Картошка

№76 (30427) 15—18 июля 2016 года
8 полоса
Автор: Игорь ГРЕБЦОВ. Фронтовик Великой Отечественной войны, член Союза писателей и Союза журналистов России.

С Петром Максимовичем Савельевым свела меня война — Великая Отечественная. Так получилось, что в начале сорок четвёртого года меня, командира отделения связи, совершенно неожиданно перевели в дивизионную газету «Боевая красноармейская» на должность литературного сотрудника, или, как принято было говорить, — военкора.

ВОТ ТОГДА-ТО, шастая по стрелковым ротам и батареям в поисках материалов для очередного номера газеты, я и повстречался с начальником штаба батальона 932-го стрелкового полка нашей 252-й стрелковой дивизии капитаном Савельевым. Высокий, стройный, неторопливый в движениях, он словно бы притягивал к себе. В нём просматривалась офицерская «косточка». Ордена на груди. Неизменная портупея через плечо. Планшет с картой местности на боку.

Мы разговорились. Мне понравилось, что Савельев всячески избегал в разговоре батальных сцен, охотнее рассказывал о том, как живут его солдаты и сержанты, какие у них заботы, о чём думают и во что верят.

В нашей «дивизионке» чаще всего появлялись заметки, в которых то и дело слышались взрывы снарядов, трескотня автоматов, свист пуль. Что ж, война есть война. Но только ли этим живёт фронт? И я попросил Савельева вспомнить самое интересное, что было в его жизни за военные годы.

То, что я услышал (нередко переспрашивая и уточняя), вернувшись в редакцию, записал. И вот теперь мне хочется познакомить читателей «Правды» с рассказом моего однополчанина.

* * *

Это было в глухие осенние дни сорок первого года на Северо-Западном фронте. Я только что выписался после ранения из госпиталя и с небольшой группой солдат выполнял задание командования.

Марш до передовой запомнился надолго. В редкие деревни, через которые мы проходили, зима нагрянула внезапно. На крохотных приусадебных участках под снегом оказались грядки с морковью, свёклой. Кое-где была не выкопана ещё и картошка.

Усталые, невыспавшиеся солдаты

моего взвода шагают по избитой дороге. Проходим мимо огородов. Слышу реплики:

— Эх, картошки бы в мундире! Я бы целый чугун съел...

Да-а-а… Неплохо бы! Но строго-настрого запрещено сходить с дороги, тем более брать что-либо с грядок. И это понятно: нас проходит много. Приближается зима. А овощи с огородов — это всё, что имеют жители деревушек — женщины, дети, старики. Скотины никакой во дворах нет, с ней давно управились фашисты.

Солдаты понимают это. Проходя мимо и косясь на огороды, на нехитрую зелень, торчащую из-под снега, вздыхают.

Привал. Мы заходим в избу с полатями и большой русской печью. На полатях ребятишки — мал мала меньше. У печи — хозяйка. Садимся на лавки, развязываем вещмешки. Накануне получен сухой паёк: сахар, сухари, банка тушёнки на четверых, спички и... махорка.

Но что это? Не сон ли? Хозяйка вынимает из печи большой чугун с картошкой «в мундире». Из чугуна идёт пар. Солдаты молча переглядываются. С полатей на них смотрят пять пар детских глаз.

Хозяйка настойчиво угощает, и я уступаю её просьбе. Быстро разбираем картошку.

Положенная на ладонь, она приятно обжигает, её тепло проникает вовнутрь, солдаты почему-то грустнеют. Может, вспоминают дом, оставленные семьи. На столе появляется вместительный чайник с кипятком. Заварки нет ни у солдат, ни у хозяйки. Не спеша прихлёбываем кипяток.

Быстро проходит усталость. Но вот подана команда: «Выходи строиться!»

Будто сговорившись, солдаты вынимают из вещмешков сахар и отдают хозяйке. К сахару добавляют толстые сухари. Хозяйка отказывается, но солдаты настаивают: бери, бери!

На полатях слышны шёпот, возня. Наконец, не выдержав искушения, ловко спрыгивает на пол пятилетний карапуз. Прячась за юбку матери, молча смотрит на сахар. Он знает, что это такое, и терпеливо ждёт. Мать откалывает ему кусочек сахара, подсаживает на полати, не забыв оделить гостинцем и других своих детей.

На полатях за занавеской слышны хруст разгрызаемого сахара и сухарей и счастливый детский смех. Солдаты благодарят хозяйку за угощение, выходят во двор. Кто-то из них оставляет в углу лавки две банки тушёнки, кусок сала и пять коробков спичек.

Провожая нас, вся семья выстроилась у порога. На глазах хозяйки — слёзы, она вытирает их концом фартука.

Последним из хаты выхожу я.

За час привала ликвидирован суточный сухой паёк. У солдат осталась лишь махорка. А раз есть курево — значит, всё в порядке!

