Главная  >  Номера газеты  >  №91 (30588) 22—23 августа 2017 года  >  Уничтожают нашу славу, советскую гордость

Уничтожают нашу славу, советскую гордость

№91 (30588) 22—23 августа 2017 года
4 полоса
Автор: Игорь ГРЕБЦОВ. Фронтовик Великой Отечественной войны, член Союза писателей и Союза журналистов России, член КПРФ. г. Москва.

Недавно я был ошеломлён страшной новостью, о которой прочитал в газете. Знаменитого, легендарного Сталинградского тракторного завода больше не будет, а на его месте появится торговый центр!

Нет, не скажу, что это меня удивило. Ведь подобное за последние годы стало обыденностью, к которой, как ни горько сознавать, многие уже привыкли. Но настоящее ошеломление, которое пережил я на сей раз с необыкновенной силой, остро дало понять: не просто скверная, а недопустимая для нас такая привычка. Надо всеми возможными способами бить тревогу, чтобы остановить сокрушительный процесс уничтожения и начать в конце концов созидание, без которого у страны не может быть будущего.

Потому я и взялся за перо.

Был горячий снег, но и память бывает горячей

Прежде всего про то, чем вызвано было особое потрясение, пережитое мною в связи с жутким известием о смертном приговоре Сталинградскому тракторному. Больно, когда без наркоза отрезают у вас кусок тела. Ну а если часть души?..

Во время Сталинградской битвы, 75-летие которой мы сейчас начинаем отмечать, я был очевидцем того, как из ворот этого завода днём и ночью к нам выходили добротно отремонтированные под вражеским артогнём и бомбёжкой танки. Выходили — и тут же вступали в бой.

Вообще, весь этот пролетарский район города-героя, получивший название Тракторозаводского, сыграл огромную роль в обороне волжской твердыни. И меня очень обрадовало, когда «Правда» пять лет назад интересно рассказала об этом в серии материалов «Тракторозаводский щит Сталинграда». Как замечательно, что внук одного из героических участников Сталинградской битвы — генерал-полковника Советской Армии Владимира Александровича Грекова на основе собранных им воспоминаний и документов смог восстановить столь живую картину тех событий!

Верно, был тогда горячий сталинградский снег, увековеченный выдающимся советским писателем-фронтовиком Юрием Бондаревым. И бывает горячая память, так необходимая людям всегда, а нам сегодня — особенно.

Вот и статья в «Советской России», потрясшая меня сообщением о трагической судьбе завода-героя, написана человеком именно с такой, горячей памятью. Добавлю ещё: с обострённой совестью. Братский привет тебе, дорогой Фёдор Карпович Крутько! Ветеран проработал на производстве почти 50 лет. Паренёк из глухого украинского села приехал на Сталинградский тракторный по распределению в качестве молодого специалиста 2 февраля 1956 года, и стал для него Сталинград родным на всю жизнь.

«Прошло всего 11 лет после окончания Великой Отечественной войны, — вспоминает он, — а Сталинград был восстановлен. Напоминанием о войне потомкам оставлена мельница, да ещё в Тракторозаводском районе не до конца была восстановлена фабрика-кухня… Были восстановлены и работали на полную мощность заводы: «Красный Октябрь», снабжающий страну металлом; завод «Баррикады», снабжающий армию передовым оружием; завод медоборудования; судостроительный завод; заработал элеватор, защитниками которого были герои-североморцы…»

А ведь во время ожесточённых сталинградских боёв мне довелось видеть всё это — да весь город — в руинах!

И, конечно, с особенной теплотой сердечной вспоминает Фёдор Крутько свой родной тракторный: «Мимо окон ОКБ, где я работал, ежедневно уходил из цехов СТЗ эшелон в составе 300 тракторов, поступавших не только в народное хозяйство СССР, но и в десятки стран мира».

Это не я выделил строки — сам Фёдор Карпович. Понять его нетрудно: есть же чем гордиться, вспоминая такое!

Но вот настал чёрный день, и уничтожают нашу славу, нашу советскую гордость…

Чудо, равного которому нет

Сталинградский тракторный — первенец советского тракторостроения, детище первой сталинской пятилетки. Он берёт начало своего производства в 1930 году. А уже в 1932-м его коллектив был удостоен высшей награды Советской державы — ордена Ленина (вторично такой орден ему вручат в 1970-м).

Надо ли разъяснять, что значило для огромной аграрной страны создание своей тракторной промышленности, которой в дореволюционной России не было? Пожалуй, нынче далеко не все это понимают. А ведь пахали-то в основном сохой, даже плуг был редкостью!

