Главная  >  Номера газеты  >  №76 (30427) 15—18 июля 2016 года  >  За прилавком — пролетарии или буржуа?

За прилавком — пролетарии или буржуа?

№76 (30427) 15—18 июля 2016 года
3 полоса
Автор: Виктор ТРУШКОВ. Политический обозреватель «Правды», доктор философских наук, профессор, лауреат премии ЦК КПУ имени В.И. Ленина.

ОТ РЕДАКЦИИ. Редакционная почта всегда разнообразна. Часть её попадает на страницы газеты, на некоторые из писем журналисты отвечают читателям по телефону или по почте (чаще — электронной). Но бывают случаи, когда письмо читателя невозможно оставить без публичного ответа. Причём такой ответ предназначается не столько лично автору письма, сколько тысячам наших читателей, которым порой тоже присущи похожие сомнения или заблуждения. В ряду таких читательских обращений в нашу редакцию — письмо В.В. Пономарёва из станицы Брюховецкой Краснодарского края. Он в своём мнении, озаглавленном им «Чудеса в решете», ставит под сомнение позицию газеты, изложенную в одной из её публикаций. Редакция предлагает читателю самому ознакомиться с этим письмом, а также ответом на него нашего политического обозревателя.

Письмо читателя

Чудеса в решете

Газета «Правда» в № 62 опубликовала статью В. Трушкова, озаглавленную «Распрямляются пролетарии прилавка». Более чем очевидно, что Трушков работников прилавка считает пролетариями. Кто является пролетарием, написано в «Манифесте Коммунистической партии» К. Маркса и Ф. Энгельса: «Под пролетариатом понимается класс современных наёмных рабочих, которые, будучи лишены своих собственных средств производства, вынуждены, для того чтобы жить, продавать свою рабочую силу».

Здесь, как говорится, далеко ходить не надо: пролетарии продают свою рабочую силу, а работники прилавка продают товары, производимые трудом рабочих. Пролетарии работают в сфере производства товаров, а работники прилавка — в сфере обмена товаров на деньги и денег на товары. И более чем понятно, что рабочие не являются работниками прилавка, а работники прилавка не являются рабочими. Пролетарии создают товары своим трудом, а работники прилавка своим трудом товаров не создают. Значит, работники прилавка никакими пролетариями не являются.

А поскольку в настоящее время человечество разделено на два класса — пролетариат и буржуазию, то очевидно, что работники прилавка относятся к классу буржуазии. Они потребляют товары, создаваемые трудом рабочих. Работники прилавка — это мелкая буржуазия. Так и надо их называть. А если они просыпаются, то коммунистам надо не торжествовать и радоваться, а плакать.

В. Трушков перепутал грешное с праведным: пролетариат с буржуазией. Не случайно у Энгельса можно прочитать: «Сколько раз ни продавай одни и те же брюки — двое из них не получится». Можно прочесть и другое: «Торговая прибыль является результатом обсчёта и обмана товаропроизводителя и потребителя» (Маркс).

Если работники прилавка просыпаются, то у пролетариев пустеют кошельки и карманы и на столе вместо мяса становится больше растительной пищи, и они превращаются в травоядных животных. Или, что ещё хуже, в бедный, нищий, голодающий пролетариат — люмпен-пролетариат.

Что же касается заявления Трушкова, что работники прилавка ещё только просыпаются, то он явно ошибается: они проснулись одновременно с ельцинским буржуазным переворотом, с расстрелом Верховного Совета и ликвидацией Государственного комитета цен, последним председателем которого была Розенова. До этого цены можно было повышать только после проверки обоснованности, вплоть до предоставления калькуляции. При этом торговле позволялось повышать цены не больше, чем на 2—3%: на «усушку, утруску, увес, утечку». Госкомцен был ликвидирован одновременно с Верховным Советом.

С тех пор цены начали повышаться бесконтрольно, пролетариат нищает на глазах, а буржуазия дошла до накопления триллионов, произвол усиливается, и уже дошло до того, что Россия по численности миллиардеров обогнала все страны мира, и по стране уже прокатываются волны революции. Путин уже создаёт армию белогвардейцев численностью 300 тысяч человек для подавления революции рабочих и крестьян и натаскивает на это все силовые структуры, вплоть до армии.

