Главная  >  Номера газеты  >  №78 (30429) 21 июля 2016 года  >  Владимир КАШИН: «Безопасность государства начинается на селе»

Владимир КАШИН: «Безопасность государства начинается на селе»

№78 (30429) 21 июля 2016 года
1 полоса
Автор: КПРФ

Возрождение российского села, всестороннее развитие агропромышленного комплекса всегда находились в центре внимания КПРФ. Особенно актуальной эта задача становится в преддверии выборов в Государственную думу. Коммунисты стали инициаторами проведения Всероссийского совета работников агропромышленного комплекса, который пройдёт 25—26 июля в Республике Марий Эл. О намечающемся форуме и в целом о ситуации в сельском хозяйстве телеканал «Красная линия» побеседовал с заместителем Председателя ЦК КПРФ, председателем Комитета Госдумы по природным ресурсам, природопользованию и экологии академиком РАН В.И. Кашиным.

— Все последние годы КПРФ настаивала на необходимости развивать сельское хозяйство и предлагала свои программы неотложных мер по выводу этой отрасли из кризиса. В настоящее время представители власти говорят о том, что наше сельское хозяйство идёт в гору, поднимается. Какова ваша оценка реального состояния дел на селе?

— Действительно, все эти 25 лет мы говорили о необходимости решать проблемы в агропромышленном комплексе, в нашем русском селе, кубанской станице, кавказском ауле. Мы считаем, что наши сельские населённые пункты являются берегиней нашей территории. Во-первых, это кладезь продовольствия — отечественного, качественного продовольствия для нашего населения. Во-вторых, они помогают создавать рабочие места. Один человек, работающий на селе, обеспечивает создание минимум шести рабочих мест в городе.

Те разрушительные процессы, которые начались в 1990-е годы, до сих пор не исчезли из нашей реальной жизни. Многие последователи Гайдара сегодня ещё сидят в больших кабинетах. Они открыто призывали убрать общинное, коллективное ведение сельского хозяйства из нашей жизни как рассадник социализма. Они говорили: надо уничтожить колхозы, совхозы, надо создать буржуазию на селе. Это была контрреволюция, и её сторонники хотели получить свой класс в сельской местности. И поэтому эти разрушительные процессы для них были естественными.

Тут недавно прозвучало откровение всё того же Чубайса. Он заявил, что речь шла не о какой-то экономической целесообразности или технологической системной работе. Речь шла о целенаправленном уничтожении, разорении народного хозяйства, о реставрации капитализма. Это значило убрать всё советское, всё коммунистическое, чем жила великая держава.

Однако КПРФ удалось сделать немало. Многие коллективные хозяйства устояли, удержались на плаву. Их возглавляют истинные специалисты — настоящие маяки. Они показывают чудеса даже в этих условиях, когда власть делает всё для того, чтобы разорить сельскохозяйственное производство как основу решения продовольственной проблемы в стране. Тезис, что сельское хозяйство — это якобы «чёрная дыра», а мы, мол, всё закупим за рубежом, никуда не делся.

Правда, буквально несколько дней назад заседала правительственная комиссия, которую возглавляет председатель правительства Д.А. Медведев, я являюсь её членом. Было приятно услышать, что наша работа не пропала даром, что даже в правительстве наконец признают: вышеупомянутый преступный лозунг себя изжил. Там заявляют, что сельская территория — это привлекательное для инвестиций место, что сельскохозяйственное производство может быть высокорентабельным, и так далее. Это важная идеологическая победа.

Но теперь посмотрим, что в этом плане должно быть, а что реально есть в нашей жизни. О любом положительном, динамичном процессе можно рассуждать с различных точек зрения. Можно всё развалить, а потом что-то немного сделать и сказать, что есть положительная динамика. Поэтому, оценивая реформы, нужно сравнивать полученные результаты с начальными показателями. С этой точки зрения в России, к сожалению, потеряна продовольственная безопасность. В 2013—2014 годах мы тратили 42—43 миллиарда долларов для того, чтобы купить продовольствие за границей.