Вот почему появление первых тракторов в деревне стало для крестьян великим праздником, что я хорошо помню. Даже песни об этом слагали: «Прокати нас, Петруша, на тракторе…»

Откуда может узнать всё это нынешняя молодёжь? Есть до слёз волнующие кадры документальной хроники, но их в последние десятилетия не показывают. Вдалбливается в головы, что советские 30-е годы ХХ века — это сплошной ГУЛАГ. Хотя на самом деле — это время величайшего чуда, сотворённого под руководством партии коммунистов советскими людьми.

Факт есть факт: Советский Союз по промышленному производству уже в конце 1930-х вышел на первое место в Европе и на второе в мире, после США! Это стало закономерным результатом Великой Октябрьской социалистической революции, 100-летие которой мы вскоре отметим, и созданной ею плановой социалистической системы хозяйства, небывалого подъёма трудовой энергии народа.

Конечно, сказался и мобилизационный дух, связанный с предвидением роковой грядущей войны. Напомню, 4 февраля 1931 года состоялась первая Всесоюзная конференция работников социалистической промышленности. Именно тогда И.В. Сталин сказал, что мы отстали от передовых стран на 50—100 лет и что нам надо пробежать это расстояние в десять лет.

Далее вождь с присущей ему прямотой заметил: «Либо мы сделаем это, либо нас сомнут» (выделено мною. — И.Г.). Вот тогда-то и появился лозунг «Догнать и перегнать!» Он стал девизом трудящихся. Более того, он как бы вбирал в себя суть наших государственных планов. Коротко и ясно.

Сталин определил срок: десять лет. Это значило: 1931-й—1941-й. Словно бы просчитал, когда на нас нападут.

Я могу перечислить названия тысяч строек Советского Союза, начиная от дальневосточного Комсомольска-на-Амуре с его авиационным и судостроительным заводами до Норильска, что на Крайнем Севере Сибири, с его горнометаллургическим комбинатом; и от самой мощной на просторах Европы Днепровской гидроэлектростанции до доменно-стального Магнитогорска на Урале. И так по всей стране. Но это займёт столько места, что не хватит и всех газетных листов. Поэтому скажу здесь об одном личном воспоминании.

Вернувшись после войны с фронта и уволившись в запас, я встал на учёт в одном из райкомов партии города Красноярска. Секретарь райкома, переговорив со мной, предложил мне должность редактора газеты «Сталинец» на заводе «Красмаш». Я согласился.

Завод этот в 1945 году был награждён орденом Ленина за героический, самоотверженный труд в годы войны. Награждены были и многие труженики «Красмаша». Я об этом узнал, работая редактором заводской газеты. И мне захотелось подготовить очерк об одном токаре, награждённом орденом Ленина, как и Красноярский машиностроительный завод в целом.

Выбрав удобное время, иду в цех и встречаюсь с токарем.

— Всю Отечественную войну, — рассказывает мне он, — я работал вот на этом токарном станке. Завод наш создан в 1930-е годы, как и этот станок…

Токарь на минуту замолчал. А затем обратился ко мне с неожиданным вопросом:

— Вы знаете, как этот станок был тогда назван станкостроителями?

— Нет, не знаю, — ответил я.

— Смотрите на его станину.

А на ней выпуклыми буквами было отлито: «Догнать и перегнать».

— В нашем цехе таких станков много, — продолжал токарь. — Именно догнать надо было, а затем и обязательно перегнать! На станке этом до меня работал мой нынешний начальник цеха. Передавая его мне, он заметил: «Почаще поглядывай на отлитые буквы. Они из нашего героического времени».

Как же мы допускаем, что нынче то время фактически предано и самое главное из него многими забыто!

Тогда победили, а теперь отступаем

Вернусь к тракторной и сельскохозяйственной промышленности, коли уж с неё начал. Председатель Госкомсельхозтехники СССР (1962—1980 годы), министр тракторного и сельскохозяйственного машиностроения СССР (1980—1988 годы) Александр Ежевский в недавней беседе с обозревателем «Правды» Виктором Кожемяко рассказывал об эпопее создания четырнадцати наших тракторных заводов, среди которых такие гиганты, как Сталинградский, Челябинский, Харьковский. И все они исправно работали, поставляя селу многие десятки тысяч тракторов в год.

Но важно ещё и то, что заводы эти были двойного назначения — мирного и военного. Недаром двух орденов Родины Сталинградский тракторный был удостоен в военные годы. Не случайно и Челябинск стал Танкоградом. Они, тракторные заводы, сумели в годы Великой Отечественной направить на фронт более 100 тысяч танков различного назначения. Вдумайтесь в эту цифру, дорогие читатели! Посчитайте, сколько ежедневно из цехов уходило на фронт боевых машин. А некоторые заводы, наряду с военной техникой, продолжали выпускать и тракторы для сельского хозяйства.