А тем временем цены продолжают расти не по дням, а по часам, тогда как заработная плата пролетариата систематически снижается, растут тарифы на услуги ЖКХ, на электроэнергию, газ, воду, отопление, канализацию, ремонт зданий, дорог, цены на бензин, солярку и пр. Пролетариат не успевает выворачивать карманы и кошельки.

Невежество в теории марксизма-ленинизма — вот откуда в глазах автора буржуазия видится пролетариатом. Коммунист, а в сознании буржуазная идеология вместо диалектического материализма. Причисление мелкой буржуазии к пролетариату есть грубейшее искажение реальной действительности, скрытие самого многочисленного контингента буржуазии. Численность их никто не считал и сокращать их не собирается. Тем не менее численность его близка к численности половины населения России.

В настоящее время резкое сокращение численности занятых в сфере обмена есть главная мера по выводу страны из кризиса. И совершенно верно в Программе КПРФ первым пунктом сказано, что надо переходить к коллективному хозяйству. Коллективные хозяйства и есть первый шаг перехода к бестоварному обмену.

Торговых заведений в России сейчас столько, что их хватит на весь мир, и они завалены товарами, а покупателей — раз-два и обчёлся. Низка покупательная способность рабочих и крестьян — вот причина этого завала.

Русская пословица говорит, что одна беда не ходит. Вторая беда будет в скором времени. Вся эта мелкобуржуазная орда проголосует на предстоящих выборах за кандидатов от буржуазии.

В.В. ПОНОМАРЁВ.

Ответ из редакции

Нет ни чудес, ни решета

Уважаемый товарищ Пономарёв!

Как уже сказано в предисловии редакции, Ваше письмо требует публичного ответа. Думаю, он полезен ещё и потому, что КПРФ поставила сегодняшней первоочередной задачей внесение социалистического сознания в массы, и ответ на Ваше письмо даёт возможность принять хотя бы небольшое участие в этом благородном деле. Поэтому даже не ссылаюсь на то, что в статье «Распрямляются пролетарии прилавка» я всего лишь — с целью внесения социалистического сознания в массы трудящихся — пересказывал позицию ленинской «Правды» в отношении наёмных, эксплуатируемых работников торговли, то есть пролетариев прилавка. Как я понимаю, Вам большевистский опыт работы в пролетарских массах не очень интересен, а волнует больше современная проблематика. О ней и поговорим.

Вы, товарищ Пономарёв, очень правильно поступили, что начали разговор с определения пролетариата Ф. Энгельсом (оно выделено в сегодняшней публикации Вашего письма). Благодаря этому у нас есть возможность понять, кого один из родоначальников научного коммунизма относил к пролетариату. Он подчеркнул здесь три признака пролетария:

1) пролетарий — тот, кто «лишён средств производства», то есть он не владеет орудиями труда, инструментом, оборудованием, которые позволяли бы ему осуществлять трудовую деятельность независимо от работодателя;

2) из-за отсутствия собственных средств производства он сдаёт в наём свою способность трудиться, то есть он — «наёмный работник»;

3) будучи наёмным работником, то есть продавая свою рабочую силу, пролетарий сдаёт себя в эксплуатацию: он получает зарплату (средство «чтобы жить»), определяемую не ценой созданного им продукта, а только ценой своей рабочей силы. А она определяется стоимостью средств, которые ему необходимы, чтобы восстановить свою способность трудиться и завтра снова идти на работу. Это значит, что работодатель его эксплуатирует, то есть присваивает ту часть созданного пролетарием продукта, которая превышает цену его рабочей силы, то есть зарплату.

Выходит, принадлежность к пролетариату не зависит от того, кто продаёт свою рабочую силу — ткач, токарь, машинист тепловоза или электровоза или продавец. Ткача, токаря, машиниста Вы, товарищ Пономарёв, готовы считать рабочим, пролетарием, а продавца — не желаете. А чем он от них отличается в системе экономических отношений? Он владеет средствами производства — прилавком, витриной, помещением, в котором они находятся? Нет! Он так же лишён средств производства, как ткач, токарь, машинист. Значит, по первому признаку он — пролетарий.