Если посмотреть в количественном выражении, то до рыночных реформ мы производили 4,6 миллиона тонн говядины. Сегодня — 1,6 миллиона тонн. Мы производили 57 миллионов тонн молока — были на первом месте в мире по обеспечению этим ценнейшим видом продукции. Сегодня мы, по статистике, производим около 30 миллионов тонн молока. Специалисты же, учитывая, что поголовье сократилось в разы, а половина коров находится в личных подворьях, говорят о производстве всего 18—20 миллионов тонн молока. Скоро может возникнуть проблема: как обеспечить школьников стаканом молока собственного производства.

Каждый год продолжают подкашивать основные фонды. В агропромышленном комплексе это происходит через вырезание поголовья крупного рогатого скота и дойного стада. Этот процесс продолжается, что видно по показателям первого полугодия. Одновременно с этим идёт выбытие земель сельскохозяйственного назначения из оборота. Уже 41,5 миллиона гектаров выведено из севооборота, а всего у нас 117 миллионов гектаров. Это огромное количество земли, которая сегодня зарастает бурьяном, деградирует.

При такой потере посевных площадей страна падает в пропасть — и с экономической точки зрения, и с духовной. Хочу напомнить об отношении к земле как к матушке-кормилице. Надо возвращать это уникальное отношение к земле. За нашу землю-матушку, за лесную поляну, за речку не один десяток миллионов жизней отдали наши отцы, деды, прадеды, защищая независимость нашей Родины. В первую очередь они отдавали жизнь за свою деревню, за свой посёлок, за свой город, за свою речку, за своё поле. Это не пафосные слова какого-то художника или литератора, это реальность.

На первый взгляд, у власти вроде бы есть понимание, что надо возвращать эти земли в оборот. Планируется к 2020 году добавить 4 миллиона гектаров посевных площадей. Но сколько же тогда нужно пятилеток, чтобы все 40 с лишним миллионов гектаров земли вернуть в оборот? И как быть с другими сельхозплощадями — сенокосами, пастбищами? Если это динамика, то кому нужна такая динамика? На этих площадях успеет вырасти не одно поколение леса.

Возьмём следующее направление — плодородие почвы. Прежде мы вносили 14 миллионов тонн минеральных удобрений, а теперь чуть больше двух. Сейчас хотят добавить миллион. Но ведь тогда мы дополнительно вносили под 400 миллионов тонн органических удобрений и торфоперегнойных компостов. Сейчас не вносим. Мы занимались гипсованием, известкованием, а сейчас почвы закисляются, засоляются, идут другие процессы деградации. Даже в наших тучных чернозёмах наблюдается падение содержания гумуса. Это катастрофа. Планирование добавить один миллион минеральных удобрений не является комплексным подходом к сохранению плодородия почв для будущих поколений.

Можно привести в пример социальную сферу на селе. Закрываются больницы и школы. Не строятся дороги, нет жилья, происходит отток специалистов. У нас на селе работали 863 тысячи человек с высшим и средним образованием. Сейчас специалистов стало втрое меньше. Поэтому, несмотря на некоторые правильные подвижки, путь развития села должен быть выбран иной. Надо использовать Программу КПРФ по возрождению агропромышленного комплекса, и тогда развитие сельского хозяйства пойдёт быстрее. Оно станет конкурентоспособным в сравнении с другими странами, которые уже захватили наш продовольственный рынок.

Если взять торговлю, то она на 95 процентов принадлежит иностранным компаниям. Нам очень трудно пробиться со своей продукцией на рынок. Отсутствует государственное регулирование, остро стоит вопрос ценообразования. По всем этим направлениям мы предложили наши законы. Во всём мире 50 процентов от розничной цены идёт крестьянам. У нас же по зерну — на уровне 8—9 процентов, по молоку — 15—20 процентов. То есть основную прибыль получает посредник, а человек, который всё сделал, чтобы вырастить это зерно, получает какие-то жалкие 8—9 процентов. Это безобразие.