У каждого предприятия своя судьба. Сегодня, увы, зачастую безрадостная. В грозном 1941-м оборудование Харьковского тракторного и Одесского завода сельскохозяйственного машиностроения было перебазировано на восток и установлено в корпусах Алтайского тракторного завода. Сибиряки наладили производство и боевых машин, и тракторов для села. После войны Алтайский тракторный наращивал мощности. Однако на переломе ХХ и XXI веков его вдруг начало постоянно лихорадить, а в 2009-м он был признан банкротом и… распался на мелкие производства. Лишь в одном из них велась сборка до 500 тракторов в год — полторы машины в сутки. А ныне Алтайского тракторного уже нет совсем!

Но почему же происходит такое? Может быть, тракторы да и другая сельхозтехника нам теперь не нужны? Однако пахать-то по-прежнему надо, и сеять надо, и убирать. У нас нынче, как известно, в дополнение ко всем другим проблемам больше 40 миллионов гектаров земли (!) много лет вообще остаются необработанными.

Ставка на импорт? Да, закупаются тракторы, как и многое-многое другое. Вместо того чтобы модернизировать собственные предприятия, служившие Родине верой и правдой, всё становится завозным. Рост импортной промышленной продукции на российском рынке, начавшийся в 1991 году, продолжается до сих пор, и доля её достигает уже 80—90 процентов. Соответственно доля отечественной продукции, согласно самым достоверным источникам, упала до 20—10 процентов. Господа, это же катастрофа! Вот и в торговом центре, который намерены возвести на месте обречённого к сносу Сталинградского тракторного, наверняка будет продаваться зарубежный ширпотреб — своего-то нет…

Ещё опаснее, особенно при нарастающих из-за рубежа санкциях, что импорт преобладает сегодня тотально, по данным самого минпромторга, в стратегически важнейших отраслях, где в советское время мы были независимыми. Вот эти данные: в станкостроении доля импорта — 90 процентов, в тяжёлом машиностроении — до 80 процентов, в радиоэлектронной промышленности — до 90, в фармацевтической и медицинской — до 80. Дальше, как говорится, ехать некуда.

А что же власть? Призывов и указаний, по смыслу вроде бы правильных, мы слышим в последние годы немало. Только вот сдвигов реальных — почти никаких. Высокотехнологичная промышленность по-прежнему развивается очень слабо. Качаем нефть и газ. За армию вынуждены были взяться, когда уж совсем припёрло, а то, наверное, так и командовал бы там знаменитый «мебельщик» Сердюков. И что, надо ждать, пока по любой продукции окажемся в полном тупике?

По-моему, единственно верную позицию занимает только КПРФ, выступившая с идеей новой индустриализации, а также предложившая совершенно конкретную программу «Десять шагов к достойной жизни».

Приведу относящуюся напрямую к моей теме выдержку из Политического отчёта ЦК КПРФ недавнему ХVII съезду партии, с которым выступил лидер КПРФ

Г.А. Зюганов. Отметив пагубные последствия разрушения социализма и «шоковой терапии» 1990-х, он сказал: «Ситуация ухудшалась и после 2000 года. Численность работников в промышленности сократилась более чем на 2 миллиона человек. Только за последние несколько лет закрыты заводы им. Лихачёва в Москве, никелевый завод в Норильске, волгоградский «Химпром» и другие гиганты. На многих предприятиях производство резко сокращено. Доля обрабатывающей промышленности упала до ничтожных 13 процентов».

Да, это уж действительно до ничтожных! А между тем от президента страны, главы правительства и других высокопоставленных чиновников столько было заявлений про необходимость подъёма высокотехнологичной обрабатывающей промышленности, чтобы потеснила она в конце концов сырьевую. Заявления, заявления, заявления… А толку?

Точно сказал Геннадий Андреевич Зюганов: «Хозяева жизни» ведут себя как временщики». Вопиющая разница между социализмом и капитализмом налицо. Я полностью поддерживаю конкретные шаги по претворению в жизнь программных идей и предложений КПРФ, рад, что в Госдуме моим товарищам коммунистам удалось добиться принятия законов «О стратегическом планировании», «О государственном оборонном заказе», «О промышленной политике в РФ». Но ясно же, что нынешнее правительство откровенно тормозит их выполнение.

Хотя дальше, по-моему, терпеть такое уже никак нельзя. Ведь, скажем, производство тех же тракторов и комбайнов сократилось у нас по сравнению с ещё советским 1990 годом… в 10 раз.

