Главная  >  Номера газеты  >  №67 (30418) 24—27 июня 2016 года   >  Благородное служение во имя победителей

Благородное служение во имя победителей

№67 (30418) 24—27 июня 2016 года
6 полоса
Автор: Беседу вёл Виктор КОЖЕМЯКО.

Так можно охарактеризовать деятельность Всероссийской общественной организации «Выдающиеся полководцы и флотоводцы Отечества»

Итак, очередная годовщина исторического Парада Победы, состоявшегося на Красной площади советской столицы 24 июня 1945 года… И вновь перед глазами возникает волнующая картина: маршал Жуков принимает рапорт маршала Рокоссовского. А затем начинается торжественный марш сводных полков, представляющих фронты Великой Отечественной на заключительном её этапе. Во главе каждого полка — командующий фронтом. Это маршалы и генералы, которым доверено было руководить войсками Красной Армии в самой грандиозной войне и, ломая сопротивление могущественного врага, вести наших бойцов к Победе.

Что ж, они свой нелёгкий долг выполнили, о чём с восхищением говорилось тогда во всём мире. Но какова награда им от новых поколений? Сегодня есть много поводов, зачастую тревожных и горьких, для размышлений на эту тему. Потому я и обратился с просьбой о беседе к Александру Яковлевичу СУХАРЕВУ — руководителю Всероссийской общественной организации «Выдающиеся полководцы и флотоводцы Отечества», которая отмечает в нынешнем году своё двадцатилетие.

Сам Александр Яковлевич — тоже человек по-своему выдающийся. Крестьянский сын из воронежской глубинки, рабочий, а потом фронтовик, прошедший войну, он стал Генеральным прокурором СССР. Доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист РФ, действительный государственный советник юстиции.

Но вот двадцать лет назад, уже в солидном возрасте, именно он взялся ещё за одно важное дело, казалось бы, от его основной юридической профессии далёкое: создал общественную организацию, посвящённую увековечению памяти великих полководцев и флотоводцев нашей Родины. В первую очередь — командующих периода Великой Отечественной войны.

Почему же он взялся за это? Что побуждает человека в 90 с лишним лет столько сил отдавать работе, делать которую, собственно говоря, никто его не обязывает? С вопросов об этом, давно меня занимавших, начался наш разговор.

Фронтовые корни в основе его идеи

— Дорогой Александр Яковлевич! Мы не раз встречались с вами в последние годы, когда вёл я на страницах «Правды» цикл бесед под рубрикой «Из когорты полководцев Великой Победы». Четыре материала в этом цикле, составившем позднее книгу «Полководцы Сталина», делались с вами. Но не удалось отдельно поговорить об организации, которую вы создали и которой вот уже два десятка лет успешно руководите. Прежде всего — как родилась такая идея?

— Корни её, можно сказать, в моём фронтовом прошлом, для меня незабываемом. Уже тогда, во время войны, я нередко задумывался о роли тех, кто на разном уровне командовал войсками. Сама жизнь, реальные условия, в которых приходилось действовать, подсказывали, сколь важна эта роль. И чем выше ступень военного руководства, тем важнее.

Скажем, я тогда же прекрасно понимал, что победный для нас исход таких труднейших операций, как битва за Москву или Сталинградская битва, стал возможен благодаря целому комплексу причин. Однако при всём прочем было очевидно умелое крупномасштабное руководство. Знал, конечно, имена командующих фронтами на этих направлениях и мысленно отдавал им должное, даже восхищался ими.

— А лично с кем-то из них встречались?

— Многое из военных эпизодов врезалось в память навсегда, но была одна особая встреча. Представьте себе, на Курской дуге мне, двадцатилетнему капитану-связисту стрелкового полка, посчастливилось воочию, вживую увидеть и услышать едва ли не весь главный наш полководческий букет. Они были вместе — Жуков, Ва-силевский, Рокоссовский, Черняховский и командующий нашей 65-й армией генерал Батов. Причём не где-нибудь, а на самой что ни на есть солдатской передовой: ведь немцы были буквально рядом…

— Шла подготовка к решающей схватке?

— Да. И вот что оказалось для меня очень знаменательным. В обыденном представлении командующие такого высокого ранга должны были работать где-то вдали от линии фронта. А тут вдруг, налаживая связь своего 237-го стрелкового полка, вижу входящих в блиндаж один за другим этих уже прославленных к тому времени военачальников.

Помню, как я робел, вытягивая руку на неожиданные приветствия. Не забуду их приглушённые голоса у висевшей на стене блиндажа широкомасштабной карты. Всё это так запало в мою душу, так необычно сблизило меня с легендарными личностями войны, что со временем совершенно естественно стал я горячим, убеждённым защитником памяти и чести моих кумиров-полководцев.