Но именно поэтому он является пролетарием и по второму признаку: из-за того, что он не владеет магазином, он продаёт владельцу магазина свою способность трудиться, то есть свою рабочую силу. Он — наёмный рабочий, которого работодатель практически всегда может уволить.

В своём письме Вы попытались сослаться на авторитет Карла Маркса. Это правильное решение, и мы следуем Вашему примеру. В третьем томе «Капитала» в главе «Торговая прибыль» Маркс писал:

«С одной стороны, такой торговый рабочий совершенно такой же наёмный рабочий, как и всякий другой. Во-первых, поскольку его труд покупается на переменный капитал купца, а не на те деньги, которые расходуются как доход, то, следовательно, покупается не для личных услуг, а в целях увеличения стоимости капитала, авансированного купцом. Во-вторых, поскольку стоимость его рабочей силы и, следовательно, его заработная плата определяется, как и у всех других наёмных рабочих, издержками производства и воспроизводства его специфической рабочей силы, а не продуктом его труда». Нарушая газетную традицию, мы специально для Вас, товарищ Пономарёв, указываем источник, откуда взята эта цитата: Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Том 25, часть I. С. 321.

Надеюсь, Вы, товарищ Пономарёв, вслед за К. Марксом признаете, что продавец — это наёмный, эксплуатируемый работник. То есть он пролетарий по всем статьям. В системе экономических отношений он — такой же рабочий, как ткач, токарь, машинист тепловоза или электровоза. К тому же, как и они, продавец занят преимущественно физическим трудом. Я думаю, в станице Брюховецкой Краснодарского края, где Вы живёте, несколько магазинов. Тогда присмотритесь, чем заняты их продавцы, — и Вам придётся согласиться, что по характеру выполняемого труда они — обыкновенные рабочие.

Вы приводите «в свою пользу» ещё тот аргумент, что продавцы своим трудом не создают новых товаров. Это верно. Но ведь их не создают и машинисты тепловозов и электровозов, водители грузовиков, работающие по найму, и т.п. Но это не делает их буржуями. Любое производство предполагает потребление, это — завершающая стадия производственного цикла, а его промежуточными звеньями являются распределение и обмен. Без этих стадий производство теряет смысл. Рабочая сила, занятая на этих стадиях, для общества так же необходима, как и те, кто занят в непосредственном производстве. Её классовая принадлежность определяется не тем, какие технологические операции она выполняет, а тем, какое место она занимает в системе экономических отношений.

Наёмный, эксплуатируемый характер труда продавцов делает их такими же пролетариями, как и ткачей, токарей, машинистов и т.д. К тому же пролетарии прилавка не принимают ни малейшего участия в определении так называемой торговой наценки. Как не зависят от токаря или ткача размер и норма прибавочной стоимости, а значит, и прибыли, в такой же мере эти показатели не зависят и от продавца.

А теперь о фразе: «Торговая прибыль является результатом обсчёта и обмана товаропроизводителя и потребителя». Приписывая её К. Марксу, Вы спутали его с каким-то то ли прудонистом, то ли вульгарным экономистом. Маркс всегда исходил из того, что в торговле, как и в производстве, прибыль является превращённой формой прибавочной стоимости. Но К. Маркс указывает и на специфику торговой прибыли. Он пишет:

«Торговые рабочие… не могут непосредственно создавать для него (купца. — В.Т.) прибавочную стоимость. При этом, как и для производственных рабочих, мы полагаем, что их заработная плата определяется стоимостью рабочей силы, следовательно, купец не обогащается вычетами из заработной платы, т. е. он не включает в счёт своих издержек сумму, на которую он недооценивает труд, другими словами, он обогащается не тем, что надувает своих приказчиков и пр.». (См. там же. С. 321).

Но вернёмся к сегодняшним повседневным реалиям. В конце прошлого года Институт социологии (ИС) РАН выпустил вторую книгу из серии «Российское общество и вызовы времени». В этом исследовании значительное место занимает анализ положения пролетариев прилавка, которых социологи отнесли к «рядовым работникам торговли и бытового обслуживания». Несмотря на то, что социологи ИС РАН, уже «забывшие» о марксизме-ленинизме, старательно убеждают, что эту группу занятого населения надо-де относить к «среднему классу», логика жизни вынуждает их в исследовании сопоставлять наёмных, эксплуатируемых работников торговли (и бытового обслуживания) прежде всего с рабочими. А их социологи вслед за статистиками разделили на высококвалифицированных, среднеквалифицированных и низкоквалифицированных. По всем показателям социальное положение пролетариев прилавка уступает положению рабочих высокой и средней квалификации. Хуже, чем у наёмных, эксплуатируемых рабочих торговли, социальные показатели были только у низкоквалифицированных рабочих.