А сокращение производства металлорежущих станков ещё больше: в 14,5 раза! Были на третьем месте в мире — теперь же на 22-м. В структуре мирового рынка станков на Россию приходится ныне всего лишь 0,3 процента. Скольких же замечательных, известнейших производств в этой отрасли — с колоссальным опытом и высококвалифицированными трудовыми коллективами — за последнее время мы лишились. Безвозвратно?..

Спасать достояние народное!

Это я сейчас написал, отвечая на свой же вопрос: а что делать в сложившейся ситуации? Да, спасать — всеми мерами, насколько это возможно! — созданные народом предприятия, которые по существу и должны оставаться народным достоянием. Разумеется, с гарантией необходимой модернизации.

Мне понравилась мысль секретаря первичного отделения КПРФ на Челябинском тракторном в его газетном выступлении. Он написал так: «Я считаю, что сегодня для ЧТЗ есть только два выхода: как минимум — это госзаказ на продукцию завода, что даст ему возможность сохраниться. И как максимум — его национализация».

Вот надо бы всем отделениям КПРФ на местах как следует разобраться с положением каждого предприятия и внести свои предложения, а Центральный Комитет мог бы их обобщить и потом добиваться реализации. В первую очередь это относится, конечно, к тем коллективам, которые очень значительными страницами вошли в биографию нашей страны.

Извините меня, дорогие читатели, но я не могу удержаться, чтобы не сказать, хоть коротко, ещё о трёх трагедиях последнего времени, происшедших в моём родном Красноярском крае.

В начале 1930-х годов в Запорожье был построен комбайновый завод. Он был первенцем по выпуску комбайнов, получивших название «Коммунар». В те годы они не уступали зарубежным. Но грянула война. Оборудование комбайнового предприятия вместе с большой группой рабочих и инженеров было эвакуировано в Красноярск. В ту пору коллектив работал под девизом «Всё для фронта! Всё для победы!»

А после войны завод вновь переключился на выпуск хлебоуборочных комбайнов, назвав новые механизмы «Енисей». В Хабаровском крае, в городе Биробиджане, появилось «дочернее» предприятие. Колёсные красноярские комбайны «Енисей» ставились на гусеницы для уборки сои, переувлажнённые поля которой от колёсных комбайнов превращались в глубокие рытвины. Производство таких комбайнов росло. Их в те годы охотно приобретали соседи — китайцы.

Выпускает ли ныне Красноярский комбайновый свои «Енисеи»? Нет! На территории завода предполагается построить нечто иное — кажется, «элитное» жильё для богатых. Так расправились с первенцем отечественного комбайностроения.

Другой факт. Ещё в предвоенные годы в Красноярске на правом берегу Енисея началось строительство гиганта тяжёлого машиностроения. «Сибтяжмаш», как кратко называли завод, вошёл в строй в 1941 году и вплоть до 2010 года выпускал разного рода продукцию для электростанций, другие механизмы.

А ныне Сибирского завода тяжёлого машиностроения тоже нет. Корпуса ветшают и разрушаются…

Красноярский край, раскинувшийся от Северного ледовитого океана до Саянских хребтов, богат лесом. Не случайно на берегах Енисея в самом начале 30-х годов прошлого века был заложен северный город Игарка, о котором вскоре школьники написали книгу «Мы из Игарки», высоко оценённую Максимом Горьким.

Нужна была техника, которая позволила бы полностью механизировать процесс хлыстовой заготовки и переработки лесных богатств не только в Игарке, ставшей ещё и морским портом на Енисее, осуществляющим вывозку различных древесных изделий во все концы земного шара, но и для других лесопромышленных предприятий края.

И вот в советские времена появился на берегу Енисея «Краслесмаш». Он поставлял лесопромышленникам страны и за рубеж нужную технику. Ныне, как вы уже, наверное, догадались, лесомашиностроительного завода нет…

* * *

Ставить точку на этом? Есть ощущение, что разговор должен быть продолжен. Тема настолько злободневная и для многих острая, что, я думаю, кто-то захочет высказать своё мнение. Буду ждать откликов.

