Главная  >  Номера газеты  >  №70 (30421) 1—4 июля 2016 года  >  Теперь — Франция?

Теперь — Франция?

№70 (30421) 1—4 июля 2016 года
7 полоса
Автор: Александр ДРАБКИН. Политический обозреватель «Правды».

После публикации итогов референдума о выходе Англии из Евросоюза лидер французского Национального фронта Марин Ле Пен определила ситуацию однозначно: «Теперь — Франция». По её мнению, именно во Франции в ближайшее время сложатся наиболее подходящие условия для разрыва с ЕС.

Новое платье Трампа

Аналитики пытаются обнаружить признаки закономерности в результатах британского плебисцита. Есть, правда, и такие, кто считает его элементарным политическим просчётом премьер-министра Кэмерона. Дескать, затевая референдум, он ошибочно надеялся эффективно пошантажировать оппонентов. Цель — заслужить одобрение американских политиков. Они склонны развалить европейский альянс для усиления собственных позиций на трансатлантическом треке — разрозненные европейские страны будут более восприимчивы к заокеанским требованиям. В прошлом выпуске международного обозрения я цитировал хлёсткую максиму о «троянском пуделе». Сегодня такая оценка провокационной роли британской правящей элиты приобретает всё новых сторонников.

Есть и иная точка зрения на брэкзит. Объединённая Европа — это Европа монополий. Именно в таком качестве 65 лет назад её создали отцы-основатели, короли угля и стали из ФРГ, Франции, Италии и Бенилюкса, к которым позже присоединились их коллеги из Великобритании, Ирландии и Дании. Сегодня число участников общего дела умножилось до 28. Но политико-экономическая основа этого транснационального сообщества корпораций не изменилась. Оно обзавелось гигантским бюрократическим аппаратом, которому и доверено обслуживать интересы находящихся за кулисами подлинных хозяев Европы.

Чем дальше, тем острее становились противоречия между целями ассоциированного большого бизнеса и реалиями существования наёмных трудящихся. В результате, строго по Марксу, произошёл взрыв в Англии, который неизбежно получит развитие в других странах.

Если дело оценивать так, очевидно, Марин Ле Пен права. Франция не только стала жертвой многих ошибок евробюрократии, включая острейшую проблему иммиграции, — термин «Мечеть Парижской Богоматери» родился именно там как общеевропейское предупреждение. Во Франции развивается крупнейший за последние сто лет трудовой конфликт. Гигантские профсоюзные объединения, ориентированные на различные политические установки, нашли общий язык и выступают единым фронтом. А правящий класс стремительно теряет позиции — рейтинги президента Олланда, по разным оценкам, не дотягивают до 15%.

Пока ещё футбольные страсти до какой-то степени анестезируют массовое недовольство. Но футбольный чемпионат кончится — и настанет время ничем не сдерживаемых политических разборок между обанкротившейся властью и народом. Как известно, революции начинаются не тогда, когда простым людям живётся плохо, они начинаются тогда, когда сегодняшняя жизнь оказывается хуже вчерашней. Поэтому завтра английский корректный брэкзит может оказаться для французов недостижимой мечтой.

Есть у острейшего сюжета развала Евросоюза ещё одна грань, которую пока очень скромно упоминают политики. Высказывания правителей удивительно похожи — обычная буржуазно-либеральная болтовня, которую, как безразмерный носок, можно натянуть на любую основу. Но кое у кого проскальзывает и тема, которая в ближайшем будущем может стать ключевой, — война. Барак Обама, нужно отдать ему должное, первым заговорил о том, что Великобритания — член НАТО. И должна сохраниться в этом качестве.

После заокеанского босса в своей обычной вялотекущей манере об Англии и о НАТО высказалась Ангела Меркель. Это особенно насторожило аналитиков, ведь речь идёт о ядерной державе, постоянном члене Совета Безопасности ООН. Конечно, в последние годы атомная мощь там поубавилась. У Лондона практически нет авиации, предназначенной для доставки ядерного оружия в конфликтные регионы. Но атомные ракеты «Трайдент» на английских подводных лодках никуда не делись. И базируется это «оружие страшного суда» в Шотландии, что добавляет проблемности сюжету. Ведь Шотландия уже проводила референдум и получила весомую поддержку значительной части своего населения на отделение от Великобритании. Тогда объявили, что речь шла об «информационном опросе» и, соответственно, акция законодательной силы не имеет. Однако теперь в Шотландии требуют нового обязывающего референдума. Шотландцы проголосовали против английского брэкзита, в их официальных помещениях стали исчезать английские флаги — остались только шотландские и флаги ЕС. Эдинбург активно настаивает на вхождении нового независимого государства в Евросоюз. «Ода к радости» — гимн ЕС — стала необыкновенно популярна в Шотландии. Всё это прекрасно! Но как быть с новейшими субмаринами, нафаршированными новейшими ядерными ракетами?

