является традиционным; оно, например, мало отличается от характеристики коммунизма М. Митиным и П. Юдиным в их проекте третьей программы партии, представленном в ЦК ВКП(б) в октябре 1938 года. (Ф. 17. Оп. 125. Ед. хр. 476. Л. 23).

Между тем отличия проекта программы 1947 года и документа, принятого в 1961 году, серьёзные и принципиальные. Во-первых, они касаются отношения к труду. В последней редакции сталинско-ждановского проекта программы труд определён как условие и обязанность каждого гражданина не только при социализме, но и при коммунизме. Логика такого новаторства суровая и жизненная: 20—30 лет недостаточно, чтобы труд стал первой жизненной потребностью каждого советского человека. Эти два-три десятилетия должны стать периодом непременного формирования этой потребности. И решить грандиозную социальную и гуманистическую задачу легче и продуктивнее при соблюдении пролетарского принципа: кто не работает, тот не ест.

Представляется, что это новаторское уточнение марксистско-ленинского взгляда на коммунизм заслуживает всяческой поддержки. Во-первых, оно начисто разрушает обывательское представление о коммунизме как обществе праздных людей. Во-вторых, оно соответствует классическому представлению трудящихся о том, что они возводят общество, соответствующее их социальным и классовым нормам, то есть они строят общество трудящихся для трудящихся. Только такое общество заслуживает быть их идеалом. Ещё в годы Гражданской войны известный поэт-правдист Демьян Бедный писал: «Кто коммунист, тот истинный работник. Кто не работник, тот не коммунист». В-третьих, в последней редакции программы ВКП(б) 1947 года абсолютно точно определено основное средство возведения коммунистического общества — труд и только труд. Причём труд всех и каждого.

Думается, такое уточнение представления о строительстве социализма-коммунизма современным коммунистам надо обязательно взять на вооружение.

Без шапкозакидательства

В определении коммунизма, содержавшемся в последней редакции проекта программы ВКП(б) 1947 года, есть ещё одно новое слово. В документе условием коммунизма называется не преодоление различий между физическим и умственным трудом и между городом и деревней, а только ликвидация противоположности между ними. Эта задача была фактически решена, пожалуй, в конце 1940-х. Ведь чтобы ликвидировать противоположность между физическим и умственным трудом, достаточно уничтожить эксплуатацию человека человеком, устранить из общества эксплуататорские классы, что и означает: работники умственного труда перестают выступать эксплуататорами работников преимущественно физического труда. То же самое касается и противоположности между городом и деревней. В послевоенные 1940-е город перестал эксплуатировать деревню, так как там и тут не осталось эксплуататорских классов.

Использованная в сталинско-ждановском проекте программы партии формулировка в принципе не противоречит марксистско-ленинской теории, и в предыдущей публикации о проекте программы ВКП(б) мы приводили слова В.И. Ленина из его подготовительных материалов «Марксизм о государстве», предварявших написание работы «Государство и революция». Там есть прямое указание вождя Великого Октября о том, что различия между физическим и умственным трудом будут преодолены уже при высшей фазе коммунистической формации.

Нетрадиционный подход авторов проекта программы ВКП(б) 1947 года имеет достаточно солидное обоснование, так как опирается на классиков марксизма-ленинизма. Во-первых, ещё К. Маркс указывал на зависимость зрелости высшей фазы коммунизма от материального развития общества. С одной стороны, «коллективный человек, ассоциированные производители рационально регулируют этот свой обмен веществ с природой, ставят его под свой общий контроль, вместо того чтобы он господство-вал над ними как слепая сила; совершают его с наименьшей затратой сил и при условиях, наиболее достойных их человеческой природы и адекватных ей. Но тем не менее это всё же остаётся царством необходимости» (выделено мной. — В.Т.), с другой стороны, «по ту сторону его начинается развитие человеческих сил, которое является самоцелью, истинное царство свободы, которое, однако, может расцвести лишь на этом царстве необходимости». (К. Маркс, Ф. Энгельс. Соч. Т. 25, ч. II, с. 387). Степень расцвета высшей фазы коммунизма определяется производительными силами, сохраняющими в себе «царство необходимости». Проект сталинско-ждановской программы ВКП(б) стремится учитывать эту зависимость.

Во-вторых, В.И. Ленин указывал, что социализм и высшая стадия коммунизма являются не обособленными формациями, а «ступеньками экономической зрелости коммунизма». Это положение вошло в проект программы ВКП(б).