Необходима комплексная оценка происходящих процессов. Мы говорим: без принятия закона о плодородии почвы, который мы подготовили, без принятия закона о бюджете агропромышленного комплекса ситуация в лучшую сторону не изменится. Будет выделяться 10 процентов расходной части бюджета сельскому хозяйству — и тогда у нас появятся экопоселения, тогда у нас появится хорошая энерговооружённость деревни, тогда мы возвратим все брошенные земли и получим то продовольствие, за которое не надо будет отдавать миллиарды долларов чужим производителям.

Нам нужно обязательно принимать закон и программу мелиорации. У нас было 13 с половиной миллионов гектаров орошаемых и осушенных земель. По площади примерно столько же, как в США. Теперь там уже 22 миллиона гектаров таких угодий, а у нас осталось полтора миллиона. Китай, Индия по 1,5—2 миллиона каждый год добавляют, а у нас в программе правительства до 2020 года записано, что мы всего добавим 600 тысяч гектаров. Ну кому же нужна такая программа? Разорить сумели за 20 лет, а добавить 1 миллион гектаров за пятилетку не могут.

Поэтому так важны законы о сохранении плодородия почвы, бюджетные программы, о которых мы говорим. У нас есть сегодня уникальные точки роста. Скоро мы будем проводить форум в СПК «Звениговский». Товарооборот этого предприятия в прошлом году превысил 12 миллиардов рублей. Уникальная производительность труда. Прекрасный, почти двухтысячный коллектив. Молодые ребята с хорошей заработной платой. Большая наука работает в производстве, в котором 16 с лишним тысяч голов крупного рогатого скота, из них 8 тысяч — дойного; почти 200-тысячное поголовье свиней. Уникально решены вопросы экологии. Полный цикл переработки, свои магазины — вот этот комплексный подход к решению задач позволяет народному предприятию занимать главные призы на международных производственных выставках. Совсем недавно привезли 29 золотых, две серебряные, три бронзовые медали и главный кубок — и так не первый раз.

У нас есть совхоз имени Владимира Ильича Ленина — тоже народное предприятие. Мы говорим: делайте ставку на предприятия, где коллектив причастен к управлению, где не растащили по закоулкам ни технику, ни основные фонды, где сумели отстоять свои земли.

Есть различные формы хозяйствования, которые мы поддерживаем, — и народные, и государственные. Вот, предприятие «Красная пойма», возглавляемое Анатолием Анатольевичем Анисимовым. Мне пришлось там в своё время 11 лет работать. Сегодня в хозяйстве 6 тысяч голов крупного рогатого скота, из них 3 тысячи с лишним — дойного. Овощные просторы…

Все они работают уверенно, но нет доступа на рынок, нет возможности взять серьёзные кредиты, обновить технический парк, хотя он изношен на 85 процентов, а нагрузка огромная. Все эти проблемы надо устранять. Системный подход изложен в нашей программе. Развернуть общество лицом к селу, помочь крестьянину решать вопросы ценообразования, технологических процессов, дать аграрной науке возможность работать вместе с нашими предприятиями, решить вопросы селекции, первичного семеноводства, питомниководства, племенного животноводства — все эти темы мы затронули в нашем докладе на правительственной комиссии, договорились следующее заседание посвятить этому направлению.

Компартия делает всё возможное. Мы с первых дней требовали решать в первую очередь бюджетные вопросы. Ведь, напомню, в советское время селу выделялось не меньше 15 процентов расходной части бюджета. А были годы — и по 24 процента. А сегодня — 1—1,5 процента. С этими средствами невозможно ничего решить, нельзя обеспечить конкурентоспособность. Если в Европе на гектар выделяется 330 евро в поддержку крестьянину, то у нас сегодня не получается даже 35 долларов. Вот все эти перекосы надо устранять, давать истинную государственную поддержку и заботу крестьянству. А оно отплатит своим героическим трудом, умением, профессионализмом.