Просмотров: 952

Другие статьи номера

Кто прорвётся в Лигу чемпионов?
Ещё в день жеребьёвки плей-офф квалификации Лиги чемпионов, когда московскому ЦСКА выпало играть два решающих матча за выход в групповой турнир с швейцарским клубом «Янг бойз», футбольные острословы окрестили предстоящее противостояние как встречу «Янг бойз (молодых парней) против «олд бойз» (старичков). Очевидный намёк делался на весьма почтенный по футбольным меркам возраст большинства игроков основного состава ЦСКА, многим из которых уже далеко за 30.
Власти ужесточают режим
В КИРГИЗИИ завершился самый громкий судебный процесс последних лет. К 8 годам заключения приговорён депутат и лидер партии «Ата Мекен» Омурбек Текебаев, обвинённый в коррупции. Вердикт был вынесен за два месяца до президентских выборов, в которых политик собирался принять участие.
Как Ленина записали в компанию конфедератов
Неожиданным последствием событий в американском городе Шарлотсвилль (штат Вирджиния), где 12 августа произошли ожесточённые столкновения правых и левых активистов из-за решения городских властей демонтировать монумент главнокомандующему армии Конфедеративных Штатов Америки генералу Роберту Эдварду Ли, может стать снос памятника… Владимиру Ильичу Ленину в Сиэтле (штат Вашингтон), мэр которого под сурдинку записал вождя мирового пролетариата в символы «ненависти, расизма и насилия».
Жаркое лето обещает горячую осень

Закончились избирательный цикл 2017 года и политический сезон во Франции, первый — после избрания президентом Эмманюэля Макрона и создания нового правительства.

КАЖУЩЕЕСЯ летнее затишье обещает грозовую осень. Об этом свидетельствуют итоги минувших месяцев. Прежде всего они отмечены активностью новой левой политической силы в парламенте — фракции «Франции непокорённой» во главе с Жан-Люком Меланшоном, действующей в одном направлении с группой коммунистов.
Пульс планеты
БОСТОН. Свыше 15 тысяч человек прошли маршем по улицам столицы американского штата Массачусетс, протестуя против ненависти и расизма. Демонстрация стала ответом на гораздо менее многочисленную акцию правых в том же городе, проводившуюся в поддержку «свободы слова». Участники антирасистского шествия скандировали: «Нет — Ку-клукс-клану в США», «Сопротивляйтесь фашизму» и «Ненависть никогда не сделает Соединённые Штаты великими».
Встретились ветераны трёх республик
В ЛАТВИИ, в Плявиньском крае, недалеко от Виеталвы, в 1968 году воздвигнут мемориал как символ борьбы латышского народа против гитлеровских захватчиков. С этого года в начале августа здесь проводятся поминальные мероприятия. Памятник состоит из штыка, трёх колоколов и скульптурной композиции, изображающей Лачплесиса, который поражает Чёрного рыцаря. Оба персонажа — из латышского национального эпоса «Лачплесис».
«Культура» Дикого Запада
В минувший четверг, 17 августа, директор так называемого Украинского института национальной памяти Владимир Вятрович похвастался перед журналистами достижением своего ведомства: «За три с половиной года смелые националисты снесли 1320 Ильичей и ещё более тысячи других памятников советского времени».
Индия... Это где?

Во внешнеполитической системе РФ случился конфуз. Несколько дней назад президент В.В. Путин направил президенту и премьеру Индии приветственную телеграмму по случаю 70-летия независимости страны.

В СООБЩЕНИИ на сайте Кремля, появившемся в 10 утра, было указано, что Путин адресовал телеграмму «президенту Индии Пранабу Мукерджи и премьер-министру Индии Нарендре Моди». По-видимому, в Кремле не знали, что в Индии главой государства уже три недели, с 25 июля, является Рам Натх Ковинд — представитель правящей «Бхаратия джаната парти», который победил на выборах с результатом около 66% голосов.

Выселяют строителей
В ЧЕТВЕРГ, 17 августа, жители общежития по улице Авиаторов, бывшие строители спецобъектов при управлении Федеральной службы безопасности, коллективно пошли в территориальное управление Росимущества в г. Москве, чтобы получить ответы на вопрос: на каком основании от них в данный момент требуют освободить занимаемые комнаты? Люди также требуют передачи здания в муниципальный жилищный фонд, чтобы в будущем спокойно жить, не опасаясь в любой момент оказаться на улице.
Без веры в будущее
В РЕЙТИНГЕ главных проблем в стране, по мнению россиян, лидируют низкая зарплата и уровень жизни в целом — в июле их называли 24% россиян (против 18% в январе 2017 года и 14% — в июле 2016 года), сообщает ВЦИОМ. Каждого пятого (21%) беспокоит состояние экономики (в начале года — 16% и 17% было в июле 2016-го), показывают результаты всероссийского опроса. При этом 54% жителей России не исключают вероятности задержек зарплаты в ближайшие месяцы. Об этом свидетельствуют данные опроса Аналитического центра Национального агентства финансовых исследований (НАФИ).
Все статьи номера