Вопрос есть. И, судя по всему, вопрос очень важный.

Подтверждает это и новый демарш возможного президента США Дональда Трампа: он бросил предвыборную кампанию у себя дома и улетел в Шотландию. Официальная цель визита — открытие нового гольф-поля.

Журналисты растерялись. Многие в это отказывались верить. Первые сообщения были очень осторожны: «Вертолёт Трампа обнару-жен в Шотландии». Позже он предстал перед прессой лично и объявил, что рад за народ Шотландии, который вернул себе свою страну. Пресса увидела в этом мостик к его американским выступлениям: он обещал вернуть Соединённым Штатам их величие, которым будет гордиться американский народ. Однако некоторые коллеги-журналисты пошли дальше. По их оценке, Трамп примеряет мундир верховного главнокомандующего вооружёнными силами США. И в Шотландию он отправился, чтобы глазом главнокомандующего оценить ситуацию с ядерными силами важнейшего союзника Америки. Такую оценку никто не опровергает. Но и не подтверждает.

Неизвестно, какую позицию займёт Вашингтон, когда в ноябре в США появится новый президент. Так же, как никто не может быть уверен в позиции английской королевы. Конечно, принято считать, что монарх в Великобритании текущими политическими делами не занимается. Однако для изъявления монаршей воли есть разные способы. Известно, что Англия не одобряла объединение Германии, премьер-министр Маргарет Тэтчер говорила об этом весьма определённо. Но незадолго до разрушения оборонительных сооружений в ГДР — уничтожения Берлинской стены — в Берлин приехала высшая монаршая особа, королева-мать. Она встретилась с британскими военнослужащими. Я стоял в группе журналистов, освещавших это событие, и внимательно вглядывался в лица молодых солдат. Парни смотрели на «свою королеву» с неподдельным восторгом и искренней преданностью.

Монархия, конечно же, анахронизм. Но в то время судьба английских войск в ФРГ после ликвидации ГДР представлялась не вполне ясной. Некоторые считали, что из Германии им нужно уйти, как ушли английские боевые части с Ближнего Востока. Но королева-мать самим фактом своего визита поддержала иную точку зрения — и британские войска остались.

Её дочь, нынешняя королева Елизавета II, в связи с брэкзитом сказала, что хотела бы услышать, по крайней мере, три аргумента в пользу сохранения членства Англии в ЕС. Эта фраза была истолкована как монаршая поддержка развода Великобритании с Европейским союзом. Кто-то поморщился: королева не должна участвовать в политических играх. Однако то, что народ высказался за брэкзит, по мнению аналитиков, произошло не без королевского влияния, пусть даже монархиня ограничилась одной фразой.

Удивление Свифта

Один из сложнейших вопросов, ставших актуальным после брэкзита: что будет в Ирландии? В XII веке англичане начали завоёвывать этот остров, направив туда значительные вооружённые силы. Война длилась несколько столетий. В XVII веке Ирландия стала первой британской колонией. Война за независимость продолжалась ещё триста лет и закончилась на «зелёной линии»: Ирландская Республика, независимое католическое государство, была отделена от протестантской Северной Ирландии, вошедшей в состав Великобритании.

В XVIII веке великий сатирик (и мрачный философ) Джонатан Свифт высмеял многовековую традицию ирландско-британского противостояния. Он весьма резко отзывался о Блефуску (слегка изменённое название североирландского Белфаста). По Свифту, там живут крошечные человечки ростом с палец среднего англичанина, они самонадеянны и амбициозны. Их оружие может разве что пощекотать Человека-гору, англичанина, бурей заброшенного на их берег. Когда этому англичанину надоела смешная война лилипутов, он связал простой верёвкой все корабли Блефуску и уволок их к другим берегам.