В социологии есть такой заимствованный из геометрии показатель, как медиана. Его обычно используют при характеристике доходов. Медиана — это такая величина доходов, которая рассекает их владельцев пополам: у 50% граждан доходы выше этой величины, а у других 50% — ниже. Так вот у 48% рядовых работников торговли доходы ниже медианы, рассчитанной для того типа поселений, где живут труженики этой отрасли экономики. В то же время лишь у 20—24% рабочих высокой и средней квалификации доходы ниже медианы. И только низкоквалифицированные рабочие бьют рекорд бедности: среди них 54% имеют доход ниже медианы.

Та же картина и при оценке респондентами изменений своего материального положения в 2015 году. 55% пролетариев прилавка считают, что оно у них ухудшилось. Хуже показатель только у низкоквалифицированных рабочих (56%).

Но особенную неудовлетворённость рядовых работников торговли вызывает их социально-экономическая незащищённость на рабочем месте. Зарплату им, правда, выдают вовремя чаще, чем традиционным рабочим (по сравнению с рабочими высокой и низкой квалификации у пролетариев прилавка показатели выше на 1—2%, в сравнении со среднеквалифицированными рабочими разрыв достигает 6%). Но у рядовых работников торговли самая низкая среди наёмных работников доля официально оформленных на работу. Неудивительно после этого, что доля торгового пролетариата, получающего «белую» зарплату, а также оплачиваемые отпуска и больничные листы, тоже самая низкая среди наёмных работников (соответственно 37% и 41%).

Вполне логично, что они же оказались рекордсменами среди всех выделенных социологами категорий наёмных работников по такому обобщённому показателю, как доля лиц, которые не обеспечиваются всеми четырьмя видами гарантий. Работодатели не предоставляют все четыре вида предусмотренных законодательством социально-экономических гарантий 74% (!) пролетариев прилавка. Среди низкоквалифицированных рабочих этот показатель составляет 70%, среди рабочих высокой и средней квалификации — 57—58%. В куда более благоприятном положении находятся «белые воротнички». Среди тех из них, кто не имеет высшего образования, работодатели не обеспечивают ни одной из законных гарантий 40% обследованных, а среди лиц с высшим образованием — «только» 27%.

В общем, данные социологии ещё раз подтверждают, что имущественное положение рядовых работников торговли, как и бытового обслуживания, самое что ни на есть пролетарское. Поэтому должен заметить, что перепутали пролетариат с буржуазией Вы, товарищ Пономарёв. Впрочем, если оценивать не социальное положение, а мировидение наёмных, эксплуатируемых работников торговли, то оно часто окажется действительно мелкобуржуазным. Но в этом мы, коммунисты, должны упрекать не столько их, сколько себя: слабо ещё выполняем программную установку КПРФ о внесении классового, социалистического сознания в пролетарскую среду, особенно в такой отрасли, как торговля. В этом отношении мы явно уступаем нашим великим предшественникам-большевикам. И на это обращает внимание сегодняшняя «Правда», рассказывая о том, как формировала революционное сознание всех отрядов пролетариата ленинская «Правда» в 1912 году.

И ещё в одном положении Вы, товарищ Пономарёв, безусловно правы: невежество в теории марксизма-ленинизма нам очень мешает в борьбе за социальные права и коренные интересы рабочего класса и всех трудящихся. Подумайте: если мы будем с такой лёгкостью исключать из пролетариата те или иные его отряды, то число борцов великой армии труда вырастет или уменьшится? А если оно уменьшится, то кто от этого выиграет: мы или буржуазия? Так зачем же подыгрывать нашему классовому противнику?