— Владимир Иванович, телеканал «Красная линия» постоянно освещает проблемы сельского хозяйства в нашей стране. Посещая «Ростсельмаш» и другие предприятия, наши корреспонденты убедились в том, что сельхозмашиностроение в нашей стране как отрасль практически сегодня отсутствует. Можно ли говорить о её возрождении без государственной программы подъёма села?

— Я убеждён, что вопросы возрождения сельхозмашиностроения, тракторостроения, комбайностроения очень важны. Если говорить об импортозамещении, то без решения этих проблем невозможно обеспечить продовольственную безопасность. В советское время на наших полях работали 1 миллион 360 тысяч тракторов, а сегодня — всего 250 тысяч. При этом трактор тогда работал не более 10 лет, и амортизационные отчисления так были организованы, что через 8—9 лет он окупался. Естественно, деньги на это откладывались ежегодно, и соответствующая техника покупалась.

Сегодня здесь сплошные дисбалансы. С комбайнами — аналогичная ситуация: работали 410 тысяч, сейчас — 65 тысяч. И так по любому виду техники. Если взять картофелеуборочную, льноуборочную, кормоуборочную технику — там ещё более тяжёлая ситуация. Наши основные поставщики тракторов сегодня влачат жалкое существование. Волгоградский тракторный завод в день выпускал 360 тракторов, сейчас — 14. Практически похоронены другие заводы: Владимирский, Алтайский... Возьмём прошлый год: 1000 тракторов было произведено полностью по нашим технологиям, а остальные — под отвёрточную сборку. В целом же годовое производство комбайнов не превышает 5 тысяч единиц, тракторов — 14—15 тысяч.

Предприятий создали много — их более 40, но толку пока никакого. Тот же «Ростсельмаш» или «Кировский завод» производят хорошие образцы. Остались очаги производства, есть хорошие разработки, но чтобы качество техники было конкурентоспособным, чтобы цена была нормальной, нужна государственная поддержка. Она бы позволила уверенно работать флагманам отечественного производства.

У государства должна быть чёткая программа развития сельхозмашиностроения. Мы должны понять, насколько опасно то отставание в техническом оснащении, которое сегодня есть. Если взять, допустим, Англию, Францию, Германию, там нагрузка на один трактор на уровне в среднем 12—15 гектаров, а у нас — под 300 гектаров. Аналогичная нагрузка на комбайны. Но если нам хотя бы в 3—4 раза удалось сократить отставание, это бы очень серьёзно помогло, потому что без повышения энерговооружённости нашего сельского хозяйства далеко не пойдёшь.

Самого серьёзного совершенствования требует не только сельхозмашиностроение, но и вся инфраструктурная часть — всё, что касается логистики и так далее. Пока всё это на грани выживания, не более того. Пока выгоднее через всевозможные лизинги тащить какую-то технику из-за рубежа.

Мы убеждены, что надо решать эту проблему на государственном уровне: определить количество тех предприятий, без которых сельское хозяйство не может существовать, и всё сделать для того, чтобы у них была государственная поддержка. Чтобы они без оглядки могли бы работать над совершенствованием технологий, жёстко увязывать это с наукой. Ведь те заводы, на которых в советское время ежегодно производилось 500 тысяч тракторов, все строились с нуля. Но ведь тогда другие были возможности, абсолютно другие!

А сегодня страна добывает 530 миллионов тонн нефти, 600 миллиардов с лишним кубов газа... Неужели мы не можем решить эти проблемы? Можем! Это проблема государственная, задача важная, и её надо решать. В программе КПРФ как раз и подчёркивается, что, если у аграрного сектора будут бюджетные средства, если из него в виде налогов не будет выкачиваться в разы больше того, что дают в виде ссуд, развитие сельского хозяйства будет обеспечено.