Цель фальсификаций — принизить вклад в Победу нашей страны и, конечно, советского военного руководства

— Вы сказали: «со временем». А когда, по вашему мнению, настало такое время, что потребовалось защищать память и честь великих полководцев Советской державы?

— Началось тогда, когда на весь мир прозвучала печально знаменитая фултонская речь Черчилля с призывом развернуть «холодную войну» против русского большевизма. Теперь-то мы знаем, что у того же Черчилля были ещё более безумные намерения — вновь повернуть оружие капитулировавших немецко-фашистских армий против Советской страны. А президент США Трумэн готовил планы атомной бомбардировки советских городов.

В общем, недавние наши союзники очень скоро и очень яростно обнаружили своё иное, враждебное по отношению к нам лицо. И одним из магистральных направлений информационно-психологической войны против нас они определили пересмотр итогов Великой Отечественной. Если же говорить по существу, то означало это вот что. На Западе с небывалым размахом занялись фальсификацией всей истории Второй мировой войны, чтобы максимально умалить, принизить, оклеветать значение решающей роли Советского Союза в достижении Великой Победы. И, конечно, при этом клеветнические атаки были направлены на советских полководцев.

— Которых ещё совсем недавно там, на Западе, превозносили, говоря в их адрес самые лестные слова…

— А как же! Когда, например, союзников немцы начали громить в Арденнах, Черчилль поспешил с просьбой к Сталину отвлечь силы врага нашим наступлением. Факт далеко не единственный. В то время и сразу после войны советские полководцы, как и в целом Красная Армия, справедливо получали в мире высочайшую оценку. Но потом на наших глазах она стала заметно меняться. И оттуда резко негативный взгляд, конструировавшийся в разных антисоветских центрах, старались всяческими способами внедрить к нам. Правда, до определённой поры большого успеха это не имело.

— До горбачёвской «перестройки»…

— Конечно. Противодействие было достаточно сильным.

— Наши пресса, телевидение, кино в основном всё-таки справлялись с оборонительной задачей. Во всяком случае, на позиции идеологических противников явно не переходили.

— Хотя «пятая колонна», как мы знаем, уже существовала и действовала. А кто-то ждал своего часа.

— Он настал, когда горбачёвско-яковлевские подельники распахнули все шлюзы для подрыва страны. Больше того, активно стимулировали этот подрыв. Победа 1945 года и советские полководцы теперь уже не только на Западе, но и у нас были подвергнуты массированному обстрелу.

— Совершенно верно. Все тамошние изобретения и наработки, призванные дискредитировать величайшее в истории достижение нашей страны — Победу над фашизмом, широко подхвачены были уже и отечественными СМИ. Вы ведь знаете, какие «доводы» пошли в ход, изо дня в день оглушая сознание многих. Один из главных: да какая же это Победа, дескать, если бездарные сталинские полководцы просто завалили немецкие окопы трупами наших солдат.

— Такое начали твердить с телеэкрана и газетных страниц десятки дутых «оракулов» — от писателя Астафьева до телеведущего Познера…

— И для многих это, увы, становилось прямо-таки истиной в последней инстанции! То есть полководцы наши, вызывавшие когда-то почтение всего человечества, превращались теперь уже в обвиняемых. Вот когда окончательно окрепло у меня решение создать общественную организацию в их защиту.

Нести людям свет знания о войне и её героях

— Подводя итоги двадцатилетней работы, на чём акцентируете внимание? Что удалось сделать и что видится впереди?

— Главное, пожалуй, — это привлечение к нашей теме всё более широкого актива на местах. У нас было 20 отделений в регионах, а теперь уже 45. Межрегиональный статус организации преобразуется во всероссийский. А в ряду значительных научно-информационных мероприятий, проведённых за истекшие годы, я с удовлетворением вспоминаю крупные форумы, которые состоялись в Орле и Ярославле, Липецке и Курске, Тамбове и Воронеже, в Ленинградской области и Алтайском крае.

Очень важно, чтобы правда о той Великой войне и о наших полководцах-победителях доходила до всех уголков страны, и особенно — до молодых людей, в головах которых усилиями «пятой колонны» замешена ужасающая каша. Меня-то, не понаслышке знающего про войну, всегда тошнило от нахлынувшего потока грязных инсинуаций, а многие молодые до сих пор принимают это за чистую монету. Чего стоят хотя бы сумасбродные книжки некоего Резуна-Суворова — предателя, перебежчика, брызжущего ложью и вовсю порочащего нашу Победу, наших полководцев…

— А между тем его ядовитой продукцией уже сколько лет буквально завалены прилавки российских книжных магазинов!