Свифт зло смеялся, его памфлет пережил века. Однако сегодня все настроены весьма серьёзно. Гордые англичане наперегонки, как уверяет пресса, спешат перебраться в Ирландскую Республику, входящую в Евросоюз. В Северной Ирландии немало англичан, недовольных брэкзитом. Свифт очень удивился бы, узнав, что осмеянные им лилипуты склоняются к независимости от Великобритании и даже не прочь объединиться с Ирландской Республикой. Аналитики считают, что Северная Ирландия вполне способна выйти из-под власти Лондона, чтобы сохранить для своего населения все прелести объединённой Европы.

Европейским единством восхищаются и в Шотландии. Теперь в континентальной Европе раздаётся всё больше голосов за признание Эдинбурга наследником Лондона — Шотландии прочат место Англии в Евросоюзе.

И шотландцы не одиноки в разделе наследства в результате евроразвода. Неофициальная тройка лидеров, которая фактически управляет Европой, — Англия, Франция, Германия — уже изменила свою конфигурацию: на месте английского премьера разместился глава правительства Италии. Сделано было, как говорится, «по факту», без процедурных сложностей. Однако на этом пути Европу, возможно, ждут новые разочарования.

Наследники

Внутреннее положение в Италии крайне нестабильно. В Риме и Турине на мэрские должности были избраны Вирджиния Раджи и Кьяра Аппендино. Выдвинувшее их «Движение 5 звёзд» официозные СМИ называют «популистским объединением евроскептиков». Таким образом противники брюссельской бюрократии (и, кстати говоря, сторонники нормализации отношений с Россией, выступающие против навязанных Соединёнными Штатами евросанкций) заняли ключевые политические позиции в крупнейших городах Италии.

В Венеции (область Венето) местные депутаты выступили за признание Крыма частью России и отмену санкций. Это не только один из древнейших городов Европы (он известен с начала IX века), но и крупнейший промышленный центр. Там сосредоточены предприятия цветной металлургии, нефтепереработка, химические и машиностроительные заводы, развита лёгкая промышленность. Венецианский порт — один из крупнейших в Европе.

В Милане (область Ломбардия) жители выступили в унисон с венецианцами. Голос Ломбардии весом — это крупный машиностроительный и химический центр, там знаменитые обувные фабрики и заводы полиграфического оборудования. Милан основан в начале IV века — это город-музей, жемчужина мировой культуры.

Взгляды Венето и Ломбардии разделяют и большинство лигурийцев. Тамошняя столица — Генуя — известна как крупный центр машиностроения, металлургии, текстильной и химической промышленности. А ещё лигурийцы гордятся тем, что в Генуе родился великий мореплаватель Христофор Колумб. Они склонны беззлобно подшучивать над американцами, которые без генуэзцев так и прозябали бы на глухой окраине цивилизованного мира.

Турин (центр области Пьемонт) присоединился к евроскептикам. Он давно известен как производитель знаменитых ФИАТов.

Если обобщить позиции населения крупнейших северных городов Италии, станет видно, что эта наиболее развитая часть страны, воплощающая её индустриальную мощь, в целом демонстрирует евроскептицизм. А учитывая ситуацию в Риме (значение которого для Италии невозможно переоценить), станет совершенно понятным и убедительным вывод авторитетных политологов: Англия открывает путь Италии. Север страны намерен отстаивать свои интересы, и для любого государственного деятеля противостояние с тамошним населением было бы равнозначно политическому самоубийству.

А значит, Евросоюз ждут новые потрясения.

Просмотров: 701

Другие статьи номера

10 дней календаря

1 июля

— 95 лет назад была создана Коммунистическая партия Китая.

— 60 лет назад вышел в свет первый номер газеты «Советская «Россия».

— 100 лет со дня рождения И.С. Шкловского (1916—1985) — советского астрофизика, члена-корреспондента АН СССР, автора работ по теоретической астрофизике и радиоастрономии. Лауреат Ленинской премии.