Премьер Д. Медведев говорит, что во всём мире сельское хозяйство получает ссуды, а у нас, мол, этот вопрос не стоит, и наше правительство будет решать другие задачи. Но, извините, у нас как раз этот вопрос стоит остро! Мы в разы больше налогов сегодня собираем из села, чем даём этих ссуд. А раз говорим «А», надо говорить «Б». Ведь у крестьян нет тех возможностей, которые помогли бы развивать наше сельскохозяйственное машиностроение. Они не стоят в очереди сегодня ни в «Ростсельмаше», ни на «Кировском заводе».

— Владимир Иванович, природная среда — это целостный комплекс, и с сельским хозяйством тесно связаны вопросы лесопользования, водных ресурсов, экологии. Вам, как представителю Комитета Госдумы по природным ресурсам, природопользованию и экологии, все эти темы достаточно близки. Что, на ваш взгляд, удалось сделать в Государственной думе за 5 лет и что ещё предстоит сделать в следующем созыве?

— Действительно, всё взаимоувязано в природе. Круговорот воды никто не отменял. И если не будет леса, то не будет и обеспечения наших почв влагой — это тоже известная всем истина. Поэтому мы все эти годы в шестом созыве Госдумы старались решать эту задачу, ставя во главу угла экологическую составляющую.

Мы приняли десятки законов для улучшения Лесного кодекса. Например, закон №415 по существу решает проблему «серых» схем использования лесов. Здесь и борьба с «чёрными лесорубами», и учёт лесной делянки, и возрождение лесного планирования, лесоустройства и так далее. Штрафы увеличены в сотни раз, вплоть до конфискации имущества этих самых «чёрных лесорубов», то есть в этом плане закон является базовым и очень серьёзно поправляет тот Лесной кодекс, который имеет много изъянов. Под штучный контроль взяты особо ценные деревья: кедровники, амурская ель и другие.

Принят также закон, позволяющий восстанавливать муниципальные государственные структуры для борьбы с лесными пожарами, для защиты от вредителей, болезней. Что касается особо охраняемых природных территорий, то здесь принят закон №181, закон о Байкальской природной территории, в общем целый базовый комплекс, которым мы по праву гордимся. Главное теперь — это законоприменение.

Что касается экологии, то нельзя не сказать о законах №219 и 458. 219-й — это экологическое нормирование, это большой серьёзный закон, по которому у нас было много схваток с олигархией и с другими загрязнителями атмосферного и водного бассейнов. Это закон, о котором можно часами говорить. Он вводит новое экологическое нормирование, новые доступные технологии, а загрязнители берутся государством на учёт. Причём не просто как юридическое лицо — учитывается каждая труба. Даётся 4 года для того, чтобы была проведена модернизация этих предприятий-загрязнителей. Если не обеспечите — там такие штрафы, что предприятие станет банкротом в течение одного-двух лет. Поэтому мы гордимся этим законом. Ведь у нас сегодня не менее 50 миллионов человек живут в городах с тяжёлой экологической обстановкой. Они дышат воздухом, в котором значительно превышены предельно допустимые концентрации вредных веществ.

458-й закон — это закон об обращении отходов. Здесь у нас тоже большие проблемы: накопились сотни миллиардов тонн отходов, полно нелегальных свалок. Этот закон разрушает схемы, которые работали в интересах криминала, а не народа. Теперь проблема не сбрасывается на муниципальное образование, в котором нет денег для того, чтобы её решать. Мы выводим решение вопроса на плановую систему. Ставка сделана на утилизацию, переработку отходов, а не на захоронение.

Что касается водных биоресурсов, то здесь также принят десяток законов. Это, например, запрет плавных сетей на путях нереста. Очень серьёзные схватки были с большой группой, лоббирующей интересы иностранных государств, в частности Японии. Принят большой закон в целях защиты наших биоресурсов. Здесь и аквакультура, и подпрограмма по осетровым. Подразумевается дополнительное финансирование.

По нашей настойчивой просьбе был проведён Президиум Госсовета. Мы там выступали и говорили президенту о необходимости возрождения флота. В советское время у нас было 7 тысяч рыболовецких кораблей, они бороздили весь Мировой океан. Сегодня осталось 2 тысячи, износ громадный, как и всей прибрежной инфраструктуры. Не хватает складских, холодильных помещений на миллион тонн рыбы.