— Вот это и возмущает. Действительно, когда смотришь, что господствует в отечественной книжной торговле за последние два с половиной десятилетия, становится ясно, как много издающейся литературы о войне фактически прославляет наших врагов. Одно время я то и дело натыкался в книжных магазинах и киосках на мемуары гитлеровских военачальников или книги о них. А про наших — ничего подобного.

— Вы в своей организации поставили задачу этому противостоять?

— Да, издательскую деятельность мы ведём и постараемся развернуть гораздо шире. Убеждаемся, что книги эти очень востребованы и насущно необходимы.

— Некоторые из них я знаю, так что могу подтвердить.

— В полном объёме (раньше она выходила с купюрами) переиздали книгу Константина Константиновича Рокоссовского «Солдатский долг», и она разошлась почти мгновенно. А вот книги, посвящённые Маршалу Советского Союза Ф.И. Толбухину, генералу армии И.Д. Черняховскому, Адмиралу Флота СССР Н.Г. Кузнецову потребовали особенно большой подготовительной работы. Мы собирали и воспоминания о них, и всевозможные документы, и собственные их труды…

— Много в этих сборниках редких, малоизвестных фотографий, что тоже очень ценно.

— Пользуясь случаем, выражаю сердечную благодарность руководителям издательства «Патриот», которые в сложнейших финансовых условиях с честью оправдали своё название и оказали нам всемерную поддержку.

— А кто ещё вас поддерживает?

— Я уже сказал, что актив у нас большой и продолжает расширяться. Выделю моих коллег-юристов. Они много делают и в регионах, и в столице. Так, только в музее Вооружённых Сил и в музее Великой Отечественной войны на Поклонной горе мы провели пять международных конференций по Нюрнбергскому и Токийско-Хабаровскому судебным процессам. А ведь материалы эти помогают глубже понять ту смертельную опасность, которую несли миру немецкий фашизм и его союзники-сателлиты. Тем больше видится значимость одержанной Великой Победы и роль советских полководцев в её достижении.

— В ответ вы можете услышать: нет, Победу одержал народ.

— А я разве против? Думаю, и вы про народ не станете возражать. Конечно, воевали вся Советская страна, весь наш многомиллионный и многонациональный советский народ. Поэтому совершенно правильно говорится: народ-победитель. Только нельзя — ни в коем случае! — противопоставлять народ и тех, кто руководил его борьбой при защите Родины, будучи неотъемлемой частью этого самого народа. Нельзя говорить, что была какая-то особая солдатская правда и какая-то ещё генеральская. Генералы и маршалы наши вышли из солдат и были от них неотделимы, а во время войны каждый делал своё дело.

И тем более абсурдно утверждать, будто достигнута победа не благодаря военному, государственному, партийному руководству, а … вопреки. Где и когда подобная нелепость была возможна?! Что же касается нашей Великой Отечественной, достаточно вспомнить хотя бы эпопею скорейшего перемещения сотен промышленных предприятий с запада на восток, когда возникла угроза фашистской оккупации наших западных областей и республик. Разве такое (поистине чудо!) возможно было бы «само собой» — без чёткой, умелой, поистине сверхфантастической по срокам организации?

Точно так же происходило на фронте. Без должной организации не смогли бы мы победить! Да просто неловко доказывать это: всякому здравомыслящему должно быть очевидно.

— Тем не менее, кажется, до сих пор далеко не всем.

— Согласен. Потому мы и не свёртываем работу нашей организации, а, наоборот, наращиваем. К тому же в мире весьма неспокойно. Идёт война с терроризмом на сирийском направлении, НАТО подтягивает свои войска к нашим границам, неона-цисты-бандеровцы превратили в кровоточащую рану Донбасс и проводят так называемую декоммунизацию на Украине…

— Вот на днях «ликвидировали» в Одессе проспект Маршала Жукова. А свержение памятников Черняховскому в Польше? Он жизнь отдал за освобождение этой страны от фашизма — и вот благодарность.

— У меня сердце разрывается от каждой подобной новости. С бандеровцами мне доводилось встречаться и повадки их волчьи знаю. Но давайте вдумаемся в сущность того, что творится на Украине, в Прибалтике, в Польше. Я скажу так: возродившиеся с помощью США фашисты мстят теперь победителям фашизма в Великой Отечественной войне. Мстят этим подлым, гнусным святотатством, которому не может быть прощения. Потому защита наших героев становится для нас особенно актуальной.

— Александр Яковлевич, позвольте под конец поделиться одним наблюдением. Вот появилась в последние годы замечательная инициатива — «Бессмертный полк»…

— Да, очень хорошая.

— В День Победы люди несут портреты своих родных и близких, участвовавших в той войне, и это в самом деле очень хорошо. Но вот портретов наших командующих фронтами, других военачальников, Верховного Главнокомандующего в этот день я не вижу. А если и вижу, то крайне редко. Справедливо ли это?