Впрочем, эти вопросы разумно адресовать не к одному нашему читателю, а к тысячам, к миллионам соотечественников, потому что одни из них «стесняются» относить себя к пролетариату, другие приспособились к нынешним мерзостям жизни и хотят забыть о пролетариате, боясь его революционности…

На этом, пожалуй, и закончим нашу сегодняшнюю дискуссию.


Просмотров: 1176

Другие статьи номера

Картошка
С Петром Максимовичем Савельевым свела меня война — Великая Отечественная. Так получилось, что в начале сорок четвёртого года меня, командира отделения связи, совершенно неожиданно перевели в дивизионную газету «Боевая красноармейская» на должность литературного сотрудника, или, как принято было говорить, — военкора.
Северный полюс растает?
В гостях у Мичурина
Летом двухэтажное здание из красного кирпича, в котором три с половиной десятилетия жил и работал выдающийся учёный-естествоиспытатель, основоположник научной селекции сельскохозяйственных растений Иван Владимирович Мичурин (160-летие со дня его рождения отмечалось недавно), можно заметить, лишь подойдя к нему почти вплотную — оно прячется за раскидистыми деревьями и пышными кустами, а стены его сплошь увиты виноградными лозами. Дом этот был построен по собственноручным чертежам Ивана Владимировича в 1900 году на участке в излучине реки Лесной Воронеж, приобретённом им для проведения своих опытов. Сейчас здесь мемориальный музей.
Зимбабве: голодают люди и звери
Зимбабве — африканская страна, возглавляющая рейтинг самых бедных государств планеты,— столкнулась с угрозой сильнейшего за последние несколько десятилетий голода. Нехватка продуктов питания — результат засухи, наблюдающейся с февраля.
Правда о событиях в Литве
В Италии вышла книга обозревателя «Комсомольской правды» Г. Сапожниковой «Литовский заговор: как убивали СССР». Накануне пресс-конференции посол Литвы в Италии, грубо нарушая дипломатический этикет, непосредственно обратился к спикеру сената Италии и потребовал отменить презентацию, проходившую в одном из залов парламента. Литовские политики опасались, что общественному мнению Запада станут известны новые детали истории страны.
Американское пробуждение
Президентская гонка в США вступает в решающую стадию. Но так остро проявившееся во время предвыборной кампании противостояние крупного капитала и широких масс, недовольных всевластием Уолл-стрит, никуда не исчезло, — такова реальность американской общественной жизни.
Власть — соучастник преступлений
События на Украине, о которых «Правда» сообщала в предыдущем номере, приобретают всё более бурный характер.
Чем советское кино отличается от нынешнего российского?

Обозреватель «Правды» Виктор КОЖЕМЯКО беседует с киноведом и социологом Фёдором РАЗЗАКОВЫМ

Тема этого разговора подсказана читательскими письмами, авторы которых нередко задумываются о судьбе нашего отечественного кино. Почему в те годы, когда оно было советским, выходили на экран фильмы, привлекавшие любовь зрителей в своей стране и становившиеся явлениями мирового значения, а с тех пор, как стало российским, всё в этой сфере кардинально изменилось? Не к лучшему, а к худшему!

Попытаемся в этом диалоге, хотя бы частично, ответить на некоторые вопросы о кино, волнующие наших читателей.

Жертвы рукотворной чумы
У кур, как и у людей, бывает целый букет болезней. Наиболее опасны чума, оспа, грипп и так далее. Причём чума — одно из самых страшных инфекционных заболеваний. Вокруг ферм, где оно выявлено, устанавливается специальная зона. Вокруг этой зоны — карантин. Куриное поголовье полностью уничтожают. О чуме за так называемые постперестроечные годы в Самарской области что-то не было слышно. Но поголовье Кротовской, Подбельской, Безенчукской, Обшаровской и других птицефабрик полностью уничтожено. Счёт исчезнувшего куриного поголовья идёт на миллионы. Но причины надо искать не среди кур…
ФАПы продолжают закрывать
Во время «прямой линии» с президентом РФ поступила масса вопросов о закрытии сельских больниц и фельдшерско-акушерских пунктов (ФАП). «Люди говорят, что закрываются ФАПы. Очень странно, что такой процесс происходит, — начал свой ответ Владимир Путин. — Это абсолютно недопустимые практика и тенденция».
Все статьи номера