Мы всё сделали для того, чтобы выйти из тупика. В правительственный закон было внесено 39 только моих поправок. Теперь 20 процентов квот будет направлено на строительство рыболовецкого флота, из них 5 процентов — на перевооружение прибрежных инфраструктурных объектов. Мы серьёзно отработали антикоррупционную систему, всё сделали для того, чтобы учесть интересы регионов.

По недрам мы приняли 14 законов, и тоже гордимся ими. В целом, я должен сказать, мы рассмотрели 250 законов, 52 из них принято. Это очень большое количество. И нам ни за один закон не стыдно.

Но, конечно, не все наши инициативы поддерживает «партия власти». Вот последний закон — там правительство замахнулось на малый бизнес северных территорий. Отклонили три наши поправки, касающиеся доставки замороженной рыбы на берег. Но у северных территорий нет тех кораблей, которые могли бы охлаждённую свежую рыбу доставлять… Но, думаю, мы всё же отстоим здравый смысл.

Не удалось нам принять закон о сохранении плодородия почвы. Мы разработали законопроект, но он до сих пор находится в правительстве. Не удалось принять закон, защищающий права рыбаков в розничной торговле. Сдают рыбу на берег по 30—40 рублей, а в Москве она стоит уже 200. Не удалось решить многие бюджетные проблемы, связанные с поддержкой отечественного производства. У нас сложные проблемы сегодня с импортозамещением в геологоразведке, сейсморазведке.

Но, вместе с тем, я ещё раз хочу сказать, мы видим, над чем надо дальше работать. Должен назвать одну цифру: в законодательство внесено, то есть принято, более 700 поправок моих и моих товарищей. Это большая победа, потому что все наши поправки работают на отечественного товаропроизводителя, на экологию.

— Владимир Иванович, одно из ключевых событий 2016 года для КПРФ — это Всероссийский совет работников агропромышленного комплекса. Каковы цели проведения этого форума, где он будет проходить и когда?

— В феврале мы провели большой экономический форум в Орле. Компартия представила на нём свою программу, своё видение развития страны на ближайшую перспективу. Мы получили одобрение выступавших специалистов. На форуме работало 10 «круглых столов» с участием выдающихся учёных, практиков, организаторов производства, губернаторов. Потом эту программу рассмотрел и одобрил Совет трудовых коллективов.

Помимо этого, у нас подготовлено 13 отраслевых программ. Например, молодёжная программа КПРФ была представлена Г.А. Зюгановым на форуме «Территория смыслов» во Владимирской области и на недавней пресс-конференции в ТАСС.

Теперь предстоит проведение Всероссийского совета работников агропромышленного комплекса. Он состоится 25—26 июля на базе одного из лучших хозяйств — народного предприятия «Звениговский» в Республике Марий Эл. На нём мы предложим нашу программу, наши 10 шагов к возрождению агропромышленного комплекса. Эта программа показывает то реальное положение, в котором находится наше сельское хозяйство. Далее мы сформулируем задачи, за счёт решения которых намерены достичь продовольственной безопасности, возродить наши сёла, сохранить плодородие почвы, решить проблему энерговооружённости…

Сегодня 50 процентов продукции производят коллективные формы хозяйства, 40 процентов — это личные, подсобные хозяйства, 10 процентов — это малый бизнес в виде фермерства. Да, мы признаём различные формы хозяйствования, что и подчёркивает наша программа. Но упор мы делаем на народные предприятия, на государственную собственность, на крупные коллективные товарные хозяйства.

Мы будем всё делать и для того, чтобы поддерживать личные подсобные хозяйства. Они в советское время решали очень большие задачи, особенно когда речь шла о производстве овощей, фруктов, молока, яйца птицы. Но сегодня личному подсобному хозяйству создали столько трудностей, что просто беда. Молодняком не обеспечивают, комбикорм дорогой. Забил скотину — надо вести за тридевять земель к ветеринару... Мы не на словах, а на деле предлагаем реальную заботу о личном подсобном хозяйстве.