— Думаю, что нет.

Просмотров: 697

Другие статьи номера

Игры с жёлтым дьяволом

Сегодня золотопромышленники предпочитают управлять своими компаниями на расстоянии, но это отнюдь не меняет хищническую природу их бизнеса

Сибирская золотая лихорадка, начавшаяся в двадцатые годы XIX века, обросла многими легендами. Самая впечатляющая из них, пожалуй, эта: купец из Канска Гаврила Машаров, чрезвычайно разбогатевший в ту далёкую пору, отлил из драгоценного жёлтого металла медаль с собственным профилем. Весила она восемь килограммов и была снабжена отчеканенной надписью: «Хозяин тайги».
«Трамп пленных не берёт»
Фраза, вынесенная в заголовок этих заметок, может стать слоганом предвыборной кампании наиболее вероятного кандидата на пост президента США от Республиканской партии Дональда Трампа.
Пульс планеты
ГАВАНА. 22 июня 2016 года стал последним днём длившейся полвека гражданской войны в Колумбии. В кубинской столице делегации правительства и Революционных сил Колумбии (ФАРК) согласовали условия окончательного прекращения огня, разоружения, гарантий безопасности и борьбы с криминальными организациями. В церемонии подписания соглашения приняли участие президент Колумбии Хуан Мануэль Сантос, глава ФАРК Тимолеон Хименес, генсек ООН Пан Ги Мун.
Немцы вооружаются
ВСЁ БОЛЬШЕ НЕМЦЕВ покупают себе газовое оружие и получают так называемое малое разрешение на оружие, необходимое для его ношения за пределами собственного жилища, сообщает немецкий таблоид «Бильд» со ссылкой на данные Национального оружейного реестра.
Добровольно-принудительный патриотизм
Таджикские власти продолжают удивлять мир своими оригинальными инициативами. Парламент страны одобрил введение нового праздника — Дня президента. Кроме того, в республике ужесточены правила наречения именами и фамилиями. Назвать здесь ребёнка по своему усмотрению теперь практически невозможно.
Эмиссары халифата действуют в Грузии
ГРУЗИНСКИЙ эксперт по вопросам Кавказа Мамука Арешидзе утверждает, что группировки, состоящие из эмиссаров террористической организации «Исламское государство», уже активно действуют в различных регионах Грузии. Об этом, как сообщает информагентство «Регнум», он заявил в беседе с изданием «Резонанси», которое в последнее время уделяет большое внимание исходящей от ИГ угрозе для Грузии.
Помнить, чтобы оставаться людьми
Нет на территории Украины такого села или города, в котором бы не было своего мемориального комплекса, сооружённого на месте гибели воинов, партизан, подпольщиков или мирных жителей, расстрелянных фашистами.
«Никто и никогда не имеет права забывать»
О войне сказано много правды, написаны прекрасные романы, повести, рассказы и сняты замечательные фильмы (особенно впечатляют, на мой взгляд, «Судьба человека» Михаила Шолохова и «Горячий снег» Юрия Бондарева); однако сегодня на страницах печати и на экранах встречается немало выдумок и лжи, унижающих память погибших. Война — тяжёлое испытание во всех смыслах этого слова, и недаром один год на фронте засчитывается как три года мирного труда. Война показалась мне нескончаемо долгой и изнурительной, но она закалила меня физически и духовно, научила правде жизни. И те боевые эпизоды, что хранятся в памяти, ценны не сами по себе в качестве личного достояния, они являются отражением реальности целой советской эпохи, сконцентрированы в годах военного лихолетья, которые никто и никогда не имеет права забывать.
Земля — последнее прибежище банкротов
Когда Сталин готовился к проведению индустриализации (которая в считанные годы привела к реальному, а не лозунговому всеобъемлющему импортозамещению), он определил как один из фундаментальных принципов: проводить индустриализацию без опоры на иностранный капитал, «чтобы всё наше хозяйственное развитие в целом, организация новых отраслей индустрии… велись по такой линии, чтобы общее развитие обеспечивало экономическую независимость нашей страны, чтобы наша страна не превращалась в придаток капиталистической системы мирового хозяйства». Далеко не всё в процессе индустриализации можно было предусмотреть заранее, и не раз Сталин шёл на тактические компромиссы. Однако этот стратегический принцип, даже при самых больших трудностях, соблюдался неукоснительно.
Коммунисты поддержали фермеров
Проблема разорения крестьян Черноземья приобретает федеральный размах. Фермеры активно судятся с кредиторами, но пока безуспешно. Около 50 агропроизводителей Белгородской, Липецкой, Тамбовской, Рязанской и Воронежской областей разорены недобросовестными кредиторами.
Все статьи номера