В-третьих, оно получило развитие в документе 1947 года: «Переход от социализма к коммунизму может быть осуществлён лишь через ряд переходных ступеней, в порядке дальнейшего развития материальных основ и общественных отношений социалистического общества. Только полное и всестороннее проведение социалистического принципа равной обязанности всех трудиться по своим способностям и равного права всех трудящихся получать за это по их труду позволит постепенно осуществить переход к коммунистическому принципу получения за труд продуктов по потребностям. Только всемерное укрепление и развитие социалистического государства, как основного орудия построения коммунистического общества, обеспечивает постепенный переход от социализма к коммунизму» (выделено мной. — В.Т.; Ф. 629. Оп. 1. Д. 128. Л. 33—34).

Верстовые столбы эпохи

Сталин и его соратники, следуя ленинской методологии, приходили к новым теоретическим выводам не как к самоцели, а как к научной базе для решения практических проблем. Новизна в толковании коммунизма выступала основанием для нестандартной (и небесспорной) периодизации коммунистической формации. Она, конечно, опиралась на фундамент марксистско-ленинской формационной теории, но одновременно вносила в неё коррективы. Они были в решающей степени результатом обобщения практики социалистического строительства.

Строительство социализма в СССР выявило неожиданную историческую тенденцию (закономерность?): целенаправленное, научно обоснованное созидание коммунистического общества отличалось тем, что прогресс в общественно-политических отношениях опережал решение задач материального производства. Мы уже отмечали, что индустриализация, концентрация аграрного производства, приведение культурно-технического уровня рабочей силы в соответствие с производственно-техническими потребностями объективно являются исконными чертами капитализма. Но поскольку в нашей стране они осуществлялись после социалистической революции, то были пронизаны социалистическими чертами. Яркими примерами опережающего становления новых социальных качеств в отношениях между людьми в начале 1920-х годов были коммунистические субботники, в середине 1930-х годов — стахановское движение и т.д. На основе этой тенденции в последней редакции проекта программы ВКП(б) в 1947 году прогнозировались такие явления, как массовое движение за коммунистическое отношение к труду.

Осознание этой тенденции и владение научным анализом практики социалистического строительства дало основание разработчикам проекта программы ВКП(б) планировать завершение строительства социализма одновременно с насыщением советской действительности чертами коммунистического жизнеустройства. Эта тенденция позволила большевистской партии ставить задачи нового исторического этапа, ещё не полностью завершив строительство предыдущего.

Поэтому завершение переходного периода от капитализма к социализму Сталин и его соратники связывали с ликвидацией эксплуататорских классов, хотя в обществе сохранялись мелкая буржуазия и экономическая многоукладность. Иначе говоря, в проекте программы ВКП(б) 1947 года ликвидация эксплуатации человека человеком рассматривалась как «нижняя граница» социализма.

В проекте программного документа определялась и «верхняя граница» социализма. Это — достижение такого уровня производительных сил, который позволит перейти к распределению по потребностям. При этом предполагался довольно длительный период сосуществования распределения по труду, то есть сохранения товарных отношений, с нетоварным распределением по потребностям. Неудивительно, что переход к практическому распределению по потребностям представлялся началом строительства второй (высшей) фазы коммунизма. Примечательно: Сталин отверг тезис Митина и Юдина о том, что «осуществление коммунистического принципа распределения по потребностям ведёт к окончательному уничтожению какого бы то ни было экономического неравенства между людьми». Он не только подчеркнул волнистой чертой ключевые слова фразы, но и написал на полях: «Не то». (Ф. 558. Оп. 11. Д. 123. Л. 25; см. автограф Сталина).

Эта точка зрения, нашедшая отражение в последней редакции проекта программы ВКП(б), явно противоречит марксистско-ленинскому положению о том, что полный социализм предполагает ликвидацию классов, причём не только эксплуататорских, но и любых классов. На это, в частности, обращал внимание В.М. Молотов в письме XXVI съезду КПСС (анализ этого письма и фрагменты из него были опубликованы в «Правде» 6 марта 2015 года в статье «В.М. Молотов: «В наш век все дороги ведут к коммунизму»). Более того, незавершённость строительства социализма, что было нетрудно доказать, побуждала этого выдающегося советского политического деятеля отвергать Программу КПСС, принятую XXII партсъездом. Надо признать, что аргументы Молотова выглядели очень убедительно.

Н. Хрущёв — лукавый наследник И. Сталина и А. Жданова?

