Главная  >  Номера газеты  >  №86 (30437) 9—10 августа 2016 года  >  «Это я — русский болгарин»

«Это я — русский болгарин»

№86 (30437) 9—10 августа 2016 года
4 полоса
Автор: Игорь ГРЕБЦОВ.

ШЁЛ тысяча девятьсот тридцать второй год. Майским вечером пароход «Коминтерн» отвалил от хабаровского причала и, развернувшись, двинулся вниз по течению реки. На палубе кто-то запел:

Этих дней не смолкнет слава,

Не померкнет никогда...

В знакомую и всеми любимую песню начала двадцатых годов ворвались вдруг новые слова:

Комсомольские отряды

Едут строить города.

Пели все. Пел и Коста Стоянов — врач, ехавший на дальнюю стройку из Москвы.

Название парохода невольно будило в нём воспоминания. Откуда-то издалека выплыл двадцать третий год, Сентябрьское восстание, охватившее тогда всю Болгарию. Страна и люди её жили предчувствием больших перемен. Но им не суждено было осуществиться. Восстание жестоко подавили. Началось преследование коммунистов, возглавивших борьбу народа.

В тот страшный год мать Косты — коммунист Йордана Стоянова вместе с девятнадцатилетним сыном, участником молодёжного движения Болгарии, вынуждена была эмигрировать в Советский Союз. Здесь Коста получил высшее образование, стал врачом.

И вот сейчас он плывёт на судне, название которого так близко и так дорого его матери, сотруднице международной коммунистической организации — Коминтерн. Плывёт, чтобы завтра включиться в строительство нового города в самом сердце дальневосточной тайги.

Припомнились годы учёбы. В Первом Московском медицинском институте он близко познакомился с профессором-хирургом — участником Гражданской войны. Когда слово «врач» появилось в дипломах выпускников, он, их наставник, вечерком заглянул к ребятам «на огонёк».

— Поздравляю, коллеги, — пожимая каждому руки, произнёс профессор. — И запомните то, что скажу. Не бойтесь трудностей. Напротив, идите туда, где труднее. Помните, что от преодоления трудностей на сердце легчает...

Стоянов попросился куда-нибудь в глубинку. Но серьёзно заболела мать. Оставить её было не на кого, и пришлось работать в Москве. В труде и заботах летело время. И тут на всю страну, которая для Косты Стоянова стала второй родиной, заговорили о строительстве «на краю земли» нового города. Коста понимал, что там нужны будут и врачи: попросился на стройку...

А песни то разгорались, то угасали. За кормой пенилась вода. Солнце медленно уходило за горизонт.

* * *

Коста первым сошёл на песчаный берег Амура. Ещё в пути он познакомился со своими коллегами — врачом из Новосибирска Ефимом Черновым и медицинской сестрой Милей Ленцовой из Ростова. Договорились сразу же, по прибытии на место, осмотреть всех и, не теряя времени, приспособить один из домов небольшого селения Пермское, вошедшее в зону строительства, под медицинский пункт.

Но действительность внесла свои поправки. Все дома, а их можно было пересчитать по пальцам рук, были заняты строителями, и нужно было искать выход из положения.

— Что ж, разобьём палатку, — сказал Чернов. Он по возрасту был старшим.

В этой палатке при свете керосиновой лампы хирург Стоянов сделал первую в истории будущего Города юности — Комсомольска-на-Амуре — операцию. Прошла она успешно. А вскоре этого чернявого высокого человека с маленькой бородкой и усиками знали уже все первостроители комсомольско-молодёжного отряда. Утром он натягивал болотные сапоги, перекидывал через плечо санитарную сумку и шёл на свой «второй» участок. То были первые просеки — будущие улицы на таёжном, местами болотистом берегу реки.

Хирург обходил всех, интересовался здоровьем каждого, а когда требовалось, тут же оказывал медицинскую помощь. Нередко доктор брал в руки пилу или заступ.

— Ваше ли это дело, Константин Дмитриевич, — увещевали его строители.

— Моё, моё, другари, — отвечал он с заметным балканским акцентом. — Вернее, наше... общее...

По воскресеньям устраивались «субботники». Все — от начальника строительства до уборщицы — брали лопаты и шли грузить гравий. Шёл и доктор Стоянов. Когда же его вновь просили поберечь свои руки для другого дела, он неизменно улыбался и, растягивая слова, говорил:

— Спасибо, милый человек. Только как я тебе потом в глаза глядеть буду?

* * *

Приближалась осень. Зарядили нудные затяжные дожди, и сразу же появились больные, страдающие от фурункулёза. А тут ещё заявила о себе цинга. Не хватало овощей. Кончалась зелень.