У каждого свой ад
Среди обилия внеконкурсных циклов 38-го Московского международного кинофестиваля неослабевающий интерес у зрительской аудитории традиционно вызывает программа «Эйфория», за годы своего существования неоднократно менявшая тематический характер, побывав и божественной, и португальской, и тропической, и московской. На сей раз цикл посвящён современной кинематографии Старого Света и называется «Европейская эйфория: от рая до ада». Такой выбор направленности программы не случаен, поскольку именно события в этой части земного шара дают сегодня множество актуальных сюжетов, главным из которых, бесспорно, является миграционный кризис. Евросоюз, некогда так приветствовавший «арабскую весну», теперь с лихвой пожинает её горькие плоды: небывалый поток беженцев, хлынувший в Европу из охваченных затянувшимися вооружёнными конфликтами ближневосточных и североафриканских стран, поставил ЕС на грань раскола.
К службе пригоден лишь каждый третий

В ПРОШЛОМ ГОДУ из 12 тысяч прошедших медкомиссию призывников Сил обороны Эстонии только 31,4% были пригодны к службе, ограниченно годны 39,6%, а все остальные — нет. Об этом сообщило эстонское издание «Столица» со ссылкой на бывшего Командующего национальными Силами обороны Антса Лаанеотса. По словам генерала, проблема плохого здоровья затрагивает не только призывников, но и всех молодых людей.

Пульс планеты

СТАМБУЛ. В крупнейшем мегаполисе Турции, где 28 июня произошли три теракта, жертвами которых стали 42 человека и ещё более 200 получили ранения, прошли манифестации протеста. Их участники обвинили правящую Партию справедливости и развития (ПСР) в том, что она «взрастила обернувшийся бумерангом террор, негласно потворствуя боевикам группировки «Исламское государство». «Мы в гневе, мы в трауре, мы протестуем!» — скандировали участники акции, неся плакаты «Убийцы — ИГ, а их союзник — ПСР!»

Пантеон как яблоко раздора

В Казахстане планируется построить грандиозный национальный пантеон для упокоения выдающихся уроженцев республики. Проект, стоимость которого составляет десятки миллиардов тенге, инициирован в разгар экономического кризиса и грозит стать очередным раздражителем для населения.

Неглюбские рушники

«Неглюбские текстильные традиции» — этот элемент нематериального культурного наследия пополнит государственный список историко-культурного наследия Белоруссии.

ТЕКСТИЛЬНЫЕ традиции деревни Неглюбка Ветковского района — уникальное явление белорусского народного творчества, почти полстолетия местные рушники являются визитной карточкой республики.

Донбасс снова в огне

На фоне разговоров о мирном урегулировании нарастает агрессия против ДНР и ЛНР со стороны Киева

В НОЧЬ НА 29 ИЮНЯ в ходе обстрелов городов ДНР со стороны украинской армии было повреждено тринадцать домов. По сообщению министерства обороны республики, украинские войска вели обстрел Петровского района Донецка, Горловки и Докучаевска.

Китай отмечает 95-летие создания Коммунистической партии

95 лет назад китайские коммунисты торжественно подняли идеи марксизма на флаг Партии. Это было время, когда великие державы притесняли Китай, шли междоусобицы милитаристов, процветала коррупция, а население жило в крайне тяжелых условиях. Китайский народ переживал трудные времена, испытывал серьёзные тяготы и нужды.

Последний полёт «Ворона»

Власова называли главным изменником Родины

Историк и офицер Анатолий Михайлович Сергиенко многократно выступал на страницах «Правды» с интересными материалами, вызывавшими читательский отклик. В основном они были на темы Великой Отечественной войны, а особенно — Авиации дальнего действия. Сергиенко по праву можно назвать летописцем этого рода войск, которому он посвятил множество статей, очерков и ряд капитальных исследовательских трудов. Сегодняшняя статья — об особом задании, которое лётчикам Авиации дальнего действия довелось выполнять весной 1945 года.

О чём рассказали архивные папки
Документы, о которых пойдёт речь в этом цикле статей, были отправлены в архив почти 70 лет назад. Но не потому, что утратили актуальность. Вот уж тот случай, когда уверенно можно говорить о решающей роли субъективного фактора. Смерть А.А. Жданова (хотя, конечно, не только она) сыграла решающую роль в том, что в архиве оказался «проект новой программы ВКП(б) в последней редакции». Считая, что этот документ и сегодня представляет интерес, а то и политическую актуальность, «Правда» решила полностью опубликовать его текст с комментариями, а также основные вехи его создания. Эту публикацию редакция посвящает 100-летию Великой Октябрьской социалистической революции. Мы планируем, что публикации этого цикла будут выходить в пятничных номерах.
Все статьи номера