Если говорить об идейном наследии, то сразу ответим: нет и нет! И.В. Сталин и А.А. Жданов решительно отвергали актуальность самой постановки задачи о полном коммунизме. Между тем Г. Александров,

П. Федосеев и К. Островитянов первый раздел «Практически-политической части» своего варианта проекта программы ВКП(б) 1947 года назвали «Задачи партии в борьбе за построение полного коммунизма». Жданов в своём экземпляре слово «полного» подчеркнул волнистой чертой (Ф. 77. Оп. 4. Д. 18. Л. 32), а Сталин зачеркнул это слово даже тремя чертами. (Ф. 558. Оп. 11. Д. 124.

Л. 186; см. автограф Сталина). Похожая реакция была у Сталина на словосочетание «к построению полного коммунистического общества» в варианте проекта третьей программы партии, представленном Митиным и Юдиным в 1947 году: слово «полного» он подчеркнул волнистой чертой. (Ф. 558. Оп. 11. Д. 123. Л. 23).

В сталинско-ждановском проекте программы ВКП(б) записано: «Выполнение всемирно-исторической задачи построения коммунистического общества требует мощного развития материально-технической базы социализма, высоких темпов развития производства, всемерного использования резервов, повышения производительности труда и всех материальных ресурсов, самоотверженного созидательного труда советских людей» (выделено мной. — В.Т.; Ф. 629. Оп. 1. Д. 128. Л. 34).

Это ещё раз подтверждает, что готовившаяся к XIX съезду партии программа ВКП(б) ставила задачу насыщения советского социалистического жизнеустройства чертами высшей фазы коммунистической формации. Между тем принятая на XXII съезде Программа КПСС по инициативе Н.С. Хрущёва ставила задачу «развёрнутого строительства коммунизма».

Эти два документа отличаются сущностно. Последняя редакция третьей программы ВКП(б) 1947 года была нацелена непосредственно на приближение коммунизма, тогда как третья Программа КПСС 1961 года фактически… отдаляла от него.

Мы даже не будем концентрировать внимание на отсутствие в хрущёвском документе указания на трудовой характер коммунистического жизнеустройства и на поверхностное толкование процесса стирания классовых различий. Ещё важнее, что в этих двух документах полярный подход к выбору путей движения в коммунизм, и это непосредственно отразилось на социально-экономической практике партии и государства. Сталинско-ждановский проект программы партии поставил задачу к переходу распределения некоторых товаров первой необходимости по потребностям, ориентировав тем самым на постепенный вывод этих товаров из денежного обращения. Это — обязательное условие распределения по потребностям. Потому в качестве основного способа движения к поставленной цели было логично выбрано снижение цен на товары массового спроса. После денежной реформы и отмены карточек в декабре 1947 года этот курс реализовывался вплоть до 1955 года (кстати, снижение цен на товары повседневного спроса порой сопровождалось повышением их на предметы роскоши). Благодаря такому курсу цена килограмма хлеба была доведена в середине 1950-х годов до 1,6—2,2 рубля (после денежной реформы 1961 года 16—22 копейки). Такая низкая цена позволяла перейти к частичному выведению хлеба из товарных отношений сначала в рабочих и студенческих столовых, а затем во всей системе общественного питания.

Хрущёв отказался от снижения цен, предпочтя в качестве способа повышения жизненного уровня населения рост зарплаты. Более того, в 1962 году он инициировал повышение цен на мясо-молочную продукцию, а потом и на хлеб. Естественно, что такой курс исключал переход даже к частичному распределению каких-либо продуктов по потребностям. Получалось, что развёрнутое строительство коммунизма было теоретически некорректно, а практически — только декларацией, что трудящиеся своим классовым чутьём, а потом и разумом оценили адекватно. Заметим, кстати, что косыгинская реформа, укреплявшая товарно-денежный принцип в советской экономике, также не имела своим вектором движение к коммунизму, хотя программа, провозглашавшая развёрнутое строительство коммунизма, которую неистово критиковал Молотов, сохранялась неизменной до 1986 года.


Просмотров: 871

Другие статьи номера

Яблоки забвения

И чего только нет на наших рынках — разве что отечественного производителя с его продукцией! Уже фактически наступила осень, рынки, магазины должны быть завалены дарами природы, но в голове крутится шутка про «дыры природы». Если изъять импортную продукцию, то «дыр» на прилавках появится очень много.