Объём работ увеличился, и на строительную площадку прибывали всё новые и новые отряды. Размещались они в шалашах и землянках. С их приездом и без того скудные запасы картофеля и свежей капусты начали таять. Их приходилось делить на всё увеличивающуюся армию строителей.

Никогда не унывающий Стоянов (он к этому времени стал главным врачом стройки) ходил озабоченным.

— Миля, — обратился он как-то к медицинской сестре, — собирай людей. Завтра рано утром пойдём в тайгу.

— Зачем же, Константин Дмитриевич?

— Будем заготавливать хвою. Знаешь, я тут недавно вычитал: из хвои можно делать замечательный экстракт. А у нас цинга. Людей надо спасать.

В пять утра небольшой отряд врачей и медицинских сестёр был на ногах. Уговорили пойти с ними в тайгу лесоруба. За плечами у каждого висели пустые рюкзаки. Шли недолго — тайга была рядом. В хвойном лесу выбрали высоченную сосну. Лесоруб помог её спилить. В раскрытые рюкзаки посыпались иголочки хвои…

К завтраку был приготовлен настой на хвое. Горький, поначалу он вызывал неприятие у строителей. Многие из них отказывались пить. И тогда Стоянов пошёл к парторгу стройки.

— Перед едой обязательно стакан хвойного настоя! — горячо убеждал врач партийного руководителя. — Только так мы предохраним прибывающих сюда строителей от цинги. Только так мы можем лечить уже заболевших. Другого выхода у нас нет.

— Что требуется от меня? — обратился парторг к врачу.

— Помочь убедить каждого пить этот горький настой…

В тот же день был собран партийный актив. Доктор Стоянов выступил с сообщением о пользе хвойного экстракта. И утром следующего дня все активисты вели беседы со строителями, убеждая их пить настой…

Только поздней осенью буксир с баржой, на которой возвышались картофельные горки, пристал к берегу будущего города. Строители ликовали. Многие благодарили доктора.

* * *

Всё, о чём ведётся рассказ в этих моих заметках, поведала мне врач Эмилия Кондратьевна Ленцова (в период строительства — медицинская сестра Миля), работавшая в те далёкие шестидесятые годы прошлого столетия, когда я с ней встретился в одной из городских поликлиник Комсомольска-на-Амуре.

— Всякое случалось в годы строительства нашего дивного города, — вспоминала она. — У Константина Дмитриевича была присказка: «Не бойтесь трудностей — преодоление их принесёт вам радость...» И сам врач своим личным примером доказывал правоту этих слов. Мне припоминается такой случай. Наш доктор как-то в очередной раз пошёл к лесорубам, которые работали в трёх верстах от медицинского пункта. Там увидел парнишку. Он буквально корчился и стонал от боли. Ему, определил Стоянов, нужна была срочная операция. Быстро запрягли лошадь, положили на телегу паренька и поехали. Но по дороге сломалось колесо. До операционного стола — около версты. И тогда наш доктор на своих руках дотащил мальчишку до больницы. Успел. Могло быть очень плохо…

Потом Эмилия Кондратьевна уехала в Крым подлечиться. Когда вернулась, не застала доктора Стоянова, с которым все эти годы работала, что называется, плечо к плечу.

Как выяснилось, Косту Стоянова, сделавшего всё возможное, чтобы спасти строителей города на Амуре от цинги, кто-то в подлом доносе оклеветал, и он был арестован. Лишь через несколько лет после случившегося Эмилия Кондратьевна получила на всех медиков Комсомольска письмо, начинавшееся словами: «Это я — русский болгарин». Стоянов передавал всем сердечные приветы и высказывал в письме добрые пожелания первостроителям, с которыми довелось жить и работать.

* * *

Во второй половине шестидесятых годов журналистские дела забросили меня в Болгарию. Припомнились слова всё той же Эмилии Кондратьевны Ленцовой. Она как-то неуверенно произнесла, что в Комсомольске ходили слухи, будто Стоянов после войны вернулся в Болгарию.

И вот я в Болгарии.

Звоню на квартиру Стоянова — и словно гром среди ясного неба:

— Отец недавно умер.

Мы встретились со сравнительно ещё молодой женщиной. У меня были красочные открытки Комсомольска-на-Амуре. Выразив ещё раз соболезнование, я молча протянул ей эти открытки.

— О, папа много мне рассказывал об этом удивительном городе, о своей молодости, о замечательных людях Дальнего Востока. Я буду счастлива, если вы оставите эти фотографии мне. У нас в квартире есть уголок отца.