Брошен, по большому счёту, и малый бизнес на селе. Нашей программой мы решаем задачи возрождения сельской кооперации, доступа на рынок. Здесь и вопросы ценообразования, государственной поддержки, о чём мы говорили раньше.

В печальном положении находится социальная инфраструктура. Сегодня из 130 тысяч сёл только в 40 тысячах есть хоть какая-то медицинская служба в виде фельдшерско-акушерского пункта. Аналогичная ситуация — с сельской школой. Это всё должно быть закреплено в отдельной программе. Социальная сфера села должна быть под контролем государства. Это гарантирует сбережение территории.

Хочу особо подчеркнуть: программа плодородия почвы, социальная программа, программа технической модернизации и вооружённости, бюджетное финансирование, вопросы торговли — это главные элементы нашей комплексной отраслевой программы, которая будет представлена российскому сельскому сообществу. На Совете в «Звениговском» мы отработаем её элементы со специалистами, академиками, организаторами производства.

Мы убеждены, что наша программа, её внедрение в жизнь позволит стране встать на ноги, решить вопросы продовольственной безопасности. Но не только. С селом, как с локомотивом, работают более 15 министерств и ведомств. Если в аграрный сектор пойдут удобрения, то заработают наши химики. Селу всегда нужен лес, строительные материалы — и вот задействована вся инфраструктура производства стройматериалов. Чем больше мы произведём продукции, тем больше будут заняты наши мукомолы, переработчики мяса, рыбы. Торговля, транспорт, машиностроение — всё завязано на селе.

То есть село — это тот кластер, с которым можно решить большинство проблем страны. Ну и главное — это национальная независимость. Оборонная и продовольственная безопасность — это два столпа независимости любого государства.

Участники форума увидят лучшее предприятие страны. Предусмотрена трёхчасовая экскурсия по объектам этого уникального хозяйства. Приедут многие крупные руководители, например, из Татарстана. Мы встречались с президентом Татарстана. 30 тысяч гектаров земли в очень слабом хозяйстве он выделил «Звениговскому», и за несколько лет картина изменилась. Сам руководитель Татарстана очень доволен. То есть базовое хозяйство находится в Марий Эл, а второе — в Татарстане. Оно занимается производством кормов, зерна и так далее. Будет там дальше развиваться и переработка. Уже сейчас она позволила создать 400 магазинов по всему Поволжью.

— Владимир Иванович, задача любой политической партии — это борьба за власть. Если КПРФ в ближайшее время решит эту задачу и сформирует Правительство народного доверия, каковы будут его первые практические шаги по подъёму села?

— А вот мы с вами как раз их и обозначили. Мы примем те законы, что касаются будущих поколений. Это законы о сохранении плодородия почвы, о техническом перевооружении села, законы, связанные с государственной поддержкой сельского хозяйства, законы, гарантирующие развитие социальной сферы. Наконец, законы, которыми будут исправлены те жуткие диспаритеты, которые есть в вопросах ценообразования и уровня жизни людей.

У нас сегодня заработная плата на селе, при тяжелейшем труде наших механизаторов, доярок, хлеборобов, в два раза меньше, чем в среднем по промышленности. На каком основании? А ведь раньше на селе люди получали больше, чем в промышленности. То есть тяжёлый труд обесценен. Наживаются на этом труде хапуги, ворьё, всякого рода прилипалы. Мы вернём правильное отношение к рациональному, неистощительному использованию земельных ресурсов. В этом суть нашей программы.