Взглядом окидываю свой небольшой взвод. Вроде бы те же солдаты, но только сегодня, вот сейчас, понял: те и не те. Что-то очень важное, новое открылось для меня в них за минуты, что провели мы в этой хате.

Мы идём к передовой. Впереди тяжёлые, упорные бои…

* * *

А я переношусь в сегодняшние дни. Какие духовные и нравственные качества пытается насадить в людях дикое капиталистическое общество, в котором мы живём? Бери всё и сразу. Не церемониться во имя тугого кошелька. Человек человеку — враг… Отсюда коррупция. Отсюда преступность. Отсюда и деградация личности.

Советские люди, в том числе солдаты Великой Отечественной, жили иначе.

Как много мы утратили!

Просмотров: 671

Другие статьи номера

Северный полюс растает?
В гостях у Мичурина
Летом двухэтажное здание из красного кирпича, в котором три с половиной десятилетия жил и работал выдающийся учёный-естествоиспытатель, основоположник научной селекции сельскохозяйственных растений Иван Владимирович Мичурин (160-летие со дня его рождения отмечалось недавно), можно заметить, лишь подойдя к нему почти вплотную — оно прячется за раскидистыми деревьями и пышными кустами, а стены его сплошь увиты виноградными лозами. Дом этот был построен по собственноручным чертежам Ивана Владимировича в 1900 году на участке в излучине реки Лесной Воронеж, приобретённом им для проведения своих опытов. Сейчас здесь мемориальный музей.
Зимбабве: голодают люди и звери
Зимбабве — африканская страна, возглавляющая рейтинг самых бедных государств планеты,— столкнулась с угрозой сильнейшего за последние несколько десятилетий голода. Нехватка продуктов питания — результат засухи, наблюдающейся с февраля.
Правда о событиях в Литве
В Италии вышла книга обозревателя «Комсомольской правды» Г. Сапожниковой «Литовский заговор: как убивали СССР». Накануне пресс-конференции посол Литвы в Италии, грубо нарушая дипломатический этикет, непосредственно обратился к спикеру сената Италии и потребовал отменить презентацию, проходившую в одном из залов парламента. Литовские политики опасались, что общественному мнению Запада станут известны новые детали истории страны.
Американское пробуждение
Президентская гонка в США вступает в решающую стадию. Но так остро проявившееся во время предвыборной кампании противостояние крупного капитала и широких масс, недовольных всевластием Уолл-стрит, никуда не исчезло, — такова реальность американской общественной жизни.
Власть — соучастник преступлений
События на Украине, о которых «Правда» сообщала в предыдущем номере, приобретают всё более бурный характер.
Чем советское кино отличается от нынешнего российского?

Обозреватель «Правды» Виктор КОЖЕМЯКО беседует с киноведом и социологом Фёдором РАЗЗАКОВЫМ

Тема этого разговора подсказана читательскими письмами, авторы которых нередко задумываются о судьбе нашего отечественного кино. Почему в те годы, когда оно было советским, выходили на экран фильмы, привлекавшие любовь зрителей в своей стране и становившиеся явлениями мирового значения, а с тех пор, как стало российским, всё в этой сфере кардинально изменилось? Не к лучшему, а к худшему!

Попытаемся в этом диалоге, хотя бы частично, ответить на некоторые вопросы о кино, волнующие наших читателей.

Жертвы рукотворной чумы
У кур, как и у людей, бывает целый букет болезней. Наиболее опасны чума, оспа, грипп и так далее. Причём чума — одно из самых страшных инфекционных заболеваний. Вокруг ферм, где оно выявлено, устанавливается специальная зона. Вокруг этой зоны — карантин. Куриное поголовье полностью уничтожают. О чуме за так называемые постперестроечные годы в Самарской области что-то не было слышно. Но поголовье Кротовской, Подбельской, Безенчукской, Обшаровской и других птицефабрик полностью уничтожено. Счёт исчезнувшего куриного поголовья идёт на миллионы. Но причины надо искать не среди кур…
ФАПы продолжают закрывать
Во время «прямой линии» с президентом РФ поступила масса вопросов о закрытии сельских больниц и фельдшерско-акушерских пунктов (ФАП). «Люди говорят, что закрываются ФАПы. Очень странно, что такой процесс происходит, — начал свой ответ Владимир Путин. — Это абсолютно недопустимые практика и тенденция».
Оптимисты позиций не сдают
Сельскохозяйственный производственный кооператив «Ершовский», что в Псковском районе Псковской области, в результате реализации государственной программы ликвидации коров, склонных к тяжёлым заболеваниям, за два года потерял 12 миллионов рублей. Это в 2015 году обернулось для хозяйства нулевой рентабельностью производства. Но здесь не сдаются — намерены в будущем году вдвое увеличить дойное стадо и поставки молока и мяса государству.
Все статьи номера