В беседе с дочерью Стоянова я узнал о дальнейшей судьбе русского болгарина. После войны он вместе с матерью, украинкой женой и маленьким сыном действительно вернулся на родину.

Педагогическая деятельность... Практика... Научная работа... Коста Стоянов защищает докторскую диссертацию. Становится главным хирургом Народной Армии Болгарии. Этого высокого поседевшего человека в форме генерала медицинской службы знали многие его соотечественники.

В Софии одна из улиц названа в честь Косты Стоянова. Перед зданием Военно-медицинского института установлен бюст. На мемориальной доске выбито: «Генерал, профессор, доктор Коста Ангелов Стоянов. Основатель хирургии сердца в Болгарии. Первый болгарин — доброволец, врач и строитель города Комсомольска-на-Амуре в 1932 году».

О русском болгарине помнят и на берегах Амура, хотя прошло уже много лет. Воистину время бережно хранит память о добрых делах добрых людей...

Просмотров: 621

Другие статьи номера

10 дней календаря

11 августа

— 225 лет назад в ходе Русско-турецкой войны (1787—1791) эскадра под командованием адмирала Ф.Ф. Ушакова разбила у мыса Калиакрия численно превосходивший её турецкий флот. Эта победа привела к заключению Ясского мира, по которому за Россией было закреплено всё Северное Причерноморье (включая Крым).

Не нужен им берег турецкий
Отдых в Турции снова стал доступным гражданам России. Будто и не было нашего сбитого самолёта, погибшего лётчика, многочисленных унижений на международном уровне. Правительство России обеспокоено тем, чтобы как можно быстрее наладить чартерные рейсы в страну, где «всё включено», в том числе и теракты в аэропорту с дорожно-транспортными происшествиями в придачу. А на волжском острове, известном жителям Самарской области под названием Башмак, по вечерам поют у костров популярную песню советских времён: «Не нужен мне берег турецкий и Африка мне не нужна…»
Франции требуются резервисты
Глава МВД Франции Бернар Казнёв призвал сограждан-патриотов пополнить оперативный резерв полиции и жандармерии для обеспечения безопасности на национальной территории, сообщает агентство «Рейтер».
Власть ставит на латифундии?
Земельная реформа, вызвавшая многочисленные акции протеста в Казахстане (на снимке), официально приостановлена. Соответствующий законопроект принял парламент. Однако полностью отказываться от приватизации сельхозугодий руководство страны не намерено, что лишь отсрочивает новые всплески недовольства.
Полицейских рассмотрят под лупой
Конгресс Гондураса в настоящее время ждёт рекомендации специальной комиссии по вопросам чистки в правоохранительных органах, чтобы утвердить новый закон о национальной полиции.
Охранять Победу от очернителей
Центральный банк Российской Федерации 1 августа 2016 года выпустил в обращение монеты номиналом 5 рублей из серии «Города — столицы государств, освобождённые советскими войсками от немецко-фашистских захватчиков».
Уродливые плоды «унири»

Молдавские коммунисты предупреждают о реальной угрозе ликвидации молдавской государственности

Пересидевший положенный срок в президентском кресле молдавский глава государства Николай Тимофти на днях снова удивил сограждан очередным «странным» решением. На 13 августа он назначил в республике национальный траур в связи со смертью бывшей королевы Румынии Анны. В этот день в соседней стране предстоит её отпевание, но в Молдавии почему-то должны быть приспущены национальные флаги, указом президента объявляется минута молчания, и граждане должны скорбеть по полной программе.

Шёл троллейбус по улице Бандеры
Факт, казалось бы, заурядный. Троллейбусы по этой улице, которая ранее носила имя Маршала Рыбалко, в городе Хмельницком ходили десятки лет. И ничего необычного, кроме мелких дорожных происшествий, с ними не случалось.
Лезут в советский огород

НА ПЛОЩАДИ ЛЕНИНА в Санкт-Петербурге 6 августа коммунисты провели очередной митинг в защиту прав садоводов и огородников, у которых городские власти под разными предлогами отбирают земли вместе с постройками, потому как эти находящиеся в городской черте участки земли — лакомый кусок для всевозможных оборотистых дельцов.

Разогнать и задержать!
Уже целый месяц продолжается в Москве, у приёмной «Единой России» в Банном переулке, акция протеста столичных очередников против политики властей в жилищной сфере. По словам протестующих, в среднем в год в Москве выделяется чуть более 800 квартир, в то время как в очереди на получение жилья стоят около 300 тысяч человек. Такими темпами, считают нуждающиеся, они дождутся положенных им квартир чуть ли не через 100 лет.
Все статьи номера