В результате получим продовольственную безопасность и то количество качественных продуктов, которое необходимо нашей стране и способно прокормить ещё 400—450 миллионов человек. То есть мы будем производить сельскохозяйственную продукцию и на экспорт, причём переработанную. Ведь что происходит сегодня? За рубеж тащим сырьё. И не только нефть, но и зерно. А уже оттуда везём готовую продукцию. Так, извините меня, может действовать только неразумное дитя. То есть вывозят пшеницу, зерно, а свой народ кормят непонятно чем. И всё критикуют советское время за то, что мы покупали кормовой ячмень. Да, покупали, но у нас было 57 миллионов голов крупного рогатого скота, а вы его вырезали. А сегодня вы завозите и мясо, и остальную продукцию из-за рубежа. Руководители Советского Союза понимали: лучше переработать и продать, чем вывозить из страны сырьё. Думаю, что со временем поймёт это и наше правительство. Будет жить деревня — будет здравствовать и Россия.

Просмотров: 1072

Другие статьи номера

Пульс планеты

КЛИВЛЕНД. Республиканская партия США на съезде в штате Огайо выдвинула Дональда Трампа единым кандидатом в президенты. Он получил 1725 голосов делегатов при необходимых 1237 и право побороться за Белый дом. Кандидатом в вице-президенты станет губернатор штата Индиана Майкл Пенс, представитель ультраконсервативного крыла республиканцев, получившего название «чайной партии». На выборах главы государства 8 ноября миллиардеру Трампу будет противостоять представитель демократов Хиллари Клинтон, чьё официальное выдвижение состоится на съезде Демократической партии на следующей неделе.

Чтобы малыши были здоровы
Коллектив Витебского областного детского клинического центра недавно вышел на работу в новые помещения с улучшенными условиями, сообщает БЕЛТА. Подарком для медиков, а также для всех маленьких жителей региона и их родителей стало открытие после реконструкции терапевтического корпуса центра.
Смерть по собственному желанию
Парижская прокуратура требует привлечь к суду семерых бывших и действующих топ-менеджеров телекоммуникационного холдинга «Франс телеком», в том числе экс-главу компании Дидье Ломбара. Как сообщает агентство «Рейтер», руководителей обвиняют в создании на предприятии атмосферы «невыносимого психологического давления», в результате которого в конце 2000-х годов 60 сотрудников покончили жизнь самоубийством.
Водородные бомбы в Турции

«ОДИН ИЗ МНОГИХ вопросов, которые возникли после состоявшейся на днях попытки переворота в Турции и пока остаются без ответа, имеет значение для национальной безопасности США и всего мира: насколько надёжно охраняются американские водородные бомбы на турецкой авиабазе?» — пишет Эрик Шлёссер в журнале «Нью-Йоркер».

Теракт с многоточием
В Казахстане 18 июля снова звучали выстрелы и лилась кровь. В Алма-Ате были совершены нападения на районное управление внутренних дел и департамент Комитета национальной безопасности (КНБ). Силовики заявили о раскрытии преступления, однако в деле остаются белые пятна.
Цена «победы» ничтожна
Состоявшиеся в минувшее воскресенье промежуточные выборы в Верховную Раду Украины на 1142 участках показали, что они вновь принесли заранее ожидаемые результаты.
Кто разгонит полчища мух?
Без преувеличения жуткое впечатление остаётся у каждого, кто впервые посещает деревню Котяминер, что в Параньгинском районе Республики Марий Эл.
Над пропастью во лжи
Хочу поделиться своими мыслями после прочтения в газете «Правда» материала о судьбах престарелых больных стариков, попадающих в подпольные «дома престарелых». До такого маразма мог дойти только преступный российский бизнес.
Курьер новостей

Дал поворот от кремлёвских ворот

С ЖИТЕЛЯМИ АЛТАЙСКОГО ГОРОДА БИЙСК Евгением Корчагиным и его товарищем Александром Медведевым, отправившимися на жёлтом «Запорожце» в поисках правды в Москву, Владимир Путин встречаться не пожелал.

Кому в кафе не сладко
В Тамбове сотрудники филиала воронежской сети быстрого питания «Робин Сдобин» объявили забастовку. Им задерживают выдачу зарплаты.
Все статьи номера