И снится страшный сон Европе…

После знаменитой фултонской речи Уинстона Черчилля, ознаменовавшей окончательное разрушение антигитлеровской коалиции и начало «холодной войны» между бывшими союзниками, в Америке началась грандиозная общенациональная истерия. Средства массовой информации нагнетали алармистские настроения: «Русские идут!» Сигналы воздушной тревоги зазвучали в городах — в школах детей учили прятаться под партами от русских бомбёжек. Борьба против «антиамериканской деятельности» расцвела пышным цветом. Жертвами её стали многие выдающиеся деятели культуры — Чарли Чаплин, например. В Европе скрупулёзно считали, сколько времени понадобится русским танкам, чтобы дойти до Гибралтара.

На учёбу — автобусом

В 2016/2017 учебном году в Брестской области за школьные парты сели около 162 тысяч детей, сообщили корреспонденту БЕЛТА в управлении образования облисполкома.

ПО СРАВНЕНИЮ с прошлым годом число учащихся в регионе увеличилось на 3 тысячи. Стала больше и наполняемость классов. В среднем в одном кабинете будут заниматься 18 человек, в том числе в городах — 24.

Пульс планеты

ПАРИЖ. Франция отказывается от дальнейших переговоров о создании Трансатлантической зоны свободной торговли между США и Евросоюзом, сообщил госсекретарь по внешней торговле Маттиас Фекль, добавив, что поднимет этот вопрос на сентябрьском саммите ЕС в Братиславе. Позиция Франция совпадает со взглядами немецких коллег: как заявил вице-канцлер ФРГ Зигмар Габриэль, неизвестно, получится ли вообще договориться о соглашении, но однозначно это невозможно до проведения президентских выборов в США.

Натовцы в Чехии

КРУПНЕЙШИЕ международные учения военно-воздушных сил Североатлантического альянса начались на сей раз в Чехии. В них участвуют примерно 1500 военных, а также самолёты и вертолёты из 17 стран НАТО.

Образование стало ещё дороже

Реформаторский зуд нынешних украинских властей коснулся и 1 сентября — Дня знаний, который потерял здесь остатки своей былой праздничности.

БУКВАЛЬНО накануне столичная мэрия разрешила школам не проводить традиционные линейки. Какая-то часть киевских школьников осталась без первого звонка, торжественного открытия нового учебного года, признанного пережитком советской образовательной системы. На городских улицах было ещё достаточно много детей с букетами цветов, но некоторые, как бы в духе времени, шли в школу подчёркнуто буднично.

Хранители памяти

2 сентября свой национальный праздник отмечает Социалистическая Республика Вьетнам

Есть в центре Ханоя место, которое притягивает миллионы людей — и жителей вьетнамской столицы, и гостей, в том числе зарубежных. Это площадь Бадинь.

Этот противоречивый ГКЧП

Беседа начальника секретариата КГБ СССР (1990 — 1991 годы) Валентина СИДАКА и политического обозревателя «Правды» Виктора ТРУШКОВА

Не было проблемы собрать в Москве народных депутатов СССР

— Валентин Антонович, публикация нашей беседы планируется на 2 сентября. А это тоже заметная дата в череде «чёрных» юбилеев. В этот день 25 лет назад открылся V внеочередной и ставший фактически уже никому не нужным съезд народных депутатов СССР. Уже не было никакой неожиданности в том, что через три дня, 5 сентября, он смиренно подписал себе смертный приговор. Обрывки памяти, сохранившиеся от тех дней, подталкивают к тому, чтобы назвать его съездом-самоубийцей.

Подземка сигналит на улице

В МОСКВЕ 25 августа работники метрополитена вышли на улицу, чтобы потребовать от администрации столичной подземки выполнения коллективного договора, трудового законодательства и прекратить давление на профсоюз.

Хозяева преследуют стачечников

Рассказывает председатель профсоюзной организации МПРА склада автокомпонентов «ПДК» (ЕМЕХ) Григорий СИВАЧЁВ

ПОСЛЕ декабрьской забастовки работников нашего предприятия, о которой «Правда» писала неоднократно, работодатели создали невыносимые условия труда её участникам, что привело к массовым увольнениям. В итоге численность независимого профсоюза сократилась со 140 человек до 15. В основном это не следствие выхода из профсоюза, а результат увольнений с предприятия. Отток из профсоюза прекратился уже давно, и сейчас наблюдается обратная тенденция. Те из участников забастовки, кто ещё не уволился, вновь вступают в наш профсоюз. Например, восстановили членство в первичной организации Межрегионального профсоюза «Рабочая ассоциация» (МПРА) Валентин Купарев и Екатерина Отрощенко.

Все статьи номера